К вопросу о происхождении «химерических» мотивов на золотоордынских (джучидских) и «удельных» русских монетах XIV - XV вв. 
Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«И бысть дождь мног и град велий, и камение являшесь изо облака спадшее на землю...»

Игорь  Алексеев, Русская народная линия

11.06.2018


К вопросу о происхождении «химерических» мотивов на золотоордынских (джучидских) и «удельных» русских монетах XIV - XV вв. …

 

Известно, что «удельные» русские монеты XIV - XV вв. буквально «наводнены» изображениями фантастических (сказочных) существ и мифологических персонажей (получивших в нумизматической литературе определения: «горгона», «двуликий Янус», «дракон», «кентавр», «монстр с клювом», «Самсон, борющийся со львом», «сирена», «сирин» и т.д.). При этом как причины, по которым они в столь значительном «ассортименте» помещались на деньгах, так и значение самих этих - порой весьма загадочных - знаков (символов) и мотивов, остаются до сих пор по большей части не прояснёнными и обрастают различными догадками.

Среди таковых выделяется, в частности, мотив, помещённый на серебряных «удельных» русских монетах (типах монет) первой половины XV в., который содержит в себе изображения летящего (скачущего) фантастического существа «химерического» типа (определяемого как «крылатый грифон», «химера-грифон», «крылатая химера» или «крылатое четвероногое») и расположенной под ним согнутой, коленопреклонённой человеческой фигуры. При этом из пасти «крылатого четвероногого» вырывается «пламя», а его изогнутый хвост заканчивается второй - обращённой в противоположную сторону - головой с раскрытой пастью.

В настоящее время высказывается гипотеза о том, что в нём нашла своё отражение тема распространения чумы («моровой язвы»).[13, 16]

С атрибуцией и датировкой монет, содержащих данный мотив, до настоящего времени существует неопределённость. В изданных в 1974 г. Н.Д. Мец материалах к сводному каталогу «Монеты великого княжества Московского (1425 - 1462)» этот тип монет отнесён к раннему чекану Великого князя Московского и Владимирского Василия II Тёмного (годы правления - 1425 - 1462).

При этом описание изображённого на лицевой стороне (аверсе) монет с порядковыми №№ 49 - 51 мотива гласит: «Крылатый грифон с поднятым хвостом, оканчивающимся змеиной головой, скачет влево; под ним человек, лежащий ничком влево», с порядковыми №№ 52 - 54: «Крылатый грифон, как у № 49, но рисунок несколько иной», и с порядковыми номерами №№ 55 - 56: «Крылатый грифон, как у № 49, но человек под ним вправо».[14, с. 92 - 93]

На «оборотной» стороне (реверсе) помещена четырёхстрочная легенда с именем Великого князя Василия: «КНѦ | ZЬВЕЛН | КНВАС | ИЛЕН» (№ 49), «К.. | ѦZЬ | ВЕЛИ | КИ» (№ 50), «КНѦ | ZЬВЕЛН | КНВАС | ЛЕI» (№№ 51, 52), «КНѦ | ZЬВЕЛН | КНВАС | ИЛЕН» (№ 53), «КНѦ | ZЬВЕЛI | КИВАС | IЛЕИ» (№ 54), «КНѦ | ZЬВЕЛ | КНВАС.. | IЛЕИ» (№ 55) и «КНѦ | ZЬВЕЛI | КНВАС | IЛЕI» (№ 56).[14, с. 92 - 93] При этом, как отмечала Н.Д. Мец, «тип монет с бегущим грифоном и человеческой фигурой под ним (№№ 49 - 56 [...]) начинает чеканиться до 1434 г. и продолжается позже».[14, с. 38]

В изданном в 2013 г. каталоге Д.В. Гулецкого и К.М. Петрунина «Русские монеты 1353 - 1533» реверс данного типа (типов) монет, атрибутированных как «Василий Васильевич (1425 - 1434). Чеканка в Москве» («Группа химеры /VI/. Денга»), описан под №№ 440, 441 А - 441 D, следующим образом: с №№ 440, 441 А, 441 B - «Химера. Хвост химеры заканчивается головой змеи. Человек ничком, головой влево, под ней», с № 441 C - «Подобно 440, точки справа», с № 441 D - «Подобно 440, но человек головой вправо, грубо».[6, с. 89] При этом на аверсе монеты (типа монет) с № 440, согласно описанию Д.В. Гулецкого и К.М. Петрунина, содержится изображение «цапли», вокруг которого присутствует круговая легенда «КНѦZЬ ВЕЛНКИ ВАСНЛЕН» («или подобная»). На аверсах монет (типов монет) с № 441 А - 441 D изображения отсутствуют, наличествуют только четырёхстрочные легенды: с № 441 А - «КН ѦZЬ ВЕЛН КН», с №№ 441 B - 441 D - «КНѦ ZЬ ВЕЛН КН ВАС ИЛЕН» («или подобная»).[6, с. 89]

Помимо этого, в том же каталоге определяется похожий мотив, относимый к более раннему провинциальному чекану Великого князя Московского и Владимирского Василия I Дмитриевича (годы правления - 1389 - 1425) («Чеканка во Владимирских землях», «Группа XII. Денга»), где также присутствует изображение идущего (с поднятой правой передней лапой) фантастического крылатого существа (с мордой, напоминающей, в одних случаях, собачью /волчью/, в других - «драконью») с изогнутым хвостом, заканчивающимся второй - обращённой в противоположную сторону - головой с раскрытой пастью. При этом под «химерой» присутствует не человеческая фигура, а некое «растение».

Описание мотива, помещённого на реверсе этих монет (№№ 327 A - 327 F), гласит: «Химера. Завиток под ней. Хвост химеры заканчивается головой змеи. Ободок». На их аверсе определяется следующая четырёхстрочная легенда: «В+Е ЛНКН ВАСН ЛН» (№ 327 A - 327 B, с разными ободками), «КНѦ ZЬ ВЕЛ ИКН... ...СЛЕ» (№ 327 C), «КNѦ SЬ ВЕ ЛНКН ВАСI» - зеркально отражённая (№ 327 D), «В+Е ЛНКН ZЬ ВЕЛ НКН» (№ 327 E) и «А+Е ЛНКН КН... ...» - зеркально отражённая (№ 327 F).[6, с. 72]

В материалах к сводному каталогу «Монеты великого княжества Московского (1425 - 1462)» Н.Д. Мец монета данного типа не вполне корректно атрибутирована как принадлежащая к чекану Великого князя Московского и Владимирского Василия II Тёмного и описана под порядковым № 83 (с одного экземпляра): лицевая сторона (аверс) - «Крылатый грифон влево, как на № 49, но хвост не оканчивается змеиной головой и вместо человеческой фигурки завиток», «оборотная» сторона (реверс)  - «+Е | ...КНКЕ | ВАСНЛ | НКН».[14, с. 97]

В книге О.В. Тростьянского 2009 г. «Монеты Великого Княжества Нижегородско-Суздальского 1410 - 1431 гг.» данный мотив описан таким образом: «Фантастическое крылатое четвероногое с поднятым над спиной хвостом, оканчивающимся змеиной головой, влево; под брюхом которого завиток; в точечном ободке» (№№ 4.3 и 4.6).[21, с. 110]

В статье С.А. Гоглова и Г.А. Титова «О монетах Василия I с изображением крылатого животного», опубликованной в 2015 г. в первом выпуске сборника научных статей «Русь. Литва. Орда. В памятниках нумизматики и сфрагистики», была осуществлена систематизация монет с изображением «крылатого четвероногого».[5, с. 123 - 132]

Кроме того, в каталоге Д.В. Гулецкого и К.М. Петрунина «Русские монеты 1353 - 1533» в разделе «Поздний откупной чекан Василия Васильевича Тёмного» определяются несколько монет с «химерическими» мотивами, атрибутируемых как «Василий Васильевич (1446 и позднее)». Реверс монеты (типа монет) с №№ 721 и 722 А описан следующим образом: «Химера. Под ней неясный предмет. Ободок штрихами», с № 722 B - «Крупная химера с человеческим лицом. Буквы ... КВА (?) над ней, IB под ней», с № 722 D - «Крупная химера с собачьей мордой. Неясный знак вверху».[6, с. 117]

На аверсах означенных монет (типов монет) изображены: с № 721 - «Св. Георгий» («Три штриха за ним. Круговая легенда КНѦZ ВЕЛКI ВАСIЛЕI ВАСIЛНЕВИY или подобная»), с №№ 722 A - 722 D - «Голова - черта перед ней» (с надписями: с № 722 A - «Точка сзади. Круговая легенда ...ЛНКИ ВАСНЛ...», с №№ 722 B - 722 C - «Подобно А, круговая легенда - ОСПОДАРН ВСЕѦ РѴСИI зМI или подобная», с № 722 C - «Грубый рисунок, без точки»).[6, с. 117]

В тот же раздел включены монеты (типы монет) с №№ 730 A - 730 B, на реверсе которых помещён мотив, идентичный вышеописанному мотиву с «химерой» и человеческой фигурой под ней: «Химера. Под ней грубое изображение человека ничком, головой влево. В тройном ободке» (на аверсах четырёхстрочные легенды: с № 730 A - «В+Е Л КНZЬ ВАСIЛ НН или подобная», с № 730 B - «.КНѦ ZЬ ВЕЛI КI ВАС .ЛЕI»).[6, с. 117] 

Некоторые из этих монет были также ранее описаны в материалах к сводному каталогу «Монеты великого княжества Московского (1425 - 1462)» Н.Д. Мец с определением фантастического существа на лицевой стороне (аверсе) как «крылатого грифона с человеческой головой» (порядковые №№ 145 - 147, соответствующие: № 145 - № 722 D, № 146 - № 722 B и № 147 - № 722 C).[14, с. 109]

Таким образом, если признать принадлежность стилистически близких изображений «химеры» с «завитком» к чекану Великого князя Московского и Владимирского Василия I Дмитриевича, а «химеры» с человеческой фигурой к чекану его сына Великого князя Московского и Владимирского Василия II Тёмного, то следует определить в качестве приблизительных хронологических границ чекана «удельных» русских монет с «химерическими» мотивами 1389 - «1446 и позднее».

В последние годы вокруг «удельных» русских монет (типов монет) с изображением «крылатого четвероногого» («крылатой химеры») на некоторых нумизматических интернет-форумах развернулась дискуссия,[16] что в известной мере актуализировало данную тему.

Между тем, вопросы, связанные с точной идентификацией данного фантастического существа и явлением, которое символизируют мотивы с его участием (среди которых чаще всего называются эпидемии чумы - «моровой язвы», либо «чёрной оспы»), по-прежнему остаются не прояснёнными.

В известном смысле это может быть объяснено наличием на «удельных» русских монетах XIV - XV вв. большого количества «разномастных» фантастических существ и мифологических персонажей, которые к тому же со временем нередко «мутировали». Крайне малые размеры самих монет и помещавшихся на них изображений, а также, по большей части, грубо-схематичный характер последних, не позволяют делать исчерпывающих заключений на сей счёт.      

Однако в рассматриваемом случае присутствует важный определяющий признак, который выделяет данное фантастическое существо из всех остальных, а именно - хвост, заканчивающийся второй головой (змеи или «дракона»). Только он свойственен Химере в «классической» интерпретации её образа.

Помимо этого, имеются веские основания утверждать, что наиболее близкий по исполнению прототип «химерических» мотивов, присутствующих на «удельных» русских монетах XIV - XV вв., содержится на достаточно распространённой и многократно описанной монете (типе монет) Золотой Орды (Улуса Джучи) - недатированном анонимном медном пуле чекана монетного двора Сарая, относимом одними нумизматами прямо или косвенно (Ю.Е. Пырсов и др.)[18, с. 14] ко времени правления хана Узбека (годы правления - 1313 - 1341), другими (С.А. Янина, Г.А. Фёдоров-Давыдов)[23, с. 200, таб. XX; 25, с. 451, 452; 26, с. 412] - ко времени правления хана Тохтамыша (годы правления - 1380 - 1395).

Его описание можно обнаружить ещё в классической работе по золотоордынской (джучидской) нумизматике Х.М. Френа (1782 - 1851) «Монеты Ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды, с монетами разных иных Мухаммеданских Династий в прибавлении...» (Санкт-Петербург, 1832 г.) под № 382: на реверсе - «Стоящий на задних ногах Лев», на аверсе - арабографическая легенда «В добрый час».[24, с. 37, таб. X (CCCXXXVII)]

В последующие века описание данной монеты (типа монет) дополнилось новыми подробностями. Однако «анатомические особенности» изображённого существа (а именно звериная морда на конце хвоста) в них, как правило, не фиксировались или распознавались неверно. Так, например, в опубликованной в 1930 г. работе А.А. Кроткова «Два собрания джучидских монет» указывалось: «Стоящий или прыгающий лев с хвостом, загнутым на спину, с шишкой на конце хвоста».[10, с. 16]

С.А. Янина определила его следующим образом: «Лев, идущий влево» (№ 142)[25, с. 452] и «Лев (собака?), идущий влево» (№ 142 а)[26, с. 412], Г.А. Фёдоров-Давыдов - также, как: «Лев (собака?), идущий влево» (№ 283) и «Зверь, идущий влево» (№ 284),[23, с. 200] Ю.Е. Пырсов - как: «Лев влево, стоящий на задних лапах» (№ 92)[18, с. 14].

В опубликованной в 2000 г. статье В.Б. Клокова и В.П. Лебедева «Монетное обращение золотоордынского города Бельджамен» данная монета (тип монет) описана под № 91 следующим образом: «Л.С. В точечном круге - хищный зверь влево, над хвостом - звезда. О.С. В таком же ободке - тюркское изречение: [...] "В добрый час / новый пул / Чекан Сарая"».[8, с. 106]

В статье «Медный чекан Сарая 1-й половины XIV в.», размещённой позднее - в 2009 г. - на сайте «Музей денег», В.П. Лебедев расширил описание загадочного животного, которое было определено так (№ м7а): «В точечном круге хищный зверь (барс?!) влево с украшением на конце хвоста, вверху 6-лучевая звезда» (см.: рисунок 1 - прорисовка лицевых и обратных сторон монет с №№ м7а и м7б).[11]

 

 

 

 

 

К сожалению, многие из опубликованных прорисовок «химерических» мотивов на различных типах «удельных» русских и золотоордынских (джучидских) монет носят неточный, искажённый или схематичный характер. Таковые содержатся во многих каталогах и статьях, в том числе, в опубликованной в 1995 г. в журнале «Наука и жизнь» статье известного историка А.А. Молчанова «Чудовище из древнегреческого мифа на московской деньге XV в.», углядевшего в крыльях фантастического существа «шею, увенчанную козьей головой», и на этом основании отождествившего его с «классической» Химерой.[15, с. 56 - 57, ил.] При этом вовсе не исключено, что резчик (резчики) штемпелей «удельных» русских монет действительно «превратили» шею с козьей головой в крылья, однако справедливости ради следует признать, что на опубликованных монетах с «химерическими» мотивами изображение таковой не фиксируется.

В целях объективного изучения и сопоставления штемпельных изображений на «удельных» русских и золотоордынских (джучидских) монетах мною была произведена точная детальная прорисовка увеличенных фотоснимков оборотных сторон ряда монет, содержащих изображения «химерообразных» существ (как размещённых в сети Интернет, так и находящихся в моей коллекции).

При этом выяснилось, что изображённое на вышеозначенном пуле чекана монетного двора Сарая «животное» обладает двумя очевидными признаками «модифицированной» Химеры - головой и туловищем льва («собаки») и хвостом, заканчивающимся звериной (змеиной, «драконьей») мордой, но в отличие от «химерического» существа, изображённого на «удельных» русских монетах, не имеет крыльев (см.: рисунки 2 и 3 - фото и прорисовки обратных сторон монет из коллекции И.Е. Алексеева).

 

 

 

Элементарное визуальное сопоставление этих изображений (мотивов) с изображениями (мотивами), содержащимися на отчеканенных предположительно во «Владимирских землях» во время правления Великого князя Московского и Владимирского Василия I Дмитриевича («химера» с «завитком» под ней) (см.: рисунок 4 - фото обратной стороны монеты с аукциона Форума кладоискателей «ReviewDetector»[1] и её прорисовка, рисунок 5 - прорисовка фото обратной стороны монеты с № 327 А из каталога Д.В. Гулецкого и К.М. Петрунина «Русские монеты 1353 - 1533»,[6, с. 72] рисунок 6 - фото обратной стороны монеты с сайта ООО «Аукционный дом "Империя"»[12; 17, с. 4] и её прорисовка) показывает их очевидное сходство.

 

 

 

Последние же, как было установлено выше, послужили прототипом для более сложных «химерических» мотивов, размещавшихся на монетах (типах монет) московского чекана Великого князя Московского и Владимирского Василия II Тёмного («химера» с человеческой фигурой под ней) (см.: рисунок 7 - фото обратной стороны монеты с сайта «Центральный Форум Нумизматов СССР»[16] и её прорисовка, рисунок 8 - прорисовка фото обратной стороны монеты с сайта «Русские монеты 14 - 17 веков»,[2] рисунок 9 - фото обратной стороны монеты с сайта Интернет-аукциона монет «Wolmar.ru»[13] и её прорисовка), а затем - и на монетах, относимых к «Позднему откупному чекана Василия Васильевича Тёмного» (см.: рисунок 10 - прорисовка фото обратной стороны монеты с сайта «Центральный Форум Нумизматов СССР»[16]).

 

 

Такие же «химерические» существа, как и на означенном пуле, присутствуют также на других монетах (типах монет) Золотой Орды (Улуса Джучи) - в частности, на медных монетах (типах монет) 768 года хиджры (1366/1367 г.) чекана монетного двора Сарая ал-Джадида, изображение на лицевой стороне которых описано в статье В.Б. Клокова и В.П. Лебедева «Монетный комплекс с Селитренного городища» следующим образом: с №№ 50/23а - 50/23б - «В фигурном картуше - хищный зверь вправо с кончиком хвоста в виде второй головы; вокруг - различные украшения», с № 50/23в - то же самое, но «зверь обращён влево». На обратной стороне, в картуше, содержится арабографическая легенда: «Чекан / ас-Сарая ал-Джадид / в 768 / году» (см.: рисунок 11 - прорисовки лицевой и обратной сторон монет /типов монет/ из указанной статьи).[9, с. 103, 131]

 

 

Исходя из вышеизложенного и принимая во внимание гипотезу о том, что изображение (мотив) «крылатой химеры» с человеческой фигурой под ней символизирует массовый эпидемический «мор», имевший место в русских землях в конце 1410-х - 1420-х гг., было бы логично задаться вопросом о его знаково-смысловой равнозначности «химерическому» существу, изображавшемуся на золотоордынских (джучидских) медных монетах (типах монет) XIV в.

Говоря иными словами, представляется полезным установить степень вероятности символизации посредством «химеры», которая изображалась на пулах, чеканившихся, предположительно, во временном промежутке «от Узбека до Тохтамыша», чумных пандемий в Золотой Орде (Улусе Джучи) второй половины 1340-х гг., середины 1360-х, 1370-х и 1390-х гг. При этом следует особо отметить, что изображения «химерических» существ, фиксируемые на целом ряде других типов медных золотоордынских (джучидских) монет XIV в., ещё более усиливают интерес к данной гипотезе.

Для этого, необходимо, в первую очередь, понять, какую смысловую нагрузку несло изображение «химерических» существ на золотоордынских (джучидских) и русских монетах, а также на более ранних нумизматических памятниках.

Начиная с античности, изображение Химеры (в греческой мифологии - порождения Тифона и Ехидны - изрыгающего огонь чудовища с головой и шеей льва, туловищем козы и хвостом в виде змеи), а также её «гибридных» вариантов, являлось одним из повторяющихся мотивов, помещавшихся на монетах (типах монет) и амулетах европейского и азиатского происхождения. Примером этому могут служить серебряные монеты, чеканенные в древнегреческом полисе Сикион, на котором наличествует «классическое» изображение Химеры (см.: рисунок 12 - фото лицевой и обратной сторон статера, датируемого около 431 - 400 гг. до н.э., с сайта «WildWinds»)[28].

 

 

На некоторых античных нумизматических памятниках - в частности, на монетах (типах монет) Сиракуз периода правления Агафокла, датируемых 317 - 289 гг. до н.э., присутствует изображение сидящего четвероногого животного с предположительно собачьей головой, которая обращена к голове изогнутой змеи, поднимающейся из-за задней части его туловища и, судя по всему, являющейся хвостом данного животного[27] (см.: рисунок 13 - фото лицевой и обратной сторон монеты). С учётом последнего обстоятельства таковое может быть отнесено к «химерическим» существам (при этом «козья» составляющая у него отсутствует).

 

 

Вполне возможно, в данном случае обыгрывается мотив противоборства «львиной» и «змеиной» сущностей Химеры, в поздних источниках представляющих собой доброе и злое начала, а в совокупности олицетворяющих мировое и космическое равновесие. Этот мотив, на мой взгляд, коррелирует также с утвердившимся в средние века христианским мотивом борьбы льва со змеёй (изображение льва, терзающего змею, присутствует, в том числе, на печати Великого князя Московского и Владимирского Василия II Тёмного, перешедшей затем к его сыну - Ивану III).

Что весьма любопытно, мотив противоборства «львиной» и «змеиной» сущностей животного с «химерическими» характеристиками (когда львиная голова идущего или сидящего четвероногого существа повёрнута раскрытой или оскаленной пастью в сторону раскрытой змеиной или «драконьей» пасти) присутствует и на целом ряде медных золотоордынских (джучидских) монет (типов монет), относимых, в частности: к чекану Крыма (анонимный пул с № 67.1 из каталога Р.Ю. Савосты «Медные монеты Золотой Орды. Западная часть Улуса Джучи», датируемый 770-и - 780-и годами хиджры /1370-и - 1380-и гг./)[20, с. 25], к чекану Хорезма (недатированный анонимный пул с № 114/13 из статьи В.Б. Клокова и В.П. Лебедева «Монетный комплекс с Селитренного городища»)[9, с. 112] (см.: рисунок 14 - фото и прорисовка обратной стороны монеты из коллекции И.Е. Алексеева), с не определённым местом чекана (недатированные анонимные пулы с №№ 96а - 96в из статьи В.Б. Клокова и В.П. Лебедева «Монетное обращение золотоордынского города Бельджамен»)[8, с. 108 - 109, 145] (см.: рисунок 15 - фото и прорисовка обратной стороны монеты из коллекции И.Е. Алексеева).

 


 

 

Как указывает О.В. Вовк в «Энциклопедии знаков и символов»: «В средневековом искусстве химерами назывались любые гибридные существа, а не только помесь козы, льва и змеи. Их изваяния персонифицировали адских демонов или служили аллегорией человеческих пороков».[4, с. 303]    

В качестве символов различных эпидемий и стихийных бедствий в средние века использовались многие персонажи античного «бестиария», в том числе, Химера и её многочисленные «гибриды». Однако оснований для утверждений о том, что именно Химера обладала в отношении  чумы «узкой специализацией», не имеется.

Само наличие выраженной «чумной тематики» в изобразительно-смысловом ряде нумизматических памятников является дискуссионным.

Самым известным примером в данном отношении является, пожалуй, так называемый «Чумной таллер» или «Витенбергский чумной таллер» (нем. «Pesttaler», «Wittenberger Pesttaler») - таллерообразная медаль, чеканившаяся в г. Йоахимсталь (Богемия) в первой половине XVI в., на лицевой стороне которой содержалось изображение сюжета из Нового Завета - поклонение распятому Иисусу Христу, а на обратной стороне - сюжета из Ветхого Завета - поклонение обвивающему крест «медному змею». При этом, как сообщается в «Словаре нумизмата» Х. Фенглера, Г. Гироу и В. Унгера: «Эти медали имели характер амулета [...], и по содержанию изображения не имеют отношения ни к городу Виттенбергу, ни к свирепствовавшей там чуме».[22, с. 304 - 305]

Известны также европейские «чумные медали» (нем. «Pestmedaille») с религиозной тематикой, выпущенные в знак благодарности за избавление от чумы.[22, с. 304]      

«Крылатая химера», изображавшаяся на «удельных» русских монетах XIV - XV вв., представляет собой некий гибрид «классической» Химеры и Грифона. Размещение под таковой согнутой человеческой фигуры (согласно некоторым трактовкам, погибшего человека), безусловно, придаёт ей зловещий аллегорический смысл. Подобный сюжет либо носил назидательно-религиозный характер, являясь напоминанием об обуревающих людей страстях и предупреждением о неотвратимом наказании за грехи (или за следование ложным идеям и верованиям), либо его появление действительно было связано с каким-то серьёзным стихийным бедствием или пандемией.

При этом следует отметить, что в это время в русских землях различные инфекционные болезни, «глады» и «моры» имели очень широкое распространение, доказательством чему могут служить многочисленные летописные свидетельства.[3, с. 36] Однако из последних не всегда можно точно установить природу той или иной эпидемии (обозначавшихся как: мор «железою», «коркотою», «прыщом», «храк кровию», «костолом» и т.п.).

«Моры» и «костоломы» в разных русских городах и землях фиксируются под 1402, 1403, 1406, 1408, 1409 и 1414 гг. «С крайней интенсивностью, - констатируется в исследовании "История эпидемий в России", - чума свирепствовала в 1417 г. во Пскове, Новгороде, Владимире, Ладоге, Твери, Дмитрове, Торжке. При этом были описаны как лёгочные, так и бубонные формы. [...] Сильнейшая эпидемия поразила Русь в 1419 - 1420 гг. Она опустошила Ярославль, Суздаль, Киев, Переяславль, Галич, Ростов, Кострому и другие города; не пощадила она и Москвы. К болезни присоединился ужасный голод - некому было убирать хлеб на полях [...]».[3, с. 36 - 37]  

Как сообщается в «Никоновской летописи» под 6931 г. (1423 г.): «Тогоже лета моръ бысть по всеи sемли рускои».[19, с. 80] Под 6932 г. (1424 г.) в той же летописи говорится: «Тогожъ лета в Немцехъ i в Литве, i во Пскове, и в Новегороде, i во Тфери, и на Москве, i во всеи рускои sемле начаша моръ быти i желеsою и охракъ кровию, и умираху человецы, и бысть туга и скорбь велия по всеи sемле».[19, с. 81 - 82]

«Мор» «во всех местах» произошёл в 1425 г. «Сентября нача моръ преставатиi великом в Новегороде, - сообщает "Никоновская летопись" под 6934 г. (1426 г.), - и паки возста силенъ sело во Пскове и в Новегороде великомъ, и в Торжку и во Тфериi, и на Волоце, и в Дмитрове, и на Москве и во всех градехъ рускихъ, и во властехъ и в селехъ по всеи sемле, и бысть туга и скорбь велия в людехъ».[19, с. 92]

 «В 1427 г. на Руси опять был мор, - сообщается в "Истории эпидемий в России", - но на этот раз не "железою", а "прыщём" [...]».[3, с. 38] Причём, судя по описанию, «дело шло не о чуме, а всего вероятнее об оспе: "прыщь син", возможно, относится к геморрагической "чёрной оспе"».[3, с. 38]

Бубонная чума бушевала в 1442 - 1443 гг. в Пскове, «мор железою» - с 1465 по 1467 гг. в Пскове и Великом Новгороде. Новый «мор» случился в Великом Новгороде в 1478 г., в Пскове - в 1486 - 1487 гг.[3, с. 38]       

В данной связи представляется весьма сомнительным соотношение выпуска монет с изображением «химеры» и человеческой фигурой под ней конкретно с какой-либо из упомянутых многочисленных эпидемий чумы, оспы или иных заболеваний. Скорее, было бы логичным предположить, что означенный мотив (сюжет) мог зафиксировать грандиозное стихийное бедствие («Знамение страшно sело»), произошедшее в 1421 г. в Великом Новгороде, в описание которого в «Никоновской летописи» «вписываются» и изрыгающая пламя летящая «химера», и молящий Бога о спасении человек.

«Тоежъ весны месяца Маия в ѲІ. день, в неделю в праздникъ всехъ святыхъ в великомъ Новегороде в полунощи бысть трусъ велиi, на воздусе вsыде туча с полудне темна силно sело s громомъ страшнымъ и с молниями блистающими, якожъ и проsреши немочно бе, и чающимъ человекомъ сожженнымъ быши отъ огня оного. И пришедъ ста надъ градомъ и изменисъ туча отъ дожденосия на огненное видение; людиежъ всяко чающе пламеню быти пожигающу грешники и ужасошась, начаша вопити Господи помилуи и прочая, много моления и обеты приношаху Господеви и пречисте его матери Богородицы i всемъ святымъ его. И бысть дождь многъ и градъ велиi, i камение являшесь иsо облака спадшее на sемлю; архиепискупъ же Семеонъ с священнымъ соборомъ, i вси богобоязнивыи людие вшедше в церковь премудрости божия, ницъ падше со многими слезами изъ глубины сердца со воздыханиемъ молящесь. Такожъ и по прочимъ церквамъ священныцы и людие творяху, и тако преиде нощь та с страхомъ онемъ. Приходящужъ дню i возсия светъ, и бысть тишина; тучажъ она огненая невидима бысть, и едва людие в себе приидоша от страха оного. Устрашимся убо таковыя повести страшныя слышаще, и научимся добро творити и заповеди господня храниши да благо намъ будетъ».[19, с. 77 - 78]                

Соответственно, безосновательно было бы утверждать, что прямое отношение к символизации эпидемии чумы могут иметь и прототипные «химерические» мотивы, помещавшиеся на золотоордынских (джучидских) монетах (типах монет) XIV в.

В отличие от сложной русской «модификации» («химера» с человеческой фигурой под ней), они не имеют очевидных признаков негативной аллегорической «коннотации».

Наличие на лицевой стороне пула с изображением пёсьеглавой «химеры» и «звёзд» (см.: рисунки 1, 2 и 3) благопожелания исключает такую возможность.

Следует предположить, что данный мотив, скорее всего, носит зодиакально-астрологический характер.

Возможно, он представляет собой аллегорическое изображение созвездия Льва (известного на Древнем Востоке - в Месопотамии - под названием «Большая собака»), на «хвосте» которого располагается одна из трёх его наиболее ярких звёзд - Денебола («Denebola», «Денеб-эль-Азад», «Денеб ал-Асад») (от араб. «хвост льва»), считавшаяся в астрологии, при разных соединениях с другими звёздами, предзнаменованием несчастья, позора, разорения, болезней и, одновременно, удачных начинаний и народной известности. При этом сам Лев наделялся, главным образом, положительными, благородными качествами.

В «Маликшахских астрономических таблицах» (XI в.) персидского философа, математика, астронома и поэта Омара Хайяма Нишапури звезда Денебола определяется, как: «Та, которая на конце хвоста, т.е. Хвост льва или Поворот».[7, с. 167] При этом название «поворот» объясняется тем, что с восходом этой звезды уходит жара, а с заходом - холод.[7, с. 188 - 189]

По сути, в одной «астрологической сущности» наличествовало соединение противоположных, «несовместимых» свойств («сущностей»), что, как известно, является главным признаком Химеры.

Считалось, что под созвездием Льва рождаются великие правители и происходят судьбоносные события. Это обстоятельство, на мой взгляд, вполне сообразуется с предречением «доброго часа» (пожеланием успеха) обладателям «нового пула».   

Таким образом, гипотеза о символизации эпидемий чумы посредством изображений Химеры и «химерических» мотивов, помещавшихся на серебряных «удельных» русских монетах XIV - XV вв. и послуживших для них прототипами медных золотоордынских (джучидских) монетах XIV в., представляется бездоказательной.  

Вместе с тем, значительное распространение изображений загадочных «химерических» существ на нумизматических памятниках Золотой Орды (Улуса Джучи) вызывает закономерный научный интерес, что диктует необходимость систематизации и комплексного изучения последних.

 

Алексеев Игорь Евгеньевич, кандидат исторических наук (г. Казань).

 

Список литературы:

 

1.       В.Д. - химера, чекан во Владимире (окончание 8.12.2016) // Форум кладоискателей «ReviewDetector»: сайт. URL: http://www.reviewdetector.ru/index.php?showtopic=1533892 (дата обращения: 28.07.2017)

2.       Василий Васильевич II Темный (1425 - 1462) /// Великое княжество Московское // Великое княжество Московское и Московские уделы / Русские монеты 14 - 17 веков:  сайт. URL: http://rus-moneta.ru/big_g.php?mon_id=1090 (дата обращения: 28.07.2017)

3.       Васильев К.Г., Сегал А.Е. История эпидемий в России (Материалы и очерки) / Под редакцией проф. А.И. Метёлкина. Москва: Государственное издательство медицинской литературы (Медгиз), 1960. 397, (2) с.

4.       Вовк О.В. Энциклопедия знаков и символов. Москва: ООО «Издательский дом "Вече"», 2006. 528 с.

5.       Гоглов С.А., Титов Г.А. О монетах Василия I с изображением крылатого животного // Русь. Литва. Орда. В памятниках нумизматики и сфрагистики / Сборник научных статей под ред. Д.В. Гулецкого и Ю.В. Зайнчковского. Выпуск 1. Минск: ООО «Рифтур Принт», 2015. С. 123 - 132.

6.          Гулецкий Д.В., Петрунин К.М. Русские монеты 1353 - 1533. Минск: УП «Рифтур», 2013. 511 с.: ил.

7.       Звёздный каталог ал-Бируни с приложение каталогов Хайяма и ат-Туси // Историко-астрономические исследования / Ответ. редактор П.Г. Куликовский. Выпуск VIII. Москва: Государственное издательство физико-математической литературы, 1962. С. 83 - 192.

8.       Клоков В.Б., Лебедев В.П. Монетное обращение золотоордынского города Бельджамен // Древности Поволжья и других регионов. Сборник статей. Вып. III. Нумизматический сборник. Том. 2. Нижний Новгород: Институт промышленного развития «Информэлектро», 2000. С. 56 - 147.

9.       Клоков В.Б., Лебедев В.П. Монетный комплекс с Селитренного городища (Золотая Орда, г. Сарай) // Древности Поволжья и других регионов. Сборник статей. Вып. IV. Нумизматический сборник. Том. 3. Нижний Новгород: Институт промышленного развития «Информэлектро», 2002. С. 73 - 165.

10.    Кротков А.А. Два собрания джучидских монет // Труды Нижне-Волжского общества краеведения. Выпуск 37. Саратов: Издание Нижне-Волжского общества краеведения, 1930. 42 с., таб.

11.    [Лебедев В.П.] Медный чекан Сарая 1-й половины XIV в. // Музей денег:  сайт. URL: http://muzeydeneg.ru/research/mednyiy-chekan-saraya-1-y-polovinyi-xiv-v/ (дата обращения: 28.07.2017)

12.    Лот 3 (Аукционы нумизматики: 01.06.2013 - Ордена, медали и монеты Императорской России - Нумизматический аукцион № 26) // ООО «Аукционный дом "Империя"»:  сайт. URL: http://www.auction-imperia.ru/auction/26.htm?s= (дата обращения: 28.07.2017)

13.    Лот № 631.  Денга. Василий Темный 1427 г. // Аукцион VIP № 234 / Wolmar.ru (Интернет аукциона монет):  сайт. URL: https://www.wolmar.ru/auction/409/306888 (дата обращения: 28.07.2017)

14.    Мец Н.Д. Монеты великого княжества Московского (1425 - 1462) // Нумизматический сборник (Материалы к сводному каталогу). Часть третья. Москва: Государственный Ордена Ленина Исторический музей, 1974. 145, (17) с.: ил.

15.    Молчанов А.А. Чудовище из древнегреческого мифа на московской деньге XV в. // Наука и жизнь. 1995. № 11. С. 56 - 57, ил.

16.       Монеты Василия Дмитриевича, Василия Тёмного и современные им /// Избранные темы / Допетровская нумизматика / Центральный Форум Нумизматов СССР:  сайт. URL:  http://coins.su/forum/topic/181036-monety-vasiliya-dmitrievicha-vasiliya-temnogo-i-sovremennye-im/?page=2; http://coins.su/forum/topic/181036-monety-vasiliya-dmitrievicha-vasiliya-temnogo-i-sovremennye-im/?page=4; http://coins.su/forum/topic/181036-monety-vasiliya-dmitrievicha-vasiliya-temnogo-i-sovremennye-im/?page=9; http://coins.su/forum/topic/181036-monety-vasiliya-dmitrievicha-vasiliya-temnogo-i-sovremennye-im/?page=11 (дата обращения: 28.07.2017)

17.    ООО «Аукционный дом "Империя"»: Аукцион № 26 - Монеты Императорской России (Каталог). Б.м. [Москва], б.г. [2013]. 159, (1) с.

18.    Пырсов Ю.Е. Каталог джучидских монет Саратовского областного музея краеведения. Казань: Издательство Казанского университета, 2002. 64 с.

19.    Руская летопись по Никонову списку / Изданная под смотрением Императорской Академии Наук. Санкт-Петербург: «В Санктпетербурге, при Императорской Академии Наук», 1789. Часть 5: С 1407 по 1462 год. [4], 290 с.

20.    Савоста Р.Ю. Медные монеты Золотой Орды. Западная часть Улуса Джучи. Каталог. Луганск: ООО ПЦ «Максим», 2013. 73, (1) с.

21.    Тростьянский О.В. Монеты Великого Княжества Нижегородско-Суздальского 1410 - 1431 гг. Москва: Издательство «Нумизматическая литература», 2009. 180 с.: ил.

22.    Фенглер Х., Гироу Г., Унгер В. Словарь нумизмата: Пер. с нем. Москва: Издательство «Радио и связь», 1982. 328 с.: ил.

23.    Фёдоров-Давыдов Г.А. Денежное дело Золотой Орды. Москва: «Палеограф», 2003. 352 с. и 40 с. ил.

24.    Френ Х.М. Монеты Ханов Улуса Джучиева или Золотой Орды, с монетами разных иных Мухаммеданских Династий в прибавлении; из прежнего собрания Г-на Профессора, Статского Советника и Кавалера К. Фухса в Казани, принадлежащего ныне тамошнему Императорскому Университету, с краткими объяснениями и указаниями Х.М. Френа (с восемнадцатью таблицами и четырьмя виньетами) / Пер. с немецкого М. Волкова. Санкт-Петербург: «Печатано в Типографии Императорской Академии Наук», 1832. XVI, 80, (17) с.: таб.

25.    Янина С.А. Джучидские монеты из раскопок и сборов Куйбышевской экспедиции в Болгарах в 1946 - 1954 гг. // Материалы и исследования по археологии СССР. № 42 (Труды Куйбышевской археологической экспедиции. Т. I). Москва: Издательство Академии наук СССР, 1954. С. (424) - 457.

26.    Янина С.А. Джучидские монеты из раскопок и сборов Куйбышевской экспедиции в Болгарах в 1953 - 1954 гг. // Материалы и исследования по археологии СССР. № 61 (Труды Куйбышевской археологической экспедиции. Т. II). Москва: Издательство Академии наук СССР, 1958. С. (392) - 414, таб. I - II.

27.       Browsing Ancient Coinage of Sicily, Syracuse, Agathokles// WildWinds:  сайт. URL: http://www.wildwinds.com/coins/greece/sicily/syracuse/agathokles/t.html (дата обращения: 28.07.2017)

28.       Browsing Ancient Coinage of Sikyon// WildWinds:  сайт. URL: http://www.wildwinds.com/coins/greece/sikyon/t.html (дата обращения: 28.07.2017)


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме