Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Борьба патриотических и либерально-прозападных сил в Белоруссии: в государственно-общественной сфере больше просвета, чем в церковной (4)

Пантелеимон  Филиппович,

21.12.2018

Часть 4. Возврат к забытым святыням

 

Включаясь в духовно-историческое просвещение белорусов рука об руку с государством (в лице патриотических сил во власти и около нее) вокруг событий Второй мировой и Великой Отечественной войны, Церковь ни в коем случае не должна останавливаться на них - тем более, в духовном плане это и невозможно, ибо данная война была лишь продолжением Первой мировой и Второй Отечественной, а также, собственно, расплатой за революцию 1917 года (особенное наказание претерпел мятежный Петроград, лишившийся даже своего имени и взявшего имя своего палача и малого антихриста). Крайне сложно дать и церковную оценку советскому периоду в истории самому по себе: безусловно чёрный, на первый взгляд, период государственного атеизма, в приложении к апостасии предшествующего периода и перспективам масонского правления «февралистов» получает особый смысл. Посему самой главной задачей Церкви (и не только в Белоруссии) заключается в реабилитации, в возвращении в светлом образе в общественную мысль страны и белорусов дореволюционного периода белорусских губерний в составе Российской Империи.

При этом речь не идет о сплошном обелении, напротив: свидетельство о высочайших примерах православного благочестия и великой державности, в которой белорусы были не угнетаемым, а частью государствообразующего народа (при благородном отношении к инородцам и иноверцам), и в мыслях не имели никакого сепаратизма «независимой от Петербурга» государственности и «национальной религии», должно сочетаться с обличением идейных увлечений, образа жизни и бунтарскости части российской элиты, которые привели к катастрофе. Эти идейные увлечения и бунтарскость подхватывались в Северо-Западном крае Империи в основном не белорусами, а поляками и евреями. Обличение должно привести к указанию на их нынешних преемников в нынешней белорусской элите - ее немалой части, зараженной мечтами своих предшественников о «жизни как на Западе за счет "быдла" (белорусского народа), иностранных инвестиций и "прогрессивных" реформ», грозящих низвергнуть само белорусское государство по украинскому сценарию.

И снова же прочувствовать и полюбить романовскую Белую Русь и общерусскую Державу должны, прежде всего, сами православные священники и семинаристы, немалая часть из которых по некоему наваждению и недосмотру архипастырей и духовников либо теплохладны, либо даже скептичны по отношению к православной государственности (наряду с прочим, внимая дурацкому мифу об «аполитичности Церкви» и «желательности отделения Церкви и государства»), одновременно одобряя либерально-демократическую государственность, в которой можно пожить в свое удовольствие (в том числе попутешествовав по Европе), не обращая особого внимания на духовное крушение миллионов людей вокруг и не осознавая несовместимость интеграции в Европу с возрождением Христианства в народе. Напомним, что чаемый Синодальный отдел (комиссия) по сохранению исторической памяти и историческому просвещению призван, опираясь на православных ученых-западноруссистов, просветить историческим образованием самих священников. Конечно, критическое прославление имперского периода белорусской истории и его свершений, в своем роде, очень неудобно. Оно неизбежно будет вызывать сопротивление со стороны части чиновников, доводить до визга и истерики либерально-националистическую оппозицию и в целом «прогрессивную общественность» вкупе с «западными партнерами» - расположения и дружбы всех сих после этого точно нельзя будет добиться (например, для совместной с ней критики советской власти). Не удастся сохранить во всем благодушное единство и с немногочисленными уже коммунистами. Но вот именно в этом кресте и заключается основное на данном этапе историко-просветительское призвание от Бога нынешней Церкви - от епископа до мирянина. У Церкви нет и не было завета от Бога дружить с мiром и угождать ему - но вещать мiру правду и через это постепенно преображать его.

Тем более, что мiр, светское белорусское государство и само тянется к правде, внутренне ощущая (хотя и не понимая) свою духовно-идеологическую, демографическую, экономическую и политическую обреченность в условиях сохранения верности ленинско-горбачевским заветам исторического беспамятства и демократии (вкупе с либерализмом) с культом «хлеба и зрелищ». Обратим внимание на такие знаки умственного восстановления исторического единства эпох, как проведение «мероприятия Дня памяти "Ранняя Гроза" на территории историко-культурного комплекса "Линия Сталина", посвященного Нарочанской наступательный операции...силами реконструкторов клуба "Солдаты Победы"...при поддержке Министерства обороны РБ». А ведь и правда, бόльшая часть основных боев Российской императорской армии в Первой мировой войне прошла именно на территории Белоруссии, где провел последние полтора года своего царствования и святой царь-мученик Николай Александрович, который прямо из любившего его Могилева отправился в свой последний путь к мятежному Петрограду. Белая Русь, земля которой является буквально живым мощевиком (если учесть, сколько православных людей в разные эпохи мученически погибло на ней за веру и Отечество), вполне могла бы стать и живым историческим мемориалом Первой мировой войны и подвига православного воинства на ней, как она уже стала таким мемориалом в отношении Второй мировой войны (основные сражения которой, не считая, конечно, партизанское движение, прошли за ее пределами). Строительство таких памятников вполне могло бы стать всенародным проектом с привлечением к нему молодежных студотрядов, который, конечно же, должна вдохновить именно Церковь: участие в нем служило бы живому приобщению белорусов (особенно молодых) к подлинной великой отечественной истории и духовному наследию, корни которого уже простой литвинской пропагандой так просто не вырвать.

Примером такого мемориала может служить «будущий памятник в честь женщин-ударниц, на месте которого на окраине деревни Новоспасск закладную доску установил местный историко-культурный фонд памяти Первой мировой войны "Крокi", основанный в 2012 г. знаменитым художником Борисом Цитовичем... Автор проекта памятника - архитектор Виктор Бурый, которому принадлежат, в частности, памятник экипажу бомбардировщика "Илья Муромец-16" и надвратная часовня в память 100-летия освобождения Вилейки на Вилейском городском кладбище». Началу памятника предшествовала «реконструкция боевого крещения девушек-ударниц в ходе Кревской наступательной операции, недалеко от деревни Новоспасск (ныне Сморгонский район Гродненской области)», состоявшаяся на «Линии Сталина», ненавистной для литвинистов - особенно после того, как на ней появилась часовня в честь благоверного князя Александра Невского. Подобные реконструкции вполне могли бы и должны были бы вытеснить рыцарско-гусарское литвинское скоморошество, в котором белорусская молодежь с упоением изображает захватчиков родной земли и врагов собственных предков.

Указанным и иным направлениям духовно-исторического образования белорусов вполне мог бы задать постоянный курс созданный 8 лет назад «Республиканский совет по делам культуры и искусства», «высокий статус которого дает возможность обсуждать и вносить на рассмотрение правительства предложения по ключевым проблемам развития культуры и искусства, по определению основных направлений государственной политики в сфере культуры и конкретных мер по ее реализации, поддержке конкретных общественно значимых культурных проектов». Только для этого научно-общественные силы в государственном совете должны быть представлены не оппозиционными государству полонофилами-русофобами, католиком-литовцем А.Мальдисом и униатом-великороссом и, по совместительству, «белорусским националистом» О.Трусовым, а православно-патриотические ученые и деятели художественного искусства, направленные в Совет опять же Церковью.

Возвращаясь к теме создания «энциклопедии белорусов, имена и скульптуры которых должны украшать улицы и учебники в белорусском государстве, но большинство из которых даже не упоминается в них - в отличие от торжествующих враждебных православной Белой Руси католических поляков и хлопоманов Тарашкевичей, Богушевичей, Мицкевичей, а также еврейских и иных революционеров Свердловых, Володарских, Ландеров во главе с Лениным», - важно отметить, что таковых славных (и забытых) имен Белой Руси дореволюционная Россия даровала сонмы. И, в частности, как раз Первая мировая и Вторая Отечественная война, на которой подавляющее большинство белорусов сохраняло верность Царю и православной Державе, и многие из которых совершили великие подвиги. Недаром книга «Герои Первой мировой» в знаменитой серии «ЖЗЛ», возглавившая рейтинги продаж в РФ, вышла из под пера белорусского историка и писателя-западноруссиста Вячеслава Бондаренко (не без лживых дополнений от Тут-Бая). Воспользовались ли ей для просвещения и государственной идеологии белорусские чиновники, преподаватели и Церковь - иной вопрос.

Между тем, из книги мы узнаем, что даже не «одним из», а разработчиком знаменитого Брусиловского прорыва (последней победы Русской императорской армии) был сын священника из Гродненской области и выпускник духовной семинарии генерал Платон Лечицкий, до этого командовавший главной элитной дивизией русского воинства, а потом вступивший в Красную армию и вскоре мученически погибший от рук большевистских террористов, которые как раз и увековечены в названиях центральных улиц Минска и других городов Белоруссии. Выясняется также, что «на Первой мировой прославили свои имена десятки уроженцев белорусских губерний в генеральских погонах. Двое из них командовали фронтами, девять - армиями, тринадцать - корпусами. Из тридцати шести генералов русской армии, отдавших жизнь за Родину в бою, уроженцами Беларуси были шестеро... В топ-10 самых результативных асов Великой войны входят и трое наших земляков. Это уроженец деревни Рубилки Минской губернии Иван Лойко (1892-1936, сбил 10 самолетов), могилевчанин Владимир Стрижевский (1894-1940, сбил 9 самолетов) и уроженец деревни Дамбовка, что недалеко от Освеи, Донат Макиёнок (1890-1939, сбил 9 самолетов)... Семнадцать летчиков-уроженцев Беларуси были удостоены почетнейшей армейской награды - ордена Святого Георгия».

Несомненно при этом, что первостепенной священной памятью необходимо в Белоруссии наделять новомучеников и исповедников - как белорусской, так и всей русской земли. К сожалению, идеи о включении в богослужения в белорусском Экзархате поминовения на утренях и литиях русских святых наряду и между белорусскими и всеми святыми, посылавшиеся православной общественностью митрополиту и его администрации, традиционно ничего, кроме глухого безразличия и бездействия, не встретили. Между тем, замечательный пример подала Могилевская епархия, которая в год 100-летия антирусской революции - в то самое время, как в Москве и Петербурге уже во всю рекламировали грядущую «Матильду» - провела совместно с Витебской и Псковской епархиями «Крестный ход, посвященный 100-летию начала подвигов новомучеников и исповедников Церкви Русской», вышедший «из храма Царственных страстотерпцев в городе Могилеве», начавшийся с молебна, совершенным архиепископом Могилевским и Мстиславским Софронием, также «возглавившим и шествие богомольцев по городу Могилеву» через, к слову, родные для главы государства Шклов и Копысь.

Безусловно, новомученики земли белорусской и всей русской требуют увековечивания и в новых храмах, городских памятниках, названиях улиц: во всяком случае, после того, как Павел Израилевич Якубович с одобрения властей развернул кампанию по увековечиванию «жертв политических сталинских репрессий» в Куропатах, ничто не мешает Церкви увековечивать действительно невинных жертв действительно антинародных большевистских репрессий. И, конечно, первой из таких жертв, вмещающих в себя все понятия и смыслы Святой Руси, является святой царь-мученик Николай Александрович с семьей, в честь которых замечательные храмы появляются по Белоруссии, но пока отсутствуют в областных центрах (кроме Могилева) и в самом Минске (где в их честь был бы весьма уместен отсутствующий в 2-миллионной столице мужской монастырь), и имя и подвиг которых пока слабо прославляется даже в самих епархиях Церкви, не говоря уже об обществе, которое должно вдохновляться Ею. Между тем, вполне можно брать пример с плакатов даже в захваченном либерал-фашистами Кишиневе, не говоря уже о Москве, тем более, что новость об «установлении в разных районах российской столицы билбордов, на которых изображены цитаты из переписки Николая II с супругой» в рамках «проекта, ставящего перед собой задачу пропагандировать семейные ценности в российском обществе, рассказать людям правдивую информацию о жизни царской семьи», опубликована даже информационной службой Администрации Президента Беларуси.

Имена великих сыновей и дочерей Белой Руси и связанных с нею патриотов Святой Руси эпохи Российской Империи, требующих возвращения в мышление и память белорусов, конечно, не ограничиваются периодом Первой мировой войны: в действительности, таковых в XIX в. существует множество - среди как полководцев и воинов, так и священнослужителей, государственных деятелей (самого высокого ранга), ученых и деятелей искусства, здравоохранителей, что, будем надеяться, докажет нам книжная серия «Славные имена Белой Руси». Напомним, что для ее просветительского распространения желательно, конечно, возрождение таких центров духовно-научной книги, как минский «Дом православной книги» и Издательство Экзархата, подорванные усилиями прозападных политических сил и коллаборационистов в рясах.

Примером должного увековечивания имен героев имперской эпохи служит «открытие в деревне Лысковщина Круглянского района Могилёвской области на территории экотуркомплекса "Николаевские пруды" первого в Беларуси памятника выдающемуся полководцу и политику XIX столетия Михаилу Григорьевичу Черняеву (1828-1898)», «архистратигу славянской рати» выросшему, выучившемуся и закончившему жизнь в Белоруссии, «причастному к изданию петербургской газеты "Русский Мир"..., "ярому оплоту славянофильства, панславизма и монархизма"..., бывшему последовательным и постоянным сторонником единства и братства всех славянских народов» и в нарушение воли, но без препятствий со стороны Императора, отправившемуся добровольцем и притом главнокомандующим в защиту южных славян от турок и их англо-саксонских советников - неправда ли, аналогия (с отличиями) с нынешними «стрелковцами», отношением к ним со стороны российской власти и уголовным преследованием таких же добровольцев в Беларуси? «Отрадно заметить, что на малой родине генерала память о нем поддерживалась всегда. В 2012 г. на могиле Черняева установили новое надгробие, в Круглянском краеведческом музее - прекрасно оформленная мемориальная комната. И вот теперь дело дошло до памятника». При этом замечательно, что «в его открытии приняли участие Чрезвычайный и Полномочный посол Республики Сербии в Республике Беларусь Велько Ковачевич, депутат Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Дмитрий Гоборов, руководители Круглянского райисполкома». Данной соборности не доставало, опять же, только священнослужителя, организацию участия которого также должен был бы обеспечить Синодальный общественный отдел, возглавляемый ныне печально известным прот. Н.Коржичем, или чаемая Синодальная организация исторической памяти и просвещения.

Среди сонма белорусских звезд дореволюционного имперского небосвода есть, однако, две личности, которые являются краеугольными камнями белорусской истории данного периода, двумя камнями преткновения, на которых зиждется белорусское народно-православное возрождение XIX века и об которые разбивается и будет разбиваться всякая «межпартийная» и «межконфессиональная дружба» в Белоруссии, а также неподлинное «Православие». Речь идет о митрополите Иосифе (Семашко) и генерал-губернаторе Михаиле Муравьеве. И тот, и другой - великие подвижники православной веры и Отечества. Оба не отсиживались в тишине и комфорте, имея для этого все возможности, не плыли по течению, а шли под удар за истину и правду, будучи уже при жизни хулимыми и гнобимыми как польскими шовинистами и ксендзами, так и высокопоставленными «прогрессивными» масонскими «русскими» либералами Петербурга. Оклеветанными они были и в большевистской исторической пропаганде, таковыми являются и в наши дни. Между тем, оба являются не просто народными героями Белой Руси, но являющиеся еще не канонизированными равноапостольными святыми - как по своей жизни, так и по свершениям: если митрополит Иосиф, наряду со святителем Георгием Могилевским, даровал-вернул белорусам православную Церковь (а Церкви - белорусов), то благоверный князь Михаил Муравьев - даровал-вернул белорусам православную Державу (а Державе - белорусов), высвободив их из-под 400-летнего польско-католического ига. И святой долг Церкви и Ее пастырей их всячески прославлять, добиваться всеми силами, чтобы их имена звучали в учебниках, на научных конференциях, в топографических названиях по всей Белоруссии, в их честь воздвигались статуи и памятники, а главное - чтобы они были как можно скорее прославлены в лике святых.

Почему этого до сих пор не произошло? Догадаться несложно. Оба святых - бельмо в глазу либералов, националистов и большевиков, а прежде всего - западников, русофобов и ненавистников Церкви. Конечно, они будут и постоянно поднимают гвалт при одном только упоминании имен святителя Иосифа и графа Муравьева. Конечно, их прославлению противятся и будут противиться чиновники из числа «абы было тихо», «прогрессивная общественность» и особенно «западные партнеры» и «толерантные» «братья-католики», которые только и ждут, чтобы захватить власть в Белоруссии, как уже удалось сделать на Украине, наконец, «прогрессивно мыслящая» часть священства (особенно поучившаяся в Варшаве или даже в Греции и Швейцарии). Но в том-то и искушение! Снова и снова перед служителями Церкви восстает силуэт Креста - невозможности избежать неприятностей за истину даже в условиях видимого благополучия. Уход от «неприятной» темы, по которой «в обществе нет консенсуса» (и никогда не будет!), - не что иное, как предательство самой Церкви и скрытое отречение от Христа: «не вем человека сего» (Мк.14:71). Это «поставление свечи под спудом» (Лк.11:33) - от небрежения или даже, «чтобы не мозолила глаз», - из-за которого народ не просветится церковно-исторической истиной, а значит, будет верить (даже многие религиозные люди) в бредни мифотворцев-врагов Церкви (как это произошло с множеством незрелых православных на Украине).

И если еще митрополит Иосиф получает всё большее внимание со стороны Церкви (хотя сугубо необходимое в наши дни его канонизация всячески затягивается), то имя «вешателя», графа М.Муравьева, всячески замалчивается, в том числе, ссылаясь на всё ту же ложную ссылку на «неполитизацию Церкви», за которой скрывается боязнь «обидеть часть общества» (безбожную) и которую так явно ныне обличает Сам Господь на Украине. Между тем, именно граф Муравьев еще в бытность Гродненским губернатором, а потом высоким чиновником Петербурга, всячески поддерживал самого святителя Иосифа и покровительствовал его начинаниям - в том числе во время подготовки соборной отмены Унии, которым оказывалось огромное сопротивление в самом Петербурге. О его выдающихся заслугах перед Церковью и Белой и всей Русью было громко напомнено в конце 2016 года учеными-западноруссистами при содействии духовенства минского Покровского собора и Братства в честь Архистратига Михаила - в виде проведения «в день празднования Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных» памятного молебна с литией по графу М.Н.Муравьеву-Виленскому и «Международной научной конференции памяти М.Н. Муравьева-Виленского впервые на белорусской земле».

Организаторы чествований указали, что лишь возрождали «ранее существовавшую традицию, установленную» не кем иным, как самим «митрополитом Литовским и Виленским Иосифом (Семашко), по которой в Михайлов день во всех церквях белорусских губерний Российской Империи (Северо-Западный край) служили памятные молебны по болярину Михаилу - графу Муравьеву-Виленскому»! И ведь было за что! После спасения от двух польских восстаний 1830-1831 гг. и 1863-1864 гг. Белой Руси, а вместе с ней - только начавшей возрождаться Православной Церкви, жизней сотен тысяч православных священников и крестьян, подвергавшихся польскими революционерами форменному террору (многие мученики за веру которого, к слову, также ждут своего церковного и народного прославления), - граф М.Муравьев приступил к «реализации широкомасштабной программы строительства и реконструкции православных храмов. Восстанавливались древние православные святыни, на всенародные пожертвования, собранные в центральной России, приобретались церковная утварь и богослужебные книги. При церквях вновь возрождались церковные братства и попечительства. При непосредственном участии М.Н. Муравьева за короткий срок (с 1863 по 1865 гг.) было построено 98 церквей; отремонтировано - 126; перестроено из костельных зданий - 16; построены 63 часовни. "Пользуясь различными средствами, - писал А.И. Миловидов - он в короткое время покрыл наш край плотной сетью православных храмов и часовен, за что поистине может быть назван церковным ктитором Северо-Западного края... За этот подвиг граф М.Н. Муравьев вполне заслужил, чтобы его имя благодарным западнорусским духовенством было вписано на первом месте в синодиках церквей, воздвигнутых и ремонтированных во время его управления краем"». На церковном строительстве граф не остановился. Он обеспечил материальную поддержку православному священству, разделявшему нищету с православными крепостными польской магнатерии и шляхты, стал учреждать отсутствовавшие в Белоруссии почти 200 лет школы для обучения белорусов на родном языке-наречии, учредил специальную «Виленскую комиссию для разбора и издания древних актов», с которого началось изучение полностью преданной забвению истории Белой Руси, наконец, по сути, даровал белорусским крестьянам экономическую и политическую свободу (от польско-католического гнета), которая была недоступна даже для освобожденных крестьян Великороссии: «Виленский генерал-губернатор был объектом поклонения белорусских крестьян, которые видели в нем "заступника", подлинного освободителя от экономического гнета польских панов. Крестьяне с любовью называли его "батька Муравьев", строили церкви и часовни в честь Архистратига Михаила - небесного покровителя М.Н. Муравьева».

Если мы присмотримся, то увидим, что деятельность и даже умонастроения «белорусского Батьки» XIX века до боли напоминают таковые у «белорусского Батьки» XXI века (особенно первой половины правления), которому разве что не хватает самой православной веры. Тут бы Церкви и разъяснить, и донести до последнего правду о первом (и о собственном его призвании), точнее освежить ее, отстаивавшуюся ученым и учителем президента Я.Трещенком, разоблачая подетально либерально-большевистско-националистическую антихристианскую клевету! Но нет. Поддержки благого начинания ученых-западноруссистов (и завета митрополита Иосифа (Семашко)) на общецерковном уровне не произошло, не произошло и церковного заступничества в период обрушившихся на православных ученых поношений от единомышленников Якубовича и Зиссера, память церковного и народного благодетеля, благоверного князя М.Муравьева была вновь предана тотальному забвению в Церкви, а покровительствовавший ученым-западноруссистам архимандрит Вассиан (Змиев) к восторгу оппозиционных русофобов-антицерковников был - при непонятном безволии церковного руководства в Минске и Москве - «отозван» в Болгарию.

Не должны оставаться в стороне церковного исторического просвещения и доимперские эпохи - в частности, эпоха ВКЛ и Речи Посполитой. Только, естественно, призвание Церкви здесь - не молча сидеть при создании культа Радзивиллов, прочих польско-литовских католических магнатов и никогда не существовавшей «белорусской шляхты», поддакивая культу вероотступника, эзотерика и эмигранта на Запад Франциска Скорины, а, напротив, обличать их и возвеличивать подлинных подвижников Церкви и Святой Руси из числа благоверных князей, бояр, мещан и простолюдинов, коих было великое множество. Достаточно вспомнить, например, православных жителей Пинска, которые почти поголовно отказались переходить в католицизм под ультиматумом Януша Радзивилла во времена Богдана Хмельницкого и за это были почти поголовно истреблены. Что это, если не мученичество со свидетельством не только об истинной вере предков белорусов, но и о так называемой «веротерпимости в Речи Посполитой» и так называемой «нашей белорусской аристократии» в лице Радзивиллов и прочих литовских и западнорусских ренегатов, а также и не обличение и нынешних литвинистов-беларусизаторов во власти!

Ну и, наконец, домонгольский период древней единой Руси. Наглядные образы древнерусских князей Рюриковичей и священства должны постоянно напоминать жителям белорусских городов о подлинных истоках белорусской народности, об их православных русских предках (основателей большинства из этих городов), об их даже внешней непохожести на западных феодалов, ясновельможных панов и католических ксендзов. Вполне уместно, чтобы скульптуры равноапостольных князя Владимира и княгини Ольги вырастали во всех городах и городских поселках Белоруссии. И, конечно, речь идет не только о скульптурных, но и о словесных образах древнерусских предков белорусов на страницах газет, электронных изданий и особенно учебников, в эфирах телеканалов и в тематике церковно-научных конференций. Примером такой деятельности может служить обращение Борисовской епархии на самом высоком уровне, с участием государственных чиновников и ученой интеллигенции, к личности основателя Борисова полоцкого князя Бориса Всеславича: «Со слов епископа Вениамина, мы должны знать историю своего края, помнить свое историческое родство и обращаться к глубокой древности, чтобы живая связь поколений никогда не прерывалась».

Особую отраду принесло решение об установке в самом сердце белорусской столицы, напротив Кафедрального собора великолепного «памятника князю Глебу Менскому», брату того самого князя Бориса, притом «по инициативе творческой интеллигенции». Совсем недавно появился подобный памятник и в самом сердце Гродно - православному князю Давиду Городенскому, оказавшемуся непобедимым для германских псов-рыцарей, но уязвимым перед ударом в спину подкупленного ими католического «союзника» поляка Анджея. Не лишена основания и надежда на то, что новый градоначальник Минска, сменивший на посту уволенного с позором мэра Шореца, не будет разделять его пристрастий к неоязыческим символам и мнения о «неактуальности» древнерусского городища на Немиге с древним первым каменным храмом Минска, восстановление которого было им заморожено. Конечно, данная надежда предполагает также отход от ставшей традиционной пассивной позиции церковного руководства.

Вместе с историческими лицами, воплощающими собою столпы подлинной белорусской православной традиции и государственности (всегда нацеленной на единство со всеми частями Русского мира), своего увековечивания в культурно-историческом пространстве и мышлении белорусов требуют и особые священные события - церковные, политические, военные, - а вместе с ними и соответствующие священные понятия и смыслы. Особой плодотворностью и здесь обладает церковно-государственно-общественная симфония, заправителем в которой также призвана быть, прежде всего, Церковь, прозревающая целостную историческую и смысловую картину, руководствующаяся не одними благими стихийными порывами, но просветительским долгом и целеустремленным и планомерным его исполнением. Чудесным примером такого сотрудничества является восстановление «престольного креста Туровского епархиального храма» с размещением на нем «обнаруженных четырех иконок с ликами святых, датированными XII веком», подробностями которого владеет даже лично глава государства, поручивший попечение о воссоздании святыни лично нынешнему премьер-министру. Масштабным начинанием того же рода и с непреходящим значением для взаимосвязанного возрождения духовности и исторического самосознания народа служит «возрождение в Беларуси традиции установки придорожных крестов», которому готовы оказать содействие уже появившиеся в главном архитектурном журнале страны научные публикации, давая прямые рекомендации: «При формировании современной застройки населенных пунктов, при их реконструкции, следует учитывать эти "инновации" архитектурной среды и по согласованию с местными органами и жителями, предусматривать места для установки придорожных крестов... Архитекторам и представителям органов управления важно знать о сути данных объектов, об их особой роли и в связи с этим излишне не зарегламентировать процессы их появления и установки». Заметим, что при все более привычной картине придорожного креста на въезде в населенные пункты Белоруссии, магистральные въезды в ее столицу по-прежнему остаются неприкаянными - без крестов, которые здесь, соответственно, должны отличаться размерами и богатством убранства вплоть до «архитектурной формы, переходной к сооружениям..., - часовням ("каплицам")».

Примером большого «проекта общего дела», предлагаемого Церковью - в том числе для государственного и общественного соработничества - и имеющего духовно-просветительское значение, включающее памятно-символическое воздействие, служит возрождение Свято-Елисеевской Лавришевской обители и в ней - строительство 33 часовен в составе «Аллеи православных святынь», которые представляют собой и своими святынями величайшие центры Православия и целые государства. Подобный подход мог бы быть принят и в самом Минске при планировании строительства новых храмов с привлечением к строительству посольств соответствующих стран. Это могло бы совершенно в ином свете выставить и всемирную и миротворческую миссию Белой Руси и Минска: как служащая не пацифистскому «примирению» добра и зла, мифическому «единству Востока и Запада» в качестве «дипломатического моста и площадки» (по сути, проходным двором), но именно указанию всем народам (причем в них самих) источника истины, подлинного духовного просвещения и миросозидания.

В свою очередь, патриотическая общественность в лице полоцких краеведов совместно с руководством местной исполнительной власти подала пример статического увековечивания выдающегося и наставляющего исторического события - «установкой памятной таблички в агрогородке Клястицах» у моста на реке Нища в честь произошедшего здесь «3-дневного боя между французами и отдельным корпусом русской армии» (включавшим и гродненский гусарский полк), который закончился «первой и бесспорной победой русских в Отечественной войне 1812 года», притом одержанной в атаке, «несмотря на численное превосходство французских войск», и, «тем самым, остановившей французское наступление на столицу Российской Империи». Прославление героев и побед в Отечественной войне против Наполеона с интернациональными западными полчищами (включая польско-литовскую шляхту) особенно важно в условиях попыток прозападных компрадоров во власти выставить ее нейтральной (если не освободительной) для белорусов. Снова следует сказать о несогласованности с Церковью (в силу отсутствия какого-либо организованного сотрудничества через соответствующие органы Синода) установления подобных мемориалов, предполагающих возведение памятной часовни или хотя бы освящения. Церкви важно понимать и непрестанно напоминать народу, что все великие события истории Руси и Руси Белой (а особенно относящиеся к Отечественным войнам) носили и носят священный характер с духовным смыслом - все они являются продолжением Крестовоздвиженья, победы равноапостольного Константина над Максенцием, благоверного Александра Невского над тевтонцами, благоверного Дмитрия Донского над Мамаем. Данные битвы и победы в них носили не просто геополитический, но духовный и сотериологический смысл.

Такой же духовный смысл внутри политического имеет и история вокруг памятника городовому в центре Минска напротив здания МВД (как и сам памятник). Еще раз вспомним, что надругательство над памятником и последующий гвалт либерально-националистических СМИ и общественности являются не чем иным, как войной против нынешней и особенно дореволюционной государственности с гноблением и обесчещиванием правоохранительных органов (и, прежде всего, их идейных, нравственно-патриотических служителей) как должностных врагов революции и, наконец, против Церкви, высокоуполномоченные представители которой так до сих пор и не удосужились высказать слов поддержки и похвалы «беркутовцам» и вразумления бесчинников - подобно тому, как это делали их дореволюционные предшественники вплоть до праведного Иоанна Кронштадского. Между тем, поборник благонравия министр Игорь Шуневич открыто заявил, что воспитательные меры к подростку-хулигану (вынуждение его извиниться перед памятником на камеру) являются полностью его инициативой, за которую он полностью несет ответственность, не прячась за спину подчиненных.

Либеральные хоры воют, что МВД поступил и поступает не по сухому закону, но берет на себя роль воспитателя, с чем соглашается и сам министр: «По закону парень не нес ответственность, он нес моральную ответственность. Закон к нему не применялся, не путайте Гоголя с Гегелем». Добавив, что «вандализм недопустим в культурном обществе, на которое мы претендуем, безусловно, поэтому считаю, что всякое проявление неуважения к общественному порядку (а наличие скульптурной композиции и все, что происходит вокруг нее, охраняется законом о нарушении общественного порядка) также является недопустимым и говорит только о бескультурье тех, кто это делает». Церковь же призвана была бы провозгласить, что обязанностью всех взрослых граждан страны, тем более, государственных служащих и, тем более, правоохранителей заниматься воспитанием молодежи, не оставаться равнодушным к проявлениям ее хамства и прочих беспутств. Более того, что, отвечая за правопорядок, МВД с прокуратурой не только имеют право, но призваны заниматься нравственным воспитанием как лучшим способом профилактики и обеспечения этого правопорядка, чтобы потом не гоняться за преступниками и не возбуждать уголовные дела. А пока Церковь молчит, «белорусские геи снимают видеоиздевку над МВД» в виде хорошо известной по Украине вульгарной технологии высмеивания и опошления власти: «Трое парней в форме с пoгонами в цветах ЛГБТ-флага гуляли по торговому центру... Активисты за нетрадиционную любовь подходили к прохожим и просили улыбнуться... А еще ЛГБТ-патруль танцевал и дарил посетителям ТЦ сувениры [страшно представить - какие именно]...: "Устрашающий образ милиционера нуждается в деконструкции. Мы обернули страх в любовь. Любой может быть ЛГБТ, а ЛГБТ зачастую нуждаются в защите от нашего гомофобного общества. Поэтому мы показали милиции пример и сами создали специальный департамент по защите прав ЛГБТ"».

Между тем, свое слово сказала как раз патриотическая общественность - в главном общественно-политическом теледиспуте страны «Наша жизнь» как раз по теме бронзового «городового»: искусно и ожидаемо подкапывал под патриотов во власти лишь «системный» либерал-БНФовец А.Дмитриев, все же остальные эксперты не только осудили выходки молокососа, но, более того, раскрыли за его выходкой и воплями либеральных СМИ именно продуманный антигосударственный заговор. Еще более суровые вердикты были вынесены по второму предмету обсуждения (19.00) - безумной наглости гомельского блогера, набросившегося на офицера МЧС (после многочасового тушения им опасного пожара), своим смирением заслужившего восхищения экспертов и граждан, часть которых «создала петицию в адрес УВД Гомельского облисполкома с просьбой привлечь блогера к уголовной ответственности за оскорбление (ее подписали 1383 человека)». Это показывает сохраняющееся отличие духа в белорусском идеологическом управлении (в частности, государственных СМИ) от российского, в котором по-прежнему доминируют либералы (в том числе, системно-провластные).

Чтобы можно было яснее вообразить отличие, приведем грозно произнесенную тираду приглашенного на программу представителя «сферы свободы самовыражения», председателя Союза кинематографистов Беларуси В.Васильева (29.00): «Сила должна быть... Что для этого необходимо сделать? Сильная рука, которая должна сжать и сказать: "Секундочку. Сейчас слушай меня". А мы всегда демократию: "Нет, не надо никого наказывать, не надо никакие законы издавать". Нет, надо! Надо, чтоб знали, чтоб чувствовали, что есть ответственность и любовь к гражданам силовых органов». Отдадим должное и самому белорусскому МЧС - еще одному силовому органу, который знает, как воспитывать граждан и проводить профилактику либерального морока: «МЧС представило серию билбордов "Жизнь - это не кино" по безопасности жизнедеятельности», на которых простые белорусские спасатели спасают контуженного американского супермена. Прекрасное послание силовиков - не просто бытовым лихачам, а всему «электронному» поколению и сообществу мечтателей о западном либерально-постиндустриальном рае, видящих главным ему препятствием «самодержавно-совковое государство», служащие которого способны на такие поступки, какой совершил глава районной администрации в Чаусах, собственноручно вынеся человека из горящего дома.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме