Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Надпсихологические (духовные) коммуникации

Федор  Кондратьев, Русская народная линия

17.09.2019

Впервые опубликовано в журнале "Вестник неврологии, психиатрии, нейрохирургии"

Анализируются случаи несомненных информационных связей, которые не могут быть объяснены психологическими «механизмами». Такие коммуникации имеют место между собственной духовностью, как высшего уровня интегрального триединства человека, и внешней -  Божественного Духа, Высшего и Бесконечного. Они происходят в чувственном формате, без материальных информационных носителей и вне временны́х регламентов (это может быть связь с прошлым, настоящим или будущим) и могутбыть   разовыми (как молниеносные озарения, инсайты) или же фактически постоянными (как «со-бытие») явлениями. В этих случаях сообщения, указы, наставления, подсказки, запреты и иная информация воспринимаются не как  коммуникации психологическими средствами (слух, зрение), а как гештальт - как цельные, несводимые к сумме своих частей, образования сознания.

В России чрезвычайное со-бытие: пропал ядерный стержень с топливом для атомных подводных лодок, он может быть использован террористами для колоссальной силы взрыва. Была создана специальная поисковая группа в зоне возможного хищения. Командующим  этой группы был назначен Б. - старший офицер ВМФ. Он хорошо знал эту местность и полагал, что «просто так» найти стержень невозможно. Б. был христианином и во время поиска усердно молил   Бога о помощи. «Совершено неожиданно» он получил от Него указание, где искать, и сразу же нашел! Об этом было срочно сообщено Президенту Р.Ф., так как уже созревал международный скандал по линии МАГАТЭ. Полученное Б. указание от Бога было не в словах, но для него оказалось совершенно понятным. По факту пропажи было возбуждено уголовное дело, и Б. допрашивали, как он мог найти этот стержень. Его ответы, что ему указал сам Бог, прокуратурой воспринимались или как психическое заболевание или как  заведомый обман. Он был подвергнут судебно-психиатрическим экспертизам, последняя экспертиза  проводилась под моим председательством.

Б. рассказал мне, как он пришел к Богу после своего спасения от, казалось бы, неминуемый гибели (об этом расскажу отдельно чуть позже), как он молил Господа о нахождении пропавшего стержня, как «Сам Господь дал указание»,  где его найти. «Я шел и молил Бога о помощи. Внезапно для меня все как бы замерло. Будто чей-то взгляд почувствовал на себе...»,    «...Получив Духом Святым откровение от Бога, - рассказывает Б. - я «летел» как на крыльях и увидел склон продолговатой сопки, я уже  имел уверенность: «Там!!!». Устремляюсь туда. Мысленно задаю вопрос: «А в чем же он будет?..». «Тут же мои глаза  «ненароком» посмотрели вниз, под ноги. Я увидел обрывок старого полиэтилена. «Понятно, благодарю, Господи». В полиэтиленовой  сумке оказался пропавший стержень.

Я специально, несколько раз, пытался уточнить, что значит «Дал указание», но Б. не мог ничего определенного сказать: это указание не было ни в словах, ни в каких-то знаках или в чем-то подобном - «я ясно почувствовал, что это было Его указание, а как я принял это указание -   не знаю, но ослушаться не мог». Ряд дальнейших моих вопросов к Б. сводился к уточнению его психического состояния, к поиску каких-либо признаков, которые могли бы быть свидетельствами о его психической патологии - ничего подобного найдено не было. Я убедился, что Б. психически здоров, а его утверждение о том, что Сам Бог дал указание, где искать пропавший стержень, не является проявлением психического расстройства. Помимо этого, в заключении проведенной экспертизы мной было специально отмечено, что утверждения Б. об «указании Самого Бога», не являются признаком психопатологии и относятся к сфере религиозных верований. В связи с отсутствием признаков психической патологии суду было рекомендовано признать Б. вменяемым. Прокуратура Северного флота, которая вела это дело, удивилась моему заключению, она была недовольна тем, что Б.  и не больной и не симулянт, и специально связалась со мной по телефону  с просьбой найти другую формулировку   заключения и «обойтись без религии» (в ответ я посоветовал прокуратуре отойти от мракобесного атеизма).  Так или иначе, стержень был найден - это факт, другой важный факт, который был установлен следствием - Б. в период пропажи стержня вообще не находился в доступной для хищения стержня зоне. С Б. было снято обвинение и в хищении стержня и в обмане прокуратуры относительно обстоятельств его нахождения.

О своем обращении в христианскую веру Б. рассказал следующее. Он стал глубоко религиозным человеком после события также явно трансцендентного. За два года до этого (1991) он купил Библию, в целом купил случайно, ожидая автобус, на котором должен был ехать домой в Мурманскую глубинку. По дороге, идущей серпантином через сопки, автобус свалился в глубокое ущелье, несколько раз перевернувшись через крышу. Б. был удивлен, когда в хаосе криков и стонов пострадавших, среди битых стекол и разброшенных по искорёженному салону автобуса вещей окровавленных пассажиров только он   оказался  на ногах (на коленях) и без единой царапины. Б. понял, что он спасся благодаря только что приобретенной им Библии, что это Чудо. Б. был обычным советским «атеистом», он просто ничего не знал о Боге, ничего не слышал и не читал, хотя и  чувствовал, что «что-то есть», поэтому и купил Библию. В Мурманской области, где он жил и работал, не было ни одного православного храма и в поисках объяснения произошедшего с ним чуда, он смог найти только протестантскую общину, где ему всё объяснили, и он стал убежденным христианином.

Религиозное чудо, произошедшее с Б., заслуживает особого внимания, поскольку оно полностью зафиксировано в официальных документах: протоколы пропажи и поиски стержня, отраженные в материалах уголовного дела, акты судебно-психиатрических экспертиз  и т.п. Во всех многочисленных показаниях, несмотря на попытки следователей запутать Б., суть основного показания оставалась неизменной: «Неожиданно ощутил присутствие Божье и исполнился Святым Духом. Стал в духе молиться». Кроме того,   ход следствия отслеживался авторитетным военным обозревателем газеты «Известия» Виктором Литовкиным, которой в трех специальных выпусках изложил суть события. Последняя статья на эту тему от 31 января 1996 года называлась: «Капитан 3 ранга Бакшанский и его Бог победили военную прокуратуру». Самоописание всей этой истории Бакшанский представил в сети Интернета: <Книга Олега Бакшанского: "«Ищите и найдете, или Тайна кражи ядерного топлива в губе Андреева">. Я считаю, что всё произошедшее с Бакшанским является надпсихологическим (духовным) контактом, и однозначно должно оцениваться как религиозное чудо наших дней не только учеными-богословами, но и атеистами.

Для меня это чудо представляет особую ценность, как самое очевидное и доказательное среди других свидетельств того, что я называю духовными надпсихологическими коммуникациями. За более чем 50 лет работы судебно-психиатрическим экспертом, пропустив сквозь свой анализ почти 10 тысяч судеб подэкспертных, я получил достаточную фактуру, чтобы написать монографию  «Судьбы больных шизофренией» [1]. Работая над этой книгой, я понял, что многие проблемы психиатрии не могут быть разрешены без целостного, интегративного понимания личности во всех её аспектах, особенно духовного. Это привело меня к специальным разработкам темы «Психиатрия и религия», к вопросам взаимосвязи духовного и душевного[2, 3, 4]. Конечно, к этому побуждал и личный опыт, который нередко требовал ответа на вопрос: «А что же это было?». Расскажу об одном из таких случаев, когда ответ мог быть только один -  «на то была воля Божия».

Это необычное событие произошло в 1974 году во время моей командировки в  Орловский Следственный изолятор №1 УФСИН России,когда я неожиданно для себя оказался освобожденным от угрозы быть убитым, попав заложником в окружение вооруженных бандитов.  В этой тюрьме я должен был провести судебно-психиатрическое освидетельствование одному из приговоренных к расстрелу (тогда смертная казнь ещё не была отменена). Такие освидетельствования проводятся только при непосредственном контакте с подэкспертным путем проведения соответствующей беседы. Однако этот бандит не хотел выходить из камеры и встал у противоположной к входу в неё стены, мне, поэтому, пришлось самому подойти к нему. Казалось бы, все меры предосторожности присутствовавшей здесь охраной были соблюдены, но я слишком глубоко зашел в камеру (она была большая, человек на 20) и оказался отделенным от охраны. В руках бандитов вдруг появись ножи-заточки, и они стали предъявлять невыполнимые для меня требования, угрожая убить в случае отказа. Не могу вспомнить, какие у меня в те мгновенья были чувства,  чувства появились после освобождения от этих бандитов, уже раньше совершавших убийства - но тогда я пережил ощутимый приказ: «Присядь», приказ был не словами, а как какой-то непреложный императив, возразить которому невозможно - я ощутил как «это твое,  это нужно». Освобождение было неожиданным: вдруг в камере погас свет, я тут же присел, раздался выстрел, и меня кто-то выдернул из бандитского окружения.  Конечно, я искал объяснение этому приказу,  который спас мне жизнь, но рационально-логического ответа не нашел. Возможно, это  была первая ступенька моего исследования по теме «Надпсихологические (духовные) коммуникации».

В ряду событий от этого  моего необычного освобождения, реального чуда, произошедшего с Бакшанским, и  до последних дней моей работы в Центре судебной психиатрии им. В.П. Сербского (2010) я специально выискивал случаи, когда можно было констатировать  факты таких надпсихологических, как я это понимал, духовных контактов. В одних случаях такие контакты бывали кратковременными, почти молниеносными, в противоположность этому другие контакты становились постоянными как«жизнь в со-бытии с Богом». Десятки наиболее достоверных из таких наблюдений стали фактическим материалом для итогового анализа.

Я полагал, что если такой феномен действительно существует в реальной жизни, то он должен бы быть обозначенным в ранее представленных публикациях. Действительно, автор знаменитой книги «Тело, Душа, Дух» лауреат Сталинской премии I степени профессор-медик В.Ф. Войно-Ясенецкий (он же святитель Лука) [5] дал много конкретных иллюстраций информационных связей людей при полном отсутствии реальных контактов между ними на тот момент. Расценить это иначе чем надпсихологические (духовные) коммуникации нельзя.

Интересны выводы этого медика-лауреата и святителя: «Нужно со всей необходимостью предположить, что способность особого, мистического знания, неизвестная по ее природе и особенностям, которую мы назовем криптостезией, обнаруживается не только по отношению к прошедшему и настоящему, но и по отношению к будущему».

Я считаю, что это утверждение  «не только по отношению к прошедшему и настоящему, но и по отношению к будущему», являются чрезвычайно  важным, поскольку имеются ввиду духовные коммуникации с теми, кто уже был в жизни во времена òно,и с теми, кто ещё не явился на свет божий. Контакты с Богом, начавшиеся с психологического обращения к  Нему в словесном формате, могут переходить в бессловесную молитву, к надпсихологическому общению, когда Им «сказанное» понимается сначала «сердцем», а уж потом переводится в словесную форму. Надпсихологические коммуникации объясняют возможность общения с теми, кого нет в настоящем реальном психологическом мире, но они в высшем, духовном,  бесконечном  Мире, там нет пространственных и временны́х ограничений, и с ними устанавливается контакт. Такое духовное контактирование позволило  Моисею ощутить, а потом одеть в словесную форму психологического общения то, что  было с момента сотворения Мира, а евангелисту Иоанну то, что будет в его конце. Это чувственное, надпсихологическое восприятие на высшем духовном уровне с последующим переводом так полученной информации на язык психологического общения можно видеть у поэтов, провидцев, старцев, пророков. В конце концов, Адам, Ева и уж, конечно, Змий не могли иметь контакта в психологическом формате, поскольку они просто ещё не могли понимать смыслового  значения слов, но их общение описано в Библии.

Ощущение того, что свыше дается вдохновение, которое надо понять и успеть записать (но «перо не успевало»), довольно часто встречается в творчестве А.С. Пушкина. «Сначала в голове самопроизвольно возникают ещё не ясные образы, обрывки стихов, эпитетов», «он спешит зафиксировать наплывающие новые мысли, слова, ритмы образы»....,  «идёт лихорадочная, быстрая их запись... Перо явно не поспевает за мыслью, слова не дописываются, стих не доканчивается, черта заменяет само собой разумеющееся слово» (Бонди С.М., [6]). Пушкин   настойчиво повторял, что поэзия имеет божественное происхождение: «Признак Бога, вдохновенье» («Разговор книгопродавца с поэтом»), «И Бога глас ко мне воззвал» («Пророк»), «Импровизатор почувствовал приближение Бога» («Египетские ночи»), «Веленью Божию, о Муза, будь послушна» («Я памятник себе воздвиг...»).

Особо впечатляющими являются предсказания поэта Н. Клюева. Клюев  был очень религиозным человеком, даже в революции он видел борьбу за приход Царства Божия. Об этом он неустанно сообщал в своих произведениях, можно сказать, что он жил в событии с Богом, имея частые «общения» с Ним. Истовая религиозность поэта окутывала его мистическим ореолом. Неслучайно в 1937 году поэт был арестован и расстрелян. Анализ его творчества поражает фактами «вѝдения» тех будущих событий, о возможности которых никто из его сверстников и  он сам предположить не мог, но «так говорил Бог». Пророчества событий, данных  в 1934 году в стихотворении «Песня Гамаюна» «К нам вести горькие пришли», полностью реализовались в послевоенное время, в том числе таких чрезвычайных событий как усыхание тогда еще бурлящего Арала («Что зыбь Арала в мёртвой тине»),«Что Волга синяя мелеет», что «в светлой Саровской пустыне скрипят подземные рули!» [в Саровской пустыне после войны стали разрабатываться атомные подводные лодки].

Анализ подобных случаев и соответствующей литературы позволил мне в специальной лекции о религиозной духовности [4] говорить о надпсхологической коммуникации на высшем (духовном)  уровне измерения человека по V. Frankl[7].В. Франкл, вне сомнения был религиозным человеком, и когда он говорил о верховенстве Духа, о духовности, то имел в виду именно трансцендентальную  сущность надпсихологического. Так или иначе, те, кто сообщал о своем со-бытии с Богом, о контактах с Ним, не могли быть атеистами, а их высказывания религиозными предрассудками. Поэтому считаю необходимым несколько строк уделить религиозному чувству и религиозному  опыту.

Религиозное чувство является главным в представлениях о духовности человека. Великий отечественный психиатр   С.С. Корсаков [8, стр. 66] писал: «Религиозное чувство в большей или меньшей степени присуще каждому нормальному человеку, хотя проявляется в разнообразных формах, и иной раз в самых резких проявлениях так называемого атеизма можно при помощи тонкого анализа отметить проявления борьбы со скрытым и искусственно подавляемым религиозным чувством».

В основе религиозного чувства лежит ощущение человеком своей связи с неким духовным началом, с чем-то именно «внеземным», «надземным». Свидетельства о фактах такого чувства идут с доисторических времен, в наибольше степени оно переживается в молитве как «диалог с Богом» [9].  Религиозное чувство - исходное нормативное свойство человека, оно может быть развито и углублено приобщением к соответствующим религиозным учениям, ритуалам, общинам или же заглушено - при ориентации жизни исключительно на материальные интересы и на удовлетворение страстей гедонизма. Важно, что его нельзя ни придумать, ни вызвать искусственно, ни навязать внушением  («Чувство совести, как и чувство Бога, искусственно вызвать в себе невозможно» - Барух Спиноза). Профессиональные религиоведы, хорошо зная предмет своей науки, могли всю жизнь оставаться атеистами, если не обладали религиозным чувством,  не имели религиозного опыта.

Крупнейший   психиатр XX в. Карл Густав Юнг убедительно показал, что религия является «великой силой, содействующей стремлению человека к целостности и полноте жизни». Оставаясь в рамках непредвзятого исследователя, он писал: «Религиозный опыт абсолютен. Он несомненен. Вы можете сказать, что у вас его никогда не было, но ваш оппонент скажет: «Извините, но он у меня был». И вся ваша дискуссия тем и закончится. Неважно, что мир думает о религиозном опыте; для того, кто им владеет, - это великое сокровище, источник жизни, смысла и красоты, придающий новый блеск миру и человечеству. У него есть вера и мир. Где тот критерий, по которому вы можете решить, что эта жизнь  вне  закона,  что  этот опыт не значим, а вера - просто иллюзия? Есть ли, на самом деле, какая ни будь лучшая истина о последних основаниях, чем та, что помогает вам жить?» [10]. В энциклопедической книге "Многообразие религиозного опыта" (название говорит само за себя!) американский психолог Уильям Джеймс (William James) [11] утверждал, что можно считать вполне нормативным многочисленные признания людей о том, что у них помимо их воли возникает особое чувство связи их «Я» с чем-то, что выше,  что сильнее, и что может наставлять и приносить благо. Это чувство связи -  суть религиозности человека, оно относится к духовному уровню его измерения.  Религиозная духовность - это осознанное чувство обоюдосторонней связи с Высшей Вечной Духовностью и добровольность в подчиненности ей.

Многовековый религиозный опыт сформулировал прекрасную молитву   Святому Духу, в которой Он называется Царем Небесным,  владеющим нами и всем миром, Который везде находится и всё Собою наполняет: «Иже везде сый и вся исполняяй». Эти последние слова представляются наиважнейшими, они показывает, что у всех людей во все времена единый Царь, у которого нет различий между прошлым, настоящим и будущим, между тем, что конкретно здесь и тем, что «на краю мира». Это объясняет то, что просьбы сразу воспринимаются, и сразу же дается ответ -  это происходит в одном месте и в одно время (пример с чудом Бакшанского). Потребность в помощи может быть еще не сформулирована (пример с моим освобождением от бандитов), но   Он знает обэтой потребности и тут же её удовлетворяют. Вам необходимо что-то знать, понять, согласовать - и вы получаете необходимое (иллюстрации Войно-Ясенецкого, творчество поэтов, пророчество). Иными словами: «Там, Наверху» получение информации о необходимой помощи, её обработка и ответ проходят одномоментно, и проявляются конкретной реализацией - всё это без психологических «механизмов» на надпсихологическом, духовном уровне.

В обыденной жизни информационные связи между индивидами осуществляются на психологическом (душевном) уровне путем общепринятых символов. Но в особых случаях межличностная коммуникация может осуществляться без информационных символов, на «нуль материальных носителях» (по обозначению информациологов [12]). Такие коммуникации описаны не  только с Богом, но и с людьми, обладающими религиозной духовностью. Последние бывают не только при очном межличностном общении («понял с одного взгляда»), но и без непосредственных контактов как озарение, инсайт, как криптостезия.  Изначально словесное (психологическое) молитвенное обращении к Богу может перейти в диалог с Богом в бессловесной форме [9], при этом  Его указания сначала осознаются«сердцем», а уж потомвоспринимаются как словесные. Покаяние, высказанное исповеднику в психологическом формате, далее передаются Господу надпсихологично, духовно.

Понимание с нашего психологического уровня «техники» духовных коммуникаций невозможно, поскольку прямое и позитивное  познание Бога человеку недоступно (апофатическое богословие, Лосский В.Н.[13]. В арсенале психологических методов познания нет инструментариев для познания того, что представляет  иной, высший, духовный, уровень измерения человека. В академическом богословии утверждается, что   Бог как Дух разумом не познаваем, но Его можно чувствовать. С этим нужно согласиться: нельзя познать то, что выше психологического уровня инструментариями этого же, психологического, уровня,  однако можно по интуиции, по чувству, по результатам принять, что там, выше, что-то есть.

Представленная публикация началась с примера несомненного чуда, в совершении которого прямо называется Святой Дух. Объяснение непосредственной связи с духовным миром поэтов, пророков, провидцев какими-то надуманными психологическими «механизмами» головного мозга просто нелепо. Тоже с примерами и иллюстрациями Войно-Ясенецкого-о какой-либо обычной психологической коммуникации говорит нельзя . . . Говорить нельзя, но коммуникации были!    И были они на надпсихологическом уровне    разовым (как молниеносные озарения, инсайты) или же фактически постоянным (как «со-бытие») явлением.

Надпсихологические коммуникации проходят бессловесно, без участия «биокомпьютера» (головного мозга).  Здесь коммуникация между собственной духовностью, как высшего уровня интегрального триединства человека, и внешней - Божественного Духа, Высшего и Бесконечного, происходит в чувственном формате, без материальных информационных носителей и вне временны́х регламентов (это может быть прошлое, настоящее или будущее). В этих случаях сообщения, указы, наставления, подсказки, запреты и иная информация воспринимаются не как коммуникации психологическими средствами (слух, зрение), а как гештальт-как цельные, несводимые к сумме своих частей, образования сознания.

Литература

1. Кондратьев Ф.В. Судьбы больных шизофренией: клинико-социальный и судебно-психиатрические аспекты. Монография // М.: Изд-во ЗАО Юстицинформ. 2010 с. 402 с.

2. Кондратьев Ф.В. Религиозность и психопатология. Аспекты взаимовлияния. Лекция // Российский психиатрический журнал  № 5. 2012. Стр. 5 - 13.

3. Кондратьев Ф.В.Религиозность психически больного - методологические проблемы её понимания //  Религиозность и клиническая психиатрия.  Материалы Первой Московской Международной конференции 20-21 апреля 2017 года. Москва, 2017.  Стр. 175 - 178. 

4. Кондратьев Ф.В. Религиозная духовность в понимании психиатра. Лекция // РПЖ. -     2018. С. 52 - 60.

5.Войно-Ясенецкий (Архиепископ Лука)  Наука и религия. Дух, душа и тело (сборник)// ISBN: 5-222-01795."Феникс,Троицкое слово" - 2001.

6. Бонди С.М. Черновики Пушкина//Издательство: Просвещение,1978 г. 232 с.

7. Frankl  V. (Франкл В.)  Человек в поисках смысла // М., 1990. 336 стр.

8. Корсаков С.С. Курс психиатрии. Издание второе. Том 1-й. М. - 1901. - 1112 с.

9.Василюк Ф.Е. Переживание и молитва. Опыт общепсихологического исследования. М.: Смысл. 2005. 190 с.

10.    JungC.G. (ЮнгК.Г.) Psychologiedel`inconscient. 5 edit. Geneve: Libr. Univ. GeorgetCieS.A., 1983. 507 p.

11. WilliamJames  (УильямДжеймс) «Многообразиерелигиозногоопыта».  1910. 534 с.

12. Юзвишин И.И. Информациология//Издательство: М.: ИнформациологияISBN: 5-88693-003-5. М., 221 с.

13.Лосский В.Н. Божественный мрак // Очерк мистического богословия Восточной церкви. Догматическое богословие. - М., 1991. - 288 с.

Федор Викторович Кондратьев, д.м.н., проф., психиатр-эксперт высшей квалификационной категории, Заслуженный врач Р.Ф., член Церковно-общественного совета по биомедицинской этике при Московской Патриархии, Попечитель благотворительного фонда медико-социальной и духовной помощи гражданам старшего поколения России "Геронтологическая защита"  


Впервые опубликовано в журнале "Вестник неврологии, психиатрии, нейрохирургии"

Редакции РНЛ текст предоставлен автором


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 1

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

1. bryzgalov-kv : Re: Надпсихологические (духовные) коммуникации
2019-09-17 в 15:53

Отлично написано!

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме