Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Борьба патриотических и либерально-прозападных сил в Белоруссии: в государственно-общественной сфере больше просвета, чем в церковной (3)

Пантелеимон  Филиппович,

14.12.2018

Часть 3. Назад к исторической правде

 

За происходившими в последние несколько лет в Белоруссии охранительно-контрреволюционными изменениями на высших государственных должностях, сопровождавшимися почти невидимой широким слоям населения внутривластной борьбой (несравненно более принципиальной, нежели публичные состязаний партий в США или Российской Федерации), закономерно последовали перемены в духе и содержании нравственно-идеологической политики государства (еще раз повторим, еще очень далекими от коренных и в по-прежнему преимущественно языческом обществе). И, в частности, в такой мыслеопределяющей области, как политика исторической памяти и самосознания народа, которая в предыдущее десятилетие подверглось самому сильному извращению, если коротко обобщить - национал-литвинизации, вестернизации и дехристианизационной дерусификации на основе католического неошляхетства и неоуниатства, которые подробнейшим образом исследованы ранее.

Изменения последних лет пока еще проявили себя здесь весьма слабо - по причине как мощнейшего сопротивления со стороны либерально-националистической интеллигенции, прежде всего, научной (что особенно было видно на примере пропаганды ими русофобской, коллаборационистской и антинародно-сепаратистской политической секты БНР), так и искушений самого высшего руководства государства и правящих элит идеей «уникально-нерусской национальной идентичности» белорусов как средства якобы укрепления их собственной власти и легитимности.

Изменения в области государственно-общественной политики исторической памяти и народного самосознания могли бы быть гораздо внушительнее, если бы не подавленное состояние, в котором в деле взаимодействия с государством и мирским обществом в эти же последние годы пребывала Церковь в лице ее высшего руководства - безликой администрации почти безразличного к происходящему митрополита, а также имеющих непосредственное отношение к данному вопросу всё тех же главных просветительских Синодальных отделов, превращенных в «Черную синодальную тройку». Руководство этих отделов не только не способствовало возрождению у белорусов исторического самосознания Святой Руси, помимо прочего, непосредственно приводящего народ к Церкви (как первоистоку самой Святой Руси) и спасительной вере, но, напротив, этому непосредственно противодействовало. Поэтому, почти не получило развитие благословенное церковно-просветительское начинание - создание в середине 2016 года на заседании Синода Белорусской Православной Церкви «Оргкомитета БПЦ по подготовке и проведению в 2017-2019 годах в пределах Белорусского Экзархата общецерковного празднования 300-летия со дня рождения святителя Георгия (Конисского), архиепископа Могилевского, 220-летия со дня рождения и 150-летия со дня блаженной кончины митрополита Литовского и Виленского Иосифа (Семашко) и 180-летия Полоцкого собора 1839 года» (журнал 31). В данный Оргкомитет вошли известные в стране ученые-западноруссисты, - часто подвергаемые озлобленному шельмованию со стороны как прозападной оппозиции, так и национал-литвинистов во власти, одинаково неугодные либеральной и большевистской ложной историографии, - притом не только из числа священников, но и мирян: А.Д.Гронский, К.В.Шевченко, С.Э.Сомов, В.Н.Черепица, В.А.Теплова и другие. Причем список вполне можно было расширять, включая в него тех же В.Ф.Гигина и Л.Е.Криштаповича.

Из указанных членов Оргкомитета вполне должны было бы родиться, во-первых, церковный Синодальный отдел (или хотя бы комиссия) по сохранению исторической памяти (естественно, не только церковной) и историческому просвещению, во-вторых, Православно-просветительское историческое общество. И первый, и второе могли бы и призваны начать полноценное сражение за прояснение и хранение исторической правды, которое (тем паче народа - Святой Руси) является такой же священной обязанностью Церкви, как и называние греха грехом, а Троицу - единым Богом (и то, и другое современное священноначальство также зачастую делать не хочет, избирая «враждебную Богу дружбу с мiром» (Иак.4:4)). Недаром летописание веками велось и блюлось Церковью. Во многом, именно посредством искажения народной исторической памяти сам народ продолжает пребывать в неверии и в своем невежестве становится легкой добычей для насаждения врагами всевозможных ересей и ложных смыслов как народного, так и личного бытия. Это сражение могло бы выражаться в полноценном включении Церкви не только в просветительскую работу с конкретными аудиториями (чиновников, военных, студентов и школьников, преподавателей а также, да-да, ученых, а главное - самих священников, особенно молодых и из Гродненской епархии, где епископ Артемий развел настоящую церковную лепинщину или, если угодно, власовщину), но и в организационном сотрудничестве с теми же чиновниками и учеными (среди которых немало сочувствующих истинному, православно-патриотическому взгляду на мир и, в частности, историю Белой Руси) - в разработке «концепции белорусской государственности», в работе над типовым учебником по истории, в подготовке и проведении государственных культурных мероприятий, в том числе международных, в планировании исторической застройки городов и особенно топографических наименований, памятников и скульптур, в издании соответствующей научной и научно-популярной литературы, в отслеживании исторически значимой символики. Стержнем этой работы должно бы стать разоблачение многочисленных русофобско-антицерковных исторических мифов, защита исторической правды, суть которой во всех эпохах состоит в православно-русской душе белорусского народа, войне против нее и в ее героической обороне, а также в противостоянии тихому просачиванию в историко-символическое пространство неоязычества.

Однако мы до сих пор не найдем на полках не только государственных, но и церковных книжных магазинов и лавок, например, великолепного духовно-исторического научно-просветительского пособия «"Несвядомая" история Белой Руси» Всеслава Зинькевича.

К нему вполне следует добавить и только что вышедшее в свет издание «Святых и пророков Белой Руси» Кирилла Фролова - без малого энциклопедия белорусов, имена и скульптуры которых должны украшать улицы и учебники в белорусском государстве, но большинство из которых даже не упоминается - в отличие от торжествующих враждебных православной Белой Руси католических поляков и хлопоманов Тарашкевичей, Богушевичей, Мицкевичей, а также революционеров Свердловых, Володарских, Клар Цеткиных, Ландеров во главе с Лениным. Учебники по истории Беларуси также переполнены лживыми измышлениями с возвеличиванием предателей и палачей белорусского народа, гонителей православной Церкви (от Ягайл и Радзивиллов до Калиновских и Игнатовских). При том, что Церкви не нужно даже ничего изобретать - достаточно вместе с православными учеными-патриотами (то есть, с частью самой себя) громко ставить вопрос о возвращении в белорусскую школу учебника университетского учителя А.Г.Лукашенко ученого-историка Якова Трещенка и пособий таких ученых, как Эдуард Загорульский - это также Ее священный долг.

А спрос и возможности для такого организационного сотрудничества в деле духовно-исторического просвещения - как и в остальных областях (вспомним только запрос А.Г.Лукашенко на общественную нравственную экспертизу законопроектов при Администрации Президента) - со стороны государства растет. Обратим внимание на размещенную на близком к патриотическим кругам, в частности, в белорусской власти российско-белорусском ресурсе «Евразия-эксперт» совместную программную статью директора Института истории Национальной академии наук Беларуси В.Даниловича и ректора гуманитарного университета Российской академии наук (ГАУГН) Д.Фомина-Нилова «Союзное государство: культурное единство, разнообразие и общая историческая память». Разумеется, статья такого уровня не является лишь частной инициативой пусть и высокопоставленных ученых-чиновников. Ее содержание и, главное, «Предложения по историко-культурным перспективам» (прежде всего, для властей и научного сообщества, но и для Церкви) можно назвать, в своем роде, революционными: «Несколько лет назад в Российской Федерации после широких публичных научных дискуссий и обсуждений был разработан и принят Российским историческим обществом Историко-культурный стандарт. Данное решение позволило задать ориентиры авторам и издателям учебников, учителям и преподавателям истории, режиссерам фильмов и организаторам исторических вы ставок, значительно повысив эффективность совместной работы историков.

Представляется целесообразным, чтобы наше академическое, преподавательское и учительское сообщества историков подготовили и приняли Единый историко-культурный стандарт Союзного государства. Подобное решение позволит вывести координацию вопросов по сохранению исторической памяти и историко-культурного наследия наших народов на качественно новый уровень».

Но «необходимо отметить, что разработка союзного Историко-культурного стандарта не является простой задачей. Для её решения необходимо проведение цикла круглых столов по трудным вопросам совместной истории с участием историков и учителей истории наших стран, широкое общественно-педагогическое и научное обсуждение в средствах массовой информации, сопровождающееся высококвалифицированной экспертно-аналитической работой профессиональных ученых-историков...

На основе единого историко-культурного стандарта Союзного государства в дальнейшем могут быть подготовлены (или усовершенствованы) учебные пособия по истории как для средней, так и высшей школы. Соответственно, молодое поколение россиян и белорусов в XXI в. будет воспитываться в общем историко-культурном информационном поле, а не на основе сомнительных историкообразных интернет-ресурсов».

И можно только догадаться, во что выльется это великое начинание, если Церковь отдаст его на откуп светским «профессиональным ученым-историкам», которые уже показали себя за последние годы во всей красе, в большинстве своем оказавшись либо конформистскими приспособленцами к «политике партии» и ее колебаниям, либо выступив с откровенно русофобскими лжеисторическими литвинскими баснями в духе «Брутальной шляхты». Собственно, уже в данной статье видны зародыши и православно-патриотической правды, и прозападно-националистической лжи - и от того, в чьи заботливые руки попадет плод, а, в сущности, от одной белорусской Церкви (как священноначалия, так и верующих учеников-мирян) зависит, по какому пути он будет развиваться.

Безусловно здоровый зародыш содержится в заключении всей ее содержательной историко-обзорной части: «С точки зрения исторической науки, представляется необходимым признать, что в начале XXI в. для людей, населяющих три современных независимых государства (Беларусь, Россию и Украину), характерно крайне широкое этническое и культурное разнообразие, но при этом многих объединяет свободное владение классическим (литературным) русским языком, общая православная вера, приверженность традиционным (в целом консервативным) ценностям, острое чувство социальной справедливости. В случае, если возобладают центробежные силы, которые будут препятствовать социокультурному объединению наших народов во всем их разнообразии для решения социальных, экономических и культурных вопросов, текущее столетие может закончиться геополитической катастрофой для всех наших государств». В самый корень, и без либеральных мантр о многоконфессиональности и мультикультурализме! Только говорить нужно не о столетии, а о считанных годах.

Самые большие противоречия (если не сказать прямо - глупости) содержатся как раз во вступительной «методологической» части, где идеологическое угождение не то властям, не то собственным мировоззренческим предрассудкам совсем затемняет собою правду. Авторы справедливо пишут, что, «вне всякого сомнения, политизация исторической науки и исторического образования, а также отсутствие (или низкий уровень) координации деятельности между нашими странами в этой области приводит в целом к ослаблению наших государств на мировой геополитической арене» (добавим, и внутри самих себя). Под политизацией здесь следует понимать подгонку теоретических суждений под идеологический заказ государственной или частно-партийной власти (а то и просто крупного капитала), что создает ложное мнение, что научно-философская истина не должна стремиться воплотиться в государственной идеологической политике (оттуда и ложный посыл о «внеполитичности» Церкви, в среде которой, заметим, под такой заказ нередко склонны подгонять даже богословские толкования Библии и святых Отцов). Но авторы тут же сами и начинают заниматься такой подгонкой («политизацией»), которую Церковь в лице своих историков призвана предупреждать и, по возможности, даже обличать.

Такое идеологическое искривление видно уже в самом объяснении авторами причин отклонений в толковании русской истории Белой и Великой (а с ними и Малой) Руси. Оказывается, в этом виновато «разновекторное направление развития наших государств, отражающееся на философии и концепции исторического образования, которое призвано, с точки зрения политических элит, обеспечивать воспитание молодого поколения патриотами и сторонниками своих форм государственного устройства». Но, как мы понимаем, отнюдь не заботой о патриотическом духе руководствуются «элитные» лоббисты Ельцин-центров и «Матильд», с одной стороны, и «белорусских замков» и «Брутальных шляхт», со стороны другой. Но что же с «разновекторным направлением развития наших государств»? Мы и здесь узнаем, что «политика белорусских властей и политических элит направлена на обеспечение социально-политической и культурной стабильности, устойчивого экономического роста, а также построение государства реальной социальной справедливости - настоящего "государства для народа"». Вот только почему-то в этой «социальной справедливости» ученые зарабатывают меньше уборщиков, а учителя - в несколько раз меньше продавцов, в то время как Беларусь (впрочем, вместе с Россией) остается едва ли не последним государством на всем евразийском континенте с равным подоходным налогом для богатых и бедных, а с учетом высокого НДС (а в России еще и лимитируемого ЕСН) - даже регрессивного в пользу богатых. «Справедливость» особенно видна в судебной системе, выдающей до 99% обвинительных приговоров, среди которых осуждение «за мошенничество» (по строгости как за убийство) безкорыстного православного подвижника-просветителя и трех православных ученых-патриотов - «за подрыв российско-белорусских отношений» при лютующей русофобии на «Наших нивах» и «Свободных новостях». А «обеспечение культурной стабильности» выражается в почти полной свободе сект, безудержной пролиферации казино и всяческом сопротивлении ограничению торговли алкоголем и введению «Основ Православия» в школьную программу.

Еще веселее обстоит дело с «вектором направления развития» Российской Федерации. Выясняется, что «Россия старается активно использовать преимущества либеральной модели экономического развития, способствующей повышению конкурентоспособности и производительности труда. Однако при этом Российская Федерация остается социально-ориентированным и социально-ответственным государством». «Социальную ориентированность» государства даже невозможно комментировать (как и вообще оксюморон о ее совместимости с либеральной моделью, а также индустриализацию рыночно-монетаристскими методами), но к ней еще добавляется и торжественное «окончательное закрепление федеративных принципов государственного устройства, преодоление имевшего место на протяжении длительного периода москвоцентризма», который особенно, видимо, процветал после Петра I и высших степеней достиг в Польском царстве и Великом княжестве Финляндском, имевшим свои законы и валюту.

Белорусы ответили очередным напоминанием о своем «уникальном научном прорыве»: «В Республике Беларусь учеными Института истории НАН Беларуси сформулирована принципиально новая трактовка дефиниции "государственность". В соответствии с ней, государственность рассматривается как внутренняя потенциальная способность этнонационального сообщества и его элиты, обеспечивающая право и возможность длительного самостоятельного исторического существования и развития. Государство же является конкретно-историческим воплощением потенциала государственности». Несложно заметить, что данным неудобоваримым определением государственности как некой «способности, обеспечивающей право существования и развития», помимо своей абсурдности, отрицается не только государственность у СССР, просуществовавшего 70 лет, но и почти все исторические империи, в которых ни одно этнонациональное сообщество не обладало «самостоятельным историческим существованием и развитием». Но суть этого «открытия» Института истории НАН Беларуси в годы «беларусизации» понятна: «Согласно разработанной учеными Института истории НАН Беларуси концепции, белорусская государственность как неразрывное целое в процессе эволюции нашла воплощение в двух формах - исторических (они принадлежат не только белорусскому народу, но и другим народам, на территории которых существовали, т.к. являлись полиэтническими образованиями) и национальных (в них заложено национальное содержание титульного этноса). Киевская Русь, Полоцкое и Туровское княжества, Великое Княжество Литовское, Русское и Жемойтское, Речь Посполитая, Российская империя - все это исторические формы государственности на белорусских землях, в рамках которых постепенно формировалась, несмотря на различные трудности, государственность белорусского народа [заметим, что как раз Полоцкое княжество по моноэтничности и длительности вполне подходит под «институтисторическое» определение государственности]. В дальнейшем она нашла воплощение в национальных формах: Белорусская Народная Республика, Социалистическая Советская Республика Беларусь, Литовско-Белорусская Советская Социалистическая Республика, Белорусская Советская Социалистическая Республика, Республика Беларусь». То есть, по «научному открытию» историков НАН, Российская Империя не имела титульного этноса, а вот ССРБ, в котором государственными языками были признаны также идиш и польский, имела. Ну а уж БНР, безусловно, была самая «устойчивая», «длительная» и «широко-этничная» форма «государственности»! Впрочем, и последующие за ней не сильно ей уступают в этих характеристиках.

Очевидно, что в данном «изобретении» историков без увеличительных приборов прослеживается как раз заказная «политизация» истории Белой Руси и белорусов, согласно которой: а) Российская Империя и СССР якобы не были белорусской (своей) государственностью для белорусов и принципиально ничем не отличаются по своей сущности от «государственности на белорусских землях» ВКЛ после Кревской унии и особенно Речи Посполитой, а также, скажем откровенно, и Рейхскомиссариата «Ост» или литовской провинции империи Наполеона; б) вся история Белой Руси якобы телеологически двигалась сквозь все более «совершенные» стадии - в том числе с «прогрессом» северо-запада Киевской Руси в посттатарскую ВКЛ и самой ВКЛ в польскую Речь Посполитую (в переводе на русский - в польскую Республику), революционного растрескивания Российской Империи в СССР и, наконец, распада самой СССР в якобы «независимые» (как верно замечено в преамбуле к статье) республики - на пути к нынешнему «совершенству», которое, к слову, сами казенные идеологи называют «многонациональным» (то есть, противоречащим их же «новому определению государственности»). Очевидно, что без пересмотра этой «историософии» на духовно-православных началах правды, который может осуществить только церковно-общественный орган, ни о каком «неукраинском» «Союзном Историко-культурном стандарте» говорить не придется.

Точно также Церковь должна вдохновить преодоление и узко-местнического взгляда на историю, в частности, в белорусской историографии и государственной политике исторической памяти и самосознания: «В белорусско-украинских отношениях по вопросам исторической памяти вызывают напряженность оценки кровавой деятельности (запрещённых в РФ организаций) ОУН-УПА на территории юго-западной Беларуси в 1940-х - начале 1950-х гг., а также полицейских подразделений украинского формирования на оккупированной германскими нацистами территории БССР в 1941-1944 гг.». Как-будто оценки украинской официальной историографией и особенно государственной идеологической машиной деятельности (запрещённых в РФ организаций) ОУН-УПА (а заодно и дивизии СС «Галичина») на территории самой Украины не должны вызывать напряженности в белорусской историографии, у государственных идеологов и профильных чиновников МИД! Пора бы уже напомнить отечественным историкам и идеологам, что для христиан истина и правда не носит и не может носить классовый, националистический и политико-конъюнктурный характер (даже западные историки и идеологи в отстаивании своей лжи проявляют большую принципиальность). Поэтому все исторические лица и события в рамках «Союзного историко-культурного стандарта» необходимо оценивать честно и безпристрастно. И, помимо того, - именно союзно. То есть, история России (да и Украины) в образовательном стандарте Белоруссии сама по себе должна перестать занимать место в ряду множества стран и народов Всемирной истории, но занять должное изрядное место сразу за историей самой Белоруссии. В свою очередь, и в российском образовательном стандарте истории Белой и Малой Руси необходимо отвести особое место вслед за историей Киевско-Владимиро-Московско-Петербургско-Московского государства. И всё это вкупе также должна напоминать и продвигать именно Церковь.

А вот содержательно-обзорно-историческая часть программной статьи, как ни удивительно, удалась. И предоставила снова же Церкви большой фундамент для участия в выстраивании «Союзного Историко-культурного стандарта». Наконец, выяснилось, что «862 и 988 гг. можно считать общими памятными датами для всех трех государств», а «многочисленные восточнославянские племена и народности были объединены не только языковой близостью диалектов, но и общей системой государственного управления и общей религией. Однако при этом наши народы оказались между двумя постоянными внешними угрозами: с запада шла агрессивная политика католического миссионерства (потерявшие к тому времени Святую землю крестоносцы нашли свои новые смыслы в Восточной Европе) [!!!], а с юга и востока постоянными были грабительские набеги со стороны степных кочевников».

Почти правдивой (с явными дрожащими, потешными смягчениями) выдалась диагностика трагической для Руси и Церкви эпохи Речи Посполитой: «Характерные для средневекового мира династические формы решения вопросов о политических союзах в результате переориентировали ВКЛ на союз с католической Польшей... Попытки объединения православных народов под руководством польских королей-католиков были обречены на массовое неприятие православным населением, что подтвердилось в ноябре 1612 г.. Речь Посполитая...являлась государственным союзом (конфедерацией) Королевства Польского и ВКЛ, который постепенно эволюционировал в федерацию - союзное государство [на самом деле, унитарную Польшу]. Однако Люблинская уния [которой вообще-то и была создана Речь Посполитая] создала условия для постепенной сословной интеграции польского и литовско-белорусского шляхетства. Перенимая польские институты политической и общественной организации, польскую культуру и язык, все больше обращаясь к "польщизне", белорусское (а также литовское) шляхетство встало на путь ассимиляции. В результате ВКЛ охватила социальная дезинтеграция, что в итоге привело к упадку и регрессу культуры, существенно замедлило национальное развитие белорусского народа [по правде - его уничтожило]. Более того, после Брестского церковного собора 1596 г. и объявления о создании новой униатской конфессии наблюдается резкое конфессиональное противостояние, уния фактически насаждалась среди православного населения Речи Посполитой [слава Богу, дождались!]. В целом уния не стала основой духовно-политической жизни населения Беларуси... Политическая же элита в большинстве своем выбирала католицизм. На практике реализация идеи униатской церкви превратилась в создание "холопской" церкви для простого народа, что еще больше раскололо общество».

К сожалению, ни слова здесь не говорится о феномене предательства своего собственного западнорусского народа всё бόльшей частью православного боярства с отречением от православной христианской веры, родного языка и обычаев как о главном факторе появления Речи Посполитой. Что вполне естественно: как в связи с тем, что, во-первых, из «национального пантеона» тогда нужно вычеркивать всех предателей от великого князя Ягайло до всех Сапег с Огинскими, Костюшек с Калиновскими, Богушевичей с Купалами и «национальной элитой-жертвами сталинских репрессий» вместе с их замками и «шедеврами мысли»; во-вторых, таковых предателей нужно идентифицировать в целом ряде нынешних идейных «беларусизаторов» из числа гуманитарной интеллигенции и чиновничества. И свидетельство об этом феномене исторического иудиного предательства (ради тех же сребреников - маентков, привилеев и кресел в шляхетско-иезуитском, фарисейском Сейме) также является сугубой миссией Церкви в историческом просвещении и организационном взаимодействии с сообществом историков и чиновниками.

Слава Богу, что, наконец, ученые осознали, что «в XIX в. практически все наши народы были воссоединены в рамках одной многонациональной и полиэтнической Российской империи под скипетром общего Императора, начался период активного перемещения народов и взаимного культурного обогащения». Причем это касается и российских ученых: большинство из них, находясь на телевидении, виновато кивают, когда либералы заводят песню о том, как якобы «Российская Империя оккупировала Польшу в 1772-1795 гг.». Внезапно и установили, что «в 1812 г. земли, населенные нашими народами (современная территория республики Беларусь и западные области Российской Федерации), подверглись разорительному нашествию армии Наполеона, в состав которой входили народы практически всей Западной и Центральной Европы. Однако общими усилиями победа была одержана, и "непобедимый" враг был разбит. Война вошла в историю наших народов как Отечественная война 1812 г. Помимо особой роли политической элиты Империи того времени огромное значение для Победы сыграло отношение местного населения к "иноверцам" и "инородцам" [те же дребезжащие кавычки], решившим поработить и навязать свою волю. Однако ряд современных белорусских историков считает, что на территории Беларуси война не носила характер "Отечественной», т. к. значительная часть шляхты поддержала Наполеона». Только нужно добавить, что эта шляхта нигде и никогда не называла себя белорусской и никак иначе, кроме как польской, говоря на польском языке и исповедуя «польскую веру», как тогда ими же назывался католицизм. Собственно, их последователями и является указанный «ряд современных белорусских историков», о чем также не лишне - если не для светских ученых, то для церковных - напоминать белорусскому народу.

Ну а «проигранная Крымская война» вообще «в очередной раз показала массовый героизм русских народов [наконец-то вспомнили о правильном триедином имени белорусов, малороссов и великороссов!], способных даже в самых тяжелых условиях совершать невероятные подвиги. В историю вошли героические подвиги выходцев из областей современной Республики Беларусь» (примеры которых тут же приводятся у полков со всех областей Белоруссии). И даже произошедшее 100-120 лет назад, наконец, впервые в официальных источниках встретило для себя почти верные эпитеты: «Происходило формирование индустриального общества, переосмысление вопросов религии и отношения к Церкви, что не могло не накладывать своего отпечатка на глобальные социогуманитарные изменения. В результате, немногим более ста лет назад наши народы были разделены на три национальности (белорусы, русские, украинцы), а на протяжении советского периода данное национальное разделение было закреплено». Именно так! Именно отступление от Церкви триединого русского народа с искушением «индустриальным раем на земле», а никакой не «прогресс государственности», и привели - и именно к «разделению» трех народностей единого народа на три национальности, усугубленному советским периодом, и, добавим в конец, постсоветским «суверенным» периодом, особенно же на Украине.

Признаки обновления и очищения белорусской исторической памяти и народного самосознания наиболее заметны - и одновременно и посему требуют приложения дополнительных просветительских усилий Церкви - в событиях и теме Второй мировой и Великой Отечественной войны. Этому содействует как еще не остывшая в народе память о ней и сакральное место в государственной идеологии последнего 25-летия, так и явная в Европе (и особенно рядом с Белоруссией) тенденция возрождения неонацизма в тесном союзе с духовно родственным ему либеральным глобализмом. Как показывает весьма репрезентативный опрос в выпуске «Как сохранить память о Войне» еще недавней ведущей общественно-политической полемической телепрограмме В.Гигина «Дело принципа», 91% белорусских респондентов - вопреки пропагандистским байкам (что и предопределило судьбу телепередачи в 2017 году) о «геополитическом противостоянии больших держав, между которыми страдает Беларусь» - заявило об «угрозе возрождения фашизма в современном мире», то есть, о противостоянии России не «западным игрокам», а силам зла с Запада. Это-то и требуется больше всего от Церкви - донести до народа (и добросовестных светских ученых) подлинные причины Второй мировой и сущность Великой Отечественной войны как не просто геополитического, но религиозного сражения, которое не исчезло после Победы, а ныне восстает во весь рост; а также указать, что те политические силы (в том числе, внутри власти), которые проявляют явное стремление к «многовекторной» дружбе с нынешним Западом (в том числе, с оккупированной им Украиной) ни много ни мало оказываются (неволей или даже волей) либерально-неонацистскими коллаборационистами.

Патриоты в государственной власти, со своей стороны, создают для данного обновления более чем благоприятные условия. Так, Палатой Представителей - усилиями, прежде всего, соратника сына президента Виктора Лукашенко главы МВД Игоря Шуневича родом из Донбасса - подготовлен и принят законопроект «Об изменении законов по вопросу усиления борьбы с пропагандой нацизма и экстремизма», впервые вводящий, помимо прочего, уголовную ответственность «за умышленную публичную реабилитацию нацизма», а административную - «за пропаганду, публичное демонстрирование, изготовление, распространение, хранение и приобретение с целью распространения символики или атрибутики экстремистских и террористических организаций». Обоснование министром И.Шуневичем законопроекта в парламенте живо показало, к чему привела попустительская политика «примирения с Западом» (и укронацизмом) и «беларусизации» последних лет, а также культа спортивных зрелищ: «За последние три года количество зарегистрированных фактов демонстрации нацистской символики выросло в 15 раз, распространение экстремистской продукции - в 31 раз, количество преступлений, связанных с разжиганием расовой, национальной, религиозной вражды, - в 28 раз... Сейчас в министерстве знают о более чем 3 тысячах активных сторонников нацизма и неонацизма. Для Беларуси, я считаю, это запредельно много... В подавляющем большинстве это молодые мужчины до 40 лет. Как правило, маргинального склада, неженатые, бездетные, нетрудоустроенные, иногда злоупотребляющие алкоголем и наркотиками. Они выделяются повышенной агрессивностью и жестокостью... Многие из них, подчеркиваю, это бывшие или действующие фанаты футбольных клубов».

Особенно отметим не просто ведомственное, а духовно-нравственное обоснование закона министром: «Введение именно уголовной ответственности обусловлено их повышенной опасностью, поскольку оправдывающие нацизм преследуют цель изменить сознание людей, их ценностные ориентиры, сформировать в них чувство социальной вражды и ненависти». Лютый враг оппозиции и особенно коллаборационистов внутри власти И.Шуневич совсем уж подвижнически открыто уличает в разжигании неонацизма Запад и Украину: «Тенденция, возникшая в республике, связанная с ростом нацистских, неонацистских, экстремистских проявлений, обусловлена недавними событиями в некоторых европейских государствах, взявших курс на поддержку неонацистских настроений, и подогреваемыми оттуда попытками исказить историческую память нашего народа, победившего немцев. В интернете распространяются псевдоисторические публикации, искажающие события прошлого, оправдывающие нацистских преступников и их пособников». Духовно-нравственное ударение преобладало и в представлении закона в Палате Представителей - профильным депутатом от Гродненской области Валерием Савко, указавшим, что если в год Укромайдана в Беларуси было «зарегистрировано всего 7 административных правонарушения» по прославлению неонацизма, то в 2015 - 15, в 2016 - 50, а в 2017 - 109, а также буквально повторившим слова министра. Как заключил С.Савко, «парламентарии обеспокоены - это несет в себе потенциальную угрозу национальной безопасности. Принятие же поправок в законы по вопросу усиления борьбы с пропагандой нацизма и экстремизма позволит эффективно предупреждать распространение нацистской и другой экстремистской идеологии среди молодых людей, проводить воспитательную работу с людьми, попавшими под пагубное влияние, а значит, надежно защищать нравственные ценности общества».

Весьма ценны и «"Приложения к законопроекту", содержащие ряд дефиниций, определяющих суть нацизма». В частности, в определение «Нацистской символики и атрибутики» включаются «флаги, гимны и иные музыкальные произведения, атрибуты униформы, свастики, эмблемы, символы, вымпелы, значки и другие отличительные знаки или их копии», в том числе, «использовавшиеся организациями, сотрудничавшими с [оккупационными нацистскими и фашистскими] структурами на оккупированной территории СССР в годы Второй мировой войны». В свою очередь, в «реабилитацию нацизма», отныне предполагающую уголовную ответственность, включено «прославление или оправдание лиц..., сотрудничавших с [нацистскими оккупантами] на оккупированной территории СССР в годы Второй мировой войны организаций, а также лиц, создавших, руководивших либо участвовавших в деятельности таких организаций в любой иной форме». Что это означает?

Во-первых, то, что всё украинское руководство во главе с Порошенко, а также все провластные политические партии и общественные организации отныне являются в Белоруссии уголовными преступниками.

Во-вторых, что особенно важно, такими преступниками являются все политические и общественные деятели в самой Белоруссии, оправдывающие и прославляющие как местных коллаборационистов, так и украинских бандеровцев. Притом под запрет попадает и вся коллаборационистская символика, начиная с бело-красно-белого флага.

На это следовало бы обратить особое внимание Церкви в своей историко-просветительской деятельности, развивая в сознании историков и всего народа правду вглубь истории: ведь и бело-красно-белый флаг был впервые использован германскими коллаборационистами в Первую мировую войну, и многие коллаборационистские деятели БНР и ее Рады, недавно прославлявшиеся государственными учеными и высокими чиновниками, стали видными коллаборационистскими деятелями во время гитлеровской оккупации, а также участвовали, собственно, в политике «белорусизации» в БССР в 1920-е, наконец, уже после Войны, сбежав с нацистской элитой в США и Канаду, составили под тем же бело-красно-белым знаменем антисоветские организации во главе с самой «БНР в изгнании» и «згуртаваннем "Бацькаўшчына"», с которым (и лично коллаборационистами из Гитлерюгенда типа Я.Запрудника) прозападная часть белорусской элиты во главе с Макеем ведет прямое сотрудничество. И самое важное, что, как и на Украине и в Хорватии, все они были католиками или униатами (причем достаточно религиозными).

Впрочем, для того, чтобы Церкви приступить к просветительскому разоблачению на государственном уровне целой межвременной антицерковно-русофобской (антибелорусской) традиции, приведшей к нацистскому коллаборационизму, неплохо бы было для начала разобраться с ее последователями внутри самой Церкви, ходящими на митинги БНР под бело-красно-белыми флагами, почитающими непосредственно «интеллигентских» нацистских коллаборантов, создающих вокруг них националистический культ в Гроднеской епархии, включая их гимн «Магутны Божа», написанный Н.Арсеньевой, женой главы коллаборационистских карателей штандартенфюрера СС Ф.Кушеля.

Обновление начавшей закономерно затухать народной памяти о Великой Отечественной войне стало, наконец, выходить за пределы централизованных государственных предприятий и директив идеологической вертикали и прорастать инициативами общественных организаций. Замечательным примером может служить яркое представление в честь Дня Победы Минского тракторного завода. И вот эти самые начинания и мероприятия также буквально вопиют к Церкви, чтобы она к ним присоединилась и духовно наполнила и направила, одновременно освящая Победу как церковно-народное (а не просто политическое) событие и торжество, и указывая на духовный смысл и духовный характер подвига советских воинов в, напомним, Священной Войне и самой Победы - благо, для этого ныне накоплено уже множество убедительных свидетельств, начиная со всенародного обращения И.Сталина к «братьям и сестрам»: достаточно вспомнить о книге научных сотрудников РИСИ «Великая Отечественная война. Победа духа и традиции», выпущенную в бытность его руководителем генерала Л.Решетникова, которую можно было бы сделать камнем церковной исторической проповеди о ВОВ. Прекрасные возможности для данной проповеди раскрывает не менее прекрасное совместное начинание «Белорусского фонда мира» и Министерства образования в виде «размещения в коридорах школ стендов памяти, на которых находятся фотографии с краткой биографической справкой о боевом пути, героических подвигах и наградах прадедушек и прабабушек учащихся», которое планируется распространить «в ближайшие два-три года практически на все учреждения образования, на предприятия и организации», поскольку «стенды памяти являются объединяющим звеном для общества. Они утверждают нынешние поколения в той мысли, что завоеванный мир очень важно беречь». И вот слово Церкви как раз и может на этих стендах, на которых, конечно, должна присутствовать георгиевская лента, напоминать о тех духовных причинах, которые привели ко Второй Мировой войне и угрожают «завоеванному миру» ныне, а также о безчисленных проявлениях христианской веры советскими воинами.

Еще больше возможностей для такой церковной проповеди открывают совместные с патриотическими чиновниками и общественными организациями выступления перед коллективами и особенно военными, для которых война не кажется такой сказкой, как для большинства современных граждан. Примером таковых живых встреч (в отличие от многих уже высохших, идущих по чистой «идеолого-вертикальной» линии) может служить «презентация книги "Гордость Советской Белоруссии", проведенная на базе 38-й отдельной гвардейской Венской Краснознамённой десантно-штурмовой бригады г. Бреста одним из его соавторов доктором философских наук, профессором Львом Криштаповичем и организованная гражданской инициативой "Союз"..., основной целью которой является продвижение бренда Союзного государства, просветительская работа, направленная на популяризацию интеграционных проектов Беларуси и России». В первой части данной книги «Гордость советской Белоруссии» под названием «Солдаты Родины», безусловно, буквально напрашивается обнаружить многочисленные подвиги православных священников и детей из священнических семей на фронте и в тылу врага (в частности, Зои Космодемьянской). Еще больше возможностей для церковного прославления забытых имен великих соотечественников открывается для Церкви всей книжной серией «Славные имена Белой Руси» (под руководством православного профессора-патриота), в которой вообще почти невозможно найти неверующих, неправославных людей и которая была открыта данной книгой, «часть тиража которой была передана по подразделениям 38-й отдельной гвардейской Венской Краснознамённой десантно-штурмовой бригады г. Бреста» (открывая ту же перспективу для всей серии и иных бригад).

Стали, наконец, появляться и совместные российско-белорусские мероприятия, чествующие и сохраняющие во внимании память священной Войны и Победы, в которых участия Церкви также одновременно не хватает и просится. Замечательное воспитательное значение имеет «международный слет делегаций Постов Памяти в Бресте, приуроченный к 45-летию Поста Памяти у Вечного огня Брестской крепости и организованный Брестским горисполком и ГУО "Центр дополнительного образования детей и молодежи" при поддержке мемориального комплекса "Брестская крепость-герой" и Брестского государственного университета имени А.С.Пушкина». На встречу «приехали юнармейцы...Бреста, Минска, Витебска, Могилева, Москвы, Волгограда, Керчи, Мурманска, Нелидово, Новороссийска, Санкт-Петербурга, Севастополя, Смоленска и Тулы». Как отметил начальник отдела образования Брестского горисполкома Анатолий Носков, «к сожалению, не приехали две делегации из Украины: из Одессы и Киева», чем едва ли не сильнее самого мероприятия оживил память о Войне и Победе (а также их цене). Между тем, «через военно-патриотическую школу Поста Памяти прошло уже не одно поколение брестчан - более 91 тысячи старшеклассников Бреста».

Можно ли представить лучшую профилактику среди молодежи духовных болезней неонацизма и одновременно западничества и либерализма? Разве что добавив к ней осмысление из церковной проповеди... В свою очередь, динамическим средством сплочения русского народа на основе исторической памяти послужил «международный автопробег из Владивостока в честь 90-летия ДОСААФ... 28 автомобилями ДОСААФ России и Беларуси... из представителей городов-героев и городов воинской славы», символически разделенный и завершенный одновременно в Севастополе и в историко-культурном комплексе "Линия Сталина" под Минском» крупным митингом с участием «представителей местных органов власти, различных общественных организаций, ветеранов Великой Отечественной войны и Вооруженных Сил, воинов-интернационалистов и большого количества молодежи».

Учитывая достигнутый уровень духовного окормления белорусских байкеров (к которым, к слову, принадлежат также Виктор Лукашенко и Игорь Шуневич), закрывающих и открывающих сезон молебнами и, например, посещениями Хатыни, такие автопробеги вполне могли бы превращаться в малые крестные ходы-заезды (с одновременным преображением белорусских джигитов из американоподобных байкеров в современных казаков или конную лейб-гвардию). Примером может служить «Бессмертный полк» с георгиевскими лентами, который с 2017 года мужественно проводят белорусы в Минске и других городах Белоруссии, несмотря на противодействие литвинских «суверенизаторов» во власти. В Крестный ход уже преобразили данное шествие живой памяти «в День Победы, 9 мая прихожане минских храмов священномученика Владимира Хираско и святителя Николая Японского...с праздничным концертом, полевой кухней..., семейными историями о жизни солдат, партизан, подпольщиков, узников концлагерей и детей войны». Подобные священные «Безсмертные полки» стали проходить и в других белорусских епархиях. Вполне уместно, чтобы они стали проводиться и всеми столичными приходами (и епархиями), сходясь в центре Минска и присоединяясь к гражданскому «Безсмертному полку», духовно окормляя его. Далеко не всё потеряно даже в Гродно, где весьма крепка православно-патриотическая общественность (особенно университетская) и где, несмотря на псевдо-националистические брожения среди священства, была в частности, «торжественно заложена ветеранами, школьниками, руководством города и представителями Православной Церкви аллея "Сирень Победы" вблизи Борисо-Глебского (Коложского) храма Гродно». Неплохо бы белорусской Православной церкви добиться и строительства напротив Музея ВОВ, где проходят государственные парады и торжества, храма-памятника (чему, тем более, весьма способствует ландшафт) - например, в честь русских Новомучеников, без искупительной страдательной жертвы и молитв которых отступивший от Бога народ не смог бы чудесами (прежде всего, ноября-декабря 1941 года) выстоять в Войне с воинством ада.

Особого внимания заслуживает постепенное пробуждение в государственных СМИ «запретных (как по внешнеполитическим, так и по внутриидеологическим причинам) тем», и, однако же, «тем-катализаторов», скрывающих в себе правду о происходящих вокруг Белоруссии и внутри ее процессах и показывающих скрытую сторону убеждений многих «лояльных сил» во власти и вокруг нее. Такой темой является бандеровская, униатско-неонацистская идеология нынешней украинской власти и господствующих в государственном идеологическом пространстве Украине нацистских и антиправославных сил. Пока руководство Церкви в Российской Федерации и в Белоруссии усиленно отмалчивается относительно нацистской и экуменическо-сатанинской природы украинской власти, надеясь «не нарушить гражданский мир» и «не спровоцировать нападки на Церковь», а указанные религиозные силы как на Украине, так и в Белоруссии буквально захлебываются (безнаказанно) ядовитой злобой на Церковь, патриоты на государственном телевидении и в печати все чаще напоминают белорусам (как в статье начальника кафедры университета КГБ Игоря Валахановича «Горе от УПА» (запрещённой в РФ организации)) о «деятельности на территории Беларуси подпольных структур и вооруженных формирований (запрещённой в РФ - прим.РНЛ) Организации украинских националистов», которые во время Войны сожгли знаменитую Хатынь и еще сотни белорусских деревень. Помимо прочего, автор смело указывает в статье на «активную поддержку действий подполья (запрещённой в РФ организации) ОУН-УПА...спецслужбами США и Великобритании в период холодной войны», а также на «реабилитацию в начале 2000-х годов и героизацию властями Украины руководителей (запрещённых в РФ - прим. РНЛ) Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА) Степана Бандеру и Романа Шухевича» и на «создание в 2014 году для участия в боевых действиях на юго-востоке Украины (запрещённой в РФ организации - прим. РНЛ) добровольческого батальона "ОУН"», объединившегося с (запрещённой в РФ организации - прим. РНЛ) «Правым сектором» и наладившего «сотрудничество с радикальными организациями белорусской оппозиции».

Еще одним важным недавним историческим событием, которое упорно обходила своим вниманием государственная идеологическая служба как бельма в глазу полонофилов-беларусизаторов и западников-антисоветчиков во власти, но память о котором несет в себе выдающееся значение для верного идейного воспитания белорусов и предохранения от духовного обольщения западничеством, и которое, наконец, появилось на страницах ведущих государственных СМИ, служит Воссоединение белорусских земель в составе БССР и СССР в 1939 году. БЕЛТА Администрации Президента освещает это событие, прежде полностью игнорированное государством и 80-летний юбилей которого должен быть отмечен в следующем году, фотодосье «победоносного продвижения Красной Армии в Западной Белоруссии», «освобожденных городов» и «воссоединения», а также статьей-досье, напоминающей, что «власти Польши не признавали наименования Западная Беларусь, используя название "крэсы всходне" (восточные окраины)..., в отношении белорусов проводили политику полонизации и ассимиляции..., не позволяли использовать белорусский язык в государственных учреждениях, закрывали белорусские школы..., преследовалась белорусская пресса, не было белорусских театров и музыкальных учреждений. Белорусский народ не желал мириться с подневольным положением и вел борьбу за социальное и национальное освобождение... Когда польская армия в целом была разбита и практически все исконные польские территории заняты немецкими войсками, 17 сентября 1939 года Красная Армия перешла границу. Советское правительство намеревалось в условиях военных действий взять под защиту население Западной Беларуси... Большинство подразделений Войска польского сдавалось без боя. Те части, основу которых составляли этнические украинцы и белорусы, переходили на сторону Красной Армии. Большинство жителей Западной Беларуси встречало советских солдат с радостью и оказывало действенную помощь».

Как бы ни пыжились поляки и местные белорусские хлопоманы и полонофилы-русофобы, но Пакт Молотова-Риббентропа был нравственно безупречен, как и вступление Красной Армии в Западную Белоруссию, не оттяпавшей себе ни метра польской земли (как и в 1795 году). Церкви же особенно важно проповедовать, что все события от «Рижского мира» до «освободительного похода Красной Армии» были еще и промыслительными свыше: с одной стороны, 20-летнее пребывание западной Белоруссии в составе Польши позволило спасти в ней не только для Белой Руси, но и всей России православную Церковь и веру в народе, с другой стороны, освобождение западной Белоруссии в 1939 году позволило спасти в уже отходящем от антицерковного террора СССР белорусский народ и ту же самую Церковь и православную веру в условиях постепенного перехода режима Пилсудского к тотальной полонизации народа (повальным закрытием белорусских школ, вывозом белорусов в западную Польшу и Южную Америку, заселением белорусских земель польскими панами-осадниками) и истребления Церкви. Живое пособие для данной проповеди предоставляет тот же православный философ-патриот, профессор Л.Е.Криштапович в своей книге «БССР и Западная Белоруссия: 1919-1939». Также желательно, чтобы Церковь не позволила вновь «забыть» об этом великом для белорусов и всего Русского мира событии в будущем году его юбилея.



РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Наверх

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме