Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Прощай другим и тебе простится

Валерий  Сдобняков, Русская народная линия

02.06.2018


Из книги «Искры потухающих костров. Разворачивая свиток времени» …

 

 

2007 год

 

3 января

Утром позвонила Наташа Адрианова - получила книгу из типографии («Обретённые тетради»). Договорились, что я заеду. Так и сделал. Сначала побывал на улице Минина в издательстве «Дятловы горы» (последние штрихи в вёрстке «В-18»), а уж потом зашёл к Адриановой на улицу Белинского. Сидели в комнате Юрия Андреевича, пили чай. Наташа рассказала о письме Распутина, и что отослала Валентину Григорьевичу книгу воспоминаний о супруге. Сборник стихов из архива поэта издан хорошо, и ведь всё она сделала на свои деньги, заняла у родственников. Для противного лагеря это поражение. Олег Рябов хотел выкупить весь тираж книги, но Наташа не согласилась. Теперь в скором времени планирует провести презентацию сборника (уже раздала около ста экземпляров) и затем выпустить книгу переписки Юрия Андреевича с друзьями и литераторами.

Комната всё более становится похожа на мемориальную. Прежний жилой дух из неё постепенно уходит. Наверное, это хорошо, правильно. И ёлка украшена редкими, старыми ёлочными игрушками. От их вида легонько щемит в сердце.

 

9 января

Пришло поздравление от Виктора Фёдоровича Потанина из Кургана на красивой Рождественской открытке - с праздниками и премией. Добрые слова написал о журнале, чем порадовал меня и взбодрил.

В типографии окончательно подписал в печать «Вертикаль. ХХI век». Игорь Преловский пообещал всё сделать быстро, к восемнадцатому числу. Позвонил и сообщил об этом Шестинскому. Он же сказал, что вышел журнал «Слово», где есть и мой рассказ «Искушение». А.В. Ларионов привёз номер Олегу Николаевичу в Переделкино ещё третьего числа. Будем ждать почту. Шестинский чувствует себя плохо, ходит с трудом, задыхается. Возможно, опять ляжет в больницу.

 

10 января

В музее Радиолаборатории на Верхне-Волжской набережной Поповские чтения. Информационно любопытно. Хорош рассказ некоего Шарова о первых годах деятельности Нижегородского ЧК. Но в целом всё та же, как и ранее, беда - поиск решения исправления ситуации в стране вне духовного поля. По мне же, без изменений в сфере духа России своих проблем (спид, наркомания, алкоголизм, здоровье, преступность, падение производства, воровство олигархов, коррупция чиновников...) не решить.

Вечером два звонка - оба неожиданных. Юра Марахтанов (довольно нетрезвый) узнавал о судьбе своих рассказах. Сказал прямо - они мне не понравились.

Альбертина Кессель - предлагает включиться по работе (организационной) над мемориальной доской Адрианову. Письмо губернатору В.П. Шанцеву В.А. Шамшурин отнёс. Надо выяснить насчёт денег. Найти «концы» этого письма. Интересная деталь. Кессель предложила Шамшурину (как вариант) выбить на доске строчки из стихотворения Юрия Андреевича «Эпилог ХХ века»:

Бессмертны и честь, и отвага,
А Родина
- выше всего!

Валерий Анатольевич воспротивился - «Это «Майн Камф» какой-то».

Удивительно, почему всё, что связано с преданностью Родине, России, вызывает у него такое раздражение и протест? Или тут творческая ревность играет главную роль?

 

12 января

В Центральной городской библиотеке поэтический Рождественский вечер. Ведёт Борис Селезнёв. Из серьёзных поэтов никого, но зал полон. Неожиданно хорошее выступление подготовила сотрудница библиотеки по теме воскресения в художественной литературе. Один тезис - кто не испытал в себе воскресения, тот никогда этого (то есть православных догматов) не поймёт - очень точен. Закончил вечер долгим своим словом-проповедью Владимир Георгиевич Цветков. Говорил хорошо, но уж слишком много назидательности, напора. После всего опять тяжёлый (духовно опустошающий) разговор с Валерием Валентиновичем Фирсовым.

П.П. Шаров просит написать предисловие к его книге «Мозаика жизни заурядного человека». Боря Селезнёв явно схалтурил. Получилась какая-то отписка, а не представление книги читателям. Встретились с Павлом Павловичем у Дома книги. Ходили под дождём, спорили об истории, вере... Позвонил и пришёл к подъезду Саша Высоцкий. Принёс рукопись подборки стихов. Пьян.

Звонок Лены Крюковой: «Надо встречаться».

 

13 января

Набирает обороты работа над мемориальной доской Юрию Андреевичу Адрианову. Вчера выяснил в областном комитете по культуре, что деньги выделены и перечислены в Нижегородское отделение Союза художников. Сегодня звонок Наташи. У неё был наш художник Ким Иванович Шихов и какой-то скульптор. По поводу надписи я предложил встретиться и обсудить коллективно на нейтральной территории (не в Союзе писателей) - например, в музее М. Горького.

 

15 января

А.П. Пашков (Асеевский) устроил в театре Комедии замечательный поэтический вечер, где стихи классиков читали артисты нижегородских театров, а свои Володя Жильцов и Женя Эрастов. Атмосфера встречи тёплая, заинтересованная. Поговорил с нашими народными артистами В.В. Никитиным и Г.С. Демуровым, литературоведом Л.С. Беловым, Ниной Прибутковской...

Перед этим звонил Шестинскому. Хандрит и физически плохо себя чувствует. Хотел прогуляться по улице, но вернулся - задыхается.

 

17 января

Вчера по сотовому разыскал меня В.П. Полеванов. Ждёт журнал, хочет его посмотреть до 29-го числа, перед своей поездкой куда-то. А сегодня дважды звонок от Наташи Адриановой. Перед завтрашним обсуждением надписи на мемориальной доске сообщила новость - Цирульников, Кессель и другие против надписи «русский поэт». Требуют «российский». Наташа предупредила: «Мы остались вдвоём». Я спросил: «Какие аргументы против «русского поэта»?» «Утверждают, что теперь так не принято писать и говорить, такого словосочетания не используют».

Звонок Александра Павловича Пашкова - Владимир Жильцов ему сообщил, что сегодня они с Валерием Шамшуриным и Олегом Рябовым договорились, что Володя будет председателем нашего Союза писателей. В правление войдут А.М. Цирульников, С.П. Чуянов, они, Захар Прилепин.

В дополнение всего пришли стихи от Шестинского, которые Алексей Маркович напроч раскритиковал. Я вроде бы в чём-то с ним и согласился, а когда перечитал, то вновь душой на них откликнулся. Я понимаю состояние Олега Николаевича, что он хотел сказать. Он жаждет умиротворения, успокоения и обращается к вопросам вечным.

Днём в редакцию заходил Валентин Арсеньевич Николаев. По моей просьбе рассказал историю создания рассказа «Солнышко всем» - от отзывов Игоря Дедкова и Виктора Астафьева до публикации его в «Ленинской смене» Сашей Пашковым (Асеевским). Больше этот текст нигде не публиковался, даже в первую одноимённую книгу Николаева (издательство «Современник, 1976 г.) не вошёл. Попросил наконец-то показать рассказ мне (скоро тридцать лет, как о нём слышу) - обещал.

 

18 января

В 15-00 встреча в Литературном музее комиссии по литературному наследию Ю.А. Адрианова: Наталья, я, Шамшурин, Цирульников, Рябов, Фигарев. Наташа настроена категорично. Предложенный ею текст принимается единодушно с маленькой редакционной правкой (убрали слова «выдающийся» и «писатель»). Цирульников робко попытался возразить против словосочетания «русский поэт», но это не прошло. Я вздохнул с облегчением. С заседания этого шёл, как с праздника. Теперь Юрию Андреевичу будет достойная мемориальная доска на доме, где он жил. (Ведь половину ночи перед этим не спал, терзался, а они побоялись вступить в спор, все разговоры «против» остались за кулисами). Но дрогни мы - и у них всё бы получилось.

В 16-00 в Союзе писателей заседание правления. Повестка дня - предстоящее собрание. Шамшурин уходит. Вместо него предлагается Жильцов. Валерием Анатольевичем был поднят вопрос и о моей кандидатуре. Я сразу отказался, да и все присутствующие высказались против (в чём я и до этого был уверен).

- Но этот вопрос может быть поднят на собрании, - забеспокоился Шамшурин.

- Не будет, - успокоил его я.

 

20 января

В Союзе писателей выборы. В общем-то, прошло всё спокойно, хотя выступлений (и всяких - Валентин Николаев, обращаясь к Шамшурину, просто ругался) было много. Даже я не выдержал, сказал своё слово.

После застолья шли с Валентином Арсеньевичем. У нас с ним это давно вошло в традицию - мнением от увиденном и услышанном обменяться.

В перерыве заседания взял альманах «Земляки», где есть и мои публикации. Может быть, зря я их туда дал - прощальное слово с Вячеславом Михайловичем Клыковым (Шамшурин дал тексту своё название - «Завещание» и статья «Возможен ли бунт в современной России» (заголовок в альманахе «Не бессмысленный, но беспощадный»)?

 

22 января

В типографии получил «В-18». Опять есть брак - непропечатанные страницы. И фотографии слишком черны, плохо различимы. Позвонил М.И. Кодину, П.И. Кононенко, В.П. Полеванову. Придётся везти в Москву журнал таким, какой есть.

 

24 января  Москва

Приехал на утреннем поезде. В гостинице «Мотор Сич» на «Соколе» устроился удачно, но и огорчился - Кононенко уехал. Журналы для него оставил у секретаря. С Полевановым повстречались в офисе Владимира Павловича. Журналом (фотографиями в нём) он остался доволен. Записали на диктофон часовую беседу. Любопытную. Хотя до главного - Китая, золота, большой политики, природных катаклизмов - дойти не успели. Решили, что договорим потом. Эту запись надо будет расшифровать. Думаю, что начатый разговор породит новые вопросы.

С Озёрского переулку, от Новокузнецкой в издательство «Советский писатель» на Поворскую пошёл пешком. Понимал, что это не должно быть далеко. Но не ожидал, что офис так близко от Красной площади. По Пятницкой вышел к мосту через реку. Далее, обойдя Кремль, мимо библиотеки Российской государственной библиотеки (Ленинки) вышел на Новый Арбат. Вот и всё. Ларионов оказался у себя. Накормил обедом, выдал гонорар и журналы с публикацией «Искушения». Был грустен и малоразговорчив. Но все свои вопросы на будущее я с Арсением Васильевичем обговорил.

Теперь в «Форте-клуб» на «Пушкинской». До юбилея Михаила Ивановича Ножкина, который устраивает Клуб Н.И. Рыжкова,  пришлось с час бродить по Тверской. Благо, погода сухая (подморозило) и безветренная.

Сам юбилей оказался довольно домашним. Перед началом Ножкин подошёл ко мне. Обнялись. Я его поздравил и от писателей, и от геологов. Ещё раздал «В-18» некоторым. За столом сидел с директором НИИХИММАШ (предприятие, изготовившее все наши космические ракеты) А.А. Макаровым.

25.01. В Москве холодно, метель. Узнал у соседа по номеру, что Пётр Иванович будет только на следующей неделе. Надо уезжать. Хорошо, что билеты в кассах были. Купил без проблем. Потом поехал в Союз писателей России. Там никого (с Ганичевым виделись вчера на юбилее) - один Геннадий Иванов. Какой же мертвечиной веет там, от этих стен, словно всё славное в прошлом. Оставил письмо нашего собрания (слёзное), касающееся особняка, и парочку альманахов «Земляки». Что же, план поездки полностью выполнил... кроме главного.

 

28 - 29 января

Был у меня Борис Лукин. Утром встретил его с поезда на вокзале. Вместе сходили на службу в собор Александра Невского. Поднялись к отреставрированному храму Сергия Радонежского. Убранство богато - роспись везде, позолота, мраморный пол. А уж потом отправились к Володе Заноге смотреть последние работы. Просидели в мастерской до вечера. С площади Минина домой шли пешком. Мороз стойко установился за минус десять градусов. По Волге плыли большие ледяные поля. Чёрная вода и белый, заснеженный лёд - потрясающий контраст.

29.01. Борис весь день занимался подготовкой макета своей книжки в «Дятловых горах». Я у себя в «Волгагеологии» дорасшифровал с диктофона запись беседы с Полевановым. После вернулся в Союз писателей. Метель. В городе сплошные пробки. Заседание правления вёл Жильцов. Ясно, что в нашей работе надо что-то менять, но никто не знает, что и как. Меня и Захара Прилепина Володя предложил в свои замы. Лукин с нами просидел всё правлении - стойко!

 

9 февраля

Разнёс журнал по библиотекам. Побывал и у Н.И. Лещёвой в областном комитете по культуре.

Вечером в Областной библиотеке пятилетие издательства «Книги». Вёл Сергей Чуянов. Олег Рябов на сцене за столом. Поздравления чередовались с музыкальными и вокальными номерами. Всё любопытно и неутомительно. Потом ещё немного поговорили с Эдуардом Чапраком, подарил Эдуарду Михайловичу «В-18». Стол хорош, как и обычно на торжествах у Олега. Получилась местная творческая тусовка. После ужина захотелось пройтись пешком. Так через мост и прошёл до дома.

Испортил вечер немного режиссёр (так он себя называет) Михаил Веселицкий, представивший своё театрально-сексуальное представление, как он уверил, по Сергею Довлатову. Чапрак по этому поводу высказал мне недоумение:

- Надо же понимать где, перед кем и что показывать...

Уже поздно вечером позвонил дедушка - умерла родственница Ирины Валя (в Доскине). А я с ней несколько дней назад разговаривал по телефону, торговалась со мной насчёт продажи фарфоровой ванны. В обычную она не умещалась - слишком полная.

 

12 февраля

Звонил Кононенко - он на Украине; Шестинским - Олег Николаевич в больнице (чувствует себя неважно, капризничает); в Санкт-Петербург - оказывается, у Виталия Розе сегодня 50-летие. Вот так всё вперемежку и всё не радостно.

 

14 - 15 февраля  Москва

На этот раз поездка получилась спокойной. Всё, что намечал, выполнил. Немного решил вопрос с Кононенко. Вечером в Индийском посольстве  провели вечер русские поэты - Ананичев и ещё одна женщина. Читали хорошие стихи. Что-то исполнялось под музыку. У Ананичева хорошие тексты, но исполняет он их не по-бардовски, а по-эстардному. От этого поэзия отчасти теряется. В окончании вечера скромный фуршет с непонятными индийскими, очень специфическими закусками.

Перед тем, как идти в посольство, заехал к Лукину в «Литературную газету». Там встретился с Александром Яковлевым. Саша прочитал мою рецензию о его книге (в «Вертикали»). Удивился, какие я нашёл параллели в нашей с ним прозе и жизни.

15.02. Получив необходимое от Кононенко из гостиницы созвонился с Кодиным и поехал к нему в Университет, повёз журналы. При встрече Михаил Иванович напомнил, что нужно прислать мои материалы о Московском интеллектуально-деловом клубе (Клуб Н.И. Рыжкова) для книги, посвящённой юбилею. До него осталось совсем немного - два полноценных заседания.

После обеда время до поезда ещё оставалось, заехал на улицу Поварскую к Ларионову. Хотел забрать только диск с фотографиями, но Арсений Васильевич меня ждал, усадил за стол. Встреча получилась душевной и откровенной. Ларионов сказал, что относится ко мне более чем дружески. «Читаю потихонечку вашу книгу. Вы по образованию иженер?» «Нет, экономист». «Ну, это всё равно. У вас мысль в произведениях выстраивается, конструируется». Думаю, это точная оценка, хотя сам я так ещё не думал. Но теперь склонен с таким выводом согласиться.

От издательства «Советский писатель» до Курского вокзала ехал на «Волге» Арсения Васильевича. Дороги забиты, но по Садовскому кольцу совсем близко - к поезду успел загодя.

 

16 февраля

День встреч. С Коломийцем договорились, что я начинаю подготовку его большой книги поэзии и прозы. Тут же связался с Геной Щегловым.

Борис Селезнёв пришёл забрать подборку стихов Владимира Корнилова из Братска, которую я вместе со своим вступлением подготовил для альманаха «Арина». Проговорили долго. Рассказал ему о своей идее сделать специальный всероссийский поэтический выпуск «Вертикали. ХХI век». Тогда же позвонили от Рагима Казиханова, спросили о дне моего рождения. Потом и сам Рагим взял трубку. Журнал мой он читает. Приглашает с семьёй в гости в Дербент.

После обеда пришёл Евгений Иванович Галкин. В наших беседах он всё больше раскрывается. Так, на тему еврейства (став сразу серьёзным и категоричным) жёстко заявил - они умнее всех. (Я тут же подобные слова вспомнил, услышанные ранее от Жильцова). В его воспоминаниях о встречах с Юрием Адриановым нет теплоты, сочувствия, но много цинизма. Потому Евгений и не понимает сути произошедшего между ними разрыва. А ведь Юрий Андреевич чувствовал именно это. Потому и обида накапливалась, несмотря на огромное количество перепитой совместно водки и какие-то денежные вспомоществления.

 

20 февраля

Ещё вчера неожиданно позвонил на сотовый Валерий Базунов. Мы с ним не общались со времён моего сотрудничества с газетой «Горьковский рабочий». Последние годы, больше десяти лет, он возглавлял нижегородский выпуск «Из рук в руки». Попросил о встрече. Сегодня повидались. Базунов ушёл из рекламы и хочет нормального творческого общения. Думал об истории России, её пути. Что-то пишет. Мы повспоминали прошлое, обменялись взглядами по поводу сегодняшнего времени. Подарил ему «В-18» и пригласил к сотрудничеству. Посетовал, что такого как у него опыта в бизнес-издательском деле «Вертикали. ХХI век» не хватает, чтобы стабильно выходить.

Расстались оба воодушевлённые произошедшим разговором. Базунов попросил - если у меня будут встречаться писатели, то на это общение приглашать и его.

Следом пришёл Владимир Цветков с идеей создать ассоциацию независимых писателей. У меня по этому поводу серьёзные сомнения (хотя в целом идею одобрил) - с кем создавать? Ведь нужны не болтуны, а деятели.

 

22 февраля

В Союзе писателей приехавший из Москвы Юрий Уваров вручил общественные ордена Киму Шихову и Валерию Шамшурину. Но главное - Вячеслав Широков представил свой концерт на стихи Владимира Миронова. Видно, что он влюблён в его поэзию. Но к исполнению (к тем акцентам, которые Широков расставил, воспроизводя стихи и песни на стихи Миронова) у меня есть претензии. Много натяжек, пафоса, театрального надрыва. Но то, что он создал композицию на стихи нашего поэта из Семёнова - замечательно.

Вечером - застолье в кафе, в подвале на улице Минина. Камерное, доброжелательное. Нас человек десять. Богатый стол. Устроил всё Уваров.

После концертного выступления Широкова я переговорил с Олегом Рябовым о специальном выпуске поэтического номера «Вертикали. ХХI век». Он на это откликнулся горячо. Сказал, что деньги найдёт. Хотя, я думаю (уже дома, после застолья), что обманет.

 

23 февраля

Позвонил Валерий Александрович Базунов. Прочитал «Вертикаль. ХХI век». Оценки самые высокие. Хочет встретиться по поводу каких-то конкретных предложений. «Вы делаете великое дело». Неужели может появиться единомышленник-менеджер? Даже боюсь в это поверить.

 

26 февраля

Позвонил в Переделкино Шестинскому. Олег Николаевич бодр, больница пошла ему на пользу. Теперь гуляет по большой улице вдоль писательских дач. Благо, погода стоит замечательная - солнечная, снежная и немного морозная.

Шестинский продолжил традицию прогулок по этой улице после Андрея Вознесенского - своего соседа по переделкинской даче. Раньше, изредка они встречались на этих прогулках, здоровались. Теперь Вознесенский на подобные прогулки не выходит - здоровье не позволяет.

Статья Олега Николаевича обо мне в еженедельнике «Патриот» вышла. А вот в журнале «Слово» моей публикации нет. Оттого я немного огорчился. Мой материал отложили, видимо, потому, что в номере много Шестинского - рассказы, рецензия. В больнице Олег Николаевич написал новую поэму. Возлагает на неё надежды, как на некое новое своё слово. Обещал прислать для прочтения.

 

27 февраля

В Центральной библиотеке Ленинского района десятилетие литературного клуба «Светёлки». Опять всё безалаберно, низко профессионально. Застолье в дешёвом кафе. Жаль загубленного дня. Сколько раз обещал себе прекратить все эти хождения. Но в очередной раз поддался на уговоры.

 

1 марта

Позвонил Юрий Покровский. Деньги на наш сборник «Русское» городской комитет по культуре даёт. Хочет срочно встретиться. Договариваемся, что в магазине «Перекрёсток» в фойе на лавочке. Выяснилась одна неприятная деталь - он против того, чтобы книга выходила в издательстве «Вертикаль. ХХI век». Начинаются игры амбиций. Как всё это противно. Но нужно довести начатое до конца. Подготовил письмо от Союза писателей в поддержку книги и отзыв о её содержании от Жильцова. Подписал у Владимира Ивановича.

В 11-30 в Союзе журналистов Захар Прилепин рассказывал о встрече с Президентом В.В. Путиным молодых писателей. Общее моё впечатление - конечно, от этой власти ждать решений в социальной и культурной сферах нечего. Она цинична и жестока по отношению к людям.

В 18-00 закрытие театрального фестиваля имени народного артиста СССР Евгения Евстигнеева в Комедии. Мне показалось, что всё убого. Из-за отсутствия денег? Видимо, этот конкурс начинает затухать.

 

4 - 7 марта  Москва

В гостиницу «Измайловская» приехали вечером. На следующее утро с Алексеем Марковичем пришлось ехать в Союз писателей России за пригласительными билетами на Всемирный Русский Народный Собор. Оттуда пешком прошли до Храма Христа Спасителя.

Сразу скажу - во всех выступлениях на Соборе не хватало радикализма. Ситуация с бедностью в стране ужасающая. Потому необходимо власти в лицо бросить не упрёки, а самые жёсткие обвинения. Этого не было.

На Всемирном Русском Народном Соборе был только один министр - Соколов (культура). Вот тебе вся всемирность и народность! От законодателей - Слиска (заместитель Председателя Государственной Думы), Торшин (заместитель Председателя Совета Федерации). От крупного бизнеса - Якунин (ОАО «Российские железные дороги»).

Вступительное слово произнес Ганичев. Сказал своё слово патриарх Алексий II.  Представитель Президента в Центральном федеральном округе Полтавченко зачитал приветствие от Путина.

О докладе митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева) будут много шуметь в прессе, но мне кажется, это больше пиар, чем желание что-то решить, как-то облегчить участь людей. Хотя владыкой и было констатировано - 20 процентов жителей России существуют на доходы ниже прожиточного минимума; крестьяне бросают земли, уезжают в города, чтобы как-то выжить; в России от 30 до 40 процентов всех ресурсов земли, и в то же время разрыв в доходах между 10 процентами самых богатых и такого же количества самых бедных достигает (по официальной статистике) 15 раз; нет социальной защищённости, которая существовала в СССР.

После Премьер министр Украины Азаров зачитал приветствие от Президента Януковича.

Министр Соколов - по статистике, представленной ООН, во всём мире население всё более и более беднеет. У нас просто катастрофическое положение с оплатой труда в сфере культуры.

Архиепископ Берлинский и Германский Марк (Русская Зарубежная Церковь) - в мае этого года будет подписан акт об объединении Церквей...

Вечер этого дня с Володей Шемшученко провели в «Мотор Сич». Я результативно встретился с Кононенко.

6.03. У метро «Краснопресненское» встретились с Шемшученко. Пленум Союза писателей России в ЦДЛ. Мы пришли туда с опозданием. Немного поплутали в окрестностях зоопарка - Шемшученко решил провести более короткой дорогой, а получилось, что увёл в сторону.

Хорошую статью о языке зачитал с трибуны Владимир Личутин. Но слишком длинную. Не дали закончить, прервали. Надо будет её перечитать в «Литературной газете». В целом от уровня выступлений (а дискуссии вообще не было) впечатление удручающее. Хотя хорошо, что в перерыве со многими повстречался.

Вечером посидели в редакции «Литературной газеты», затем в баре около Красной площади пили пиво с Лукиным и Шемшученко. Владимир читал стихи Бориса и отчаянно их ругал (об этом он говорил мне ещё утром). Вечером просто общались, никаких оценок не делали.

Вчера, при расставании Шемшученко сообщил мне новость о провозглашении на собрании (или каком-то форуме) в Воронеже Виталия Розе - Царём. Говорит, что у него есть фотографии схождения благодати на Виталия во время этого. Очень хочется на эту тему поговорить с Розе.

7.03. Назад ехали в полной машине. Опять не удержался, поспорил с Коломийцем по поводу биографии Давида Самойлова. На душе гадкий осадок. Ну, право, как можно говорить, что в советское время его стихи не печатались. Да у Самойлова удачная литературная судьба, биография!

 

10 марта

Вечером в мастерской у Владимира Ивановича Заноги. Приехал с Серёжей Шестаком. Было ещё три человека - те, с которыми Владимир путешествовал на яхте по Волге. Занога показывал новую большую работу «Макарьевский монастырь», на мой взгляд удачную. Она встаёт в ряд его работ о Нижегородском Кремле. Внутренним, эмоциональным содержанием они схожи.

 

13 марта

Позвонил домой Виталию Розе. Сказал ему, что и статью прочитал, и Владимир мне новость о провозглошении Виталия Александром IV сообщил. Последовал долгий монолог Розе, в котором не всё я понял. Но главное уяснил - всё было ему открыто ещё десять лет назад. Теперь всё должно как-то развиваться. Но как? И всё-таки как трудно это событие принять не разумом, а сердцем, угнездить его в нём.

Коломиец на туристической базе «Волгагеологии» на берегу Линды (станция Киселиха) провёл Совет директоров Советского района. Позвал туда и меня. Сам представил «Вертикаль. ХХI век» и попытался «выпросить» на её издание денег. Но мне кажется, безуспешно. Слушали его равнодушно.

 

15 - 16 марта  Москва

В РГСУ Кодин проводит Международный круглый стол под эгидой Собора славянских народов Украины, России, Белоруссии. Я приехал с опозданием почти на два часа. Но некоторые любопытные выступления застал. Особенно поразила приведённая статистика по экономике, демографии России... Как всегда спокойно и убедительно говорил Сергей Юрьевич Глазьев. Я, к сожалению, почти ничего не записывал. Потому готовить с этого форума материал в ближайший номер «Вертикали. ХХI век», видимо, ничего не буду. Дам о последних своих поездках какой-то обобщённый материал. Тем более, что в проблематике они перекликаются.

Закончилось всё студенческим концертом и обедом.

После некоторых передвижений по Москве поехали с Володей Шемшученко в гостиницу «Мотор Сич». Для меня места там не нашлось. Пришлось звонить Шестинским и «бегом» ехать в Переделкино. На последнюю электричку еле успел - вскочил в крайний вагон, и двери закрылись. Зато, подходя к дому, увидел, что свет горит везде - на первом и втором этажах, на балконе. Это чтобы случаем не заблудился, чтобы видел - ждут.

Встретили радушно. Оказывается, Олег Николаевич с Ларионовым ездили к Ю.В. Бондареву на день рождения (восемьдесят три года) - тоже живёт на даче. Рассказал коротко, что там снимало телевидение, потом застолье, за которым Юрий Васильевич лихо пил водку. На мой вопрос, что Бондарев сейчас пишет, кроме «Мгновений», Олег Николаевич ответил - похоже, затеял новый роман.

Улёгся я спать «на своём месте», успев ещё прочитать рукописи статьи и поэмы Шестинского.

16.03. За завтраком заговорили о рукописях. Олег Николаевич им придаёт очень большое значение (впрочем, как и всему им написанному в последнее время), я же каких-то значительных открытий, откровений в них не вижу. Всё написано под впечатлением от только что прочитанных воспоминаний о Корниловском «Ледяном походе» (он же Кубанский степной, во главе которого стоял генерал Л.Г. Корнилов, погибший во время этого похода). В общем, ещё буду писать о своих впечатлениях письмо Шестинскому. Там постараюсь как-то объективно разобраться в своих впечатлениях.

Погода чудесная. Сухо, солнце. Потому и в Москве, купив билет на Кировский поезд с Ярославского вокзала, решил прогуляться. Осмотрел памятник на Комсомольской площади первому министру (Российской империи) путей сообщения. Всё монументально - мрамор, гранит, чугунные решётки.

От Казанского вокзала пошёл в сторону Садового кольца. И тут вспомнил, что стоит съездить в Союз писателей России, попытаться забрать газеты «Российский писатель» с моей публикацией о книге Юрия Адрианова. Правда, в пятницу там никого не бывает, и всё-таки стоит попробовать. Вошёл в метро «Красные ворота».

На Комсомольском проспекте получилось всё удачно. Газеты взял. Встретился с Геннадием Ивановым, передал ему «В-18» с его публикацией. Обрадовался. Оказывается, отосланные по почте журналы до него не дошли. Сразу же предложил поехать с делегацией писателей в Белгород в мае.

В «Советский писатель» к Арсению Ларионову пошёл пешком по старому маршруту - по Большой Афанасьевской. Перед этим зашёл в магазин «Софрино». Давно собирался, и вот выполнил задуманное. Огромное количество разнообразных икон, утвари, драгоценных наперсных крестов с панагиями. Два этажа, где и облачения, и хоругви - богато, красиво, тихо звучат песнопения из невидимых динамиков.

У А.В. Ларионова обедали с Владимиром Вельможиным (главным редактором подмосковной газеты «Щелковчанка») после встречи того со студентами. Наши с ним впечатления об их уровне подготовки и принципах дальнейшей работы совпали. Арсений Васильевич вспомнил о моей заметке, о том, что «её читал весь факультет». Кстати, передал мне копию своего текста о моей книге «Сопротивление нелюбви», который будет опубликован в журнале «Слово», и тоже копии двух писем, которые мне отослал. Я понял, что последнее письмо к Ларионову от меня его задело. Что ж, я на это рассчитывал, надеялся втянуть его в полемику.

На вокзал пришлось добираться бегом. Вельможин вызвался подвезти, но машины на Новом Арбате не оказалось. Видимо, патруль эвакуировал.

 

18 марта

Сходил к Наташе Адриановой, отнёс газеты со своей рецензией на «Обретённые тетради». Рассказала, как прошёл вечер памяти Юрия Андреевича в Нижегородском государственном университете. Опять много обид. Но не хочется об этом. К торжеству она получила второй тираж (пятьсот экземпляров) «Обретённых тетрадей». А скоро выйдет книга последних стихов Юрия Андреевича. Я перелистал рукопись её. Она хранится в отдельной папке. Удивительное чувство испытал, будто вновь с поэтом повстречался. Ведь отдельные листы со стихами я держал в руках ещё при его жизни.

 

22 марта

На заседании правления (Жильцов, Чуянов, Рябов, я) Олег впервые сказал правду. Из этого дома на улице Минина Союз писателей выгоняют. На месте особняка будет строиться современная гостиница какой-то зарубежной фирмой. Нам предоставят другое помещение.

Как и ожидалось - всем правит не Шамшурин, а Рябов. Жильцов выступает чистой марионеткой. Только поддакивает и ждёт денежных подачек от Рябова, который их ему швыряют всё реже и реже.  Вид у «председателя» жалкий.

Продолжается борьба за мемориальную доску Ю.А. Адрианову. Рябов заявил, что он «остановил ту дурь», имея в виду размещение доски на здании филологического факультета Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, где учился поэт. Вечером я звонил Наташе. Та заверила, что всё осталось в силе.

У меня складывается такое впечатление, что Олег  поподлее и понетерпимее Шамшурина будет. И смешно смотреть, как он вдруг ощутил себя «главным», «вершителем судеб». Так это по провинциальному с одной стороны наивно, с другой мерзко.

 

24 марта

Должен был состояться «марш несогласных», запрещённый местной властью. Впрочем, это ей, власти, не помешало перепугаться до смерти. Я специально пошёл на всё это посмотреть. Ничего подобного раньше в городе не происходило. Уже у нас на ярмарке группы милиционеров человек по пять, с противогазными сумками, патрулируют улицы. Те же группы на Канавинском мосту через Оку блокируют пешеходные дорожки. Весь центр города для движения транспорта перекрыт. Всюду ГАИ и всё те же милиционеры с противогазами. Ворота в Кремль со всех сторон держат спецвойска в шлемах, наколенниках, бронежилетах... На площади Минина и Пожарского стоят спецавтомобили с видеокамерами на крышах и микрофонами для прослушивания. На улице Большая Покровская милиция просто кишит. В новостях увидел, что у телецентра стоит бронетранспортёр с крупнокалиберным пулемётом. Насколько же наша власть труслива, боится за свою шкуру. Чувствует свою незаконность, неправедность. Ведь всю эту силищу нагнали, чтобы разогнать сотню-другую стариков и подростков, вооружённых флагами. Нет, эта власть рухнет, и очень скоро. С подлой трусливой душой долго не живут.

 

29 марта  Княгинино

Юрий Хромов сагитировал съездить в местный институт на вечер памяти Александра Ивановича Люкина. Принимал ректор. Студенты читали стихи Александра Ивановича (плохо), рассказывали о его жизни (наивно и поверхностно). Но ректор любит поэзию и пытается это же привить студентам, что похвально. Закончился вечер нашими выступлениями - Ю.И. Хромов, В.Ф. Карпенко, А.В. Фигарев, я, проректор Сельхозинститута (Нижегородского) тоже пишущий стихи, В.В. Ивенин. На обратной дороге много говорили с Карпенко. Он мне нравится своей рассудительностью, цельностью.

 

30 марта

Отдал Коломийцу читать черновую вёрстку его книги. Приходила Мария Сухорукова. Принесла свои книги и рукопись воспоминаний о поэте Фёдоре Сухове - своём муже. Друг о друге мы слышали, но встретились впервые. После её ухода сразу начал читать воспоминания. Не ахти какие откровения, но что-то в них есть. Надо публиковать.

В 17-00 в школе на Александровском шоссе собрание патриотов из общества «Отчизна». Выступает какой-то иеродьякон (автор книг) по поводу новых паспортов, ИНН, прихода антихриста и так далее. Говорит два часа с упоением (больше я не выдержал, ушёл). Народу собралось полный небольшой зал. Преимущественно старушки. Всё это жутко попахивает маргинальством. Сказать это прямо пригласившему меня Володе Цветкову не решился - обидел бы. Но бесконечный пафос оратора меня ни в чём не убедил. От элементарного логического построения его концепция неприятия новых паспортов просто рассыпается.

 

2 апреля

Начали работать с А.И. Юриным над макетом «В-19». В Союзе писателей разговор с Сергеем Чуяновым (Рябов не приехал) о возможном продвижении журнала на финансирование через Комитет по культуре области. Сергей Петрович высказал ряд любопытных идей и предложений по содержанию журнала. Пока всё ограничилось этим.

 

3 апреля

Встретившись с Валерием Шамшуриным в издательстве «Дятловы горы» (я ранее приносил договор на печать книги «Русское», чтобы его подписал Игорю Преловскому - но он так документ и не оформил), завёл разговор о журнале. Валерий Анатольевич вроде бы тоже идею более тесного контакта «Вертикали. ХХI век» с Союзом писателей одобряет. Я предложил ему войти в состав редсовета. Шамшурин без колебаний согласился. Обговорили (приблизительно) возможные темы сотрудничества.

Тут и Жильцов сообщил, что завтра правление. Что же, вот и подниму вопрос о журнале.

В редакцию мне позвонила, а потом и приехала Мария Сухорукова со своей спутницей Ириной Высоцкой. Сидели в фойе на диване и говорили не менее часа. Мария Арсентьевна очень хвалила мою книжку «Обретение России», даже подарила стихотворение, что мне посвятила по её прочтению. Я прочитал воспоминания о Сухове с большим интересом... Не со всеми оценками Фёдора Григорьевича истории страны могу согласиться - но и отрицать, что это самостоятельный, выстраданный взгляд, никак не могу. Получил у Марии добро на публикацию. В свою очередь подписал ей «Сопротивление нелюбви». Книгу она купила у Игоря Преловского в издательстве. Вообще, Сухорукова оставляет впечатление отзывчивого и искреннего человека. Наши оценки духовной жизни во многом схожи, потому и общение получается не тягостным, а радостным.

 

4 апреля

Долго разговаривали с Шестинским по телефону. Олег Николаевич написал новые статьи, рассказ, который посвятил Валентину Николаеву. Прочитал мне заметку для «Патриота», где отвечает «группе писателей» на призыв о примирении.

В Союзе писателей правление. Текущие вопросы. В разном утвердили мою книгу на премию Нижнего Новгорода и обсудили вопрос по сотрудничеству «Вертикали. ХХI век» и Союза. Группа, координирующая работу - я, Чуянов, Рябов, Шамшурин.

 

7 - 8 апреля  Пасха

С Сергеем Шестаком на Пасхальную службу пошли в Собор Александра Невского. Там все дороги, дворы, территории заставлены машинами. У паперти светят телевизионные камеры. Народ валом валит с Крестного хода. В сам собор не пройти - центральные двери закрыты. (Потом от Бориса Селезнёва узнал, что были открыты боковые). Я, подумав, что и в храме политико-административная тусовка (решили отгородиться от народа), в раздражении ушёл в Староярмарочный собор. Там намного свободнее, хотя храм заполнен людьми. Много молодых парней. Крестятся истово, с верой. Как это радостно. Хотят быть причастными к истории и вере своей страны.

Выйдя из собора, ещё долго ходили с Сергеем около нашего дома и по бульвару. Ночь холодная, но праздник во всём. Люди радостные, горит свет в окнах домов. В этот раз много говорили о литературе.

 

9 апреля

Прежде чем продолжать этот дневник, несколько дней думал - стоит ли? Есть ли смысл в констатации каких-то фактов личной биографии без анализа, дополнительных размышлений по поводу их? И всё-таки решил продолжить. Пусть это будет деловой дневник, по которому, если в том возникнет нужда, я смогу восстановить в памяти даты, события и людей, принимавших в них участие.

Первые несколько записей внесу задним числом.

Потрясающий концерт оркестра Мариинского театра под управлением Валерия Гергиева прослушал в нашей филармонии. Зал был набит битком. Исполнялись произведения: К. Дебюсси «Послеполуденный отдых фавна», которое буквально усыпило, укачало зал; И. Стравинский. Симфония. Н. Римский-Корсаков «Шахерезада» - сказка в музыке. Что-то неземное... В зале сидели с Чуяновым и Заногой. Встретились перед концертом случайно. Владимир во время музыки что-то рисовал, набрасывал на чистой стороне пригласительного билета.

Сегодня у меня были Климешов (Павел дважды перед этим звонил, пытаясь организовать встречу) и Селезнёв. Хотят каких-то новых действий. Предложил им создать (пока формально) самостоятельную писательскую группу, пригласив дополнительно Владимира Цветкова. Разошлись все довольные, хотя я в действительность этой идеи почти не верю (с этими персонажами) - слишком мал творческий потенциал и потенциал убеждений, жертвенности.

 

11 апреля

С деньгами для журнала отчаянный напряг. Решился попросить помощи у Рагима Казиканова. Звонил ему в Дербент. Тот откликнулся с готовностью: «Я давно должен был тебе помогать». Обещал в ближайшие недели перезвонить. «Я тебя считаю своим близким другом» - от этих слов стало тепло на сердце. Рагим обещал приехать (обязательно) на моё пятидесятилетие.

Пришёл П.П. Шаров. Вчера он приносил свою книгу с моим предисловием. Сегодня накрыл стол. Просидели до позднего вечера. Я выпил бутылку коньяка. Говорили хорошо - собеседник он умный, интересный и терпеливый к чужому мнению.

Неприятности у А.М. Коломийца. В Москве всё-таки готовят документы, чтобы его снять с должности. Вот тебе и прибыль в шесть миллионов рублей за прошлый год. Для кого старался? Эх, люди, вот так всё стараемся угодить больше чужому дядюшке, а копейку в помощь ближнему дать боимся (или жалеем?).

 

12 апреля

Нет никакого желания выпивать - но в галерее у Юркова собираемся, чтобы поздравить с шестидесятилетием Евгения Ивановича Галкина. Принёс ему в подарок книгу 1938 года - Академия наук СССР, доклады учёных по пушкинской тематике (в своё время мне её подарил Геннадий Бедняев, когда я у него единственный раз был в гостях, в доме у гостиницы «Нижегородская»).

В галерее собрался наш обычный круг - Александр Пашков (Асеевский), Владимир Жильцов, фотографы Анатолий Чепела и Георгий Ликин. Пришёл и Александр Фигарев, затем Коля Симонов. Тут никаких «нюансов» - просто дружеская выпивка с продолжением в кафе кинотеатра «Рекорд». Я себя щадил, и как оказалось, не зря. Домой пошёл пешком и на Канавинском мосту, почти в центре его, на пешеходной дорожке на меня набросился пьяный, с уже разбитым лицом парень. Крепко он меня схватил, но я смог его оттолкнуть и ударом ноги сбить с ног. Он быстро вскочил и опять бросился на меня. Я опять ударил ногой, сбил его и, повернувшись, пошёл по направлению к Стрелке. Тот бросился за мной. Спину подставлять было нельзя. Пришлось опять пойти на него, но злости у меня к этому парню (что несколько странно) никакой не было. Тот грязно матерясь встал в стойку боксёра. Драться не хотелось. «Дурак ты парень» - сказал я ему,  и, отвернувшись, дальше пошёл своим путём, не оглядываясь. Парень ещё какое-то время шёл за мной, орал, матерился, но близко, на расстояние удара подойти не решился.

А вечер был такой тёплый, хороший. Странно, что этот случай почти не изменил моего настроения. Чаще всего, я завожусь «с пол оборота», а тут... Может быть, это из-за того, что я не пустил в сердце злобы лично к нему, этому парню, как к человеку?

 

13 апреля

В редакции «Вертикали. ХХI век» собралась наша новоиспечённая группа в полном составе. Разговор об идеологии и задачах. Больше говорили я и Цветков. Потому и создалось впечатление - двум остальным сказать нечего. Они желают только прибиться к кому-либо, к делу, которое будут творить другие, и что-то от этого (хотя бы и только морально) получать.

Председателем нашей группы я предложил Володю Цветкова.

Появился Павел Шаров. Застолье (короткое, я всех поторопил уйти), после чего пошёл прогуляться, а Павел Павлович решил меня проводить. Так вместе и дошли до музея Н.А. Добролюбова. Там Дмитрий Бирман (депутат Городской Думы Нижнего Новгорода) представлял свою книгу стихов. Мы опоздали. Бирман заканчивал выступать. Говорил, что «мы живём в православном государстве», и его деньги есть в тех колоколах, что будут повешены на звоннице храма (я не понял, какого - похоже, имелся в виду восстановленный храм у «Мильёшки»). Но когда он шёл избираться депутатом, то мама ему говорила - «в этом городе еврея никогда не изберут». А он пошёл и победил. Мне же сразу захотелось спросить - в Израиле много депутатов русских? И вообще, кто-то за русского там бы проголосовал, да и возможно ли для русского стать гражданином Израиля?

На водку и бутерброды с Шаровым не остались, ушли.

Цветков подарил свою книгу «Русская доблесть», что напечатали в Самаре. Такое впечатление, что издавали никакой книги ранее в руках никогда не держали. Вообще - это беда многих изданий патриотического толка. В чём тут дело - мне понять сложно. Но точно не в деньгах, а в какой-то расхлябанности, безвкусице, наплевательском отношении к делу. От этого можно сделать проекцию на качество всего нашего патриотического движения. Из пяти книжек, подаренных Владимиром Георгиевичем - четыре изданы безобразно (при хорошем качестве текстов, содержании), одна посредственно.

 

16 апреля

Позвонил Розе. Виталий Егорович с предельной убеждённостью говорил о том, что это Господь привёл его на царство и теперь его устами говорит Бог. И я ему верю, хотя по-настоящему, глубоко это убеждение принять в себя не могу, не способен. В словах Виталия уловил - он ожидает всего, даже расправы над собой со стороны врагов, «синедриона». И ещё - «это я вам должен помочь, а не вы мне, я пришёл для того, чтобы спасти тех, кто верует».

Архиепископ Константин (Горянов) последней статьёй Розе в журнале «Всерусский собор» возмущён. Пожаловался В.Н. Ганичеву, и тот вышел из состава редакционного совета. Господи, дай Виталию сил выстоять. Защити его от всего злого. Надо ехать в Санкт-Петербург, разговаривать. Ощущаю острую необходимость, потребность в этом.

Позвонил и Борису Лукину. Тот в полном унынии. Видимо, что-то не клеится у него с работой в «Литературной газете». Да и как иначе - журналистской свободы теперь нет и в помине. Выполняй лишь то, что тебе скажут. А при этом ещё полное трудовое бесправие, незащищённость законом, нищенская зарплата.

 

17 апреля

Очередной разговор по поводу дальнейшей судьбы - творческого развития и материального сотрудничества с журналом. На этот раз с Леной Крюковой. Встретились в Союзе писателей. Вроде бы всё-таки договорились о взаимодействии. У Елены много творчески наработанного и неопубликованного. Выяснили литературные и эстетические пристрастия друг друга. К тому же она высоко (по её словам) оценивает содержание «Вертикали. ХХI век». Главный итог разговора - необходимо создать презентационный буклет, с которым мы с Леной должны пойти к возможным спонсорам.

Сегодня же говорил о возможном Союзном выпуске с Жильцовым и Шамшуриным. Моё внутреннее впечатление - маловероятный проект.

 

20 апреля  Ново-Смолино

Поездка с редакцией газеты «Нижегородская правда» на проведение круглого стола, посвящённого году русского языка в школе посёлка, куда собрались учителя русского языка и литературы из школ Володарского района. Получился любопытный разговор (само-собой получилось, что ведущим оказался я) людей, обеспокоенных возникшей проблемой. И главное - это благодаря таким преданным людям дети ещё что-то узнают о русской литературе. Думаю, подробный материал даст «Нижегородская правда». И о мизерных зарплатах учителей, и о сокращении часов преподавания...

Сам посёлок - военный городок, построенный финскими фирмами. Красивые удобные пятиэтажные дома. Такая же красивая, чистая, современная школа с двумя бассейнами. Учителя поездили по СССР и за границей - жёны военных. Принимали тепло.

После поездки в кафе «Ковчег» (парк имени Кулибина) отметили семидесятипятилетие Шарова. Познакомился с конструктором (создателем) приёмника «Микрон». Вот так неожиданно пересекаются судьбы.

 

23 - 25 апреля  Москва

К этой поездке готовился, но всё равно многие вопросы пришлось решать в последние минуты. К сожалению, звонки в Москву не обнадёжили.

Поехали на машине с Алексеем Марковичем. Устроились в «Измайловской». Сразу отправился в «Литературную газету» к Лукину. Застал и Александра Яковлева. С Борисом поехали на его московскую квартиру ночевать. По дороге он мне рассказал о своих редакционных страданиях. Хлеб у него нелёгкий, но главная проблема в том, что он мало и недостаточно хорошо пишет. Уже дома выпили по две рюмки виски и улеглись спать на полу. Как много мы в детстве спали на полу - это была норма, когда приезжали к кому-то в гости. Ведь квартиры 60-х годов ХХ века - маленькие, без лишних кроватей. Выспался отлично.

24.04. В офисе «Мотор Сич» разговор с Кононенко - разочаровавший. Вид у Петра Ивановича больной, утомлённый. Помочь в издании книги он не отказался, но окончательное решение перенёс на потом. Одарил меня пачкой книг (6 штук) о принесении десницы Иоанна Крестителя в Россию. Тяжелейшие фотоальбомы. Тащить их в пакете было утомительно. Потому в дороге мучился (даже выходил на станции метро «Динамо», сидел на лавочке, решал - ехать в Переделкино или в издательство «Советский писатель»). Решил направиться к Ларионову - тащиться к Шестинскому с обузой очень не хотелось.

Ларионов как обычно приветлив, но я приехал не вовремя. У Арсения Васильевича свои хлопоты по Шолоховской премии, своему юбилею... Подарил мне «Слово» со своей заметкой о «Сопротивлении нелюбви». Оказывается, Юрий Васильевич Бондарев тоже читал мою книгу. Очерк о Викторе Астафьеве его раздражил - он ему не может простить высказываний перестроечной поры относительно себя. На это Ларионов ему будто бы ответил в том роде, что «в мире живут и такие люди, которые думают иначе, чем мы».

Мы и раньше встречались с Облогом, редактирующим приложение «Дом Ростовых» для газеты «Патриот». Теперь познакомились. Человеком он оказался приятным в общении, но несколько порывистым.

При мне Ларионов звонил Шестинскому, затем и мне дал поговорить. Слава Богу, что я не поехал в Переделкино. С Олегом Николаевичем я бы не встретился (за ним Ларионов послал машину) и только бы зря промучился. А так дождался его в «Советском писателе», подарил фотоальбом и «Библиографию», вместе напомнили Ларионову (он, оказывается, забыл) о моём очерке «Яблоки русского сада». «Это лучшее, что обо мне написано» - опять сказал Шестинский. Кстати, и о волжских очерках Ларионов сказал, что их будут печатать. Тоже со временем надо будет напомнить.

Прощаясь, все расцеловались.

Вечером впервые гулял вокруг измайловских гостиниц. Многое вспомнилось - полёт на Кубу (отсюда в восьмидесятые годы), приезды в командировку (от торгового дома «Микрон» и фирмы «Купец» в девяностые). Вообще вспоминал восьмидесятые доперестроечные года. Чувства одновременно сладостные и горькие от ощущения ушедшего времени. И вот теперь отмечаем награждение Коломийца общественной наградой в дешёвом кафе - и всё это происходит уже в ином, невероятно изменившемся мире. К тому же, Лукин вчера сообщил, что умер бывший Президент РФ Б.Н. Ельцин. Никакого огорчения по этому поводу во мне, конечно же, нет. Наоборот. Это он украл у меня тот мир, о котором я сейчас невольно тоскую. Хотя молодость мою забрало время - только оно и больше никто.

 

25 апреля

 Возвращаюсь домой без денег. Этот год начинается очень трудно, угнетающе. Ничего не издаётся, нет денег для жизни. Тупик!

Домой позвонил Борис Лукин, сообщил, что приехал Владимир Шемшученко. Ну и что? Правда, он надеялся, что я ещё в Москве. Затем напомнил о себе Пашков. Саша упрекнул по привычке за моё нежелание ему звонить. Но поговорили по-доброму. И в заключение вечера В.В. Никитин рассказал, что готовит для школьников программу по рассказам Юрия Казакова. Вспоминал моего «Кольку» и натолкнул меня на мысль сделать запись на диске. Я пообещал позвонить Валерию Васильевичу в ближайшее время.

 

26 апреля

Побывал у Адриановой. Подарил ей «Библиографию», вышедшую к моему 50-летию и последний выпуск «Вертикали. ХХI век». Наташа ходит на выступления в библиотеки, встречается со школьниками. Так и дополнительный тираж «Обретённых тетрадей» потихоньку расходится. Не могли мы с ней не коснуться дел Союзных. Рассказал о своём разочаровании в попытке совместно с правлением выпустить поэтический номер журнала. Она о том, что отказалась встречаться с Олегом Рябовым, хотя тот на это напрашивался под предлогом передать давнишнюю грамоту, подписанную Ганичевым, и так и провалявшуюся в ящике стола у Шамшурина (с пятилетия «Вертикали» - я помню, что их тогда привозил Николай Переяслов). Работа над новой книгой стихов Юрия Андреевича подходит к концу. Макет почти готов. Пообещала передать мне свои воспоминания.

Случайно попал в выставочный зал на площади Минина и Пожарского - узнал в областном комитете культуры, что открывается выставка росписи по дереву. Зашёл бегом минут на пятнадцать. Хохлома почти вся знакома. Хороша. Есть образцы росписи 30-х - 50-х годов. Любопытны, но не трогают. Тематика, понятно, революционная, борьба за мир. Но краски скромнее.

В соседнем зале выставка «обнажённых натур» наших живописцев. Скукотища! Один Виктор Пурихов блещет своими скульптурами (камень, дерево, гипс) обнажённых женщин.

Коломиец после проволочек приступил к работе над книгой избранного. Вернее - возобновил её. Мне хочется этот проект довести до конца. Пока нет журнала, пусть хоть это будет результатом.

 

27 апреля

Удивительный день!

Сначала побывал на чтениях, посвящённых проблемам ПВО в музее радиолаборатории. Тема мне несколько знакома - ведь я служил в радиотехнических войсках (9 радиотехническая бригада 16 корпуса  Московского округа ПВО). Стало понятно, что никакой действительно надёжно защищающей страну ПВО у нас нет (да и не было по большому счёту все эти «демократические» годы - старое разрушили, а нового ничего не создали). Значительная часть осуществлённых разработок создана ещё в Горьком. Сейчас для глобального контроля выход существует лишь один - подниматься в космос.

Здесь встретился с Цветковым. Владимир Георгиевич пригласил на встречу (уже частную, на квартире) с иеродьяконом Авелем (Семёновым), который показывал новый фильм. В видеозаписи старец рассуждал о духовном мире, о том, что сегодняшнее время, события предвиделись духовными людьми. Говорил не назидательно, но убеждённо и твёрдо, как власть имеющий. После просмотра, когда Авель уже собрался уходить, в дверях вдруг опять заговорил о новых паспортах, об ИНН. Всё правильно, в том числе и о цели нашей жизни, и о том, что все теперешние ценности мира ничтожны и временны, а нам уготована жизнь вечная, о ней надлежит думать и с этими мерками подходить к собственному существованию на земле. Но в его словах, искренних, уже звучало назидание. Он верил в то, что говорил - но это для него была теория, без духовного опыта.

Во время этого разговора одному из гостей позвонили на сотовый и сообщили, что умер патриарх Алексий II. Включили телевизор. Об этом ни слова. Но в новостях сообщили, что умерли артисты Ростислав Растропович и Кирилл Лавров. Только что каналы захлёбывались от восхваления Ельцина. Мне показалось, что демтусовка сама себя успокаивала, уговаривала. Что и говорить - мистически потеря Ельцина для них - это уход основы из-под ног. Теперь за все безобразия произошедшего развала страны, приватизацию и так далее придётся отвечать им. Больше валить не на кого.

Идёт очищение духовного пространства страны. Во всяком случае, так хочется думать.

Хоронили (отпевали, провожали в последний путь на Новодевичьем кладбище) Ельцина три митрополита во главе с Кириллом (Смоленским и Калининградским). Было телевизионное обращение Алексия II с перечислением заслуг перед Церковью «первого президента России». И вот... Так ли это, жив он сам или уже нет - это всё скоро разъяснится.

У Игоря Преловского узнал - договор с городским комитетом по культуре подписан. Можно приступать к работе над книгой «Русское».

 

28 апреля

Позвонил Виталию Розе. Пересказать его слова (а говорил только он) не сумею, хотя всё, о чём он говорил, понимаю и с этим соглашаюсь. Предрекает в скором времени глубокие общественные потрясения. Призывает (и меня в том числе) веру в помазаника Божия пустить не в разум, а в сердце, как когда-то это сделали апостолы Христа, «и тогда сила непоколебимая дана будет». Он уверен в скором падении демократического режима не только в России, но и во всём мире. И говорит это Виталий Егорович не от себя - от Бога. Но как, как своё сердце открыть, чтобы загорелась в нём истина, преданная вера, не знающая страха. Розе сказал (а звонил я ему домой), что кассеты с его речью уже ходят по стране. К нему приезжают люди из других городов, священники, миряне. Что телефоны его прослушиваются, но ведь терпят, ничего с ним не делают, не убивают.

Попросил его молиться о нас. Так хочется сокрушить грех уныния, вновь вселившийся в мою душу. И каждый раз это происходит, когда вижу переживания Ирины от недостатка денег. Но ведь от этого у меня самого работа только разваливается, всё идёт труднее, через преодоление ещё и собственного угнетённого состояния.

Относительно вчерашнего «сообщения» о смерти патриарха, так это, как стало известно Володе Цветкову, имелась в виду клиническая смерть, из которой Алексий вышел.

 

2 мая

По телевидению в новостях патриарх сказал, отвечая будто бы на вопрос корреспондента, что слухи о его кончине «распространяются теми, кто, видимо, этого очень хочет, но никак не может дождаться».

 

6 мая  Бор

С Павлом Климешовым поехали смотреть выставку работ художника о. Евгения Юшкова. Она разместилась на втором этаже краеведческого музея, в старинном купеческом особняке.

На Бор переправлялись на речном катере. Солнечно, но холодно - сильный пронизывающий ветер. Весенний город с реки великолепен. Работы о. Евгения в трёх залах и коридоре. В основном живопись. Немного акварелей и совсем мало графики. Ряд работ интересен. Они есть в книге, которую художник мне подарил. Оказывается, о. Евгений был настоятелем Карповской церкви. Пять его братьев тоже священники. Он рукополагался в 1980 году. Сейчас ему уже семьдесят. Мал ростом, сух, в очках, но подвижен. Говорит быстро и громко. Хочет, чтобы о выставке написали. Я думаю дать репродукции его работ на обложку, а Павел пусть пишет о картинах. Если попытаться одним словом оценить увиденное - пейзажи, жанровые картины (кстати, цвет в них чаще всего приглушён, немного размыт), рисунки и акварели - то это состояние внутренней погружённости, задумчивости. Буду читать книгу, записи из дневника. Может быть, она ещё что-то добавит к впечатлению.

 

7 мая

В Союзе писателей отмечаем День победы. Людей пришло немного. Из ветеранов (трёх - И.К. Кузьмичёва, А.И. Плотникова, К.Д. Проймина) один Константин Данилович. Он бодр, свободно выпивающий и свободно же говорящий своим назидательным «академическим» голосом с остановками, паузами, артистичностью. Перед началом встречи я сдал в производство книгу «Русское» и подарил по предложению Шамшурина два выпуска «Вертикали. ХХI век» студентке, пишущей диплом по литературным журналам.

Само застолье в этот раз больше походило на домашнее. Жильцов затянул песни. Затем все разбрелись по залу кучками (из членов Союза всего-то было четырнадцать человек). Поговорили мы с Эрастовым. Женя уже не раздражается на «Вертикаль», не предвещает журналу скорую гибель. Сказал, что видит - мой журнал упоминается и цитируется в обзорах (в частности, в «Новом мире») наравне с другими толстыми журналами. Условились, что запишем с ним большую беседу, поговорим о литературном процессе, который вместе пережили.

Закончена подготовка текста для «Избранного» Коломийцем. Все материалы отдал Геннадию Щеглову.

Стояли с Сергеем Чуяновым у окна (в зале Союза), пили кофе после водки, и он спросил - что у вас произошло с Чугуновым. Сергей спрашивал об этом и у отца Владимира, но тот ничего не ответил. (А вернее всего, ничего не смог объяснить, так же, как и я.) Чуянов убеждён, что мы что-то скрываем. А на самом деле - просто всё заканчивается в этом мире. И дружба, к сожалению, тоже.

 

15 - 19 мая  Москва - Белгород - Москва

В первый день только заехал в Союз писателей России. Правда, и там повидался наконец-то с Виктором Потаниным (обнялись, расцеловались), Евгением Семичевым и Дианой Кан, Андреем Поздняевым. (Он говорил, что обеспокоен судьбой библиотеки отца - Константина Ивановича Поздняева. Хочет подарить её в районную библиотеку города Семёнов, раз отец так много писал о поэте Борисе Корнилове.) Весь же остаток дня провёл в редакции «Литературной газеты». Там у них своя работа. Чтобы не мешать, я даже на час выходил погулять по окрестностям Костинского переулка. Набрёл на площадь, где когда-то стояла Сухарева башня. Давно хотел там побывать. То, что передают старые фотографии, сейчас неузнаваемо. Большая площадь плохо ухожена. Сквер, где стоит памятный знак, неопрятен.

Саши Яковлева я так и не дождался (хотел показать рассказы для газеты), но зато пришёл писатель Михаил Попов (московский, а есть ещё архангельский) - чрезвычайно симпатичный и добродушный человек, несмотря на свою знаменитость. Принёс водки, закуски - пили, и я подарил ему два номера «Вертикали. ХХI век».

В поезде попали в одно купе с кинорежиссёром (фамилии не помню) и руководителем писательской организации из Вологды. Приходил Владимир Личутин. Хоть и слегка пьян, но говорил хорошо об истории, русской культуре, языке.

16.05. В Белгороде жара. Сразу у гостиницы «Южная» осмотр памятника князю Владимиру. Поездка по городу. Впечатление - мал городок, но опрятен и чист. И очень умеренно на улицах рекламы.

Открытие памятника русскому слову. Думается, художником (скульптором) возможное решение найдено. Хотя всё условно, с некоторой натяжкой. Выступил Василий Лановой. Специально прилетел на торжество.

В университете открытие Дней российской литературы. Потом концерт. Пела Татьяна Петрова (замечательно - голос сильный, чистый), Василий Лановой читал стихи А.С. Пушкина и В.В. Маяковского, Михаил Ножкин пел свои известные песни, и много ещё чего было хорошего.

Закончился день губернаторским приёмом - щедрым застольем, которое сам Евгений Степанович Савченко и открывал.

17.05. Три главных события. Посмотрели спорткомплекс Светланы Хоркиной. Замечательное новейшее сооружение с всевозможными залами, бассейном и прочим. Долгая и содержательная конференция русистов в университете. В кинотеатре просмотр немого фильма Довженко «Земля». Антикулацкий, богоборческий (от этого жутковато), но талантливый. Сцены - умирание старика, голая невеста «беснуется» от горя о погибшем женихе, похороны...

Перед фильмом и после долго разговаривали с Виктором Фёдоровичем Потаниным о Викторе Петровиче Астафьеве (у В.Ф. сотни писем от него - они дружили долгие годы), Валентине Григорьевиче Распутине (они и сейчас дружны, большая переписка), Юрие Казакове (тоже были близки), о его писательской судьбе. Конечно, всё в памяти не удержу, а записать беседу полностью не получится. Вот лишь эпизод. На Байкале Потанин стряхивает ручку за бортик, чтобы чернила вновь писались. Распутин её вышибает.

- Ты что делаешь. Для Байкала и капли чернил много. Под озером есть ещё Байкал и там живут люди. - И замолчал. Продолжать говорить на эту тему Распутин не стал.

Потанин обеспокоен, сможет ли Валентин Григорьевич вынести смерть дочери, погибшей в страшной катастрофе в Иркутске. («От неё ничего не осталось. Похоронили горстку пепла и расплавленный крестик»).

Очень дружны Распутин и Владимир Николаевич Крупин. «Бывает, что неделями каждый день видятся». Ну, и далее много чего любопытного и познавательного.

18.05. Выступать в учебное заведение потребкооперации не поехал. Отправился гулять по центру города. Поразился чистоте, ухоженности. Парк вдоль речки. Театральная площадь. Сквер и Вечный огонь. Вокруг здания областной администрации и Преображенского кафедрального собора, в котором в первый день мы приложились к деснице (к самой - стекло было поднято, десница обнажена от покрова) св. Иоасафа. Русский город - спокойный, достойный. Потому что власть русская, православная. Простят ли это всё губернатору наши враги?

За эти дни близко познакомился (жили в одной комнате) с Андреем Николаевичем Печерским, редактором газеты «Русь Державная». Он мне казался (да так и есть) человеком молчаливым, не располагающим к общению. Но при ближнем знакомстве немного раскрылся, потеплел. Может, и будем дружить. Подарил ему «Обретение России» (А.Н. прочитал, и книга ему понравилась) и «Сопротивление нелюбви».

Закончились дни русского языка на Прохоровском поле. Жара несколько измотала, утомила.

 

21 мая

Выставка живописи Владимира Заноги в зале областной библиотеки. На светлых стенах и картины заиграли, засветились жизнерадостностью. Удивительно. Всё это я у Владимира Ивановича видел ранее. Но всё равно хорошо. С любовью написано.

Повидался с профессором В.А. Кутырёвым (подарил новую книгу), Валерием Никитиным, Виктором Тырдановым, Геннадием Красниковым...

 

22 мая

Вечером, в 17-30 в офис позвонил М.И. Кодин. Интересовался - куда я пропал и почему ему не звоню, когда приезжаю в Москву. Рассказал о предстоящих заседаниях Клуба Н.И. Рыжкова и поездках. Предложил подготовить и издать книгу к 15-летию Московского интеллектуально-делового клуба, куда войдут уже написанные мной материалы и будущие. Это к декабрю.

Конечно, я не звонил и не заезжал сознательно. Слишком «бросово», как мне показалось, Михаил Иванович начал относиться и к моей работе, и ко мне самому. В то же время помощь изданию прекратилась совсем. А видеть во мне «обслугу» я не позволю. «Вертикаль. ХХI век» - это моё детище, мною выстраданное издание. Когда же слишком много в журнале материалов о деятельности «Московского интеллектуально-делового клуба» (да ещё в одном номере), то это портит качество журнала. Хотя, если вновь восстановятся добрые отношения, то я буду и дальше сотрудничать с Клубом Н.И. Рыжкова.

 

23 мая  Кунавино

Первый раз в этом году доехал до деревенского дома. Слава Богу, всё в целости. На машине «Волгагеологии» отвёз Наташино кресло, книги и всякие пожитки.

По телефону разговаривал с Ириной Дмитриевной Мухиной. Мои книги до неё дошли. Договорились, что к предстоящему моему юбилею сделаем для «Нижегородской правды» интервью.

 

24 мая

День потрачен на выяснение решения проблемы с соцстрахом. Спасибо П.П. Шарову, подключился вплотную.

На Славянские дни в Литературный музей заскочил буквально на минуту - отдал книги «Русское», которые перед этим забрал в издательстве «Дятловы горы». Сам даже не посмотрел, не открыл ни одной пачки.

 

25 - 28 мая  Кунавино

С Ирой. Открыли дом. И работа, работа... Жара несусветная, плюс тридцать два градуса. Спасла баня.

 

29 мая

Жара продолжается. Тяжело и шевелиться, и думать. Писать ничего не получается. Звонил Шестинскому. Олег Николаевич высоко оценил «Кольку», но вот что предложить на конкурс в Московскую железнодорожную газету? Советует «Отца», но без оптимизма. От издательства «Советский писатель» на Поварской украли бронзовый памятник В.И. Ленину (на низком постаменте) работы скульптора Комова. Вот времена! Сколько десятилетий скульптура простояла, но перед рынком кто устоит?.. Наверняка распилят на металлолом.

Сергей Шестак помог вывезти «Русское» из типографии. Намучились, подъезжая к департаменту культуры. Улица Варварская у площади Минина и Пожарского перекрыта. На улице Минина горит ночной клуб-казино «Рокко». Пришлось ехать к улице Воробьёва (объезжая улицу Ильинскую - там меняют трамвайные пути) и уже с неё через площадь М. Горького и площадь Свободы пробираться к Нижегородскому универсаму. Целое путешествие. Но гора с плеч, дело завершено. Спасибо, что Сергей безотказный.

 

1 - 3 июня  Кунавино

Посадили с Ириной четыре штуки сосен и кусты ежевики на дальнем участке, ближе к обрыву, к речке. Куст шиповника у навеса около дома.

Написал статью для «Земли нижегородской», посвящённую году русского языка.

Должен был ехать, по приглашению местного Министерства культуры, в Болдино на Пушкинский праздник, но не поехал.

 

6 июня

Начал работу над вёрсткой книги к 15-летию Клуба Н.И. Рыжкова. Мои тексты пока уместились на ста сорока страницах.

 

10 - 12 июня  Кунавино

По дороге в лесу выкопали две ёлочки и шиповник. Ирина нашла и дубок. Оставили на потом. Всё посадили у себя на участке. Наконец-то занялся дверью в бане. С таким-то опозданием.

Ещё в прошлый раз увидел на черёмухе напротив моего окна большое гнездо. Подумал, что оно брошенное. Но на следующий день по приезду в этот раз увидел, что из гнезда выбрались четыре птенца сороки - большие, пушистые. Двое улетели совсем уже после обеда. Два других ночевали на наших деревьях. Мы всё наблюдали за ними, переживали - не погибли бы. Но вроде бы обошлось.

 

13 - 16 июня  Москва

На этот раз до Москвы доехал с Алексеем Марковичем. Сразу на метро и до Сокола. С гостиницей вышло удачно. Успел ещё и до Союза писателей России доехать, с Геннадием Ивановым, Николаем Переясловым, В.Н. Ганичевым встретиться. Подарил ему «Сопротивление нелюбви» и выслушал всякие хорошие слова от Валерия Николаевича о «моей творческой форме»...

Утомление всего дня сказывалось. С Лукиным решил не встречаться, но Борис сам приехал на Сокол, и мы в парке ходили по округе и всё говорили, говорили. Сообщил Борис и приятное для меня - рассказ «Говорящее дерево» идёт в «Литературной газете» в конце месяца. Статья о русском языке в школе тоже принята очень доброжелательно.

14.06. Утром обзваниваю Ларионова, Полеванова, Кодина - он в Китае, но вёрстку попросил оставить. У Полеванова встреча просто отрадная - «Всегда рад вас видеть». Интервью прочитал и подписал, с выпуском журнала обещал помочь, показал на компьютере отрывки фильма о Вьетнаме, который сам делает. Удивительно талантливый человек.

Пешком прошёл до Ларионова. Памятник В.И. Ленину работы Комова у издательства забрали. (Думаю, за какие-то долги.) Ещё один скандал. Арсений Васильевич их просто порождает. Встретился у них с Михаилом Поповым - главным редактором журнала «Двина» из Архангельска. Тот ехал получать какую-то премию в Ульяновске. По-моему, доброжелательный дядька. Мы вместе ушли от Арсения Васильевича, немного поблуждали в метро. Обязательно пошлю ему свои журналы. Но ведь не ответит - как обычно.

В гостинице читал книгу о велосипедисте-путешественнике с Камчатки. Полеванов дал с возвратом. Захватывает.

15.06. С Борисом Лукиным едем в Переделкино. Шестинский даёт интервью для «Литературной газеты». Много говорит о Ларионове - утомительно и для меня уже надоедливо.

Днём почти три часа ходил в Переделкино по кладбищу и по улицам. Свежая могила Михаила Алексеева. В этом же ряду лежит Юрий Щикочихин, Юрий Давыдов. Ниже могилы Татьяны Глушковой, Роберта Рождественского, Вадима Кожевникова. Поднимался к Корнею Чуковскому и Борису Пастернаку.

Ночевал у Шестинских. Спал плохо, тяжело.

16.06. Перед отъездом домой ходил по улицам внутри Садового кольца у Курского вокзала. Пустынно в Москве в выходные дни, сонливо. От этого и на душе как-то пусто. А ещё веет чем-то старым, позабытым, спокойным... другой жизнью.

 

22 июня

В областной библиотеке Бринские презентуют книгу отца. Собрались бывшие партизаны - старые, с клюшечками. Настоящие воины. Многие выступали. Вёл встречу Цирульников.

Удивительные подробности рассказала дочь прославленного нашего партизана (приехала из Москвы). Когда Антон Петрович отправлял отряды на задание, то всех обнимал и после этого некоторых оставлял - чувствовал неладное. Или во время войны какая-то сила буквально заставила его выйти из блиндажа, и тот после этого взорвался. Рассказывала и другие подобные случаи из жизни отца.

А вообще, войну мы стали забывать. Далеко ушли... и от многих книг про неё отказались. А зря!

 

23 - 24 июня  Кунавино

На дальнем участке посадили ещё одну ёлочку.

В окно на втором этаже (в моём «кабинете») смотрел на опустевшее гнездо сороки, что умостилось среди веток старой черёмухи, и отчего-то было грустно. Будто приезжали в дом гости, порадовали хозяев - и уехали. И вот теперь в окружающем мире, в моей жизни чего-то не хватает.

 

27 июня

Вчера разговаривал с О.Н. Шестинским. Был у него Олег Пономарёв (из Тулы). Как я понимаю, конфликт между ними исчерпан. Вспоминали меня. С юбилеем А.В. Ларионова полная неясность. В «Литературной газете» напечатана очередная уничтожающая его статья. Такой подарок к 70-летию от «михалковцев».

Вечером собрались у меня в редакции Климешов, Селезнёв, Цветков, Евгений Супрун. Говорили о продолжении сборника. Но если делать его с ними, то надо жертвовать качеством и идеей. А потому ничего не получится.

Пешком дошли до моего дома с Цветковым. Попили с Владимиром Георгиевичем у меня чай, говорили о сборнике. Я предложил название «Русское слово». Есть преемственность от первого сборника в названии и легко обыгрывается - «слово» пишется более мелким шрифтом. В авторы пригласить известных русских писателей - Шестинского, Крупина, других.

Сегодня с Владимиром были в мастерской у Виктора Ивановича Пурихова, смотрели макет нового памятника. Я многие работы разглядел будто впервые. Заодно зашли в соседнюю мастерскую, посмотрели модель памятника Войно-Ясенецкому (установят у медицинского института на проспекте Гагарина) и барельеф Юрия Адрианова. Всё впечатлило.

 

28 июня

Ещё два дня назад приходил ко мне художник Альберт Данилин. Принёс статью об авангардном искусстве. Ранее она печаталась в журнале «Нижний Новгород». Прочитал. Очень многословно. В перепечатке у себя отказал. Посоветовал написать новую - художник и земля, как национальная основа творчества (он сейчас живёт в Сеченове), позабыв о своей старой статье. А сегодня он позвонил вновь. Пригласил встретиться у художницы Арбековой, посмотреть её гобелены. (Покойная искусствовед Екатерина Пухова написала мне статью о ней, которую пока я так и не опубликовал.) Пешком из редакции пошёл в Кузнечиху. Встреча оказалась тёплой. Работы изумительные, а труд, чтобы создать их - каторжный. На картоне рисуется эскиз. Затем по нему набиваются цветные нити. В разговоре за ужином выяснили - абсолютное совпадение взглядов по «русскому вопросу». Подарил им журналы и «Русское». Себе на память взял фотографию большого гобелена - десять сюжетов из жизни Христа от Благовещения до Вознесения. Прекрасное произведение... Свои работы художник не продаёт. Жалеет. Их немного, а продай - на выставках показывать нечего будет. Да ведь это ещё и как дети - сколько жизненных сил, времени им отдано!

 

30 июня - 1 июля  Кунавино

Пасмурно. На второй день моросило. Птицы склевали всю клубнику у Ирины. Она даже видела рано утром, как они это делают - садятся на землю и аккуратно обходят все кусты, выискивая спелые ягоды. В разбое замечены дрозд и четверо наших сорочат.

 

2 июля

Письмо из Хабаровска. Журнал «Дальний Восток» готовит публикацию из «Кольки». Просят биографические данные.

Сообщение на телефон от Сергея Тимофеевича Прохорова из Нижнего Ингаша (Красноярский край). Журналы «Исток» с моими публикациями выслал в пятницу. А я в пятницу как раз купил «Литературную газету» с опубликованным моим рассказом «Говорящее дерево». Этой публикации ждал.

По телефону говорил с Кодиным. Михаил Иванович весело-приветлив. Я пообещал заехать к нему в среду.

 

7 - 8 июля  Кунавино

Начали с Ириной благоустраивать дальний участок. Я косил. Она вырезала малину.

 

11 июля

Позвонил Олегу Николаевичу. Шестинский тоже получил «Истоки». Мою работу «Яблоки русского сада» опять оценил очень высоко и наговорил в мой адрес много тёплых слов. Сам же журнал охарактеризовал, как «самодеятельный». Это верно - но пусть выходит хотя бы такой, чем никакой. Жаль только, что по всем признакам у Прохорова начинается «головокружение от успеха». Надо бы дело делать поспокойнее, повдумчивее. Ну да и так ладно, лишь бы всё впрок. А Олег Николаевич хандрит, тоскует, как сам замечает, «от одиночества и предательств». Как хочется помочь - но чем? А может быть, это мои заметки так на него подействовали?

 

27 - 29 июля  Кунавино

Закончились юбилейные дни. За всё это время за дневник не брался - не было никакого желания. Отметили моё 50-летие достойно, так, как я и не ожидал. Было достаточно много прессы - везде, где это ещё возможно (говорить о культуре в нижегородских газетах) были статьи, интервью. Поздравила и «Литературная газета». Ларионов прислал телеграмму, Шестинский написал замечательно-тёплое поздравление. Всё это тоже будет напечатано в еженедельнике «Патриот».

Сам день рождения отмечали в ресторане «Чёрная пантера». Перед этим с Цветковым сходили на кладбище к могиле отца. За столом кроме наших - Заноги, Коломийцы, Лукины, Пафнутьев, Цветков, Марахтанов. Несколько раз звонил Рагим. От него привезли подарок - золотые наручные часы. Вечер прошёл замечательно. К нему напечатали № 19 «Вертикали. ХХI век». Всем его подарил.

Через неделю в кафе поздравляли сестру Лену. Там случился разговор с Еленой Шаховой по её инициативе. Её шеф заинтересовался журналом. Продолжение разговора через неделю. Уже более подробно Елена расспрашивала, как издаётся журнал, что делать им с газетой. Уговаривает на сотрудничество. Вообще-то я непротив, но только в том случае, если у нас произойдёт общение с её хозяином, и мы найдём точки соприкосновения взаимных интересов. Передал Елене для него комплект журналов и свои книги.

Все прошедшие выходные в деревню не ездили. И вот опять здесь с Ириной. Сжёг весь древесный мусор на дальнем участке. Как сразу стало хорошо. В этот раз натопил баню. Перед поездкой в Москву на следующей неделе - это укрепление сил.

Наконец-то начал отсылать свои издания в книжную палату. Нужно использовать возможность для благого дела.

 

30 июля

Позвонил Андрею Печерскому, чтобы договориться о встрече в Москве, а узнал, что он в Дивееве и не может найти меня. В «Руси Державной» вышла моя статья (может быть, интервью?). Он был готов заехать ко мне, но в итоге договорились, что встретимся в Москве. Жаль, могли бы хорошо пообщаться, а затем вместе и в столицу отправиться.

Евгений Юшков за журналами прислал сына Николая - реставратора. Времени на разговоры почти не было, но взаимные интересы относительно журнала обнаружились сразу. Даст Бог - получится хорошее продолжение нашему намечающемуся сотрудничеству.

 

31 июля - 4 августа  Москва

С вокзала проехал к Полеванову. Отдал ему журналы с его интервью. Короткий разговор, кофе. Владимир Павлович подарил новые фотографии с Байкала. Новый (настоящий) исток реки Лены они всё-таки нашли.

В Союзе писателей России угодил на заседание секретариата. Валерий Николаевич Гоничев поздравил с юбилеем и вручил Почётную грамоту. Я в ответ подарил свежие номера «Вертикали. ХХI век», к тому же там есть материалы о празднике в Белгороде. Геннадий Иванов пригласил в следующую поездку - уже в Оренбург в более тесной компании.

Ночевать устроился в гостинице «Мотор Сич».

01.08. Разочарования продолжаются. Кононенко в помощи журналу отказал. Огромные деньги он потратил на акции фонда Андрея Первозванного.

Купив на Курском вокзале билеты обратно, пошёл новым маршрутом в «Советский писатель». Вышел на набережную и уже оттуда, мимо Кремля зашагал на Поварскую. У Ларионова застолье - привезли из типографии его новую книгу «Из-под самого сердца: книга русской жизни...» - статьи из журнала «Слово» за много лет. Мой очерк о Шестинском ему не очень нравится. Видимо, публиковать не будет. («Потом как-нибудь» - я воспринимаю как отказ.) О реках вроде бы идёт, но тоже до конца не определено.

К Шестинским в Переделкино приехал вечером. Обижены. Ждали меня к обеду. Ночь, такое впечатление, что провёл без сна.

02.08. Дождь. На сердце тоска. Долго стоял под навесом торгового центра напротив Киевском вокзале, соображая, что делать дальше. Встреча с Андреем Печерским назначена только на вечер.

Попытался на Курском обменять билеты, чтобы уехать домой (так муторно было на душе) - безуспешно. Пешком дошёл до «Литературной газеты». Саша Яковлев понял моё состояние, отпаивал чаем. Дозвонился до Печерского. Он медленно едет по трассе. Машина с неполадкой - почти нет тормозов.

Лукин даёт ключи от квартиры на Речном вокзале. Отправляюсь туда. В пустых комнатах слышно завывание ветра за окном, стук дождя о подоконник. Но странно - потихоньку успокаиваюсь. Тоска уходит.

03.08. Утром еду в Троицкое с платформы от метро «Войковская». Погода немного разгулялась. Станция небольшая, в лесу. Андрей встретил на платформе с овчаркой.

Ездили в Новщ-Иерусалимский монастырь. Ожидаемого впечатления монастырь не произвёл, хотя Истра в этом месте действительно похожа на Иордан (как я его видел на фотографиях). Скит Никона в лесах, место уединённое, вдали от монастырских крепостных стен.

Внутри побывать довелось только в подземном храме. Там и свечи поставили.

В самом селе Троицком два храма. Один деревянный, старинный. В нём служат лишь дважды в году. Каменный никогда не закрывался. Служба велась почти непрерывно.

Вообще же место благодатное, красивое, спокойное. У Андрея большой участок земли со своим леском (грибы растут - видел белый, подберёзовик, лисички, валуи, сыроежки), дом переделан из бывшего сельского медпункта. Находились, нагулялись под дождём, наговорились вволю. Хозяин приготовил вкуснейшие стейки из сёмги.

04.08. Утром сына Андрея - замечательного паренька - отвезли в Шереметьево-2. Он улетает с группой православной молодёжи в Сербию. В московской квартире (метро «Водный стадион») узнаю историю их семьи. Оказывается, жену Андрей увёз без родительского разрешения.

Договорились о сотрудничестве. Во что это выльется, загадывать сложно.

Дождь не перестаёт, но, уже подъезжая к Владимиру, заметил в окно - тепло и солнечно. Непогода осталась позади. И как же хорошо возвращаться домой!

 

10 - 12 августа  Кунавино

В деревне дважды топил баню. Обрезали смородину.

Опять через пробки. Назад, почти в одиннадцать часов вечера встал у Рекшино. Почти четыре часа добирались до дома. Машину истерзал.

 

13 августа

В Союзе писателей отметили день памяти Юрия Андреевича Адрианова. Два года, как его не стало. Организовано плохо - никто не пришёл, кроме меня, Цирульникова, Чуянова, Фигарева. Был Жильцов. Наташа Адрианова заглянула и тут же ушла. Уже когда мы с Чуяновым пошли за водкой, то увидели её и вернули. Потом ещё кто-то заходил. Наталья не выдержала, высказала Жильцову всё, да и так по Союзу прошлась. Правильно, пусть знают, что им следует её бояться, а не наоборот.

 

17 августа

Правление. Пришла представитель застройщика. (Им принадлежит гостиница «Россия» на Верхне-Волжской набережной и весь этот квадрат земли между набережной и улицей Минина.) Показала проект реконструкции и расширения гостиницы. Нашего особняка там нет. Он уже года два как принадлежит застройщику - какой-то иностранной фирме. (Интересно, кто от нашего Союза писателей подписывал эти документы, согласования?) В виде компенсации предлагают в аренду другой офис. Рябов в восторге, как и все (Шамшурин, Цирульников, Чуянов). Я понимаю, кому всё это нужно и для чего - получать деньги с аренды. Она же пришла для разговора, чтобы не нагнетать обстановку. Вернее, её послали из нашего правительства. Там чувствуют, что в обществе бродит искра, готовая вспыхнуть гневом. Но ведь этого и не избежать. Мы всё-таки народ пишущий. Уже несколько газет по этой щекотливой теме дали информацию.

 

20 августа

Ира в больнице. Все переживаем. Начало не совсем удачное. Звонил Виталию Розе в Петербург, просил молиться. Виталий заверил, что всё будет благополучно - он знает, Ирина во время операции будет под покровом Богородицы. В журнале мы с ним рядом, хотя я ещё и не знаю, что за материал они поместили, который из принесённых мною выбрали для «Всерусского собора».

Начал вплотную заниматься книжкой Анатолия Пафнутьева. Трудов тут немного. Делаю её больше по необходимости - вернуть свои моральные долги перед ним.

По телефону короткий разговор о здоровье с Шестинским. С Семёном Ивановичем Шуртаковым подольше. Опять недоволен публикацией в «Вертикали. ХХI век». Слишком мало дал. Упрекал, что не перепечатываю рассказы из его книжки.

 

23 августа

Книга «Русское слово» уже выстраивается в макет. Сегодня и своё «Душа осталась...» в нём привёл в порядок, и материал о Льве Николаевиче Толстом Володи Цветкова поместил. Объём - 160 страниц. Если ещё воспоминания Павла Шарова, то всё.

Позвонил Кодину. Разговор с Михаилом Ивановичем спокойный, деловой. Книгу к 15-летию Клуба делать будут. Высказал свои замечания и предложения по вёрстке. «В сентябре надо съездить в Белгород».

Раз так всё определилось, то нужно вплотную заниматься книгой, писать недостающие материалы, подготовить вопросы для членов Московского интеллектуально-делового клуба к юбилейной анкете, подобрать фотографии.

 

26 августа

В шесть утра с Ириной на службе в Староярмарочном соборе. Ира исповедовалась и причастилась. Я отстоял службу без устали. Правда, довольно рассеян был.

Вчера подготовил два материала для книги о Клубе Н.И. Рыжкова. Сегодня вопросы для Кодина и дополнение к статье «Русский апостол».

 

27 августа

Ирина легла в больницу. Операцию назначили на среду.

Передал по факсу вопросы Кодину. Сказал ему о подготовленных статьях. Но стоит ли залезать мне в это дело с головой, пока ещё окончательно не решён вопрос с финансированием издания? Переговоры по телефону могут закончиться ничем, и что тогда делать с написанными материалами?

 

28 августа

Ещё один удар - у Ирининого врача, которая готовила её к операции, внезапно умер муж. Сорок пять лет - сердце. Теперь оперировать должен другой врач. И всё как-то не так, не спокойно. Конечно, Ирина нервничает, я тоже. Сидели у приёмного покоя и как могли друг друга успокаивали. В это время позвонил Жильцов. В администрации города прошло заседание комитета по премиям Нижнего Новгорода. Он меня поздравил.

 

29 августа

Получил у А.И.  Юрина первую часть готовых книжек Анатолия Пафнутьева.

С Таней у Ирины. Она ещё не отошла от наркоза - стонет, её тошнит, губы сухие, белые. И так мне её жалко стало, что чуть сдержал слёзы. Шёл из больницы пешком, и всё думал - как много обид по пустякам мы причиняем друг другу. Но испытания показывают всю их мелочность и пустоту. Но ведь уже ничего не вернуть, не исправить.

 

30 августа

Слава Богу - Ирина чувствует себя лучше. Хотя, конечно, ещё боли мучают. Но состояние - со вчерашним не сравнить.

С Цветковым сначала вместе дошли от «Волгагеологии» до больницы. Затем от больницы до дома. О многом за дорогу, а потом и у меня, переговорили. Я уже готов писать об академике Д.С. Львове (для клубной книги), даже набросал первую страницу.

 

31 августа

В Литературном музее вечер поэта Ирины Дементьевой. Ей, как и мне, в июле исполнилось пятьдесят лет. Собрался целый зал. Подарил юбиляру «В-19» с подготовленной ею публикацией Лигии Лопуховой. Раздал около десятка газет «Руси Державной» с моим интервью.

По телефону у Ирины голос бодрый, уже ходит. Дело идёт на поправку.

 

3 сентября

Пришло письмо от Владимира Крупина с добрыми словами о «Сопротивлении нелюбви». Обрадовался ему очень. Как важна такая поддержка сейчас, в такое непростое время. По телефону у Володи Шемшученко узнал, что «Всерусский собор» вышел с моим очерком о Шестинском «Яблоки русского сада». (Владимир всё-таки хочет пробиться на юбилей «Мотор Сич», я же совершенно к этому равнодушен.) Перезвонил Олегу Николаевичу, сообщил новость. Знаю, ему хотелось, чтобы у питерцев этот материал появился.

В телецентре А.М. Цирульников отметил своё семидесятилетие. В одной из комнат на первом этаже накрыли стол, и как принято у крупных начальников, ожидающих многих гостей - люди заходят, поздравляют, выпивают и уходят. Экономно, удобно, ненавязчиво. Мы тоже не задержались. (Я, Проймин, Половинкин, Жильцов, Рябов, Дементьева.)

 

4 сентября

На здании филфака университета открыли мемориальную доску Юрию Адрианову. Много речей. Наташа не умолчала о трудностях, сопровождавших подготовку доски к открытию. Это прозвучало несколько не к месту. Олег Рябов, потерпевший поражение «в битве за дом» (он хотел, чтобы доска была установлена на доме, где жил Юрий Андреевич, но с этим не согласилась вдова, и правильно сделала, теперь урок будет - не возносись в гордыне), не пришёл.

Назад по ремонтирующейся Большой Покровской шли с Валерием Никитиным. Опять - надо встретиться, давай созвонимся. На этом с нашим народным артистом и разошлись.

Из неприятного - прочитал полумесячной давности интервью с Юрием Покровским о «Русском» в «Нижегородской правде» и вечерний спор с Павлом Шаровым, закончившийся тем, что я его (да и остальных, бывших за столом) выгнал из своего кабинета. Тема спора - русский вопрос и предающая национальные интересы наша интеллигенция, бесконечно кающаяся перед вконец обнаглевшими инородцами, бывшими согражданами некогда одной огромной страны.

 

5 сентября

Вручение премий Нижнего Новгорода. Сказал мэру Вадиму Булавинову, что у меня есть к нему предложение относительно выпуска журнала. Он: «Давайте после Дня города».

Привёл с собой Наташу. За столом - с Володей Жильцовым, Константином Даниловичем Пройминым, Сергеем Чуяновым. Владимир просит посодействовать в получении им премии «Хрустальная роза Виктора Розова».

Прошёл к Ирине в больницу в состоянии несколько легко-хмельном, весёлом. Бутылку коньяка с Жильцовым на двоих мы всё-таки выпили. Ирину завтра выписывают. Чувствует себя хорошо. Слава Богу, всё обошлось.

 

6 сентября

Неожиданно ко мне в редакцию приехал Шуртаков. И пять часов беспрерывного монолога. Говорит Семён Иванович хорошо, складно, со знанием дела, но уж очень назидательно и не слушая собеседника. Настаивал на своих публикациях в «Вертикали. ХХI век», что не ново. Все наши предыдущие встречи были посвящены этому же вопросу. То же, что я его публиковал - всё не так, ему не нравится. А уж благодарности, естественно, никакой.

Подарил Семёну Ивановичу книгу «Сопротивление нелюбви». После его замечания-упрёка предложил ему войти в редакционный совет. А почему бы и нет. Приходили во время нашего общения Шаров, Коломиец, Цветков.

Ирина выписалась из больницы.

 

7 сентября

У Игоря Преловского распечатали первоначальный вариант книги  «Русское слова», она же «Русское-2». Выходит за двести страниц. Содержанием я доволен. Кажется, книга будет с интересом читаться.

Из Нижнего Ингаша позвонил Прохоров. Думал, что я приехал в Решёты. Так ему сказали: «Приехал с мамой». Объяснил Сергею Тимофеевичу, что это, должно быть, старший брат.

В Художественном музее в залах на Верхне-Волжской набережной выставка Сергея Радионова. Я впервые за долгие годы в этих помещениях - зал с картиной Маковского «Воззвание Минина...». Выставка Сергея почти не впечатлила. Всё это «местное», провинциальный уровень. Хотя цветы и этюды есть хорошие, но портреты и жанровые картины заметно проигрывают. Повидался с Эрастовым, Заногой (загорелый, на яхте прошёл по Каме и Волге), раздал № 7 «Руси Державной».

 

12 сентября  Работки

С Коломийцем поехали к нему в сад собирать сливы. Перед этим заехали  в Работки. Сколько раз за свою жизнь я проезжал мимо этого посёлка - не счесть. Оказалось, это старое волжское купеческое село с большим храмом, церковной площадью, с домами каменными двухэтажными дореволюционной постройки. Всё это имеет свой неповторимый исторический аромат. Конечно, сходил на берег Волги. Широка, живая, как в моём детстве - движение воды, хлюпание волны, песчаный берег.

Причальная стена и речной вокзал, построенные ещё тогда, в советское время при возведении Чебоксарской плотины, заброшены и разбиты. Такой контраст - жизнь и смерть (уныние, запустение).

А слив набрали много. Урожай богатый. Алексей Маркович говорит, что и всегда так. Предложил взять саженцы. Вот бы и правда выкопать да перевезти к себе, в Кунавино.

 

13 сентября

Дозвонился до Парпары. Анатолий Анатольевич дома, давление. Говорит трудно. Объяснил, что хочу выслать ему свою книгу «Сопротивление нелюбви» и потому уточняю адрес.

- Да, Валерий, я вас хорошо знаю, как публициста. Присылайте, мы её отрецензируем в «Исторической газете».

Отослал и книгу, и последний выпуск «Вертикали. ХХI век».

 

20 - 21 сентября  Кунавино

Больше месяца не были. Под дождём выкопал лук, морковь, свёклу, редьку. Всего понемногу, но и это бросать было жалко. В доме натопил, тепло.

Следующий день сухой, солнечный. Обрезали яблони, смородину. Натаскал большую кучу веток. Хорошо, что хоть прежние раньше сжёг. А то пол-участка было бы хламом завалено.

Машину в гараж ставил в полной темноте. Закрывал на ощупь.

 

24 сентября

Лена Крюкова устроила представление трёх своих новых романов в областной библиотеке. Говорила хорошо - не так азартно и довольно связно. Хорошая мысль - «Я сейчас стала спокойна и терпелива». Мне бы последовать этому примеру. Именно - сосредоточиться, ни от кого ничего не ждать и не обижаться, а больше работать, писать, готовить книги.

Отдал ей свои «Сопротивление нелюбви», «Библиографию», интервью в «Руси Державной». Лена хочет написать статью обо мне и моей книге.

В вёрстку книги о Клубе Н.И. Рыжкова добавил статьи. Теперь в ней двести страниц. И это ещё не всё.

 

25 сентября

В Доме актёра журнал «Русская жизнь» устроил что-то в виде презентации. А вообще только фуршет (довольно обильный). От Нижнего Новгорода в этом проекте как-то завязан Захар Прилепин. Он мне показал сообщение на телефоне от Бориса Лукина. Тот в больнице. Весь вечер проговорили с Женей Эрастовым. Хорошо, что со мной пошла Ирина. Немного развеялась. Я выпил бокала три вина.

После прошлись пешком через Кремль до Скобы. Вечер тёплый, тихий. И на душе светло оттого, что идём вместе, говорим о наших делах, как в молодости...

 

27 сентября  Хабарское

На машине с Павлом Шаровым и Володей Цветковым поехали к источникам. Сначала в село Козловку, затем в Хабарское на Оке. Оба места удивительные и по красоте, и по обустроенности. К первому ведёт хорошая бетонная лестница. Построена новая часовня из красного кирпича, с газовым отоплением. Купальня (в ней можно только окатываться из ведра, стоя в деревянной колоде - впрочем, всё предусмотрено и удобно) увешана иконами. Всё это восстановление (ранее здесь всё это было, да в богоборческие времена уничтожено) совершил один благочестивый муж в память о почившей (в 31 год) супруге.

В Хабарском с высокого берега открываются удивительные виды на Оку, город Дзержинск, леса. Здесь два источника. К одному ведёт наезженная по склону горы дорога. К другому - узкая тропинка-лестница, сколоченная из досок. Деревянная купальня удобная, с бассейнами и лесенками. Везде набрали воды, фотографировались, делали видеосъёмку.

Сколько замечательных, святых мест вокруг нас, совсем близко - а мы их не знаем. А ведь как это важно и нужно - там бывать.

 

1 октября

На Автозаводе у Эдуарда Кузнецова по его настойчивому приглашению. Замечательная коллекция литературы о шаржах, пародиях, эпиграммах (дореволюционные издания, зарубежные, наши советские и российские), картотека. Издано им четыре книги на эти темы, но написано и подготовлено намного больше. Статьи печатал в «Нижнем Новгороде», в «Вопросах литературы». Просто кладезь информации. Сам доброжелательно-общителен, по профессии химик. С таким автором надо сотрудничать.

Эдуард рассказал случай. У него стоит довольно большая, долговязая кукла Никулина. Как-то ночью она ни с того ни с сего грохнулась, хотя упасть никак не должна была. На следующее утро за завтраком по радио услышал, что умер Юрий Никулин.

Пришло письмо от Ларионова. Это ответ на моё письмо о его последней книге «Из под самого сердца». Благодарит за отзыв и сообщает, что в этом году все мои очерки в журнале «Слово» будут опубликованы.

Собирались у меня в редакции троицей (я, Цветков, Шаров) и Серёжа Шестак. Павел Шаров готов частично профинансировать сборник - у его фирмочки есть такая возможность.

 

2 - 3 октября  Кунавино

Наступила пора закрытия «деревенского» сезона - быстро-то как!
Стоит золотая осень. Тепло. Грибная пора. Закрыл окна в доме, вылил воду из вёдер. Грустно.

 

4 октября

Звонил Кодину. Договорились с Михаилом Ивановичем о встрече в Москве в понедельник или во вторник по поводу «юбилейной» книги. Попросил написать биографическую справку для Академии проблем безопасности и правопорядка. Вроде бы хочет готовить документы для представления меня на получение общественного ордена. Лучше бы, конечно, помогли финансово журналу.

Опять «заседали» втроём по поводу сборника. Шаров упирается, отстаивает свой вариант текста. Нам с Цветковым пришлось понервничать, но в итоге всё закончилось мирно. Назад Владимир дошёл со мной до Стрелки. Какие чудные тёплые вечера. Долго ли ещё продержится тепло и золотая листва на деревьях? Хороший день, на сердце полегчало.

 

7 октября

С Ириной и Цветковым на Новосормовском кладбище у могилы старца Ивана Шорохова. Тёплый солнечный день. На крышу часовенки шурша падают листья. Крепкий деревянный крест на могиле. На душе мирно. Попросил батюшку помочь в московских делах.

 

8 - 9 октября  Москва

Уезжал в столицу с надеждой и ожиданием в сердце. Дальше отступать некуда.

С Кодиным (я приехал к нему в Университет прямо с вокзала) состоялся разговор недолгий, но конкретный. Выяснили бюджет книги, её структуру, сроки выпуска. Подарил он мне и свою новую книгу «Поверженная держава. Записки очевидца». Все мною написанные куски в ней опубликованы - а это большой объём. Значит, не зря трудился и деньги свои отработал.

Позвонил Шемшученко и сообщил новость - Пётр Иванович Кононенко продаёт их редакционный офис в Питере на улице Советской.

В Союзе писателей России у Николая Переяслова взял номера «Всерусского собора» и «Балтики» (Таллин). Записался на поездку в Хантымансийск.

У Полеванова долго разговаривали, пили армянский коньяк. Владимир Павлович оказал помощь журналу «в разумных пределах» (его слова).

Пока ехал к Шестинскому, в электричке неожиданно обнаружил в «Балтике» свой рассказ «Съёмщик». Эту рукопись я им высылал давно, думал, что отвергли, раз ничего не ответили.

В Переделкино сыровато, пахнет грибами. Шёл медленно, в какие это века всё решил в один день, без отсрочек. Успел бы и сегодня уехать назад, но билет куплен на завтра.

С Олегом Николаевичем пьём чай и уходим наверх в его кабинет. С компьютера он читает мне свой новый большой рассказ - о житии (праведном) своей бабушки, у которой вера не была показной, но составляла основу, сущность её жизненных поступков, её мировоззрения. Хороший рассказ, но, как мне показалось, затянут. Мы долго о рассказе говорили. Я высказал свои замечания и вроде бы не обидел Олега Николаевича.

Утром в Москве прошёл над рекой у Киевского вокзала по новому пешеходному мосту. Замечательное сооружение из старого железнодорожного моста. Покрыто стеклом, но можно пройти и вне стеклянного купола, через который открываются замечательные виды на Университет на Воробьёвых горах, на город.

Пешком дошёл до Союза писателей России (дополнительно взял журналы), в редакцию «Руси Державной», где меня в общем-то не ждали. Условия для работы у редакции отличные. Сам фонд «Андреевский флаг» занимает большие площади. И это  в центре Москвы. Откуда деньги?

От Павелецкого вокзала до Курского прошёл пешком. Это мой новый маршрут. В районе Садового кольца всё относительно недалеко.

 

11 октября

На биофаке пединститута, в библиотеке (Большой зал, балкон которого со столбами выходит на площадь Минина и Пожарского) прошло представление книги В.Д. Смирновой (год назад умершей) об отце. Народу собралось много, хотя само действие прошло формально и скучно. Я пробыл ровно час и ушёл.

Прошёлся по зданию (включая подвал). Низкие сводчатые потолки, толстенные стены и такие же колонны у главной лестницы. Несколько тягостное от всего впечатление (я тут был впервые), усиленное жуткой захламлённостью, обшарпанностью, неопрятностью. Какая же в таких стенах может воспитаться интеллигенция.

 

12 октября

Приезжала Лена Крюкова. Подарила свою новую книгу. Говорили, готовили новое интервью. Она многое записала.

Кажется, закончил статью о книге В.К. Трошина «Мои годы - россыпь самоцветов».

 

15 - 18 октября  Москва

Столица встретила первым снегом. Им были слегка припорошены трава, крыши гаражей. У Кодина в Университете говорили о книге. Впрочем, урывками и мало. Посмотрел фотографии. Интересного крайне мало. Но набрал пачку - что-то пойдёт в книгу. Решили её делать разделами (четыре) и в конце три тетрадки цветных фотографий.

Вечером, пока шёл от дома Кодина до гостиницы на Соколе - вымок. Снег с дождём.

16.10 Кроме хождения по Москве успел вечером посмотреть концерт (по пригласительному билету) Кубанского казачьего хора в зале имени П.И. Чайковского на площади Маяковского. Принимали хор и танцоров восторженно.

В другие дни ещё одна короткая встреча с Кодиным (у него в кабинете) и запись с ним интервью. Говорил Михаил Иванович плохо, шаблонно. Но это было уже перед отъездом. Что-то исправлять времени не было.

 

19 октября

В «Волгагеологии» меня дожидались журналы от Андрея Реброва (с моей публикацией «Скреп русской державности» в новом литературном журнале Санкт-Петербурга «Родная Ладога») и телеграмма от Ларионова за подписью Ю.В. Бондарева с приглашением приехать в Москву на писательскую встречу.

 

22 октября

Валентину Арсеньевичу Николаеву исполнилось семьдесят лет. Собрал в Союзе писателей небольшой круг. Стол устроили в кабинете Жильцова. Народу набилось битком. Приехал о. Владимир Чугунов с Галиной. Всех одарил своей книгой «Русские мальчики». Спросил у меня - возьму ли? Отчего же не взять. Издано хорошо, со вкусом, том в шестьсот страниц. Узнал, что и книжку Николаева «Тоска по мастеру» он издаёт. А Валентин молчал. Это на него похоже. Но меня по сердцу царапнуло. Я проявлял участие, советовал издать, печатал её в нескольких номерах «Вертикали. ХХI век», а как где-то что-то замаячило - молчок, затаился, как мышь в норе с зёрнышком.

С Юрием Марахтановым после застолья прощались в Кремле. Просится в журнал с рассказами (как и Климешов), обещает профинансировать свою публикацию.

 

24 октября

Всё, вёрстка книжки «Собирая Россию» (для корректора) готова. Получилось двести шестьдесят страниц текста. С фотографиями сложнее. Нужно согласовывать с Кодиным. Отослал ему и подготовленное интервью. Вроде бы получилось хорошо - информация самая непосредственная о Клубе.

Позвонил Фигарев. Сегодня днём умер Михаил Иванович Донской. А я уезжаю в Москву. Разговаривали по телефону с Борисом Селезнёвым. Он был у Донского несколько дней назад. Хоть и ожидал, а всё равно неожиданно. И горько, что я не позвонил ему, как хотел, в эти дни.

 

25 - 26 октября  Москва

Еду ночным поездом. За последние годы отвык от подобных условий. Поезд пришёл на Казанский вокзал. От того, чтобы меня встречала машина, я отказался заранее. Спокойно прошёл на Ярославский вокзал и купил билет назад. Затем пешком по бульварам прошёл на Поварскую в издательство «Советский писатель». У здания омоновцы. Я был удивлён. Оказывается, это для охраны нашей встречи. Ларионом опасается провокаций.

В Шолоховском зале заседаем четыре часа без перерыва. Юрий Васильевич Бондарев зачитал своё выступление. Следом выступили представители Чувашии, Татарстана, Санкт-Петербурга, Шестинский, Облог, Юван Шесталов, Валерий Хатюшин.

Перед этим Арсений Ларионов рассказал о скорбных делах Международного Сообщества Писательских Союзов - юридической регистрации нет и даже более того, в успехе этого он сомневается. Из 42 членов исполкома, избранных пятым съездом МСПС: умерли 4 человека; ушли к Сергею Михалкову (но официально из МСПС, возглавляемого Ю.В. Бондарева не вышли) - 18 человек (среди них Ганичев, Есин, Тургай...), их членство приостановлено; избрано 14 новых членов исполкома, в том числе и я (совершенно неожиданно для меня самого); избрано 7 рабочих секретарей (и опять я) - заместителей председателя Бондарева.

Юрист МСПС:  «Против Ларионова возбуждено - 3 уголовных дела. Главные задачи - регистрация документов и судебные иски о чести и достоинстве к редакциям «Литературной газеты», «Литературной России», «Московскому литератору», «Губернии»».

Оказывается, в канун 70-летия Ларионова (по словам Арсения Васильевича) в Архангельск пришло письмо от Валерия Ганичева и Феликса Кузнецова с предупреждением, чтобы не проводили каких-то торжеств в честь его 70-летия.

После всего прошедшего я сфотографировался с Ю.В. Бондаревым (фотограф Павел Кривцов). За столом хорошо, на перспективу, поговорили с Аршаком Тер-Маркаряном. Он приехал только что из Бостона (читал там лекции о нашей литературе) и через две недели хочет ехать опять туда же. Предложил издать свои книги в издательстве «Вертикали». Деньги, как говорит, спонсор найдёт. С восторгом принял предложение стать представителем журнала в Москве.

Ночевать нас определили в гостиницу «Белград» у МИДа. В номере с Евгением Раевским из Санкт-Петербурга. Деятелен, говорит, что он контр-адмирал (не очень верится), возобновил «Академию русской словесности и изящных искусств Г.Р. Державина».

26.10 Поезд только в начале седьмого вечера. День впереди пуст. Еду к Кодину. Оставляю в кабинете Михаила Ивановича подборку фотографий для книги. Что дальше? Пешком иду до ВДНХ и далее по всему проспекту Мира до Садового кольца, к Чистым прудам и трём вокзалам. Маршрут в основном новый, но скучный! Походил по новой громаде Казанского вокзала и даже посидел в полупустых залах ожидания на верхних (новых) этажах над железнодорожными путями. Читал.

 

28 октября

Неожиданно приехала Женя Полянина - родственница отца. Я её даже не сразу узнал. Постарела. Теперь у неё не осталось никого кроме племянника. Брат, мать, муж, сын - все умерли или погибли. Она увидела статью к моему пятидесятилетию Саши Высоцкого в «Красном сормовиче». В разговоре узнал, что, оказывается, фотография моих прадедов, которую я помню ещё по деревне Утка, хранится у неё. Обещала передать мне. На ней прадедушка и прабабушка.

 

10 - 11 ноября  Москва

На этот раз еду на церемонию вручения Всероссийской премии «Хрустальная роза Виктора Розова» и повидаться с Лукиным. Борис после операции вышел из больницы.

От метро «Речной вокзал» дошёл пешком. В квартире увидел Бориса - вроде бы не изменился, только немного постарел, что ли. Оказывается, похудел на восемнадцать килограммов.

В китайском ресторане «Дженка» (в здании МХАТа им. М. Горького) у нас оказался удачный столик - самый дальний. Так что церемония нам не мешала, и даже не могу сказать, кого там у входа награждали. Кроме меня и Лукиных, за столом оказались Шемшученко, Алла Большакова (филолог) и А.А. Макаров (директор НИИХИММАШ - двигатели для ракет) с семьёй. Ещё Святослав Гуляев (художник) с матерью. О журнале поговорил с Богородицкой. В конце вечера с М.И. Ножкиным. Весь вечер ели, пили. Ночевать отправился к Лукиным. А на утро Галина мне рассказала, что у Бориса операция вроде бы прошла успешно.

На Курском вокзале в ожидании поезда читаю книгу Олега Куваева «Два цвета земли между двух океанов» и поглядываю на табло. Но посадку всё не объявляют, и я забеспокоился. Несколько раз смотрел на табло, в билет. И тут только заметил, что поезд уходит с Казанского вокзала. Сердце оборвалось - опоздал! Но сам себе скомандовал - «Быстро!!!». До отправления осталось пятнадцать минут.

Бросился в метро. Проехал остановку. Опять наверх. Бегом по переходам под площадью трёх вокзалов, через вокзал к платформам... Успел!

 

12 ноября

Случайно встретился с Климешовым в Союзе писателей (я заходил в издательство «Дятловы горы»). Пошли ко мне, захватив картину из кабинета Жильцова, давно им мне отданную. Работа Дмитрия Дмитриевича Арсенина. Затем и к Павлу домой проехали. Посмотреть его работы гуашью, да и других художников из его коллекции. Натюрморты Беззубова из Мурома - замечательны. Картины Владимира Дубова интересны, но есть в них что-то примитивное. Хотя, конечно, художник. Впрочем, как в квартире можно смотреть живопись. Потом шли под светом фонарей вдоль вечернего проспекта Гагарина, хорошо говорили. Всё-таки великий, хотя и нелёгкий дар творчества выпал нам по жизни. О величине этого дара - разговор другой.

 

13 ноября

Пришло письмо с правкой статьи «Фотография на память» от С.И. Шуртакова. Статья моя о нём и правку он сделал по моей просьбе. Впрочем, очень щадящую и точную. В письме попросил ему позвонить, что я и сделал с удовольствием. Обсудили предстоящее юбилейное торжество Семёна Ивановича. (Планируется в Сергаче и Нижнем Новгороде). Попросил его добавить в статью о Распутине и прошлых семинарах.

Звонил Олегу Николаевичу. Он всё беспокоится о премии им. Андрея Платонова. Советует мне переговорить с Крупиным. Может, и правда позвонить Владимиру Николаевичу? Сам Шестинский чувствует себя плохо, болеет, слабнет. От этого на сердце у меня тревожно. Не дай Бог, не дай Бог...

Вроде бы что-то тронулось в городском департаменте культуры относительно моей книги. Звонили оттуда. Хотя сумма-то ничтожна. Но пусть хоть эта.

 

15 ноября

Позвонил Кодину по оплате книги. Вроде бы всё решили. Михаил Иванович предложил приехать в Москву на заседание Клуба Н.И. Рыжкова, а перед этим всё «утрясти» с фотографиями для «Собирая Россию».

В издательстве долго мудрили с обложкой. Хорошими советами помог Валерий Шамшурин. После подарил свою книжку воспоминаний. Я дал понять, что на сердце у меня неспокойно от того, что написал о нём в воспоминаниях об Адрианове. В ответе Валерия Анатольевича догадался, что его это тоже тяготит. Моё признание всё-таки прозвучало хоть и скрытым, но извинением перед ним. Собственно, в этой же «теме» и публикации Валерия Анатольевича в «Вертикали. ХХI век», и введение его в редакционный совет.

 

20 - 22 ноября  Москва

Кодин забраковал почти все отобранные мною для книги фотографии. Всё придётся переделывать заново. На этот раз отбирали вместе - встречались два раза. Попросил убрать моё авторство с обложки и титула. Я согласился. Но в выходных данных своё авторство оставил. А обложка - это непринципиально.

Вечером встретились с Борисом на Тверской у памятника А.С. Пушкину. Холодно, промозгло - время для прогулки малоподходящее. Потому зашли в знакомое кафе у театра Маяковского, выпили по сто граммов водки. Уже оттуда прошли до музея Пушкина на Пречистенке, где проходил вечер, посвящённый 75-летию Василия Белова. Замечательный, удобный зал (внутренний дворик) покрыт стеклянной крышей. Вологжане постарались - сделали хорошую музыкально-поэтическо-литературную композицию. Показали видеофильм-интервью о Белове. Василий Иванович стар и (да простит он мне эти слова) где-то даже жалок. Но зато я впервые увидел Тимониху, его дом, восстановленную им церковь.

Хорошо, что вечер был избавлен (почти) от официальных поздравлений. Подарили всем гостям новую книгу (со старыми рассказами) Василия Ивановича, угощали вином и шампанским (без всякой закуски). Произошла тусовка, во время которой многих повидал, а с Шуртаковым ещё и договорились назавтра встретиться.

21.11 Утром (раньше Кодина) приехал в университет. Опять фотографии. После у Ларионова. Взял журналы со своей публикацией и фотографии с заседания исполкома. За обедом вспомнили Василия Белова. Добрых слов у Ларионова не нашлось и для него. Называл его Арсений Васильевич «деревенским хитрецом». Позвонил я Шестинскому. Пообещал завтра заехать. В Союзе писателей России на Комсомольском проспекте встретились с Шуртаковым. Вообще-то разговаривать с Семёном Ивановичем тягостно из-за его полного погружения в собственное «я». Более для него нет ничего важнее и значимее. Читал мне письмо Распутина - отклик на статью Шуртакова о книге бесед Валентина Григорьевича с Кожемяко. Подарил книгу своих детских рассказов. Здесь я ему сказал (с трудом вставив в разговор, но получилось к месту), что мой детский рассказ напечатан в газете «Московский железнодорожник» на конкурсе им. Андрея Платонова. Шуртаков на это сообщение прореагировал вяло. Но, во всяком случае, я это сказал.

В гостинице «Даниловская» заседание «Московского интеллектуально-делового клуба. (Клуб Н.И. Рыжкова)». Выступает журналист и ведущий программы «Постскриптум» Алексей Пушков. Дал интересный расклад российско-американским и российско-европейским отношениям. Хотя вроде бы ничего нового - все хотят нас ограбить, при этом, конечно же, не считаясь ни с какими нашими интересами. Все многочисленные уступки (военные, экономические, политические), совершённые Россией в одностороннем порядке, остались безответными и неоплаченными. Теперь вроде бы В.В. Путин начинает противостояние.

Записи этой беседы я не вёл (хотя жалею, что не взял диктофона), ибо теперь в «Вертикали. ХХI век» буду давать материалы о Клубе Н.И. Рыжкова дозировано, скупо. Нужно серьёзно пересматривать концепцию издания. Кстати - подарил «В-19» Михаилу Леонидовичу Титаренко. Интересно, как он отреагирует на мою статью о Китае.

22. 11. Встал в 6-30. Оперативно собрался и отправился на Киевский вокзал. На два часа успел съездить в Переделкино к Шестинскому. Там как-то морознее, свежее. Солнце, небо синее, дышится хорошо.

Говорил с Олегом Николаевичем о премии А. Платонова (по его инициативе и обеспокоенности) и его творчестве. Подготовлено у него две новых книги - стихов и прозы. Думает о предстоящем 80-летии. Кстати, обронил Олег Николаевич и такую фразу: «Эта премия под эгидой Союза писателей России». (Это к тому, что Ларионов меня подставил, без моего согласия выдвинув и избрав в ничего не значащий и не решающий исполком. А вот Союз писателей России на Комсомольском это разозлит.) С Международной премией имени М.А. Шолохова проще, там всё решают Ю.В. Бондарев и А.В. Ларионов. Сказано было вскользь, что значит, как я понял, какой-то разговор уже был. Впрочем, Ларионов так часто не выдерживает своих обещаний.

Вообще - я не пекусь о премиях (хотя, для престижа «Вертикали. ХХI век» они, наверное, нужны), просто так получилось, что в эту поездку о них были разговоры.

Ну что же, на этот раз план работы в столице я выполнил. Даже с Аршаком на вечере Василия Белова переговорил (правда, безрезультатно). Он оказался, пусть и добрым малым, но в своих словах необязательным. Потому уезжал я в настроении радостном, приподнятом.

 

23 ноября

Окончательно вывели и я подписал вёрстку книги «Собирая Россию». Корректура в 73-х страницах. Но теперь уже все сроки упущены безвозвратно. Трудный разговор с Игорем Преловским по оплате. Я уже готов был совсем отказаться от публикации книги в его типографии - столь невыгодные условия он выдвинул. Пришлось потрепать нервы. Думаю, это наше последнее сотрудничество. «Жадность фраера сгубила».

 

24 ноября

Макетирование блока фотографий. Опять всё делаю сам - расставляю фотографии, обрезаю и так далее. Ушло на это нервных полдня - плачу деньги и сам же работаю. И он ещё хотел меня ободрать, как липку. Хотя и так получается чрезвычайно дорого.

С Сергеем Шестаком и Володей Цветковым идём ко мне в кабинет. Приходит Шаров. Всё как всегда - разговоры, споры. Я снимаю напряжение прошедшей недели. Сергей рассказал, как смотрел по поисковику в интернете информацию о моём журнале. По одному названию журнала - ничего нет. «Набрал «Валерий Сдобняков. Вертикаль. XXI век» - высветилось миллион ссылок».

 

26 ноября

Внесена последняя корректура. Ушёл в производство текстовый блок книги к юбилею «Московского интеллектуально-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова)».

 

29 ноября

Подписал для печати блок цветных фотографий. Времени для публикации книги - в обрез. На сердце от этого неспокойно. Успеют ли? Будет ли должное качество? А ведь ещё тираж нужно будет успеть отвезти в Москву. Насчёт поездки предварительно переговорил с Шестаком. Сергей пока не отказался, но и твёрдо не пообещал.

Позвонил о. Владимир Чугунов. Я его сразу и не узнал. Разговаривали больше часа. Он вновь начал писать. Хочет уйти со службы «за штат» по здоровью. В епархии творится что-то невероятное. К владыке не пробиться - все вопросы решаются его окружением (а оно жестоко и сребролюбиво). Епархиальное управление превратилось в машину по выколачиванию из приходов денег. Священников без объяснений снимают с приходов и закидывают в глухие сёла, а то и «в запрет». До духовных ли тут вопросов. Всё это слушать и горько, и жутко. Купола крыты золотом, в храмах всё блестит, полы мраморные, а служить уже некому. В городские церкви приезжают служить сельские священники. Иначе, хоть двери закрывай. В семинарии недобор. Такая обстановка.

Отнёс в городскую библиотеку два номера журнала «Слово» № 5 (2007 год) с моими очерками о реках Волге и Ветлуге, а Ларионову отослал рассказы «На острове» и «Съёмщик».

 

6 декабря

С таким трудом начал писать очерк о художниках Заноге и Пурихове (никак не удавалось нащупать начало, найти первую ноту), но пришёл в редакцию Валентин Николаев, затем Павел Шаров, и всё оборвалось. Николаев считал, что мой журнал «загнулся» (нет перспектив по его финансированию), пришёл забрать свои рукописи - «Чтобы не потерялись». Отдал их сразу и с облегчением. Сам это давно хотел сделать. Но к подобным (по большому счёту - предательским) фокусам Арсеньевича никак не могу привыкнуть! Знаю его тридцать лет. За эти годы он ни разу никому не помог. Завистлив к чужому успеху. Но вот свела нас судьба, и как быть!..

Домой звонил Чугунов. Голос уже бодрее, увереннее, не в пример первому звонку. Спрашивал, как зарегистрировать свой альманах. «Вертикаль. ХХI век», видно, покоя не даёт. Предложил ему для продажи свои книги и журналы. Всё-таки расширение читающей аудитории.

 

9 декабря

Пусть сегодня и воскресенье, но собрались у меня в кабинете по поводу книги совместно с Цветковым и Шаровым. Кажется, вопрос финансирования тронулся с места. Нужно заканчивать с вёрсткой. Настроение у всех троих мирное. За время совместной работы всё-таки притёрлись.

По факсу отослал свой рассказ Виктору Карпенко для сборника, который собирает Литфонд. Вроде бы не очень мне это всё и важно. Но раз предлагают...

 

11 декабря

Вчера узнал, что Коломиец в Москву не едет, и значит, книги на юбилей Клуба я должен доставить в столицу сам. Ладно, что Шестак не отказался. Вчера же новость от Шарова - администрация Советского района забраковала в подготовленной книге тексты Цветкова. Я тут же сказал, что в таком случае тоже отказываюсь от публикации. «А они и ваши забраковали» - радостно сообщил Шаров. Будут печатать (проплачивать) только воспоминания Павла Павловича.

Ирина в это время была у меня в кабинете (заехала попить чаю), и была поражена этим предательством Шаровым общего дела: «Да ещё он от этого так весел». Мне тоже от этого противно. В очередной раз удостовериваюсь - как обыватель продаёт любое благое дело «за понюшку табака».

Мою кандидатуру, выдвинутую на премию Андрея Платонова, комиссия не поддержала. Я это предчувствовал, но всё равно неприятно. Подробностей не знаю. Новость сообщила Нина Николаевна. «Олег Николаевич после поездки в Москву, вернулся расстроенным и лёг спать». Книгу о Клубе Н.И. Рыжкова вроде бы уже собирают и к сроку должны успеть. Хотя блок с фотографиями печатали на принтере только вчера. Сама типография на станке качество запорола.

 

12 декабря

Шестинский рассказал, как проходило голосование по моей кандидатуре на премию Андрея Платонова. Он подготовил серьёзную речь, всё обосновал. Но, как оказалось, по его словам: «Метал бисер перед свиньями». Явно, кандидатура уже была выбрана другая. (Кем? Ганичевым?) и Владимир Крупин её назвал, а Семён Шуртаков и Владимир Костров молча проголосовали.

- Я их спрашиваю: «Вы читали рассказы Сдобнякова?». Молчат. Сидят, опустив глаза, и молчат. Тогда я им заявил, что выхожу из состава жюри конкурса. Больше в его работе я участвовать не буду.

Олег Николаевич разнервничался, переживая случившееся. Я, как мог, успокаивал.

В кинотеатре «Рекорд» вечер памяти схимонахини Марии (матушки Макарии), монахини Макарьевского монастыря. Проводит Мария Сухорукова (она же подарила мне свою толстенную книгу стихов и кассету со стихами) и Ирина Высоцкая. Всё - сухо, формально и малодушевно.

Вечером звонок о. Владимира Чугунова. Книги и журналы он забрал, но вот в пачках пока всё на месте. Оказывается, одна его машина, занимающаяся реализацией книг, доезжает аж до Читы! Опять почти часовой разговор обо всём - литературе, его планах...

 

13 декабря

Забрал книги в типографии. Листы с фотографиями в них покорёжены. И что мне говорить заказчику? А времени исправлять уже нет. Звонил в Санкт-Петербург. В бывшем помещении редакции «Всерусского собора» уже сидят другие люди. С Кодиным договорились встретиться завтра утром в Москве в офисе «Мотор Сич» у П.И. Кононенко.

 

14 - 16 декабря  Москва

Около часа ночи выезжаем с Сергеем Шестаком в Москву. Дорога трудная, видимость плохая, но путь преодолеваем по графику и без происшествий. В десятом часу в гостиницу «Мотор Сич» приезжает Кодин. Все вопросы по тиражу решаются положительно. Вздыхаю с облегчением. Михаил Иванович жутко раздражён, ругает Володю Шемшученко, Юрия Голубицкого (премию Александра Невского получил сам, вместо того, чтобы её дать Кодину), просит меня передать Владимиру, что выходит из редсовета «Всерусского собора», а сотрудничать будет только с «Вертикалью. ХХI век». И ещё много подобного было сказано, чему я не очень-то придал значение. Всё пройдёт, забудется. К тому же Шемшученко найдёт способ помириться (что и произошло на следующий день во время юбилейного вечера). Остаток дня после бессонной ночи с Серёгой бродили по Московским бульварам.

Еду на ужин. Здание Президиума Российской академии наук просто потрясает своими масштабами. У входа повстречался с академиком Абалкиным и уже вместе с ним поднялся на третий этаж в ресторан «Летний сад».

Отдыхать в Клубе не умеют. Весь вечер нудно и долго награждали общественными орденами. Так что самое яркое впечатление - это от интерьера зала. Внутренний дворик в пять этажей в высоту закрыт мощным стеклянным куполом. Внутри зелень, пальмы. Удобно, вокруг сцены расположены столики.

Моя книга «Собирая Россию» выставлена на столе перед рестораном. Взял для себя две штуки. Подумал - всё равно останутся экземпляры, заберу после ресторана сколько нужно. Но когда вышли после торжества - ни одного экземпляра не осталось. Всё разобрали - под чистую.

С Кодиным только поздоровался. Ушёл не прощаясь. Сказав на торжестве о книге «Собирая россию» о её авторе не было даже упомянуто. На это неприминул обратить моё внимание Володя Шемшученко.

 

17 декабря

С утра готовлю к отправке по почте книги. Приехавший ко мне в редакцию Саша Пашков (Асеевский) сообщил, что умер Проймин. Я с Константином Даниловичем виделся в последний раз 12 декабря в киноцентре «Рекорд». После вечера распрощались на перекрёстке. Я пошёл по Алексеевской в сторону площади Минина и Пожарского, он в сторону Варварки. Оказалось, что распрощались навсегда. Завтра похороны.

Закончил с Игорем Преловским все расчёты по этому году. В себе ощущаю некоторое опустошение. К сожалению, за 2007 год не написал ни одной большой вещи, да и вообще творчески поработал слишком мало.

 

18 декабря

Похоронили Константина Даниловича. Всем руководила военная команда. Великое облегчение родственникам. Кладбище - бывшее поле ближе к Кстову. Уже полностью занято. Жутко даже.

Все говорили хорошо и искренне. Покойный того заслужил. Узнал, как пришла к нему смерть. В воскресенье принял душ, оделся во всё чистое и сел в кресло к телевизору. Пришли внучки и подумали, что он спит. И только приглядевшись, поняли - не дышит.

Больно было смотреть на Половинкина. Смерть Проймина, ближайшего друга (да и по возрасту они близки) его потрясла. Видно было, как всё произошедшее Владимира Васильевича чисто по-человечески напугало. Иван Кириллович Кузьмичёв, напротив, был духовно крепок. Ещё ко мне подошёл, поблагодарил за журнал и посочувствовал - не последний ли выпуск?

 

22 декабря

В мастерской у Заноги смотрели новые этюды, сделанные во время походов на яхтах по Волге и Каме. Видеофильм о перегоне яхты-катамарана из Набережных Челнов в Нижний Новгород. Записали для меня диск с репродукциями его картин и много о чём переговорили. Я сделал некоторые записи для себя, чтобы написать о Владимире статью. Вот уже не первый год пытаюсь это сделать - но как заклинило. Топчусь на месте.

 

25 декабря

В Литературном музее А.М. Горького расширенный учёный совет. Поначалу Т.А. Рыжова немного рассказала о прошедшем годе (они из федеральной собственности ушли в областную, и это для музея хорошо), затем небольшая экскурсия и концерт квартета камерного оркестра «Солисты Нижнего Новгорода». Думаю, все пришедшие исполнением музыки остались довольны. За фуршетом чувствовалось настроение приподнятое, говорливое. Вообще, этому музею удалось сохранить в своих стенах ощущение камерности, не суетливости. Подобных мест в городе мало.

 

29 декабря

Спонтанно собрались у меня в редакции. С Анатолием Пафнутьевым только договаривались заранее. Виктор Пурихов и Владимир Цветков пришли поздравить с наступающим Новым годом сами. Ещё и дожидались меня в фойе около часа. Затем и Павел Шаров прибежал - будто ничего и не было, никакого предательства. А Коломиец всех нас пригласил к себе. Но Пафнутьев с Виктором отказались, немного погодя ушли. Мы же вчетвером хорошо посидели. Мне полегчало на сердце, что смягчил я своё отношение к Павлу Павловичу. Вроде бы как простил его... Только не совсем, не до конца... Но это уже моё, он этого не знает. Пусть в Новый год идёт с лёгкой душой...

 

31 декабря

Впервые в новогоднюю ночь вдвоём с Ириной. Мне хорошо и покойно. Давно так не чувствовал себя в этот праздник. Накрыли маленький столик с закусками - икра, форель, мясо, овощи, фрукты. Пили шампанское. Хорошо!

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме