Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

О колымском узнике из Глинской пустыни преп. Андронике (Лукаше)

Станислав  Рыжов, Русская народная линия

22.09.2018


9/22 сентября - Собор Глинских святых …


 

СМОТРИ  В  ЕВАНГЕЛИЕ -  «А  БОЛЬШЕ  НИГДЕ  ПРАВДЫ  НЕ  БУДЕТ!..

 

        Состоявшийся 29 ноября - 2 декабря 2017 г. Архиерейский Собор РПЦ, наряду с прочими определениями, благословил общецерковное почитание ряда местночтимых подвижников благочестия, в том числе причисленных ранее к лику святых Синодом УПЦ МП Глинских старцев. Память Собора преподобных отцев Глинских определено совершать 9 /22 сентября (на следующий день после празднования Рождества Пресвятой Богородицы - престольного праздника Глинской обители). Эта публикация посвящена одному из старцев - преподобноисповеднику АНДРОНИКУ (Лукашу), который второй свой срок отбывал на Колыме. Документальных подробностей об этом периоде жизни, к сожалению, нет: личное  дело Лукаша, как сообщил в письме  автору начальник Информационного центра УМВД России по Магаданской области - "уничтожено в 1955 году, в соответствии с нормативными документами МВД  СССР тех лет", а потому "предоставить информацию о его нахождении в лагерных пунктах Магаданской области не представляется возможным".
      Материал подготовлен на основе текстов, указанных в  библиографической справке.

 

***

 

В заснеженный день 13 апреля 2013 года тысячи магаданцев встречали мощи преподобного Андроника, колымского исповедника,  который «вернулся» через 65 лет на землю, где отбывал в лагерях отпущенные на его долю  страдания...  Представитель УПЦ МП зачитал северянам приветственное слово главы Украинской Православной Церкви Московского Патриархата  митрополита Киевского и всея Украины Владимира (+2014): «...Ныне все мы являемся свидетелями великого торжества. По просьбе Преосвященного епископа  Иоанна, согласно нашему и Патриаршему благословению в богоспасаемый град Магадан для постоянного пребывания и молитвенного поклонения верующих приносится честная часть святых мощей известного старца, подвизавшегося в  Глинской пустыни, - преподобного Андроника исповедника...»   Уроженец Полтавщины, схиархимандрит  Андроник «возвратился» на Колыму, где немало выходцев с Украины, именно в канун трагических событий (начавшихся в ноябре 2013 г.) и для того, наверное, чтобы свидетельствовать - мы одна вера, одна история, мы один народ!..

 

 

     Когда взираешь на большую икону Преподобного, еще недавно ступавшего по земле (он скончался в 1974 г.), как-то явственно появляется ощущение и цельности, и в то же время некой «невместимости» человеческой жизни в отпущенный ей земной век. Конечно, это объяснимо, здесь у нас только некое относительное завершение, в начале вечного бытия. Вот, рядом:  от рождения - до образа в храме. К этому, к святости и преподобию призывается Богом каждый человек, живущий на земле.

 

     У каждого свое время, своя эпоха. У  Андроника она совпала с трагическими потрясениями родного Отечества, и оказалась - для него, как  и для многих миллионов людей -- очень протяженной, как бы нескончаемой по множеству мытарств, страданий и печалей, когда и день иной был подобен целому веку (и «дольше века длится день» - Б.Пастернак).

             Пролистаем, прикоснемся кратко к основным вехам жизненного пути св. Андроника.

                                   

                              «ТАИНСТВЕННОЕ  ОБЕЩАНИЕ»    

 

        Алексий Лукаш родился в крестьянской семье в селе Лупа Лохвицкого уезда  Полтавской губернии   12/24 февраля  1889 года, в крещении получил имя Алексия, вероятно, в честь святителя Алексия, митрополита Киевского, Московского и всея Руси, чудотворца (1378 г.), память его отмечается в этот день,  и общего их  покровителя Алексия, человека Божия, жившего в V веке... В этот же день празднуется и одна изсамых почитаемых икон Божией Матери - Иверская, прославившаяся на Афоне. Особую любовь к Богородице Алексий Лукаш пронес через всю свою жизнь.

       12 февраля 1889 года пришлось на Неделю (воскресенье)  о  Страшном Суде.

      В семье было пять детей -  Филипп, Иоанн, Варвара, Алексий и Василий, отец Андрей Лукаш работал почтальоном в селе и возил почту из города Ромны. Он был человек жесткий, вспыльчивый, порой выпивал, скандалил... Мама же Акилина, красивая, кроткая, целомудренная, она-то приучала детей к церкви, к молитве, и особенно воспринимал эту ее любовь Алексий. Мать нередко наблюдала, как он, встав ночью, скрестив руки на груди, горячо молился о родных, об отце, матери, сестренке и братьях... 

      Отучившись в церковно-приходской школе (там изучали Закон Божий, церковно-славянский и русский языки, арифметику, церковное пение), он стал, хлопотами отца, волостным кучером. Алеша был настолько усерден, старателен и исполнителен, что ему давали самые серьезные поручения.

      Как-то, после воскресной литургии, возвращаясь домой, он встретил некоего странника, они разговорились, Алеша узнал, что тот бывал на Святой Земле, в Иерусалиме  и  на Афоне, во многих русских обителях. Паломник рассказал мальчику, который жадно слушал - об иноческой жизни, о монастырских уставах... Далее  он поведал Алексию о Глинской пустыни, что не так далеко отсюда, о том, что там самый строгий устав, афонский.

      После этой и последующей  встречи со странником, в чистом и устремленном к Богу сердце Алеши загорелось неодолимое желание уйти в монастырь, чтобы  всегда молиться, всегда быть рядом со Христом, и когда это желание полностью охватило его душу, он поведал о том матери. Она и обрадовалась, и встревожилась - как отец отреагирует. Решили, что Алеша, получив благословение матери, отправится в путь, когда отца не будет дома, а там как Бог управит.

И вот настал день, когда он распрощался с плачущей мамой (хоть и рада была за  сыночка, да какая же мама не расплачется), она сняла крестик, благословила дитя.  Спросила, вернется ли он, полагая, что, возможно, все ограничится одним временем паломничества. «Не знаю, - ответил Алексей. - Как Матерь Божия устроит». И поспешил на вокзал...

Когда подходили они с попутчиком к Глинскому монастырю, Алексея охватил благоговейный трепет. Он еще не знал, что церковь над вратами, в которые они входили, посвящена именно Иверской иконе Божией Матери, которой отмечен день его рождения!..

Юноша попросил принять его в обитель, и строгий, умный, проницательный отец Иоанникий (Гомолко), проверяя решимость Алексея, сказал: «Ты такой молодой, а послушания у нас тяжелые... Как будешь жить?». Но видя непоколебимое, глубоко сердечное стремление юноши к  монашеской жизни, принял его в состав братии... Это был 1906 год.

Старец впоследствии вспоминал: «Овеяло меня великой радостью, дух мой встревожился, и умом я с воздыханиями обратился к Царице  Небесной, прося принять меня в число равноангельных иноков, которое Она  стяжала к непрестанному славословию  Сына Своего. Дал Матери таинственное обещание служить Ей, все переносить, терпеть до конца своих   дней, после чего ощутил радость на сердце и надежду на Ее милосердие».

Это «Таинственное обещание» (пишу с большой буквы), которое, без сомнения,  было  принято от  чистого детского сердца Матерью Божией - обозначило, духовно  выстроило, без преувеличения, всю последующую жизнь Алексия Лукаша.

***

        Глинская пустынь была основана в 1557 году на месте явления на сосне пчеловодам-бортникам образа  Рождества Пресвятой Богородицы, который и дал название будущему монастырю... Пустынью издревле именовались небольшие монашеские общины в незаселенных местах, как правило, с одной церковью. Если они со временем разрастались и превращались в монастыри, то сохраняли порой в названии слово «пустынь». Так и Глинская, которая повидала в своей истории и Мазепу - предателя, и петровского Меншикова, щедрого благотворителя, и многих святых людей, живших по самому строгому уставу... До революции, до образования Украины как республики, это была Харьковская губерния. Ныне «адрес» вновь открывшейся в 1994 г. обители - село Сосновка Глуховского района Сумской области, это всего несколько  километров до сегодняшней российско - украинской  границы.

 

«ПОМНИТЕ  ОБЕТЫ ПРИ ПОСТРИГЕ» - И «ВОВЕКИ НЕ СОГРЕШИТЕ»

 

Алексей Лукаш получил сначала послушание в монастырской гостинице, принимал гостей, потом в прачечной, занимался стиркой, затем последовал перевод на монастырскую братскую кухню, где он пробыл два года, после подвизался на игуменской кухне, на пасеке, быстро пролетало время в трудах и молитвах...

В 1913 г. Алексия  перевели в дальний Спасо - Илиодоровский    

скит. Устав скита был очень строгий, женщины сюда не допускались, и в таком уединении, на послушании  у старцев Алексей приобщался к глубокой монашеской жизни. Само себе направление в скит уже немало значило, жизнь в нем устраивалась по советам святителя Феофана Затворника (+1894), который рекомендовал в свое время направлять сюда лишь тех монахов, кто был уже «терт и перетерт в пустыни...». Старцы монастыря, у которых поучался молодой инок, имели поистине непоколебимую веру, и жизнь выстраивали по самым высоким меркам монашества, что позволило святителю Феофану сказать о Глинской пустыни: «Благодарение Господу: иночество живо еще на православной Руси».

Когда Алексий прожил в скиту два с лишним года, он был призван на иное «послушание»: началась война, переросшая  в  Первую Мировую, и в 1915 году его, как и других послушников, еще не постриженных в монашество, забрали в армию. Перед отъездом все они получили благословение настоятеля и приложились к чудотворному образу Рождества Пресвятой Богородицы, прося Царицу Небесную покровительствовать и возвратить их невредимыми в родную обитель...

Сначала Алексий попал в Пермь (этот город станет особым в его судьбе), потом  был переведен на фронт, и при первой же боевой операции с остатками взвода попал в плен. Русские военнопленные были отправлены в лагерь, откуда их перевезли в Австрию, где Лукаш провел целых три с половиной года.

Пленных кормили очень плохо, использовали же на самых тяжелых, земляных работах, строительстве дорог, укладке труб. Алексий, верный себе, полагаясь на волю Божию, работал как всегда старательно, видя это, конвоиры  даже предлагали ему табак,  удивлялись,  что он не курил, и порой давали дополнительную порцию хлеба... День за днем проходила эта жизнь на чужой стороне,  Алексий  все принимал, как от руки Божией, потому сохранял в душе своей мир. «Мы землю копали, все равно ведь нужно трудиться, - говорил он потом. - И чудеса Божии сопутствовали нам». Монастырская закалка помогала переносить ему то, что было трудно для других...

Осенью 1918 года, наконец, по окончании войны, Лукаш с другими пленными вернулся на родину, в любимую Глинскую обитель. Это была, конечно, великая радость.

    В 1920 году Алексий, находившийся тогда на послушании в Путивле, где были монастырские мельницы, был посвящен в рясофор (низшая степень монашества), а Великим постом 1921 года Лукаша удостоили монашеского пострижения с именем Андроник, в честь апостола от 70-ти. Впоследствии старец писал своим чадам: «Помните великий день вашего пострига, помните обеты при постриге, данные нами... быть истинными монахами, вовеки не согрешите».

 

«СОБЫТИЕ  СТРАШНОЕ»

 

Монашество Алексий принял в пору нарастающих гонений на Церковь. В сентябре 1922 г. обитель - после трех с половиной веков существования - была ликвидирована, монахи изгнаны. Это было «событие страшное», как говорил о. Андроник.

             По совету о. Нектария (Нуждина), трудолюбивого и усердного монаха Андроника взял себе в келейники Курский викарный епископ Павлин (Крошечкин). Владыка Павлин уже перенес арест в декабре 1922 г. и одиночное заключение, почти год в камере одной из московских тюрем. Где молился перед крестом, сделанным из хлебного мякиша, за что подвергался оскорблениям и  даже  побоям тюремщиков.

Преосвященный Павлин был человеком очень скромным, вел аскетический образ жизни, и все опасения Андроника, которому поначалу не хотелось быть возле епископа - он боялся роскоши, высоких людей - быстро развеялись.

***

Более десяти лет, тревожных, беспокойных, связаны в судьбе о. Андроника с архиереем Павлином, который рукоположил келейника в 1925 г. в иеродиакона, а в 1927 г. (будучи назначен епископом Можайским, викарием Московской епархии), в столичном храме Воскресения в Сокольниках - в сан иеромонаха.

В 1927 г. епископа Павлина перевели на Пермскую  и  Соликамскую кафедру, и  Андроник едет с ним... В декабре 1930 г. владыку Павлина назначают епископом Боровским, управляющим Калужской епархией, затем - епископом Калужским. Это было время беспощадных гонений на Церковь. За время управления епархией епископу Павлину выпало много  тягот:  были  репрессированы и расстреляны сто шестьдесят шесть священно- и церковнослужителей, взорвано четыре собора...

          В 1929 году Андроник тяжело заболел и был пострижен в схиму, с тем же именем, в честь преподобного Андроника Московского, ученика св. Сергия Радонежского, первого игумена Спасо - Андрониковского монастыря.

            Первый арест случился в 1930 году, когда проводился обыск на квартире епископа, о. Андроник получил тогда шесть месяцев принудительных работ (за «сокрытие разменной монеты»)...

 

«БОГ ДАСТ, И ЗАЗВОНЯТ»

 

1 июня 1931 г. его вновь арестовали,  обвинив в ведении антисоветской агитации, когда раскручивалось дело о монархической организации в Калуге. К этому делу привязали и о. Андроника, поскольку в следственных материалах отмечалось, что «кроме указанной организации, в городе Калуге имелось еще несколько лиц из монахов, которые самостоятельно вели обработку паствы в антисоветском направлении». Среди них указывали и о. Андроника. Некий свидетель Шевелев приводит его  слова, сказанные трем верующим на паперти церкви: «Вот видите, какие аресты производят большевики, вера для них большой враг, мы должны как много теснее сплотиться вокруг имени Христова, чтобы быть непобедимыми». И еще: «Часто приходится слышать, когда у Андроника спрашивают: «Услышим ли мы когда колокольный звон?» - а он отвечает: «Подождите, скоро везде зазвонят».

         По свидетельству самого Андроника, он тогда говорил: «Бог даст, и зазвонят». Как пишет  о. Павел Лизгунов в жизнеописании исповедника (которое мы цитируем, наряду с текстами прот. Александра Чеснокова и Зиновия Чеснокова): «В первой версии звучит какое-то триумфаторское торжество, во второй - христианская надежда. Вероятно, осведомитель исказил слова отца Андроника, ориентируясь на настроения следователей».

         Есть в протоколах допроса и такие слова иеромонаха Андроника: «К советской власти я отношусь как к власти, посланной Богом. То, что было написано в Священном Писании, то сбылось. Было написано, что наступит время антихристово, когда Церковь будет поругана, то сбылось. Никакой антисоветской агитации не вел и не веду. Группирования вокруг меня церковников нет. Больше добавить ничего не могу».

УЗБЕКИ  ЗВАЛИ  ЕГО «МАМОЙ» 

 

28 июня 1931 г. постановлением тройки при ПП (полномочное представительство) ОГПУ Московской области о. Андроника (Лукаша) осудили по ст. 58, п. 10, п. 11 (контрреволюционная деятельность и антисоветская агитация) и отправили на 5 лет в исправительно-трудовой лагерь СИБЛАГА, одно из отделений которого находилось в г. Мариинске.

Там отца Андроника определили на работы в тюремную больницу, санитаром... Он с большой  внимательностью  и  любовью относился к каждому пациенту, к собратьям-сидельцам, ухаживал за ними, сам мыл немощных. Все его уважали и любили, заключенные узбеки даже звали его «мамой», это о многом говорит.

Однажды, это было в марте 1933 г., в больницу привезли умершего епископа Иринарха (Синькова), который был заключен в СИБЛАГ в 1932 г., содержался в разных отделениях, и скончался, как было сформулировано в документах, «от старческой изношенности». Отец Андроник рассказывал: «Привезли его на повозке, повозка короткая, голова висит... Он такой был худой, одни кости».

Отец Андроник упросил врача, чтобы тот отдал для погребения архиерея большой гроб, который несколько лет пылился в больничном углу, вот и пригодился. Андроник, обмыв епископа, застелил гроб белой простыней, сделал из полотенца омофор, углем начертал крест, надел на почившего свою шапку, вложил в руки четки, похоронив владыку Иринарха  как архиерея. Он написал об этом епископу Павлину (тогда была дозволена переписка, владыка присылал ему посылки).

И когда прошли годы заключения, о. Андроник в 1935 г. по приглашению Павлина, к тому времени архиепископа Могилевского, вернулся к нему, став личным послушником архиерея. Но не надолго.

В октябре 1935 г. архиепископ Павлин был арестован и приговорен к 10 годам лагерей, по обвинению в создании «контрреволюционного подполья». Он был сослан в Мариинское отделение СИБЛАГА, из которого только недавно вернулся о. Андроник, и в 1938 году вместе с группой духовенства по решению Особой Тройки управления НКВД Западно-Сибирского края был расстрелян.

В 2000 г. на Архиерейском соборе РПЦ священномученик Павлин (Крошечкин) был прославлен в лике новомучеников и исповедников Российских.

«ГОНИМЫ, НО  НЕ  ОСТАВЛЕНЫ...» 

 

Вместе с архиепископом Павлином в октябре 1935 г. были арестованы многие верующие,  в их числе  о. Андроник. Но его, как и некоторых других, освободили в конце ноября, с формулировкой «из-за отсутствия вины».

Оставшись бесприютным, без прописки, о. Андроник прошел полосу скитаний. Вот как он сам свидетельствовал на допросе уже в 1939 г.: «Сразу выехал из Могилева, переехав на жительство в город Белополье Харьковской  области. Остановился у знакомых монахов Серафима и Стахея... Устроился прислужником в Михайловской церкви и пробыл до июня 1937 года. Затем выехал в город Суджа Курской области... Прожив там три месяца, был обнаружен  милицией, и мне предложили покинуть город Суджу. Осенью 1937 г. выехал в Пермь. Органами милиции я зарегистрирован не был, и мне предложили оставить Пермь. В течение года проживал в городе Краснокамске, работал чернорабочим при коммунальном отделе нефтепромыслов. В августе 1938 года снова переехал в Пермь».

Поистине, как пишет апостол Павел: «Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем...» (2 Кор.4,8-9).

В Перми у о.Андроника было немало знакомых еще со времен служения с Павлином. Здесь образовалась группа священников и мирян при кладбищенской церкви Успения, которые прилагали усилия по воссозданию церковной общины. По ходатайству иеромонаха Димитрия (Пьяных) Андроник был прописан и устроен на работу сторожем храма, потом по предложению  о. Николая Пшеничникова становится прислужником алтаря и селится в нижнем этаже церкви...Религиозная жизнь в Перми активизируется, в Успенской церкви постоянно бывают монашествующие, внизу, в крипте проходят исповеди, духовные беседы, организуются тайные моления о здравии и о упокоении репрессированных священнослужителей... Были и тайные встречи с архимандритом Таврионом (Батозским), бывшим послушником епископа Павлина и сподвижником Андроника, он наезжал довольно часто в Пермь из Калуги, где ныне проживал...

Но, оказалось, не было все это тайной для властей предержащих, они прекрасно знали обо всем, что творилось в церковном  сообществе  -  староста Успенской церкви И.В. Симонов был завербован  органами и работал в качестве осведомителя (под кличкой «Ухтомский»).

Агентурная разработка Пермского горотдела НКВД была названа (из-за связи с Таврионом) «Калужане». Находившихся под подозрением «церковников»  именовали также «павлиновцами», как последователей репрессированного архиепископа. В июле-августе 1939 г. все активные церковные деятели были арестованы и отправлены  в лагеря.

«НУ, ЛУКАШ, САДИСЬ НА ПЕЧКУ...»

 

Отца Андроника арестовали 17 июля 1939 г., в канун памяти преподобного Сергия Радонежского (ныне - день Царственных страстотерпцев). Девять месяцев, до мая 1940 г. его держали в пермской тюрьме, постоянно допрашивали, и днем, и ночью, и по два часа, а бывало и десять. Ему угрожали, его мучили, пытаясь добиться нужных следователям показаний. Раз поставили к стенке, думал, конец, энкеведешник говорит: «Я тебя убью!». Андроник приготовился к смерти - Господи, помилуй!.. Пули  бьются рядом, только пыль летит.

Однажды, рассвирепев, следователь сорвал с него крест, и бросил его в печь. «Что ты делаешь, - сказал Андроник, - мне дала мать крестик, а ты срываешь».

Однако, при всем при том, чувствуя внутреннее благородство священника - монаха, на допросах его не били и в его присутствии даже не ругались. Только однажды, во время очередного допроса, в кабинет заглянул «какой-то верзила»  и,  вспыхнув, сказал следователю: «Сколько ты будешь возиться с этим стариком?» - и ударил Андроника так, что тот потерял  сознание.

Очнулся схимник уже в больнице, и на вопросы кротко отвечал, что шел, оступился, ударился о камень.

Был и такой эпизод. Как-то привели Андроника в большую комнату, там печь раскаленная. И говорят ему: «Ну, Лукаш, садись на печку». Андроник деловито осведомился: «Как, разуваться?.. Босым лезть?». «Пока подожди», - ответили ему, о чем Андроник вспоминал потом с юмором.

После такого вот испытания «огнем» было уже нешуточное испытание холодом. Однажды его раздели до нижнего белья и вывели в коридор, где стояли большие ящики, в человеческий рост. И заперли старца в одном из них. Коридор не отапливался, мороз был страшный, что на улице, что здесь. Андроник думал, что конец, не выживет, замерзнет и умрет. В последний момент ящик открыли, и вывели его под руки - сам он идти уже не мог.

Наконец, 14 мая 1940 года, после тюремных мытарств, о. Андроник был осужден за «участие в антисоветской группе» и направлен в СЕВВОСТЛАГ, располагавшийся на Колыме. Срок - 5 лет, считая со дня ареста.

«СВЕТЛЫЙ ПУТЬ» - ДО  МАГАДАНА

 

    Этапом схимонах Андроник последовал до Владивостока, затем, на пароходе «Джурма», через Японское и Охотское море - до Магадана. Этот пароход, построенный в Нидерландах, был в 1935 году продан в СССР, передан Дальстрою и переименован в «Джурму», что по-эвенкийски значит «светлый путь». Трагическая ирония истории...Пассажирами этого парохода в те годы в качестве заключенных побывали Герой Советского Союза генерал-полковник А.В.Горбатов, артист Георгий Жженов, писательница Евгения Гинзбург (мать Василия Аксенова), жена заместителя Молотова С.П.Межлаук и другие известные люди.

Как вспоминал Г.Жженов  (перед отправкой по этапу из Владивостока в Магадан): «У причала белый пароход с поэтическим названием «Джурма»...

Этот пароход, как и несколько других судов, курсировал в те годы между Владивостоком и Магаданом, оставшись в памяти тысяч и тысяч людей и в летописи той суровой и беспощадной эпохи.

 На одном рейсе с Андроником, среди сотен страдальцев был и молодой литератор, поэт Александр Солодовников, который отбывал на Колыме свой срок с 1940 по 1946 год. Потом он в стихотворении «Старец Андроник», датированном 1958 г., так опишет это путешествие:

 

Охотское море колышется мерно,
Преступников в лагерь везет пароход.
Великое горе, великую скверну,
Людское крушение "Джурма" везет.

 

И тесен, и темен, и сыр, и угрюм,
И полон молчания трюм.
Но вдруг от одной поразительной вести
Народ встрепенулся и шопот возник:
- В углу на корме раздает свои вещи -
Одежду и обувь какой-то старик.

                  

                    Какой-то старик. Неизвестный, безликий.
                   О, как уместился он в этих словах?
                   Простец добродушный и старец великий
                   Среди суетливых воров - схимонах.

Он не дрожит перед бедой,
Он всех подбодрит шуточкой,
Старик с опрятной бородой
В какой-то старой курточке...

 

Рассказывают, что многие люди, совершенно истощенные, измученные, после смрадных трюмов с нечистотами, ступив на берег Нагаевской  бухты, падали в обморок. Однако Андроник держался крепко - сказывалась монашеская закалка, привычка  к жесткому посту, ну и конечно - молитва, с которой  непрестанно обращался к Богу, к Пресвятой Богородице, Ангелам и всем святым узник из Глинской пустыни.

 Он был простец, не богослов, но Бога ведал глубиной сердца, был связан с Ним нитью непрестанной молитвы...

«КАК  МОЖЕТ  ДУХ  ОМОЛОДИТЬСЯ  ОТ  СТАРИКА...»

 

О жизни в колымских лагерях написано немало. Она усугублялась страшным холодом, трудами в условиях вечной мерзлоты, недоеданием, огромными нагрузками, от которых многие люди быстро слабели, истощались, заболевали и умирали. В годы войны, на которые пал второй срок о. Андроника, до предела урезали и без того скудный паек, увеличивались производственные  нагрузки, устрожались порядки. Страдала и мучилась тогда вся великая страны, и что тут добавить...

И все же, по воспоминаниям о. Андроника, в лагере было  лучше, чем в тюрьме, потому что не было мучительных допросов - истязаний. Кроме непосильных трудов, «только шпана очень беспокоила, если к ней попадешь», тут уж кому как везло...

Старца Андроника (а ему уже и по возрасту было за пятьдесят) уважали за трудолюбие, безотказность, доброжелательность ко всем. Вспомним, какое «Таинственное Обещание» он давал Пресвятой Богородице, собираясь в монашество. Можно быть уверенными, что по особой любви и непрестанным молитвам к Царице Небесной, Она помогала, была «нерушимой стеной», оберегающей  его от многих «тяжких обстояний».

Внутреннее благородство, готовность помочь любому обратившемуся человеку вызывали уважение и заключенных и охранников, среди которых тоже были самые разные люди.

Отца Андроника вскоре назначили дневальным, в обязанности  которого входила уборка барака, поддержание  всяческого порядка, чистка туалетов.

Вот как продолжается стихотворение «Старец Андроник»:

 

... В лагере чистить уборные,
Кто выполнит дело позорное?
Выполнит весело, тщательно, честно -
Только один этот старец, известно.
Да еще скажет: "Ведь я не один,
Или не ведаешь? А Дамаскин?"

 

Но вот он санитар в больнице,
С ним хорошо больным лежится,
Он как-то помогает им.
Да только ли больным?

 

Чу! Слышен шопот у дверей:
- Пришли в кандей нам сухарей,
Пришли туда и покурить!
Он поспешает... Так и быть!

 

В бараке, в полутемных сенцах
Он исповедует,
Епитрахилью - полотенце,
Но сердце ведает,

Как на тебя легко ложится
Его рука,
Как может дух омолодиться
От старика.

 

Напомним, св. Иоанн Дамаскин (т.е. из Дамаска) - выдающийся подвижник, живший в VIII веке. Он был министром при дворе халифа, защитником и теоретиком иконопочитания в эпоху иконоборчества, тогда по клевете и пострадал. С ним связано появление образа «Троеручица» Божией Матери - по молитве к Ней приросла у Иоанна к руке отсеченная кисть; сделав ее подобие из серебра, он приложил его к иконе - отсюда история образа. Приняв монашество, Иоанн написал много выдающихся трудов, в т.ч. «Основы православной веры», множество канонов, был выдающимся богословом и гимнографом... Но когда он только ступил  на монашескую стезю, для сугубого смирения дали ему послушание - чистить отхожие места...

Кстати, и в бараке о. Андроник поселился рядом с таким местом - потому что здесь было освещение, и каждую ночь он читал акафист Страстям Христовым, который удалось  или  пронести с собой или раздобыть. «Страсти» с церковно-славянского - страдания...

И вот однажды, рассказывал он, когда в ночной тиши, как обычно, читал старец этот акафист, вдруг загремели ключами в дверях. Он решил: «Пусть меня посадят в карцер за нарушение режима, но будет большой утратой, если отберут акафист». Тут открывается дверь - и в камеру входит его покойная мать Акилина. «Мамочка!» - вскричал отец Андроник. Она подошла к нему и проговорила: «Сынок, не скорби, тебя Божия Матерь не оставит». И видение исчезло. Когда старец рассказывал об этом, он добавил, что его мать «была полтавская деревенская хохлушка и не знала русского языка, а тут заговорила на чистейшем русском».

 «Батюшка, так это была  Сама Матерь Божия!» - воскликнул тогда его келейник, на что о. Андроник промолчал.

В лагере были и верующие люди, и священники, которым иногда удавалось тайно совершить литургию и освятить Дары, которые они потом хранили под видом сухариков, и причащались порой каждый день.

Так поступал и о. Андроник. Однажды тюремщик, изрядно выпивший, с каким-то бесовским наваждением восстал на старца, размахивая револьвером, так что мог застрелить. Первой мыслью о. Андроника было - что делать с Дарами, которые он прятал на груди. Он быстро развязал узелок и проглотил их. Тюремщик удивился, что зэк перед смертью решил что-то съесть, выругался, и нажал на спусковой крючок. Осечка! «Тебе повезло!» - сказал он, и со злостью швырнул револьвер на пол...

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ  В  РАЙ

 

Отца Андроника освободили день в день, в канун преподобного Сергия, 17 июля 1944 года. Еще перед окончанием срока его взял к себе в дом начальник лагеря, что, возможно, спасло старцу жизнь, т.к. он сильно болел и даже просил хозяина в случае его смерти сообщить о том в Патриархию - что скончался «такой-то схимник».

 После освобождения Андроник так и оставался в семье начальника,  помогал по хозяйству, готовил, стирал, возился с детьми, ухаживал за домашней скотиной,  рядом с которой и поселился, отгородив себе небольшую «келью», в которой ночевал и молился. Невзирая на приглашение жить в доме. Здесь  ему было хорошо, он - то знал, что животное, тварь Божия чувствует Творца и человека чувствует... «Блажен, иже и скоты милует» (Прит.12,10).    

Усердие о. Андроника в работе, старательность не были стремлением угодить кому-то. Так, однажды он повесил у себя картинку, изображающую Воскресение Христово.  Когда начальник начал упрекать его, старец сказал: «Не нравится - уйду в лагерь». И хозяин отступился.

В семье Андроника полюбили, супруга начальника расспрашивала его с интересом о вере, о духовной жизни... И когда о. Андроник узнал от местных монахинь об открытии Глинской пустыни (ему даже показали фото нового настоятеля о. Серафима (Амелина), и стал просить, чтобы отпустили его в монастырь, огорченный начальник, сильно привязавшись к батюшке, уговаривал его остаться, обещал досмотреть его до смерти и достойно похоронить.

Но после настойчивых просьб  Андроника  вынужден был согласиться. Он просил старца в случае нужды сообщить, обещал помощь и даже приехать к нему... Они с супругой дали денег о. Андронику на дорогу, и он отправился в родную Глинскую пустынь...

ВОРОБЕЙ ЧИРИКАЕТ: ЖИВ-ЖИВ

 

28 сентября 1948 года бывший узник СЕВВОСТЛАГА схииеромонах  Андроник (Лукаш)  вновь ступил на святую землю любимой обители. Это  было как  возвращение в рай.

        Одной из главных целей и подвигов Глинских старцев, среди которых многие прошли через тяжелые испытания, тюрьмы и лагеря, обладали благодатными  дарами, было духовное окормление и нравственная поддержка народа. «Появление в этот период монастыря масштаба Глинской пустыни, с таким количеством старцев, такого уровня, - явление для верующих необыкновенное, - пишет священник Павел Лизгунов. - Сюда ехали со всей страны, чтобы просто подышать истинным христианством, вспомнить, что это такое. Глинские старцы второй половины прошлого века играли в духовном  окормлении  народа роль не меньшую (а едва и не большую), чем Оптинские в XIX - начале ХХ века».

 «Мы чувствовали себя там как в среде святых и ходили со страхом, как по земле святой», - говорили паломники того времени.

              Легкий, стремительный, благодушный и доброжелательный о. Андроник выделялся своей живостью среди других старцев - степенных и спокойных. Как писал поэт Солодовников, поистине «дух омолодится» от такого «старика»...Он всех заражал своей  бодростью, радостью. На вопрос о здоровье: «Как вы?» - отвечал: «Как воробей! - И разъяснял: - Воробей чирикает и как бы говорит: жив-жив».

Старец глубоко молился за многих людей, и молитва его была очень действенна. Об этом немало свидетельств, но гораздо большего мы, конечно, не знаем. Вот лишь несколько примеров, когда по его молитвам совершались чудеса.

Однажды он пришел соборовать престарелого парализованного монаха Симеона. Во время таинства больной заговорил, исповедался и причастился. После соборования речь вновь отнялась, и вскоре он отошел к Богу.

          Послушник Сергей Халин (впоследствии известный афонский схиархимандрит Ипполит) заболел крупозным воспалением легких. Врачи не могли помочь, все готовились к исходу. После соборования и причастия, преподанных о. Андроником, ему стало легче, и на третий день он совершенно выздоровел.

А вот другой случай. Как-то было очень жаркое лето, наступила засуха. Отец Андроник, пробегая по двору в белом подряснике и холщовом фартуке, собирает всех, кто может, на огород: «Всем молиться, чтобы Господь дождь послал». Все выходят в огород. Начинается молебен на случай бездождия перед иконой Божией Матери. «Даждь дождь земле жаждущей, Спасе!» - молится отец Андроник. Молится так, будто обращается к Богу, Который здесь, рядом. (Потому что Он в самом деле всегда рядом!).

Помолившись, все пошли в храм. Едва переступили порог - хлынул дождь. Среди удивленных восклицаний потеряли о. Андроника. Будто исчез.

В другой раз он так же общей молитвой избавил монастырский огород от нашествия гусениц, поедавших капусту. Неожиданно прилетела стая птиц и быстро их поклевала.

 

«Я  НЕОБРАЗОВАННЫЙ... ОНИ ЖЕ УЧЕНЫЕ, ЛУЧШЕ ПОНИМАЮТ...»

 

Никто не сомневался и в прозорливости о. Андроника. О ней свидетельствовали много раз и паломники, и монахи. Интересен рассказ протопресвитера Владимира Дивакова,  секретаря Патриарха Московского и всея Руси по городу Москве. На старших курсах семинарии, решив идти в монастырь, он отправился к старцу за благословением вместе со своим приятелем Евгением, рясофорным послушником, который, напротив, решил оставить монастырь и жениться.

Поздним вечером, после службы они ждали старца в его келье. Тот забежал, поговорил с ними на ходу, что-то при этом поправляя, переставляя, снова куда-то убежал, снова появился. Евгений попросил благословения жениться. Отец Андроник ответил: «Как жениться, зачем жениться? Да они сейчас такие! Свяжешься - не распутаешь! Да на всю страну ославит! Да зачем это надо! Да затвориться лучше в келье и молиться!..»

И отец Андроник продолжал: «нет-нет-нет, вон молодежь, ей и жениться!» - указывая на Владимира. Тот стоял благостный, думал: «Какая молодежь, полгода разницы!». Затем сказал: «Батюшка, я как раз в монастырь хотел проситься!» - «А что в монастырь, зачем в  монастырь? - сказал старец. - А в миру-то надо послужить. Миру надо послужить, надо послужить, надо послужить», - и убежал куда-то на кладбище служить литию.

Потом с отцом Андроником говорила мать послушника Евгения, пыталась объяснить подробнее. Он сказал: «Да я-то что понимаю? Я глупый человек, необразованный. Они же ученые, лучше понимают, как поступить, ко мне-то что обращаться».

В итоге Владимир послушался и женился. И никогда об этом не жалел. Евгений не послушался и тоже женился. Из-за сильного конфликта жены со свекровью они развелись. В процессе раздела имущества  бывшая  жена написала о нем в газету, что было в самый пик хрущевской антирелигиозной пропаганды. Затем эта статья попала во многие издания. На всю страну ославила Евгения бывшая жена...

 

***

 

Совсем недавно, в конце августа с.г., будучи в Москве, я побывал по случаю в  Патриархии, в Чистом переулке (взять пригласительный на Патриаршее Богослужение) -  и повстречал   протопресвитера Владимира Дивакова, который, как мне сказали раньше,  находился еще в отпуске, но в этот день приехал в Патриархию. Я поинтересовался у  него, объяснившись, как сложилась дальнейшая судьба Евгения.

- Его уже нет, - сказал батюшка.- Он стал диаконом, после случившегося не мог быть  священником. Как-то при встрече вспомнили Андроника, его слова, Евгений сказал, что это совпадение, случайность, он так и не понял, к сожалению.

 

               ***

Это только отдельные свидетельства о прозорливости старца, силе его молитв. Было  много других, в том числе «обычных» чудес: вовремя успели, прошли путь за половину   обычного времени и т.п.

        Советы преподобного всегда были основаны на учении святых отцов. Ввиду недостатка книг, духовной литературы (тогда и Евангелие было мало кому доступно!), о. Андроник выписывал в тетрадь назидательные отрывки из Священного Писания, богослужебных текстов, святоотеческих творений и некоторые собственные изречения. Записи отражают, возможно, внутреннюю жизнь самого отца Андроника, скрытую от постороннего взгляда, - жизнь, суть которой не легкость и непрерывная радость, но постоянный крест, порой очень тяжелый...«Человек, чем более приближается к Богу, тем более видит себя грешным».  

        Преподобный  Андроник от руки «тиражировал», размножал эти записи  и раздавал своим духовным чадам.

 

                «УМИРАТЬ  СОБИРАЙСЯ, А ХЛЕБ СЕЙ»

   

В 1961 году, в пору хрущевских гонений на Церковь, власти снова  закрыли обитель. В Глинской к слухам о грядущем закрытии относились спокойно.   

Отец Андроник ободрял всех: «Умирать собирайся, а хлеб сей». «Ну и что? Погонят - пойдем», - говорил он. Ведь не впервой, «как Меня гнали, так и вас будут гнать». Андроник, по свидетельству местной жительницы Надежды, наставлял: «Я тебя последним словом заклинаю: смотри сюда, - указывает на Евангелие, - а больше нигде правды не будет».

К закрытию Глинской готовились как к серьезной военной операции...14 июля 1961 года монастырь был со всех сторон окружен, к нему подъехали грузовые машины, на которых монахов быстро отвозили на ближайшую железнодорожную станцию Локоть, причем запрещали брать деньги, одежду, даже продукты.

Отцы Андроник и Серафим (Романцов) сидели без средств на станции, богомольцы, местные жители собрали, сколько могли, денег и снеди на дорогу, и батюшки отправились в путь.

ПОД  ЗНАКОМ «ИВЕРСКОЙ» - В  ИВЕРИЮ

 

Поначалу о. Андроник оказался в Армении, в селе Ахкерпи, потом в Дагестане, в Хасавюрте, а окончательно остановился в Тбилиси, где его приютил, как и многих монахов из закрытой Глинской обители  бывший ее насельник епископ, а впоследствии митрополит Зиновий (Мажуга +1985). Он давно знал, почитал и любил о. Андроника и принял его с радостью... Это был, по всем свидетельствам, человек святой жизни: подвижник, молитвенник, прошедший через многие испытания, сердечный, радушный, гостеприимный. «Владыка Зиновий, - говорил о.Андроник, - прошел через всю жизнь и, как алмаз, не имеет ни одного пятна».

Грузия и стала последним убежищем и приютом о. Андроника. Одно из древних названий страны - Иверия. Оно особо распространилось, когда прославилась икона, обретенная в Иверском монастыре на Афоне, под знаком которой, напомним, появился на свет Божий  Алексий Лукаш... Здесь, в Тбилиси прошли последние полтора десятка лет его суровой и скорбной жизни.

 Преподобный Андроник не был обойден вниманием священноначалия, назначался благочинным в Глинской, был  почтен саном схиигумена, а в Тбилиси и схиархимандрита, причем он всегда стеснялся наград и поощрений, считал, что недостоин...Он был настоящий монах, из коренных, эти внешние знаки внимания его смущали, и даже тревожили... Когда возводили его в сан игумена (1955 г.), батюшка, возражая, сказал, что «схима превышает все награды, она есть предел всех наград». И был, конечно, по-своему прав.

 

            «ВРУЧАЮ ВАС МАТЕРИ БОЖИЕЙ...»

 

  Украшенный сединами и добродетелями, о.    Андроник достиг  маститой старости и приближался к исходу... Он часто говорил своим духовным детям: «Вручаю вас Матери Божией. Она вас не оставит. Она вас избрала, Она и спасет вас»... И в письмах писал: «Может, скоро помру, то поручаю вас всех Божией Матери»; «Да хранит Она вас всех Своею милостию от врагов видимых и невидимых».

В ноябре 1973 у него случился инсульт, отнялась левая сторона тела, речь сначала пропала, потом  восстановилась...Отец Андроник переносил болезнь без ропота, однако  чувствовал близость кончины.

Однажды он пригласил к себе владыку Зиновия и сказал ему: «Отхожу от вас к отцам нашим. Прошу вас, владыко, оберегайте иноков  обители нашей, не оставляйте их, и вас Матерь Божия не оставит». Владыка заплакал, заплакал и батюшка...    

Незадолго до смерти он сказал: «Всё, синодик мой кончается».

             В шестом часу утра 21 марта  1974  года, на  Крестопоклонной седмице Великого поста, в день  Курской Коренной иконы Богородицы «Знамение» отец Андроник, 85 лет несший свой крест по жизни, предал дух Господу. Лицо батюшки было светлым, как у живого.    

            Преподобный  говорил не однажды: «Боюсь трех вещей: когда умру, как умру и где обрящуся», то-есть окажусь.

 

***

 

К сороковинам митрополит Зиновий устроил на могиле батюшки оградку и памятник с надписью на мраморе, а в самый 40-й день  могилу старца посетил Святейший и Блаженнейший католикос - Патриарх всея Грузии Давид V, который отслужил панихиду, затем положил на могилу красное яйцо и сказал: «Отец Андроник! Христос Воскрес! Мы знаем, что ты теперь в Царстве Небесном. Что отличало тебя в этой жизни? Ты не имел врагов, всех любил и все любили тебя. Ко всем было открыто твое любящее сердце. Молись за нас, чтобы и нам получить небесную радость».

 

«Я ВИЖУ И СЛЫШУ, Я БУДУ ВСЕМ ПОМОГАТЬ»

 

          Господь прославил своего угодника: как при жизни, так и после смерти через него совершались явные чудеса. Духовная дочь батюшки Мария Добродеева страдала от сильной боли в ноге, не могла ходить без палочки. Никакое лечение в Москве не помогало. Получив телеграмму о смерти  о. Андроника, она с большим трудом приехала в Тбилиси на отпевание. В храме у гроба батюшки она упала на колени и заплакала. Когда поднялась, нога совершенно прошла и впоследствии вообще не болела.

Монахиня Мария (Воронина) из Красногорского Свято-Покровского монастыря сильно скорбела из-за  смерти батюшки. На третий день после погребения ей приснился удивительный сон: «Вижу во сне отца Андроника в окружении Ангелов. Подбежала я, смотрю: батюшка в золотой одежде служит  у престола. Он подошел ко мне, ударил по голове крестообразно и сказал: «Чего же ты плачешь? Передай  братии и всем, что я вижу и слышу, - пусть всё говорят мне, я буду всем помогать. И тебя я слышу, не скорби. Пусть всё мне говорят».

И по смерти батюшка  помогает своей молитвой всем приходящим и обращающимся к нему.

***

 

О. Павел Лизгунов пишет, обобщая: «Сила Моя совершается в немощи» (2 Кор. 12, 9) - сказал Господь своему апостолу. Эти слова ярко являют свое  действие на всех православных святых, но на некоторых - в особенности. Схиархимандрит Андроник  (Лукаш) с детства не отличался блестящими дарованиями, ценимыми миром. Он не имел знатного происхождения, большого роста и силы, особых способностей к учебе. Однако имел смирение, кротость и молитвенность, мало заметные миру, но ясно ведомые Богу. В ранней юности он был призван Господом в святую обитель, где под руководством опытных старцев, в трудах и молитвах сумел заложить прочное основание для дома своей души, которое впоследствии не смогли поколебать и разрушить никакие бури.

Видя его преуспеяние и настрой, Господь с ранних лет повел его путем скорбей»... Война, армия, немецкий плен, страшное уничтожение родной обители...«Затем пришла пора особо тяжких испытаний. Старец понес на себе... крест, который несли его страна и Церковь...два тяжких заключения...в промежутках между которыми скитался по стране без хлеба и крова. Везде, во всех обстоятельствах он продолжал служить Богу, свидетельствовать о Христе...».

Наконец, подобно возвращению в рай - обретение родной обители, возрожденной в годы Великой Отечественной войны. А потом - снова «скорби: Глинскую обитель закрывают, и последние годы своей тяжелой 85-летней жизни - годы старости, немощей, болезней - он проводит в далекой стороне, и тоже в непростых условиях...Удивительно, как сочетаются в этом человеке Божия сила и человеческая немощь... Древние отцы предсказывали, что последние святые не совершат их подвигов, но за перенесенные ими скорби получат большие венцы... », - заключает о. Павел Лизгунов.

 

***

 

Протоиерей Александр Чесноков с детства знал Владыку Зиновия, был у него иподиаконом, келейником, общался  и с глинскими старцами. Вот фрагмент интервью, где он рассказывает о качествах, присущих им. 

«- Отец Александр, вы лично были знакомы с тремя ныне прославленными Глинскими старцами: митрополитом Зиновием (Мажугой), в схиме Серафимом, схиархимандритом  Андроником (Лукашем), схиархимандритом Серафимом (Романцовым). Какие у них были общие качества?

       - Все молитвенники (выд. мной - С.Р.), делатели непрестанной Иисусовой молитвы. Беседуют с вами и перебирают четочки: умная молитва идет постоянно. До этого дойти надо! Не каждый доходит, чтобы одновременно беседовать и продолжать молитву в сердце через ум.

       Что еще общего? Доброта. Всегда старались помочь сами, не дожидаясь просьб. Любвеобильные. И что замечалось: прошли большую, очень трудную жизнь, через ссылки, гонения, разного рода оскорбления. Но никогда об этом не говорили, только иногда рассказывали, больше для назидания, о случаях из жизни в ссылке. Всегда в проявлении любви, и больше рассказывали о хороших случаях.

       Вот что интересно: пройдя ссылки, они сохранили любовь к Богу, любовь к ближнему. Никакой озлобленности, никакой жестокости. Старались вспоминать только хорошее и о жизни в заключении, и о повседневной жизни, то, как Господь их вел.

      Еще честность. Честность к Богу, честность к службе - тоже характерная черта. Даже вдали от обители служили по монастырскому чину, что никого не тяготило, потому что благодатность молитвы, которую они несли, передавалась окружающим. Люди старались как можно больше бывать у старцев и на богослужении, и просто приходя к ним. Получали дары, становились какими-то облагодатствованными, как говорил Святейший и Блаженнейший Католикос-Патриарх всея Грузии Илия II, постриженик митрополита Зиновия. Он вспоминал, что, даже коротко пообщавшись со старцами, люди уже получали благодатные дары, которые давали им силы на дальнейшую жизнь, на дальнейшее преодоление препятствий и надолго оставались в памяти. Так происходило потому, что за того, с кем соприкасались, старцы потом и молились...»

 http://ruskline.ru/monitoring_smi/2013/07/17/blagodatnost_molitvy_kotoruyu_nesli_glinskie_starcy_peredavalas_okruzhayuwim/...

 

 

«КАК ИНЫЕ ЖАДНЫЕ ДО ДЕНЕГ, ТАК БАТЮШКА БЫЛ ЖАДНЫЙ ДО МОЛИТВЫ»

 

 

Ночами о. Андроник много молился, к молитве у него была любовь необыкновенная.    «Как иные бывают жадные до денег, так батюшка был жадный до молитвы», вспоминала  монахиня Андроника (Пискурева), его духовная дочь...

        В конце 1960-х годов был такой случай. В тбилисском храме вместе с  Андроником, который имел обыкновение оставаться здесь до утра перед воскресной литургией, ночевал также староста. Он задремал  и, проснувшись, видит, что свечи горят, и храм наполнен молящимися людьми!

        Мелькнула паническая мысль, что он проспал, и двери открыли без него. Посмотрел на часы - два часа ночи. Проверил ключи - на месте. Еще раз со страхом посмотрел в храм, но уже никого не было - лишь батюшка Андроник со свечой стоял на молитве.

 

***

 

         И сейчас, когда подходишь к иконе его у святых мощей в большом Свято-Троицком соборе Магадана, когда нет службы, мало людей или по окончании вечернего  богослужения, зная о подробностях его реальной жизни, недавней совсем, здесь, в этом мире, на Колыме,  где невидимо сохранились его пути - дорожки, и вглядываясь в освятившиеся черты его лица, знакомого по фотографиям и как бы на глазах превращающегося в лик... в какое-то мгновение чувствуешь эту его  непрестанную, беззвучную молитву в пустом храме ... с невидимым множеством людей, за которых он молился и молится - здесь и сейчас.

Ничего не бывает просто так и случайно. Господь направил  его на  выстраданную им землю, чтобы и нам, немощным, помогать одолевать свой век в спасительном устремлении к вечности. К вечности со Христом, и никак иначе. Об этом молится за нас старец Андроник, вместе со всеми новомучениками и исповедниками, со всеми святыми... Не переставая, и нас призывая к молитве.

 

                  Источники и литература:

                     

                    1.Иоанн (Маслов), схиархим. Глинская пустынь: История обители и ее  просветительская деятельность в XVI-XX веках. М.: Самшитиздат,2007.

2.Протоиерей Александр Чесноков, Зиновий Чесноков. Подвиг святой жизни. Святые старцы Глинской пустыни. ХХ век. М.Издательство Сретенского монастыря,2013.

        3.Священник Павел Лизгунов, Зиновий Чесноков. Пример безграничного смирения. Жизнеописание и наставления схиархимандрита Андроника (Лукаша), подвижника Глинской пустыни. М.Изд-во Сретенского монастыря,2014.

                         4.Солодовников А. А. «...В светлом саду христианства». Полн. собр. стихотворений. Пьесы. Ноты. Воспоминания о поэте. М. Гриф и К, 2010.

                          5.Александр Солодовников. Сеймчанский след. Магадан - Санкт-Петербург: Кордис,2017.

                          6.Житие преподобного Андроника (Лукаша). Магадан, Новая полиграфия,2013.

               7.Газета «Колымский Благовестник», №4, апрель 2013.

 

               8.Газета «Вечерний Магадан», №16,18 апреля 2013.

               9.Азбука веры: https://azbyka.ru

Подготовил С.Рыжов.

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме