Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Мусорный Крез

Протоиерей  Савва  Михалевич, Русская народная линия

19.02.2019


Быль …

 

Крёз, Крез, Кресс (595-546 до Р.Х.).

 Царь Лидии, богатство которого вошло в поговорку.

     (Материал из Википедии)

 

      Каждое утро высокий костлявый старик Пантелеич вставал в шесть часов утра, если был, как он выражался, «сезон», то есть с апреля по октябрь. Поздней осенью и зимой выход на улицу откладывался до рассвета. Это время Пантелеич не любил, так как дело, которым он занимался, малопочтенно и не любит посторонних глаз. Летом в такую рань тебя, скорее всего, не заметят, зимой же - другое дело, в восемь утра на улице в столице уже полно народу. Наш герой сохранил остатки стыдливости, и ему становилось не по себе, если кто-то видел его шарящим в помойке. Известная русская пословица предлагает от сумы и от тюрьмы не зарекаться.

В тюрьме Пантелеич никогда не сидел, Бог миловал. До сумы, то есть до нищенства и попрошайничества он ещё не скатился, но был где-то на пути. Мне неизвестны многие обстоятельства жизни этого человека. Я не знаю, имел ли он когда-нибудь семью, родню. Известно, что звали его Андреем, но соседи по дому - хрущевской пятиэтажки, звали просто по отчеству - Пантелеич. Когда-то работал он рабочим на одном из московских заводов, который в 90-е не то разорился, не то был переведён в область. Пришлось Андрею Пантелеевичу, которому на тот момент было под пятьдесят, искать работу, что удавалось с переменным успехом. А потом пенсия, правда, пенсия московская, которая, как известно, самая высокая в стране. Однако, на эту «большую» пенсию надо кормиться, одеваться, обуваться, оплачивать коммунальные услуги и лекарства. На некоторые из перечисленных нужд есть льготы, но если вы одиноки, не имеете дачи и земельного участка, с  которого можно, хоть как-то питаться, попробуйте, проживите на щедроты государства! Пантелеич, по крайней мере, прожить не смог и принялся осваивать окрестные помойки.

Тут он, надо сказать, оказался совсем не оригинален. С помоек кормилось немало народу, не говоря о животных. Самыми жалкими были бомжи, контингент, который не брезговал ничем, включая пищевые отбросы. Гораздо более малочисленную категорию составляли по терминологии Пантелеича «скотовладельцы»  из ближнего Подмосковья, выращивающие коз, кур или свиней. В большие мешки и вёдра они собирали корм для скотины. Другой редкой категорией были умельцы и изобретатели на все руки, ищущие материалы для своих поделок. Наш герой не принадлежал ни к одной категории этих изыскателей, и был сам по себе, так как главным образом собирал металл на продажу и имел с этого небольшой, но стабильный доход. Собственно, именно поиски металла (проволоки для хозяйственных надобностей) и привели его в первый раз на помойку.

Довольно скоро Пантелеич обнаружил моток хорошей медной проволоки. Правда, для этого пришлось перевернуть множество пакетов и коробок с барахлом и отбросами. Оказывается, люди часто избавляются от совершенно исправных вещей или предметов с небольшими дефектами. В тот раз помимо проволоки он нашёл совсем целый пузатый фаянсовый кувшин розового цвета, на донышке которого была выбита надпись «maid in Jugoslavija". Андрей Пантелеич не был чужд эстетического чувства. Кувшин ему понравился. Он взял его домой и иногда ставил в него полевые цветы, которые собирал в ближайшем запущенном парке.

Впоследствии ему доводилось подбирать вполне сносную по размеру обувь и слегка поношенную одежду. Порою эти вещи были запакованы, а иногда измазаны и порваны, но он научился очищать и ремонтировать их. У тёплого почти неношеного зимнего пальто синего цвета отсутствовали пуговицы и оторвался хлястик. Пантелеич потратился на новые блестящие чёрные красивые пуговицы и пришил хлястик чёрной суровой ниткой. Результаты этого мелкого ремонта превзошли все его ожидания. В своей обновке он выглядел не только прилично, а даже представительно. Если не жалеть крема на обувь, она также принимает пристойный вид.

Надо сказать, что далеко не сразу он решился воспользоваться найденными вещами. Ему казалось, что окружающие сразу догадаются, ОТКУДА они добыты, но, разумеется, это была иллюзия. Кому какое дело до старого пенсионера и его гардероба! У всех свои заботы. К тому же, Пантелеич слыл и был человеком нелюдимым, с немногочисленным кругом знакомых и нечасто общался с посторонними. Эта оторванность, этот индивидуализм имел какое-то обоснование, теряющееся в прошлом старика.

Вообще, об Андрее Пантелеевиче известно довольно мало, и главным образом, то, что он сам о себе рассказал, уже, будучи в доме призрения. Возможно, в юности его сильно обидели или обманули и предали. Он об этом никогда не рассказывал, но заметно дистанцировался от посторонних, да и со знакомыми был немногословен.

Со слов отца Петра, с которым старик был более откровенен, Андрей Пантелеевич Обухов родился в Москве. Отец его Пантелей Иванович  был фронтовик, потерял ногу при взятии Кенигсберга, работал сапожником на фабрике и крепко выпивал. Мать Пелагея Яковлевна работала ткачихой. Родители мало занимались ребёнком. Отец вечно мучился  похмельем, мать была поглощена работой и домашними заботами. Самые счастливые воспоминания детства  Андрея связаны с летними каникулами в деревне у дедушки с бабушкой в Ярославской области. Старики любили единственного внука, а ему нравилось тамошнее приволье, сад, разнообразная живность, лес и тихая речка с омутами, в которых ловились ерши. На вопрос отца Петра о вере Пантелеич заметил, что слышал о Боге с детства от бабушки, в церковь не ходил, но атеистом никогда не был. У него дома висела семейная Фёдоровская икона Божией Матери.

Как уже говорилось, недоверие старика к посторонним людям бросалось в глаза, но ещё большее недоверие он испытывал к власти, ко всякой власти. Основывалось оно не только на личном опыте. Однажды в гостях у деда он, распропагандированный школьными учителями, высказал что-то про гражданскую войну и коллективизацию с коммунистических позиций. День был праздничный. Дед сидел в избе принаряженный, под хмельком и с гармошкой. Он внимательно выслушал внука, затем растянул меха и запел:

                            «Как возьму обрез,

                              Да пойду я в лес,

                              Погудеть, погулять,

                              Комиссаров пострелять...»

Песня была длинной, но Пантелеич запомнил только начало. Потом дед стал рассказывать о том, что  сам видел. И этот рассказ поразил мальчика своей жестокой обыденностью. Он узнал, как красные каратели расстреливали целые сёла, как раскулачивали крестьян, обрекая семьи с многочисленными маленькими детьми на голодную смерть, как переселяли тысячи людей с насиженных мест ради устройства водохранилищ и разных «строек века». «Запомни внучок, - напоследок внушал дед, - советская власть - жестокая, сатанинская, анафемская. Долго она не продержится. Придёт время, упадёт. И ты это увидишь». У него хватило ума держать эти сведения при себе. Слова деда произвели глубокое впечатление, которое со временем лишь укрепилось, особенно после службы в советской армии. Не то, чтобы военная служба у Обухова не задалась. В те годы СССР ни с кем не воевал, а пресловутой дедовщины ещё не было, она появилась попозже, где-то с семидесятых, но, по-видимому (это только догадки), ему пришлось столкнуться с грубостью и офицерским произволом. Заключаю это потому, что обычно мужчины любят похвастаться и поделиться воспоминаниями об армии, а Пантелеич в таких случаях всегда отмалчивался или переводил разговор на другое. Казалось бы, он рос и воспитывался в условиях, которые не должны были его изнежить. Питались и одевались скромно, как и большинство советских людей. Окружение было пролетарским - рабочая окраина, где полно хулиганов. Соседи по коммуналке вечно скандалили, сквернословили и дрались, да и во дворе та же картина. Плюс собственный папаша был не подарок - чуть что и за ремень. Правда, обычно Андрею удавалось сбежать от калеки-отца, но всё же, он несколько раз подвергся жестокой порке за совершенно невинные шалости. Он затаил обиду на родителя, пока не повзрослел и не понял всю глубину несчастья близкого человека.

Пантелей Иванович пошёл воевать добровольцем в 1941 году. Имел награды, а затем попал под трибунал за то, что потерял штык от винтовки. Его определили в штрафбат, где он уцелел чудом среди немногих. Затем продолжал службу в обычном подразделении и был тяжело ранен - лишился ноги по бедро, став калекой в двадцать два года.

Когда-то Пантелей Иванович хорошо учился, показывая недюжинные математические способности. Мечтал поступить в институт. Мечтам этим не суждено было осуществиться. Сначала молодой фронтовик сильно запил. Если б не хорошая подруга, спился бы окончательно. Ему повезло хотя бы в любви. Потом женился, родился ребёнок, и начались заботы о хлебе насущном. От пьянства отрешиться окончательно он всё же не смог. Алкоголь помогал заглушить тяжёлые воспоминания и волшебным образом позволял отключиться от насущных проблем. Иногда отец кое-что рассказывал взрослеющему сыну и тот наматывал на ус ту горькую правду о войне, о которой умалчивали советские книги и фильмы, и приукрашивали присяжные агитаторы.  

Подрастающий Андрей ещё более укреплялся в недоверии к власти. Однако, это чувство не толкнуло его, как некоторых, на путь диссиденства. Он, например, отмечал, что отец в качестве участника ВОВ пользовался положенными льготами. В частности, семья со временем получила полуторную квартиру. Это в те времена считалось большой удачей. Собственно эта квартира после смерти родителей оказалась его единственным наследством. И всё же, во времена Горбачёва он не удивлялся ни тотальному дефициту, ни карточкам. Всё это было закономерным результатом действий жестокой и циничной власти. И чем это говорун был лучше предшествующих деятелей?

 Не обманывался Пантелеич и в отношении клики, сменившей коммунистов у власти. Ельцин внушал ему ещё большие подозрения, чем коммунистические вожди, от которых он никогда не ожидал ничего хорошего. Единственной его целью стало простое выживание. Пантелеич не ставил себе никаких других задач, никаких вех. Он просто жил, как зверь, не думая о завтрашнем дне. Вначале стыдился появляться на помойке, сознавая всю бездну своего падения. Затем, видимо преодолев некий психологический барьер, успокоился. Так, должно быть, чувствует себя человек, приступивший к попрошайничеству: сначала тяжело, затем появляется привычка и равнодушие к мнению людей. Ну, что делать, если иначе жить не получается!

Итак, наш герой научился сводить концы с концами с помощью помойки. Но даже на этом пути его подстерегали подводные камни и некие неприятные неожиданности. Прежде всего, ему пришлось столкнуться с двуногими и четвероногими конкурентами. К последним относились крысы, кошки и собаки. Пантелеич не посягал на пищевые ресурсы свалок и помоек, поэтому в строгом смысле он конкурентом для животных не являлся. К кошкам и собакам относился лояльно. Старался им не мешать и не задевать. Никаких конфликтов с ними не возникало. Более того, упомянутые одомашненные хищники были союзниками Пантелеича в борьбе с общим врагом - мышами и крысами, которых старик, как и большинство людей, терпеть не мог. Они вызывали в нём чувство брезгливого страха и отвращения своей нечистоплотностью, дерзостью, смелостью и проворством. Однажды Пантелеич с помощью своего неизменного орудия - палки с загнутым гвоздём на конце,   которой ворошил мусор, прижал жирную крупную крысу к земле с намерением её прикончить. На прозительный писк пострадавшей твари ринулась целая стая её товарок. Это было так страшно и неожиданно, что перепуганный Пантелеич поспешно ретировался.

С двуногими конкурентами дело обстояло хуже. Раза два бомжи побили старика. После второго раза он вооружился упомянутой палкой с крючком и стал более внимательно следить за обстановкой. Если появлялась какая-то угроза, старался незаметно удалиться. Впрочем, к нему привыкли за несколько лет и не обращали внимания, а со временем завелись и приятели. Таким был, например, Профессор, человек весьма почтенного облика - интеллигент в очках, настоящего имени которого никто не знал. Он явно был по образованию радиоинженер. Превосходно разбирался в технике, всё время что-то изобретал и выискивал для своих изысканий материалы на свалках, так как денег у него никогда не водилось. Иначе и быть не могло, поскольку Профессор был совершенно, что называется, не от мира сего. Пантелеич завоевал его признательность за подаренные платы и прочие радиоэлектронные штучки, которым обычный человек не может найти применения, а технарь, обнаружив, приходит в восторг. Между прочим, благодаря Профессору Пантелеич обзавёлся очень неплохим цветным телевизором, тоже найденным на свалке и реанимированным инженером. Теперь у него в доме этот телевизор был единственным развлечением. Профессор - один из немногих людей, с которыми Пантелеич поддерживал отношения. Изредка они ходили друг к другу в гости. Профессор жил неподалёку в когда-то шикарном «сталинском» доме с высоченными потолками в весьма запущенной трёхкомнатной квартире, вопиющей о ремонте. На ремонт денег не было, так как хозяин тратил все средства на какие-то таинственные разработки и изобретения, в которых Пантелеич разбирался, как в китайской филологии.

Другой приятельницей Пантелеича была весьма набожная, но полусумасшедшая старуха Глаша, которой была одержима идеей подкармливать всех несчастных животных: кошек, собак и птиц. Она сортировала на помойке пищевые отходы, варила каши из разных круп и сдабривала их всякими кусками и огрызками. К Глаше слетались все местные галки и вороны, а сизые голуби садились ей на руки и плечи. Бывало, прилетит на угощение целая стая пернатых, а старуха стоит неподвижно, боясь спугнуть птиц, и тихонько что-то им шепчет и приговаривает. Глаша с недоверием относилась к мужчинам, так как её в молодости однажды пытались изнасиловать. Пантелеич, возможно по старости и из-за миролюбивого облика был исключением, и с ним она иногда решалась побеседовать. Он жалел Глашу и иногда помогал ей таскать вёдра с кормом. Глаша была маленького роста, с беспокойными, чуть раскосыми чёрными глазами на круглом сморщенном личике. Разговаривала тонким пронзительным голосом, слегка картавя и пришепетывая, и всегда щеголяла в каких-то обносках - неизменном тёплом платке, закрывавшим голову, шею и верхнюю часть корпуса, длинной чёрной юбке и больших мужских туристических ботинках со шнуровкой, одетых поверх толстых шерстяных носков. «Пантелеить, Пантелеить, здгавствуй!» - обычно приветствовала Глаша нашего героя, - «а я птицек когмлю. Так Богу угодно. Батюска Сегий так говогит».

Я уже отмечал, что благодаря своим изысканиям Пантелеич худо-бедно сводил концы с концами, но случались и периоды невезения. Особенно тяжёлый кризис разразился лет за пять до описываемых событий. В тот раз старик зимой упал и сильно ударился об лёд коленом правой ноги. От боли у него буквально заискрило в глазах, но сгоряча он поднялся и дошёл до дома. На другой день колено раздулось,  ходьба давалась с трудом, а боль не проходила. В местном травмпункте у Пантелеича диагностировали артроз и засадили несколько уколов в колено. Боль постепенно исчезла, а хромота пропала через пару недель, но через два года старик опять упал, и всё повторилось, но в худшем варианте. На этот раз уколы делать не стали, поскольку лекарство дорого, а на ту пору у пострадавшего с деньгами было негусто, а мази не помогли. И тут Пантелеичу повезло: его по направлению из местной поликлиники из жалости послали к замечательному специалисту, лучшему в Москве (а значит и в России) хирургу - ревматологу, первому начавшему вживлять искусственные суставы.

Старенький профессор, небольшого росточка, плотный округлый и аккуратный принял больного в маленьком тесном обшарпанном кабинете, сидя за столом, заваленным бумагами и рентгеновскими снимками. Для начала назначил рентген обоих колен, отметив, что, к сожалению, ныне такая процедура стоит денег ( 200 рублей), как это ни прискорбно. По-видимому, профессор оставался в социалистическом прошлом, и платная медицина представлялась ему дикостью, хотя уже лет пятнадцать сей прискорбный факт превратился в повседневную реальность. Внимательно осмотрев снимки, эскулап заявил: «Голубчик, если б вы попали ко мне сразу, я бы за неделю вас вылечил простым аспирином. Теперь уже поздно. У вас травматический артроз, но перспективы неплохие. Вот выписываю вам два лекарства. Одно нужно принимать девять месяцев, другое полгода. Облегчение настанет месяца через три». Лекарства профессор подобрал сравнительно дешёвые, понимая, что имеет дело с пенсионером, но всё-таки вместе они стоили 500 рублей на два месяца. Это был удар по бюджету пострадавшего, да ещё свои походы он вынужден был прекратить до тех пор, пока не наступило обещанное профессором облегчение. Этот период Пантелеич прожил совсем впроголодь: питался кое-как, в основном гороховым супом и чёрным хлебом. Но нога прошла, и он снова стал ходить по знакомым маршрутам. Обычно жизнь человеческая идёт полосами от неудачи к удаче. Судьба словно зебра: счастливая полоса чередуется с несчастливой. Однажды Пантелеичу неимоверно повезло. За несколько лет он перетаскал скупщикам не один центнер цветных металлов, однако ничего особо ценного ни разу не находил. И вдруг сенсационная находка - маленькая вазочка фирмы Фаберже. Она завалялась в куче мусора и была залита томатным соком. Пантелеич сразу сообразил, что находка особенная, даже не разглядев клеймо, уж очень она казалась изящной. А когда дома вооружился лупой, не поверил своим глазам: действительно, изделие изготовлено поставщиками императорского двора! Теперь главное не продешевить. Он оделся в свой единственный приличный костюм из чёрного шевиота и белую рубашку, повязал синий галстук с изображениями конских голов. Завернул вазочку в упаковочную бумагу,  положил в маленький полиэтиленовый пакетик и спрятал во внутреннем кармане пиджака с застёжкой.

 В таком параде Пантелеич направился на Арбат, где побывал во всех антикварных магазинах. Ко всем продавцам он обращался с просьбой показать ему изделия Фаберже, желая узнать цены. В двух магазинах ему сказали, что Фаберже нет. В третьем два наглых юнца, глянув на него с невыразимым презрением, заявили, что б он шёл куда подальше. Зато в четвёртом продавщица оказалась настолько любезной, что продемонстрировала посетителю каталог изделий с клеймами знаменитой фирмы и назвала некоторые цены. Теперь счастливый изыскатель представлял, сколько может стоить его сокровище. Вазочку оценили в 120000 рублей и купили, чуть ли не на другой день. Пантелеич получил по его меркам огромную сумму и просто млел от счастья.

На вырученные деньги он купил пару крепких и тёплых зимних ботинок, пять рубашек, десять пар носков, галстук, несколько комплектов белья, бутылку красного французского вина «бордо», сыр «пармезан» и копчёный язык. Половину оставшихся денег обратил в доллары и спрятал в надёжном месте, а остаток решил постепенно тратить на повседневные нужды. Затем через пару дней старик приобрёл у торговки в подземном переходе горку белых грибов, а в ближайшем супермаркете охлаждённую курицу. Из отборных боровиков получился ароматный вкуснейший суп. Птицу он зажарил с яблоками. На третье купил шоколадный торт и пригласил на обед Профессора. Не забыл и Глашу. Купил ей новый серый пуховый платок. Изобретатель был холостяком, питался супами из пакетов и прошлогодними макаронами, а нередко и вовсе пропускал приём пищи, живя в своём мире и решая очередную технологическую задачу. Так, что званый обед привёл его в восторг. Профессор в полной мере отдал должное кулинарным талантам Пантелеича, а в благодарность пополнил ассортимент подобранного телевизора ещё тремя программами. Что касается Глаши, обновке она обрадовалась, как ребёнок. Сразу завернулась в платок и  выразила уверенность, что Господь воздаст Пантелеичу за доброту.

Пару дней старик не ходил «на промысел», но затем рассудил, что всему хорошему на свете когда-нибудь приходит конец, и деньгам тоже. Так, что расслабляться не стоит, а вдруг повезёт снова? В шесть часов пятнадцать минут утра Пантелеич вышел из дому, решив начать обход не с ближайшей помойки, а с территории нового недавно сданного в эксплуатацию микрорайона. Люди там поселились обеспеченные и в мусорках находились порой хорошие вещи. Ящики для отходов ставились в специальных закутках, огороженных кирпичной стенкой. Если зайдёшь за стенку, то со стороны тебя почти не видно и это нравилось Пантелеичу. Первый закуток оказался целиком забитым картонными коробками со строительным мусором. Он раздвигал и бегло рассматривал их содержимое, но не находил ничего достойного внимания. Добрался до последнего ящика на дне контейнера, нетерпеливо раскрыл крышку и увидел на дне страшно истощённую собаку тигровой масти. Поначалу ему показалось, что это труп, но веки пса чуть приоткрылись и лапы едва заметно дёрнулись. Сердце Пантелеича дрогнуло. Пёс был истощён до последней стадии. Все кости можно было увидеть и сосчитать. Грязная шкура покрыта незаживающими гноящимися ранами, от которых шёл тяжёлый запах. Старик иногда смотрел передачи о животных по каналу «Animal Planet» и сразу понял, что перед ним питбуль, использованный в собачьих боях и, вероятно, забракованный. В США одна сердобольная женщина содержала в своём питомнике триста таких бедолаг, причём ухаживать за ними ей помогали бывшие заключённые. В сюжете «Animal Planet" говорилось о феноменальной выносливости питбулей. Пантелеич принял решение попытаться выходить собаку.

Он без труда доставил находку домой. Пёс настолько исхудал, что весил не больше двенадцати килограмм. В углу комнаты хозяин соорудил ложе из тряпок, бережно водрузил на него страдальца и стал шарить в ящике шкафа, служившим аптечкой. Медицинский арсенал Пантелеича был не богат, но необходимый минимум там имелся. Он обнаружил пузырёк марганцовки, бинт и пачку одноразовых шприцев. Разбавив марганцовку тёплой водой, старик начал протирать собачьи раны тампоном из бинта. Затем извлёк из холодильника куриную ножку и в маленькой кастрюльке сварил бульон. Когда кушанье несколько остыло, он набрал бульон в шприц и вспрыснул его в пасть пациента. Потом, подумав немного, влил туда же остатки «бордо». Пёс слегка закашлялся после приёма вина, но всё благополучно ушло по назначению. «Вот так-то, брат, дай срок, поставлю тебя на ноги» - изрёк довольный Пантелеич. В дальнейшем старик потчевал питбуля бульоном через каждые три часа, справедливо полагая, что после длительной голодовки организм должен привыкать к пищи постепенно. На второй день пёс начал поднимать голову. На третий попытался сесть. На четвёртый принялся вилять хвостом при виде нового хозяина, а на пятый встал на все четыре лапы и стал зализывать свои раны. Таким образом, молва о поразительной живучести собак-убийц оказалась правдивой.

Скоро пёс, которого из-за полосатой масти Пантелеич прозвал Тигром, окончательно восстановился. Произошло это благодаря счастливому стечению обстоятельств. Будь Пантелеич, как всегда, на мели, и он бы не смог прокормить питомца. Именно безденежье останавливало его ранее, когда приходило желание завести хоть какую-нибудь живность, дабы скрасить одиночество. Ему и самому- то часто нечего было есть. Но теперь проблема была решена благодаря находке Фаберже, хотя бы на время. И старик с удовольствием ухаживал за питомцем, сам себе удивляясь. Впрочем, это психологически понятно. В человеке живёт неистребимая потребность общения. Если нет возможности контакта с себе подобными, это желание может удовлетворить любой живое существо, хоть как-то способное проявить привязанность.

А Тигр привязанность и признательность проявлял постоянно, виляя хвостом, облизывая руку хозяина и подставляя голову, чтобы ему почесали за ушком. Когда собака окончательно оправилась, старик приобрёл в зоомагазине широкий и крепкий ошейник с заваренным кольцом для прочности, и из брезентового ремня, найденного когда-то, как и всё, что он имел, на помойке, надёжный трёхметровый поводок. Теперь утренний обход Пантелеич совершал в сопровождении питомца. Затем выводил его на улицу ещё раз днём  и вечером перед сном. Питбуль отъелся и покрылся бронёй мускулов. Морда, голова и туловище Тигра были покрыты боевыми рубцами, словно у гладиатора. Возраст его по определению нового хозяина составлял примерно четыре года, но очевидно, собаку беспощадно эксплуатировали в жестоких забавах, и вряд ли она была способна в дальнейшем побеждать противников. Срок «выступлений» бойцовой собаки 2-3 года. Затем они или погибают, или выбраковываются. Тигр относился нейтрально к незнакомым людям.  Он их просто не замечал. Знал основные команды, но, что касается любой другой живности...

Когда Пантелеич взял в первый раз собаку с собой в ежедневный обход, на одной из помоек им навстречу выскочила здоровенная жирная крыса. Тигр моментально сгрёб её в свою крокодилью пасть и несколько раз встряхнул. Труп крысы выглядел так, как будто попал под трамвай. Это очень понравилось старику, который крыс не выносил. Теперь он, подходя к очередной свалке, спускал тигра с поводка и командовал: «Возьми её!» Но вскоре от подобной практики пришлось отказаться, поскольку Тигр, не моргнув глазом, проделал то же самое с кошкой, которая на своё несчастье подвернулась на его пути. Громадные грозные челюсти сомкнулись всего лишь раз, и всё было кончено. После этого хозяин спускал питбуля с поводка лишь в глухих местах где-нибудь в парке. Ещё Пантелеич заметил, что когда он гулял с Тигром, народ их сторонился и у многих на лице были написаны страх и любопытство. Зловещая репутация питбулей, собак-убийц, раздутая СМИ, давала себя знать. Но Тигр неизменно оставался ласковым и преданным новому хозяину и старик всё больше привязывался к нему.

Однажды ранним утром они столкнулись с группой гастарбайтеров из Средней Азии или, как их называл Пантелеич, «талибами»* (Талибан - запрещенная в РФ организация. - РНЛ). «Талибы»*, очевидно, остались без работы, раз тоже решились пошарить на помойке. Старик и раньше иногда встречался с азиатами, но те никогда не проявляли агрессии. На этот раз получилось иначе. Когда он приблизился к мусорному баку с противоположной от гастарбайтеров стороны, один из «гостей столицы» на ломаном русском обругал старика и сделал несколько шагов в его сторону. И тут вперёд неожиданно вышел Тигр. Он ощерил свои грозные клыки и сделал выпад в сторону «талиба». Вид у собаки был настолько страшный, что агрессор поспешно отступил и вместе с двумя своими товарищами немедленно ретировался. Очевидно, и азиаты были наслышаны о питбулях. Тигр же дал понять, что отлично понимает обстановку и всегда её контролирует.

 Шло время. Человек и собака жили в одном доме и были довольны друг другом. Пантелеич вёл всё тот же образ жизни. Экономил, но старался хорошо кормить питомца и делился с ним последним куском. Обычно он варил собаке полужидкую кашу на бульоне из мясных отходов и добавлял ложечку растительного масла. От этого шкура Тигра блестела и лоснилась, а когда под ней играли литые мышцы, собакой можно было залюбоваться. У Профессора дома имелись весы и Пантелеич, взвесив своего питомца, обнаружил, что вес собаки составлял 24 килограмма, то есть Тигр прибавил вдвое с того момента, как его выбросили на свалку.

Однажды пригожим сентябрьским утром Пантелеич с Тигром вышли на промысел. Стояло чудесное «бабье лето». Желтизна лишь слегка тронула листву парковых деревьев. Только тополя уже начинали облетать. Наши герои начали обход с самой дальней свалки около старых девятиэтажек. Старик привязал пса к крюку в кирпичной стенке, окружающей мусорные баки, чтобы освободить руки, и шуровал палкой в поддоне, когда услышал негромкое рычание питбуля. Обернувшись, он увидел двух мужчин, тащивших какой-то длинный тюк на помойку, сгибавшихся под его тяжестью. Собака стояла на проходе, поэтому он подтянул пса к себе и присел за стенку, наблюдая за незнакомцами. К его ужасу, ноша, завёрнутая в ковёр, вдруг ожила и задвигалась. Один из мужиков, не останавливаясь, ударил по ней кулаком, скверно выругавшись. У Пантелеича просто душа ушла в пятки. Притянув к себе голову собаки, он присел между контейнерами, зажав рукой собачью пасть и очень жалея, что оказался тут. Между тем, незнакомцы дотащили тюк до помойки и развернули ковёр.

Оказалось, внутри находилась женщина с длинными светлыми волосами, связанная по рукам и ногам, с кляпом во рту и насколько мог разглядеть испуганный старик, молодая. Она лежала на земле, извиваясь изо всех сил и невнятно что-то мыча через затычку. Один из мужчин вынул нож. Вот, когда Пантелеич пожалел, что не обзавёлся мобильником! Сейчас бы самое время полицию вызвать. Между тем убийца медлил и стал о чём-то переговариваться с напарником, а женщина, видимо от ужаса, затихла. Надо было срочно что-то предпринимать, но что может сделать беспомощный старик против двух здоровых мужчин? И тут Пантелеич пустил в ход своё единственное оружие. Он показал Тигру на мужика с ножом и сказал: «Взять!» Видели ли вы когда-нибудь, как питбуль бросается в бой? Это молния, тайфун, снаряд, орудие несущее смерть! Тигр, словно обученная полицейская собака вцепился в руку с занесенным ножом. Бандит взвыл белугой  и заорал своему напарнику: «Стреляй! Стреляй в него!» Однако, второй бандит, хотя и вытащил из кармана пистолет, стрелять не стал, вероятно, опасаясь излишнего шума. Тем временем Тигр изжевал вторую руку своей жертвы. Бандит верещал, как заяц. Пантелеич подбежал к женщине и разрезал верёвки перочинным ножом.  Женщина задвигалась и села, с ужасом глядя через плечо своего избавителя. Старик слышал за спиной шум борьбы, рычание собаки, вопли и стоны. Затем вдруг прогрохотал выстрел. Один, второй, третий. Раздался короткий собачий вой, и что-то с силой ударило Пантелеича под правую лопатку. Старик повалился на землю ничком.

Он очнулся через четверо суток белым днём в больничной палате. На стуле напротив его кровати сидела ...Глаша. Рядом с ней находились одетая в белый больничный халат женщина средних лет с добрым лицом и немолодой священник в чёрной рясе с жёлтым крестом на груди. «Батюска, батюска! Пантелеить проснулся», - радостно зашепелявила Глаша. Священник улыбнулся пострадавшему, а женщина в халате подошла и пощупала пульс старика. «Где я?» - поинтересовался Пантелеич. «Вы в больнице», - ответил священник и переглянулся с сиделкой. Та едва заметно кивнула головой. «В меня стреляли?» «Да, вас ранили, но не волнуйтесь, - вмешалась женщина, - вас вылечат». «Что стало с теми...с теми людьми?» «С какими людьми, которые на вас напали?» - поинтересовался батюшка. «Да. И что стало с моей собакой?» Сиделка сделала запрещающий жест и священник замолчал. Пантелеич почувствовал сильную боль в груди и снова отключился.

Лишь через пару дней он почувствовал себя лучше и узнал, что произошло после рокового выстрела. Оказывается, истекающего кровью Пантелеича обнаружила Глаша. Рядом лежал  мёртвый верный Тигр с простреленными грудью и головой. Больше никого не было. Люди исчезли. Следователь, с которым через некоторое время побеседовал Пантелеич, предположил, что женщине удалось скрыться. Что касается бандитов, то оба они, видимо, пострадали от клыков питбуля. На месте преступления обнаружили нож-финку и сейчас с этой уликой работали криминалисты. Во всяком случае, вмешательство старика предотвратило убийство.

Сам он был очень плох - пистолетная пуля прошила лёгкое.  К тому же, он был сильно подавлен потерей четвероногого друга. Операция по извлечению смертоносного свинца прошла успешно, но больному требовался уход и длительное лечение. Помощь пришла опять-таки благодаря Глаше, которая рассказала отцу Петру про своего приятеля и его дружбу со спасённой собакой. Растроганный священник принял живое участие в судьбе старика. Приставил к нему сиделку из приходского дома престарелых, а когда Пантелеич немного окреп, устроил его в свой дом призрения. Собственно, все описанные события я и узнал от отца Петра, который начал свой рассказ со слов: «У меня поселился мусорный Крёз». И это не единственная история, которую он мне поведал.

* - Талибан - запрещенная в РФ организация. - РНЛ


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме