Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«В битве должен побеждать...»

Русская народная линия

26.10.2018


К сороковинам Александра Григорьевича Ракова († 17.09.2018) …

 

Сегодня, 26 октября, в праздник Иверской иконы Божией Матери, исполняется сорок дней, как не стало Александра Григорьевича Ракова - петербургского писателя, основателя и главного редактора газеты «Православный Санкт-Петербург».

В 10-00 начнется Божественная литургия в Благовещенском храме (Приморский пр., 79), затем панихида по приснопоминаемому рабу Божию Александру. После богослужения в церкви будет отслужена лития на могиле А.Г.Ракова на Серафимовском кладбище.

Вышедший в октябре номер газеты «Православный Санкт-Петербург» был посвящен памяти главного редактора. Сейчас верстается следующий, ноябрьский, номер газеты. Главное дело жизни Александра Ракова живет, Бог в помощь редакции! Просим молитв об усопшем. Вечная память!

В памятный день публикуем подборку материалов из последнего номера газеты, созданной почившим

 

 ***

СЫН ПОБЕДЫ

...В понедельник утром мы пришли в редакцию, - всё здесь было по-прежнему; на редакторском столе раскрыта тетрадь с планом будущего номера, несколько книг - всё больше сборники стихов, церковный календарь за октябрь... Нет идеального порядка, но и беспорядка нет - всё по-деловому, всё лежит в ожидании работы: сейчас редактор вернётся - и сразу начнётся новая трудовая неделя.

Но нет - на этот раз не вернётся.

17 сентября в час по полуночи Александра Григорьевича Ракова не стало.

Мы знаем, что сейчас нужно написать... Что-нибудь вроде: «Ушёл из жизни безсменный главный редактор газеты «Православный Санкт-Петербург», автор многочисленных и популярных в народе книг, член Союза писателей России, лауреат Шолоховской международной литературной премии - и ещё нескольких премий...»

Всё это так, всё это правда. Но сейчас мы в редакции думаем не об этом. Ушёл человек, с которым мы более десятка лет работали бок о бок... В сам деле ведь бок о бок! - в том крохотном помещении, где располагается наша редакция, - день за днём, год за годом... Александр Григорьевич порою мечтал: «Вот разбогатеем, заведём себе побольше апартаменты, и будет у меня собственный кабинет!» - и сам усмехался несбыточности своих мечтаний.

Ушёл человек, с которым много-много лет работали вместе; собрат по газете. Мы сейчас, в первый день утраты, даже не думаем о нём как о руководителе - только как о собрате, с которым варились в одном творческом, журналистском котле, думали над одними темами, тревожились одной тревогой, радовались одной радостью. Ушла часть нашей жизни - и немалая часть! Весомая часть! Ушёл близкий человек!

Всякий православный знает: хоть мы и не вправе предварять Божий суд, не должны гадать, что ждёт душу усопшего в вечности, а всё-таки обстоятельства смерти кое о чём да говорят чуткому сердцу. Что сказать об этих обстоятельствах? Примерно за месяц до кончины Александр Григорьевич как-то поутих, успокоился, стал терпеливее, мягче, кротче. Это была разительная перемена, - словно другой человек появился в редакции. А он тихо улыбался, говорил не требовательно, но просительно, - и, как ни удивительно это было, мы всё-таки не распознали, не почувствовали того, что, видимо, уже смутно ощущал он сам - приближения неизбежного.

В воскресенье 16 сентября пошёл в свою Благовещенскую церковь, исповедовался, причастился. Вернулся домой, почувствовал себя плохо. Вызвали скорую. Не дождавшись врачей, в час ночи тихо скончался.

Понимающий понимает: о таком образе смерти - после исповеди, произнесённой в полном сознании, после Святого Причастия, у себя дома, посреди любящих родных, без больших телесных страданий, - именно о таком образе кончины «безболезненной, непостыдной, мирной» православные люди молятся, как о большом благе, не каждому уготованном. Милостью Господней раб Божий Александр такого блага сподобился, - и все мы надеемся и верим, что это знак и главной Божией милости - спасения его души.

Все, кто был на отпевании р.Б. Александра, происходившем в храме Благовещения Пресвятой Богородицы на Приморском проспекте, и потом на похоронах - на Серафимовском кладбище, отмечали удивительное благолепие всего происходящего, удивительный, добрый покой и особую духовную приподнятость. Не было глухой тоски, не было подавленности, все чувствовали, что душа новопреставленного уходит в светлый, радостный путь...

Впрочем, это уже дела вечности.

Поговорим теперь о том, что нам, земным, больше приличествует: о делах нашего временного, бренного мира.

Что оставил после себя Александр Григорьевич?

Во-первых, - и в-главных! - конечно же, газету. «Православный Санкт-Петербург». Она из той стаи первых ласточек, из когорты первенцев русской православной журналистики, каких ныне осталось немного - по пальцам перечесть!

И здесь хочется кое-что пояснить. Тысячу лет существовала Русь Православная, но православной журналистики в ней не было никогда, - даже в XIX веке, когда светская журналистика стала явлением обыденным. Впервые русское православное сообщество всерьёз осознало необходимость церковной прессы, церковного радио, церковного телевидения только в конце 80-х. Сперва показалось - всё просто! Найди типографию, найди бумагу, пиши да издавай! На деле вышло не так. На деле оказалось, что никто в России толком не умеет писать «по-православному». Кто-то пытался говорить с читателем словами учёных богословов, кто-то пытался подражать языку проповедников прошлых веков, кто-то копировал слащавые рождественские сказки, бытовавшие в XIX столетии...  И всё это ни в малой степени не задевало сердец современных читателей, не будило их ум, не воспламеняло дух. Все выстрелы уходили «в молоко».

Словом, очень скоро умным людям стало ясно: всё не так просто; нужно - всего-то! - выработать новый язык, новый подход,  новый взгляд. Нужно создать нечто такое, чего ещё никогда в  России не было!

И этим-то занимался Александр Григорьевич Раков. Он создавал русскую православную журналистику - вещь для России небывалую. Конечно, не один,  -  были в России и другие православные газеты, были и другие отважные первопроходцы-редакторы, - но А.Г. Раков стоял в первых рядах этого движения; первых - по времени и первых - по значению. Его газета заговорила с читателем языком простым и умным, доверительным, дружеским, порою - исповедальным. Его газета никогда не говорила свысока, никогда не поучала, - она предлагала читателю рука об руку подниматься по духовной лествице, по-братски поддерживая друг друга. И этот тёплый без слащавости, простой без примитивности, мудрый без высокоумности язык, выработанный в «Православном Санкт-Петербурге», есть главное наследство, оставленное нам его главным редактором. Его наследство не просто газета - одна из многих; его наследство - русская православная журналистика.

Что ещё мы обязаны взять из духовного наследия А.Г. Ракова? Его любовь к Родине, его почитание воинов Великой Отечественной - и павших, и тех, кто остались живы. Все, кто знал нашего редактора, помнят, как часто и с какой гордостью он повторял: «Я - сын Победы! Я сын офицера-фронтовика!» И когда враждебные России силы пробовали облить грязью великий подвиг советского народа, когда церковные власовцы называли нашу гордость грязным словом «победобесие», а в герои пытались выпихнуть гнусных предателей - Власова и других, - именно непримиримая позиция Александра Григорьевича Ракова и его единомышленников не позволила врагам окончательно утвердить свои взгляды в церковном сообществе. Эта непримиримость к губителям России - одна из важнейших частей раковского наследия.

И третья его часть - забота о чистоте русского языка. Эта забота никогда не покидала сердца Александра Григорьевича, но знавшие его помнят, что особенно сильно она владела им в последние годы жизни. В это время слова о том, что русский язык нужно беречь, буквально не сходили у него с уст. Всякая языковая ошибка, всякий неуклюжий, неграмотный оборот, подмеченный в речи писателей, журналистов, дикторов ТВ, вызывал у него едва ли не физическую боль. Особенно негодовал он на подмену русских слов иностранными, на эту страшную болезнь нашей эпохи.

- Зачем говорить «волонтёры», когда есть прекрасное русское слово «добровольцы»? Зачем говорить «аплодисменты», когда  можно сказать по-русски - «рукоплескания»?

Подобные вопросы мы слышали от него постоянно. Если Александру Григорьевичу встречалось иностранное слово, которому он не мог немедленно найти русского соответствия, редактор тут же, не откладывая дела в долгий ящик, вооружался словарями и не успокаивался, пока не находил искомое. Возможно, кому-то это казалось чудачеством, но современная жизнь изо дня в день доказывает нам: как только в России исчезнет последний такой «чудак» - исчезнет и русский язык под лавиной бездумного или злонамеренного иностранного заимствования. Нет, это было не чудачество, а героизм бойца, вышедшего на бой с вражескими полчищами. Мы, православные журналисты - да нет, все русские православные люди, все, кому дорого Отечество, его культура, его история, - обязаны принять эту, третью часть наследия Ракова - борьбу за родной язык. Друзья, без нас он погибнет; если мы не продолжим эту борьбу, наши дети, наши внуки забудут и самые основы родной речи!

...Сейчас, вспоминая Александра Григорьевича, мы снова слышим его любимые фразы.

- Ну вот, ещё один номер у нас никто не отнимет! - радостно восклицал он, когда очередной номер газеты приходил из типографии. Он всегда жил, словно в бою, всегда был готов отражать чьё-то нашествие, чью-то попытку разрушить редакцию... Но когда новый номер выходил в свет, он на минуту успокаивался: теперь, несмотря ни на какие превратности, этот номер уже готов, уже вошёл в историю газеты, и никто его оттуда не вычеркнет.

- Ну что это за редакция! Никто сегодня не звонит, никто не приходит!.. - ворчал он, когда телефон на его рабочем столе умолкал на полчаса. Ему хотелось всегда быть в гуще народа, всегда кому-то что-то разъяснять, кого-то в чём-то убеждать, всегда чувствовать читателя, его настроения, его чаяния...

- А теперь я покажу вам закрома редакции! Закрома Родины не могу показать, а закрома редакции - вот они! - всегда говорил он очередному посетителю, знакомя его с редакторской творческой кухней. И вид у него при этом был такой, словно он раскрывает перед читателем величайшую святыню своей жизни. Да так оно и было: газета была его святыней.

- Сейчас говорят: 90-е годы, 90-е годы - тяжёлые, бандитские... А я и не заметил никаких девяностых годов, - вспоминал он часто. - В то время у меня в голове одно вертелось: «Надо делать газету! Надо делать газету!» И так за всеми газетными делами я и не видел, какие-такие это были девяностые годы.

И ещё вспоминается традиционное прощание Александра Григорьевича. Уходя из редакции, подхватывая объёмистый портфель и натягивая на лоб кепку, он неизменно говорил:

- Ну, ухожу я, - без меня шуму меньше будет в редакции! Не скучайте, друзья, - дорабатывайте без меня!

Так он сказал и в ту последнюю пятницу...

Что же, будем дорабатывать, будем работать. Так хотел Александр Григорьевич, так и духовник редакции благословил: отец Иоанн Миронов, «дорогой батюшка, батюшка дорогой!», - едва услышав о кончине своего духовного чада, «Сашеньки», - сказал так:

- Вы только газету не оставляйте! Газета должна выходить!

И газета будет выходить.

Редакция газеты «Православный Санкт-Петербург»: Илья Раков, Ирина Рубцова, Алексей Бакулин, Надежда Сапожникова, Владимир  Дёмин, Вячеслав Виноградов

  

ПОМНИМ. СКОРБИМ. ГАЗЕТА ЖИВА

О. ИОАНН МИРОНОВ: «НЕ БРОСАЙТЕ ГАЗЕТУ»

Узнав о смерти раба Божия Александра, отец Иоанн Миронов, духовник нашей редакции, дорогой батюшка, которого безконечно любил Александр Григорьевич, сказал такие слова:

- Вот какое горе нас всех постигло... Ушёл он от нас - в загробный мир, в вечную жизнь... А мы-то думали, что уж годик-другой он поживёт, да видно болезни ему сильно докучали. Вы подумайте, какое время настало - одни за другими похороны идут: почили о Господе отец Адриан (Кирсанов), духовник Псково-Печерского монастыря, и архимандрит Тихон (Секретарёв), бывший наместник той же обители, и архимандрит Гермоген (Муртазов)... А вот теперь и Александр Григорьевич Раков в их ряд встал. Пошли ему Господь Царствие Небесное!

А редакции вашей газеты скажу так: непременно продолжайте дело, начатое Александром Григорьевичем! Не бросайте газету ни в коем случае! Всем вам, сотрудникам редакции, - многая и благая лета, а Александру Григорьевичу - вечная память!

ОТ СОБРАТЬЕВ ПО ПЕРУ

Петербургское отделение Союза писателей России и редакция «Родной Ладоги» скорбят о кончине главного редактора газеты «Православный Санкт-Петербург» Александра Григорьевича Ракова.

Союз писателей России, Санкт-Петербургское отделение Союза писателей России понесли большую утрату. 17 сентября 2018 года на 71-м году жизни скончался знаменитый русский писатель, автор более двух десятков книг прозы, лауреат международной Шолоховской премии и литературной премии им. А.К. Толстого, главный редактор известной и любимой в России газеты «Православный Санкт-Петербург», которая  издается более 25 лет, начиная с тех времен, когда богоборчество еще пронизывало все слои российского общества. Эту просветительскую газету, приведшую многих, очень многих наших современников в храм, Александр Григорьевич Раков делал без какой-либо поддержки государства, на собственном энтузиазме, движительной силой которого были любовь к Богу и соотечественникам и молитвенная помощь его духовника старца Иоанна Миронова. 

Газета рассказывает о священниках и писателях, о событиях церковной жизни Санкт-Петербурга и России, о радостях и бедах простых людей. В ней публиковались лучшие современные православные авторы, которые в наш либеральный, демпфирующий традицию век через эти публикации становились известны и любимы народом.  

Литературоведами Александр Григорьевич Раков был признан основоположником нового литературного жанра «былинки». Идеи в его «былинках» воплощались оригинальными авторскими средствами, темы были не абстрактные, не выдуманные, но взятые из реальной жизни, близкие каждому читателю. 

Александр Раков за свою писательскую жизнь был награжден многими наградами,  литературными и журналистскими премиями, но более всего ценил объективную оценку своих произведений профессионалами. Доктор культурологии, доцент Санкт-Петербургского государственного университета литературовед Ольга Сокурова, автор предисловий к нескольким его книгам, так говорит о творчестве Александра Ракова: «В книгах А.Ракова возникает полный жизни и движения русский космос, в котором собраны и благословлены былинки и звёзды, люди, звери и птицы, в котором размышляют, страдают и радуются, щедро делятся друг с другом плодами духовного труда сам автор, его замечательный духовник о. Иоанн Миронов, другие духовные лица, а также многочисленные поэты и ещё более многочисленные - мы, читатели». 

Александра Григорьевича Ракова можно назвать не только видным современным писателем, но и выдающимся популяризатором современной русской литературы. Любимым его детищем в последние годы жизни стал «Домик творчества», который располагается на его дачном участке, на берегу Ладожского озера. Этот домик стал уникальным музеем, в котором Александр Раков создал экспозицию, рассказывающую о современной литературе и о литературной жизни. Много уникальных экспонатов, фотографий, авторских текстов делают этот Домик-музей живым, наполненным любовью и объединяющей надеждой. Как говорит в связи с этим последним произведением Александра Ракова Ольга Сокурова, «нас всеми средствами и способами пытаются разъединить. А мы - давайте будем вместе. Будем с Богом. И тогда победим». 

Много в своей жизни Александр Григорьевич Раков сделал для этой победы. Продолжим его дело. Царствие Небесное рабу Божиему Александру. 

Правление Санкт-Петербургского отделения  Союза писателей России
Редакция журнала «Родная Ладога»

ЕГО ДУША БЫЛА ДУШОЙ РЕБЁНКА

Не стало Александра Григорьевича Ракова, с которым у каждого из нас были особые отношения. Александр обладал удивительными качествами, его душа была подобна душе ребёнка. Он всё время искал правду, искал справедливость, был томим духовной жаждой, и всё это выражалось в его творчестве, в стиле его жизни. Он никогда не лгал, всегда говорил истину. А сказать истину не так-то просто, ибо мы, христиане, знаем, что истина - это сущность с большой буквы, истина - это Господь наш Иисус Христос, и по мере приближения к Нему мы с вами становимся воистину справедливыми, воистину честными.

 В нашем храме он имел обыкновение молиться, любил общаться с прихожанами. В воскресенье, за несколько часов до ухода в жизнь вечную, он причастился Тела и Крови Христовых. И в этот день он был удивительно спокоен. У меня даже возник вопрос: почему он так спокоен? Я хотел поговорить с ним об этом его состоянии после Литургии, потому что раньше он метался, не находил покоя, а в тот день вдруг стал таким умиротворённым, одухотворённым. Увы, мне не удалось с ним поговорить, Александр чувствовал себя неважно и ушёл домой. А ночью я получил СМС, что его не стало.

 Он искал Христа, он стремился говорить в унисон с Евангелиями, что сложно делать в наш непростой век. Но его свидетельство прозвучало очень громко. Я не буду перечислять его заслуги перед Отечеством, литературой, соратниками... но мы понесли большую утрату, у нас уже не будет этого мудрого собеседника, не будет рядом человека, которому мы могли сказать всё, что мы думаем. Но вместе с тем в Церкви скорбь всегда претворяется в радость, потому что Христос - Господь-Победитель. Поэтому сегодня наша печаль светлая, мы знаем, что он идёт к Господу, идёт на встречу с Ним, и Господь с распростёртыми объятиями встречает его. И мы будем иметь молитвенника о нас всех, ибо душа его тосковала по славе Царства Божиего. 

 Мне временами казалось, что ему неуютно в этом мире, хотя он был среди своих. Это - подлинно христианское состояние души, это - эсхатологическое горение, это - опыт пребывания уже в Царствии Божием и вместе с тем ещё бремя ношения тягот жизни земной.

 Проводим в последний путь нашего отца, мужа, брата во Христе в надежде, что Господь простит ему все грехи, которые он совершал, вольныя и невольныя. Аминь.

Протоиерей Фёдор ГУРЯК, настоятель храма Благовещения Пресвятой Богородицы на Приморском проспекте

ОН НАЗВАЛ МЕНЯ СЫНОМ

 Я - пасынок Александра Григорьевича, и как во всякой семье бывало всякое - радости и неприятности. Но! Он взял меня на работу к себе в редакцию газеты «Православный Санкт-Петербург», он дал мне свою фамилию, и я, и мои дети - внуки Александра Григорьевича - Раковы. А год назад он вдруг назвал меня «сынок». Это дорогого стоит.  Я ничего ему тогда не ответил... прости меня за это, Александр Григорьевич. Я тебе сейчас говорю: «Спасибо» и верю, что ты меня слышишь.

 В последние годы он сильно болел, очень ослабел. Лицо у него обычно было напряжённое, нахмуренное, но когда он испустил последний вздох, его лицо стало удивительно спокойным, светлым. Радостно, что он успел исповедоваться и причаститься, потому что в последнее время из-за плохого самочувствия он редко ходил в храм и очень переживал из-за этого. И ходил на службы обычно вместе с женой - Валерией Михайловной, а в это воскресенье вдруг собрался и пошёл один... будто знал, что это обязательно надо сделать. Покойся с миром, Александр Григорьевич, и прости меня, если я тебя чем-то огорчал.

 Илья РАКОВ

УШЁЛ НЕПОБЕЖДЁННЫМ

Закончил свой боевой путь Александр Григорьевич Раков. Он добровольно встал на него во всеоружии своего писательского таланта, как встают по зову совести те, кто, не дожидаясь повестки, сами идут на призывной пункт, не находя себе места нигде, кроме фронта.

Время создания газеты «Православный Санкт-Петербург» было временем, когда оглушённая небывалым предательством страна переживала мучительные дни и годы своего поражения. Миллионы растерявшихся людей вынуждены были безсильно наблюдать безпрепятственное разлитие торжествующего зла во всех сферах  жизни. Враг зашёл тогда гораздо дальше и глубже тех пределов, которых удалось достичь ему в ходе последней большой войны.

Вот в такую-то лихую годину и призван был на литературный фронт Александр Григорьевич. Его боевое подразделение, как и ряд других, создавалось по благословению блаженной памяти несгибаемого архиерея митрополита Санкт-Петербургского Иоанна (Снычёва).

Что значило стать редактором православной газеты в 90-е годы минувшего века? Это значило - с одной только надеждой на помощь Божию ввергнуть себя в настоящую мясорубку беспощадной борьбы за умы и сердца соотечественников, потерявших почву под ногами. Они, конечно, не сами её потеряли: у них просто брали Родину и выдёргивали её из-под ног, - и осознать всю эту беспримерную подлость было порой не под силу простому человеку.

Можно было, конечно, и в тылу отсидеться, - писать, что называется, «за всё хорошее, против всего плохого», а то и потчевать читателя липкой патокой «православного гламура». Так делали многие... И так войну не выигрывают! С другой стороны, лезть на рожон, очертя голову, - тоже не самый лучший путь к победе... Вот о чём всё время должен думать редактор, - ему всегда сложнее, чем просто писателю, который рискует только своей головой.

Насколько я могу судить, эта редакторская мука: ответственность за судьбу газеты, с одной стороны, и обязанности делиться с читателями болью души - с другой, - эта мука не оставляла Александра Гри­горьевича никогда, помещая его в узкое пространство чрезвычайного духовного напряжения между Сциллой ответственного редакторства и Харибдой честного авторства...

Трудное послушание, вверенное ему Церковью через Владыку Иоанна, раб Божий Александр исполнял так, как и подобает христианину: без надежды только на свои силы, без успокоенности, без почивания на лаврах, никогда не оставляя практики духовной жизни и под руководством духовного отца. Всё это позволило Александру Григорьевичу многие годы самоотверженно защищать вверенный ему участок самого главного в жизни фронта, огненная линия которого может проходить сквозь сокровенные глубины человеческого естества - до разделения души же и духа, составов и мозгов, как и говорит о том Евангелие.

Хочется сказать: «Спи спокойно, дорогой друг, - хоть и трудно представить тебя спокойным, но ты сделал всё, чтобы защитить то, что дорого тебе и дорого всем нам. Ты уходишь непобеждённым, а мы будем продолжать, имея в памяти твой пример, который  - хотел ты или не хотел, - но всё равно оставил.

Царство Небесное, вечный покой рабу Божиему Александру.

Протоиерей Алексей УСПЕНСКИЙ

НЕ ПРЕДСТАВЛЯЮ СВОЮ ЖИЗНЬ БЕЗ РЕДАКЦИИ

В мае 1993 года я увидела на дверях Спасо-Парголовского храма, куда мы ходили с мужем, объявление, что газете «Православный Санкт-Петербург» требуется главный бухгалтер. И я поняла, что мне обязательно нужно позвонить и прийти в редакцию. Разговор с Александром Григорьевичем был краткий, он сказал: «Работайте во славу Божию». С тех пор я свою жизнь без редакции уже не представляю. Александр Григорьевич и газета показали мне, что такое Православие и православные люди, как надо жить, как себя вести. Я также познакомилась с его замечательной семьёй, без которой теперь, как и без редакции, не мыслю свою жизнь.

Надо сказать, что во все времена редакция работала в сложных условиях: вечная нехватка денег... Но всё равно газету надо издавать. Однако, несмотря на все трудности, Александр Григорьевич всегда мне говорил: «Надо помогать Горицкому монастырю», «Надежду Ивановна, из того, что у нас есть, надо помочь тому-то и тому-то», «Надо вот этому человеку хоть что-то заплатить за его стихи, статью...»

Не помню, кто сказал, что редакция - это котёл, кипящий эмоциями, идеями... Наш редакционный котёл всегда кипел, бурлил, и пар доходит до самых небес, хотя творческий состав был всего три человека ­- Алексей Бакулин, Ирина Рубцова и наш незабвенный Александр Григорьевич. Я, бывало, сижу и слушаю, что происходит в соседней комнате, где эти трое что-то обсуждают, отстаивают каждый свою позицию, грохот, шум, крик, что-то невероятное... и вдруг - тишина. Всё, очередной номер газеты сформирован. Слава Богу!

Тогда начинаем решать, какой делать тираж? И хватит ли денег? Заглядываю на счёт - и что? Денег поступило ровно столько, чтобы газета и редакция жили.

Надежда САПОЖНИКОВА, гл.бухгалтер газеты «Православный Санкт-Петербург»

АМУР СКОРБИТ

Скорбим по поводу безвременной кончины дорогого для нас человека Александра Григорьевича Ракова.

В том, что в с.Константиновке на далёком от Санкт-Петербурга Амуре построен белокаменный красавец-храм, и его личная заслуга. Александр Григорьевич инициировал сбор пожертвований на строительство нашего храма, и читатели газеты «Православный Санкт-Петербург» внесли весомый вклад в это богоугодное дело - перечислили свыше 9 миллионов рублей.

Без преувеличения можно сказать, что наш храм стал форпостом Православия на Дальнем Востоке.

Светлая память об этом прекрасном человеке никогда не померкнет в наших сердцах. Выражаем соболезнование родным и близким Александра Григорьевича и сотрудникам газеты «Православный Санкт-Петербург».

Мы ежедневно молились о здравии раба Божия Александра, теперь же будем постоянно молиться о упокоении его души в чертогах Царства Небесного.

Вечная ему память!

Игумен Дионисий (Колесников) и прихожане храма святых равноапостольных Константина и Елены Благовещенской епархии (Амурская область)

ПАМЯТИ ДРУГА

Какую газету создал Александр Григорьевич? Для читателей она была просветителем, воспитателем, собеседником, наставником. Газета была отражением его целей и поисков Истины. Мы познакомились с ним на выставке «Православная Русь» в 2000 году, а он был уже ветеран: он был из тех, кто поддержал первую выставку в 1995 году. Ежегодно, сначала только осенью, потом, когда пошла выставка «Пасхальный праздник» - дважды в год, мы встречались. Вокруг него бурлили люди, слышались споры, иногда громкие. Вокруг него было беспокойство, тревога. Сейчас мы понимаем, что это было выражением его духовных поисков, размышлений, желанием изменить мир по правде. Он был из поколения подвижников второго Крещения Руси, когда после многих лет гонений Церковь стала возрождаться. Для этого поколения он был значительной фигурой, этому поколению он сказал свое главное слово. Он создал свои газеты, написал книги, построил музей. Это много для одной жизни. И это мало - ведь прожил он только 70 лет. Теперь, когда ничего не изменить, жалеем о недоговоренном, неуслышанном, непонятом. Мы благодарим Александра Григорьевича за соработничество и желаем коллективу газеты продолжить все лучшие дела их Главного редактора и большого, редкого человека. Светлая память.

Дирекция выставки «Православная Русь»

БУДУ ПОМНИТЬ

Когда мой поезд полным ходом спешил к деловой Москве, его догнала печальная весть - отошёл ко Господу Александр Григорьевич Раков. Конечно, с того момента, когда я уже официально не работал в редакции, - а случилось это больше двадцати лет назад, - минула целая вечность, но я оставался верным читателем всех редакционных трудов и начинаний. Ведь почти пять лет, с 1994 года, я трудился в этом маленьком и дружном коллективе, впрягаясь в любые редакционные задачи. Становление газеты, освоение собственной технологии вёрстки, появление дочерних изданий, начало книгоиздания, выставочная работа, прорыв в интернет, выход на всероссийский уровень - всё это происходило в те, для многих безрадостные, а для меня - замечательные, светлые годы всепоглощающего участия в душеполезном деле под руководством Александра Григорьевича.

Александр Григорьевич не любил пустопорожних посиделок и разговоров «ни о чем», тем более в часы работы редакции, когда нужно успеть переделать не меньше сотни разных дел, без которых номер вовремя не выйдет. Приходить в редакцию тоже нужно было с материалом для газеты, а не с пустыми руками и мыслями или только желанием напомнить о своем существовании. Конечно, после моего ухода из редакции мы созванивались с Александром Григорьевичем ещё почти полгода, но эти звонки становились всё более редкими: истончалась нить участия в потоке ежедневных событий. А однажды эта нить незаметно прервалась.

Примерно год назад я случайно столкнулся с Александром Григорьевичем - лицом к лицу недалеко от редакции. Возраст земной взял своё, и главный редактор не сразу узнал меня, пристально вглядываясь в знакомые черты лица. А когда вдруг узнал, мы горячо обнялись и обрадовались неожиданной встрече. «Как жизнь редакционная?» - спросил я, но Александр Григорьевич, против обыкновения сразу отвечать словом, на этот раз молча вытащил из кармана плаща пригоршню семечек подсолнечника и бросил их на асфальт. Тут же к семечкам слетелась стая голубей, отталкивая друг друга и ворча. Налюбовавшись голубями, Александр Григорьевич наконец ответил: «Вот так, все по-прежнему: бросаем зёрнышки духовные, а люди - они ведь как птицы, их на мякине не проведешь, они чувствуют хорошее». Немного помолчав, главный редактор вдруг принял шутливый тон и сказал: «А в следующий раз, я чувствую, встретимся мы уже на отпевании». Я, конечно, тоже шутливо ответил, что это всё глупости, что всё ещё впереди, что как-нибудь... всенепременно... обязательно...

...Но слова Александра Григорьевича, сказанные как бы в шутку, на самом деле оказались печальной правдой.

...Хочу вспомнить один случай, говорящий о том, как популярна газета, созданная Александром Григорьевичем. Однажды я пришёл по делу в некое учреждение. Когда же дело было сделано, я, собирая со стола свои документы, случайно прихватил и несколько чужих, - завернул все бумаги в газету и направился к выходу. На проходной обнаружилась моя ошибка. Меня тотчас препроводили к начальнику охраны. Тот взял пакет вынесенных мной документов, развернул прикрывавшую их газету - и вдруг воскликнул:

- Да это «Православный Санкт-Петербург»! Вы его читаете?

- Не только читаю, - я был его сотрудником.

- Да что вы! И наша семья его читает! Что же, - претензий к вам нет, можете быть свободны!

...Стоя на отпевании, слыша легкое потрескивание поминальной свечи, думалось о том, что земная жизнь - это гораздо короче, чем кажется, и нужно спешить. Александр Григорьевич это знал и спешил делать добро.

Вечная память дорогому главному редактору и учителю!

Борис СЕМЁНОВ, сотрудник редакции с 1994 по 1999 год

ЗНАЕТЕ, КАКИМ ОН ПАРНЕМ БЫЛ?..

 Да! Был! А теперь ушёл от нас Александр Григорьевич - раб Божий Александр - безсменный главный редактор любимой верующими газеты «Православный Санкт-Петербург»!

 Пути Господни неисповедимы, и путь нашего героя был предначертан и благословлён приснопамятным митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном (Снычёв †1995), многие годы поддерживаем молитвами старца Иоанна Миронова, с которым Александр состоял в дружестве более 25 лет. За эти четверть века неутомимый и целеустремлённый летописец православного города Петра соткал из множества талантливых журналистов полотно главной газеты и её верных дочерей с тёплыми названиями - «Чадушки», «Горница», «Правило веры», «Соборная весть».

 Все эти годы Александр Григорьевич посвятил родным изданиям, приглашая к сотворчеству самых именитых священнослужителей, не забывая и молодых, только что вступивших на трудный и благодатный путь лекарей душ людей православных и неверующих, заблудших.

 Рубрики прекрасной поэзии украшали страницы вашей газеты, Александр Григорьевич! Как много внимания вы уделяли самым злободневным и кровоточащим темам сегодняшних событий. Вашей мудрости и таланту мы обязаны духовным наслаждением, которое получаем, перелистывая страницы ваших замечательных книг «Былинок». А ваш многолетний труд ­- двухтомник, посвящённый православным поэтам современности «Поэзию любят красивые люди» и «Поэзия делает землю красивой» - чудесный венок лучшим поэтам страны.

 Незабвенны ваши дела и то, в чём вас застал Господь после исповеди и принятия св. Причастия в воскресный день 16 сентября. А в час пополуночи вы отдали свою душу Богу с просветлённым ликом, который запомнится вашим родным и близким, соратникам и единомышленникам.

 Приношу глубокое соболезнование вашему первому другу, помощнице и верной супруге Валерии Михайловне, а также всем, кто вас любил, любит и будет помнить вечной памятью.

 Скорбим, молимся, помним.

Матушка Валентина ОСИПОВА, староста церкви прп.Серафима Саровского в колонии строгого режима

ГЛОТОК СВЕЖЕГО ВОЗДУХА

«Духовной жаждою томим, в пустыне мрачной я влачился...» Так мог сказать когда-то каждый из нас, современников и единомышленников Александра Григорьевича Ракова, а ныне православных христиан. 90-е годы века ушедшего в нашей стране можно кратко охарактеризовать как «вдруг можно стало всё (но не всем!)». В декабре 1991 года распался СССР. Внезапно пришла абсолютная свобода: стало можно сидеть без работы, свободно воровать, насиловать, убивать... Откуда-то появились рынки, где все торговали всем, видеосалоны, рэкет, безпризорники, бомжи... Наш славный город получил обидное и лживое прозвище «Бандитский Петербург». Средства массовой информации заполонила реклама, возникло множество газет и газетёнок с сомнительными картинками и содержанием.

В это же время стали открываться церкви. Епархию возглавил приснопамятный владыка Иоанн (Снычёв) - митрополит Ленинградский и Ладожский (с 1991 года - Санкт-Петербургский и Ладожский), который в 1993 году благословил одного никому не известного тогда питерского газетчика на издание первой в городе православной газеты. Возникновение её мы расценили как глоток свежего воздуха. Коллектив Александр Григорьевич собрал небольшой, но дружный, работящий. Газетный материал вызывал множественные отклики в городской среде. Своё мнение в защиту Православия стали высказывать священно­служители и просто граждане нашего города. Всем находилось местечко на страницах газеты.

Александр Григорьевич Раков был также признан основоположником нового литературного жанра «былинки». Написав более 20 книг, Александр Григорьевич предавался в них размышлениям о самом простом, казалось бы, обыденном, при этом достигая в буквальном смысле исповедальности, как на тайной исповеди в храме. Святой праведный Иоанн Кронштадтский всем, жаждущим исповедаться перед ним, предлагал «общую» исповедь, как это имело место в первые века христианства. Все пришедшие в церковь люди, не стесняясь окружающих, выкрикивали свои грехи, не исключая и самых ужасных, и притом кричали очень громко, чтобы отец Иоанн непременно их услышал. Вот так же кричал через свою газету, прозу и стихи и сам раб Божий Александр. По его словам, он пришёл к вере в сознательном возрасте, встретив на своём пути владыку митрополита Иоанна, а потом до последнего вдоха окормлялся у другого Иоанна - петербургского батюшки Иоанна Миронова. Поверял им свои слова и мысли, полностью подчинив остаток своей жизни духовному просвещению граждан нашего города и всего Северо-Запада. Не было момента в светской и православной жизни Санкт-Петербурга, который бы не получил православную оценку на страницах газеты Ракова. Несомненно, найдётся человек, который подхватит дело Александра Григорьевича Ракова - петербургского журналиста, писателя, поэта, основателя и безсменного редактора газеты «Православный Санкт-Петербург».

Светлая память рабу Божьему Александру!

Николай и Татиана ЖАРКОВЫ, члены Общества православных врачей им.Свт.Луки (Войно-Ясенецкого)

 

ОН БЫЛ НАСТОЯЩИМ СОЛДАТОМ ПЕРА

Александра Григорьевича я знал с 1993 года, с того момента как была создана газета «Православный Санкт-Петербург». В это же время мы с приснопамятным о.Василием Лесняком (настоятелем Спасо-Парголовского храма) занимались лечением и приведением в Церковь, к Богу, людей, страдающих недугом алкоголизма. В этом храме я встретился впервые с Александром Григорьевичем. Человек он был непростой, максималист, нелегко сходился с людьми. Но мне всегда были симпатичны люди, у которых белое - это белое, а чёрное - чёрное. Понятно, что все мы ошибаемся и совершаем ошибки, но он всегда был прямым человеком. Он кого-то любил, кого-то не любил, но всегда делал это открыто и никогда не держал камень за пазухой - это очень важно. Он всегда занимал принципиальный курс на развитие Православия, на внедрение его в сознание людей. Быть может, не всегда он это делал дипломатично. Но он такой был человек - всё или ничего.

 У меня  с самого начала возникло желание ему помогать, потому что видно было, что человек делает очень хорошее и важное дело. У него были проблемы с помещением для редакции, и я предоставил ему комнату в здании на Придорожной аллее, где располагался мой Международный институт резервных возможностей человека (МИРВЧ к тому времени уже пять лет работал). А когда была отремонтирована воскресная школа при Спасо-Парголовском храме, мы помогли ему перебраться туда, и газета нашла там приют на несколько лет.

В какой-то момент у него возникли проблемы со здоровьем, и я был рад помочь ему врачебными консультациями. Долгие годы наши жизненные пути время от времени пересекались, потом наши дороги разошлись, но в последние два года мы возобновили общение и былую дружбу. Он пригласил меня на своё 70-летие, звал приехать в его Домик творчества этой осенью...

Раков был настоящим солдатом - 25 лет, четверть века(!), он держал оборону, защищал очень непростой редут - газету «Православный Санкт-Петербург». И с моей точки зрения, это испытание он выдержал с честью.

Господь выбирает лучшее время для ухода из земной жизни каждого человека. Когда зерно созрело, то приходят жнецы и собирают урожай, чтобы зерно не перестояло, не осыпалось. Наступило и время Александра Григорьевича, и он ушёл достойно. Он победил время, ибо эта газета никогда не соответствовала духу времени, особенно в последнее время: она была сама по себе,  она несла вечные истины для людей. Понятно, что были всевозможные трудности, но Господь благоволил газете, и по Божиему благословению она всегда приходила к своим читателям, ни разу не было такого, чтобы номер не вышел.

И то, что р.Б. Александр успел накануне исповедоваться и причаститься, а через несколько часов после того отошёл ко Господу - это особая Божия милость, это - высшая награда ему за его великие труды во славу России и Православия.

 Я думаю, что Господь примет раба Своего Александра в Царстве Небесном, и там он успокоится, и ему там будет хорошо.

Мы молимся за Александра Григорьевича в нашем храме, и я уверен, что ещё многие-многие храмы и многие люди будут за него молиться. Вечная ему память.

Протоиерей Григорий ГРИГОРЬЕВ, настоятель храма Иоанна Предтечи в Юкках

***

БЫЛИНКА О ЖИЗНИ И СМЕРТИ АЛЕКСАНДРА РАКОВА

...Смерть человека многое впервые раскрывает нам о нём, а также о том, какое место он занимал в нашей жизни. Как видно, в Александре Григорьевиче я нашла друга и брата и, сама того не сознавая, надеялась в крайнем случае опереться на его плечо. Думаю, в этом я была не одинока: на многие беды он горячо и мгновенно откликался. При всех сложностях нынешней жизни ему нередко удавалось кому-то помочь. Об этом, в частности, свидетельствуют благодарные письма в газету. Под суровой, для кого-то неудобной, а для кого-то даже невыносимой оболочкой скрывалось золотое сердце.

Радость - это жизнь другую
Уберечь, не погубить,
Сделать больше, чем могу я,
Чтобы ближе к Богу жить...

Александр Раков

В одном из наших последних телефонных разговоров он, как это часто бывало, особенно в последнее время, горячо и откровенно каялся, и в его интонациях были и стон, и слёзы (у него всё происходило на пределе, по максимуму). При этом во всех сердечных излияниях и сокрушениях Александра Григорьевича было что-то детски непосредственное, чистое. Он, как видно, вполне омыл, приготовил душу трудом покаяния, предполагающим честность, постоянство и беспощадность к себе.

По мере того как приходили сведения об обстоятельствах его кончины, на сердце становилось всё спокойнее и светлее. А потом раздался звонок. Я посмотрела в телефон, и сердце дрогнуло от неожиданности: «Раков».

Это с его номера позвонила Валерия Михайловна, жена, - чудесный, умный, сильный и скромный человек (как-то трудно пока назвать её вдовою). Александр Григорьевич считал, что Бог её послал ему во спасение и помощь. Конечно, крепко связанные Божьим Промыслом супруги в то же время оставались индивидуально очень различными людьми, однако они были безусловно похожи в одном, главном: оба - настоящие (другого, лучшего слова не подберу). В обоих не найти ни тени лукавства.

Валерия Михайловна подтвердила некоторые дошедшие до меня свидетельства о кончине Александра Григорьевича... Я вспомнила, что в тот воскресный день в Евангельском чтении за Божественной литургией прозвучала притча о талантах. Это было, как представляется, промыслительное и наилучшее подведение итога жизни Александра Григорьевича, ибо он, согласитесь, во много раз приумножил дарованные ему таланты и принес Господу обильнейшие плоды. Он очень торопился, понимая, что «дни лукавы суть» - и ведь сколько успел!

Прежде всего, в течение многих лет он нёс тяжелый крест главного редактора замечательно живой и тематически разнообразной, по-настоящему интересной и востребованной газеты «Православный Санкт-Петербург».

Её рождение благословил приснопамятный митрополит Иоанн (Снычёв). При всех перипетиях времени и усилиях «видимых и невидимых враг» газета выстояла, во многом благодаря мужеству и подвижническим усилиям своего редактора и, конечно, таким молитвенникам, как почивший Владыка Иоанн и, слава Богу, ныне здравствующий духовник А.Г. Ракова батюшка Иоанн Миронов, неизменно называвший его «Сашенька». Имя это действительно очень подходило детски непосредственной, открытой, неугомонной и пытливой душе духовного чада.

Александр Раков принадлежал к послевоенному поколению детей Победы. Это поколение обладает, как приходилось не раз убеждаться, редкими неистребимыми качествами внутренней независимости и безкомпромиссной честности. Сражаясь за Россию на передовой невидимого духовного фронта, Александр Григорьевич оказался достойным сыном своего отца-фронтовика, а также достойным носителем своего имени, означающего «защитник людей»...

Радость - это с бесом битва,
В ней ты должен побеждать.

Александр Раков

А.Г. Раков проявил себя не только как опытный и честный журналист, до крови сражавшийся за Православную веру и Отечество, но и как одарённый писатель, который создал оригинальный литературный жанр «былинок». Жанру было дано такое неакадемичное, но точное название, поскольку «былинки» непритязательны, невелики и легки для чтения. «Былинки» - не былины, но они непосредственно связаны с былью сердца, совести и ума, а также с вечной сутью бытия, его насущными заботами, тревогами, его радостными и скорбными мгновениями. «Былинки» - жанр синтетический: авторская проза, порой философская, порой публицистическая, порой лирическая, порой исповедальная, зачастую иллюстрируется фотографиями и всегда словно возносится ввысь стихотворными строками известных и мало известных поэтов. Их имена, как и сотни, тысячи других, Александр Григорьевич спас от забвения, возродил и увековечил в двух томах антологии современной русской поэзии. В этом проявилось глубоко укорененное в авторе чувство православной соборности.

Характерно, что под самый конец земной жизни А.Г. Раков собрал, но не успел издать книгу былинок о животных, которую передал через меня Татьяне Горичевой, известной защитнице наших меньших братьев, сумевшей дать философское истолкование их значения для пробуждения нашей совести и спасения наших заблудившихся душ, гибнущих и губящих живое.

Александр Григорьевич, в отличие от многих из нас, давно и серьезно готовился к переходу в вечность. И Господь послал ему легкую, благую, стремительную смерть - он именно «преставился», мгновенно переступил порог в иную жизнь. В гробу он казался спокойно и мирно спящим - просто отдыхающим от земных трудов.

Конец венчает дело. В одном из последних номеров «Православного Петербурга» можно найти строки стихотворения А. Ракова «Я долго шёл пустыней томной...», которые сегодня воспринимаются уже символически, как образ завершения земного бытия и встречи автора со взыскуемым Градом, Небесным Царством:

Был долог путь. Вдали мелькнула
Святыни-города стена,
И Духом Божиим задуло,
Согнулась до земли спина.

Я испугался - кровь застынет,
И в Храм Господень полетел.
Благой Господь, Ты до Святыни
Меня довел, как я хотел.

Александр Раков (†2018)

 

Ольга СОКУРОВА, доктор культурологии, доцент СПбГУ

 

 

 ПАМЯТИ АЛЕКСАНДРА ГРИГОРЬЕВИЧА РАКОВА

Казалось, будет жить всегда
Наш добрый друг, наш строгий Раков...
Бежали быстрые года,
А он не старился, однако.

Писал, трудился день и ночь
И отдохнуть считал излишним,
И был всегда готов помочь
От широты души всем ближним.

И не поглотит душу тьма, -
Ведь излучают столько света
И книг тяжёлые тома,
И детище его - газета.

Его дела - благой итог,
Достойной жизни завершенье.
Его, безспорно, принял Бог
В Свои небесные селенья.

Татьяна ЕГОРОВА

  Православный Санкт-Петербург, № 10 (322), 2018


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме