Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

Дорогу осилит идущий

Валерий  Сдобняков, Русская народная линия

19.03.2018


Из книги «Искры потухающих костров. Разворачивая свиток времени» …

 

2006 год

3 января

Затянувшиеся новогодние праздники. В канун и после звонили Михаил Чижов (с работы уволился), Александр  Пашков, Володя Жильцов (будет печатать статью о 300-м номере «Православного слова»), Наталья Адрианова (нужны мои воспоминания для книги о Юрии Андреевиче, которую хотят сдать в печать в феврале)... Читаю воспоминания Юрия Анненкова о Максиме Горьком, Александре Блоке, Сергее Есенине, Владимире Маяковском... «Дневник моих встреч». Огромный том с его портретами и рисунками. Взял в городской библиотеке на праздничные дни. Немного написал для №15 заметок в хронику. Читал и сокращал статью А.М. Цирульникова.

У Игоря Преловского в типографии с Михаилом Селеверстовым после обеда хорошо поработали над макетом. Он почти готов. Нужно ещё разместить стихи Александра Шиненкова (поэта из Ардатова, которые я должен ещё и набрать), миниатюры Валерия Черкесова (Белгород) и рассказ Марины Переясловой «Дилогия любви» с хроникой. Думаю, закончим в ближайшие день-два. Сегодня же Александр Иванович Юрин отправил по электронной почте недостающие главы М.И. Кодину.

Работаем понемногу.

 

5 января

Опять был в типографии. Работа над журналом близится к завершению, и я ей удовлетворён.

По телевидению передают о том, что Ариэль Шарон в Израиле (бывший премьер-министр этой страны) - в коме.

 

6 января

Сдал вёрстку Преловскому. Последним в неё поставил рассказ ММарины  Переясловой. Надо бы его править, да как всегда всё в спешке. Игорь Преловский повезёт материал корректору. Обещает выдать тираж к 15 января.

Относительно моей книги «Сопротивление нелюбви» всё надо начинать сначала. Перед Новым годом у Игоря из машины украли сумку, где был и компьютер, а в нём вёрстка моей книги.

Вечером с Наташенькой в гостях у нашей Лены на проспекте Ленина.

 

7 января

В ночь смотрел Рождественскую трансляцию из Храма Христа Спасителя. Патриарх Алексий II, его дьякон постарели, но служба от этого получилась не столько официальной, сколько искренней, человечной, тёплой, с чувством.

Писал сопроводительные письма для рассылки к будущему номеру «Вертикали. ХХI век» (авторам). Вечером два часа гулял по городу, обдумывал воспоминания об Адрианове. Прошёл через мост, по улице Рождественской, обошёл Кремль до памятника В.П. Чкалову, затем по Кремлю и улице Пожарского, мимо Почайны, по Гребешку, опять мимо гостиницы «Нижегородская» спустился к Канавинскому мосту и через Оку домой.

На улице около нуля градусов. Новые фонари светят ярким оранжевым светом. Снег. Светло!!! Не выбирая специально дороги, так получилось само, прошёл мимо трудов нашего епископа Георгия - отреставрированных и почти вновь выстроенных храмов, памятных крестов, набатного колокола. Важно то, что человек оставляет после себя, а не то, как мы его оцениваем сиюминутно. Не суетиться надо, а ставить, несмотря ни на что, большие задачи и стремиться к их выполнению. Всё остальное прах, забудутся все мелкие обиды, горечи.

Вот и Юрий Адрианов сделал своё дело, и это людьми оценено по достоинству. Я продумал весь материал воспоминаний о нём.

 

9 января

Рождественские чтения в Доме учёных. Приехал туда с Серёжей Шестаком, чтобы встретиться с Заногой. Владимир показал образцы обложки для «Вертикали». Опять поставил там свои стихи. Пришлось сказать, чтобы убрал.

Прослушал два выступления. Философ В.А. Кутырёв как всегда хорош - умён, эмоционален. Только от его оценки сегодняшнего духовного состояния мира становится жутко.

Краевед Ю.Г. Галай прочитал свой доклад о нищих. Любопытные документы и находки из прошлого - семнадцатого и восемнадцатого веков.

С Сергеем поднялись на третий этаж, туда, где двадцать пять лет назад занималась «Воложка». Там  наши тени, наши воспоминания. Что-то в душе шелохнулось. После этого почти сразу уехали, хотя там ещё должен был быть какой-то концерт.

На улице грязь и слякоть. И это зима?!

Дома писал заметку о Новогоднем вечере в Московском интеллектуально-деловом клубе (Клуб Н.И. Рыжкова). Думаю, получилось в виде расширенной информации.

Продолжаю думать о «воспоминаниях про Адрианова». Всё больше и больше хочется в них рассказать о нашей провинциальной литературной жизни. Откровенно, без утайки, в собственных оценках. И решение это приводит в волнение, беспокойство. А надо бы написать холодным умом, без эмоций, расчётливо. Не перегореть бы. Слишком много всего теснится в памяти, о чём хочется рассказать и чему дать свою оценку. Хорошо, что папка с вырезками о нижегородской литературе не в деревне, а дома. Это поможет.

 

10 января

Первый рабочий день. Отдал в набор письма, материалы для следующего номера. Игорь Преловский привёз остатки тиража книги Алексея Марковича и получил окончательный расчёт.

Я передал Пашкову для чтения повесть Саши Кравченко, позвонил М.И. Кодину (он много правит в рукописи книги, сегодняшнее её состояние его не устраивает) и отослал ему по электронной почте заметку о Новогоднем вечере.

Дозвонился до Андрея Реброва. Он без работы. Перебивается заработками охранника. Сейчас сблизился с новым руководством Санкт-Петербургского отделения Союза писателей России Борисом Орловым, стал членом бюро организации. (Виталий Розе с Владимиром Шемшученко туда не вошли, и по сведениям Александра Беззубцева-Кондакова запорожцы с ними рвут окончательно). Идею с журналом Андрей и Александр оставили. Теперь каждый занимается своими делами.

Вечером за рюмкой долго и непросто разговаривали с Коломийцем. К сожалению, опять вижу с его стороны ревность к «Вертикали», но не хочу об этом ни писать, ни говорить. Только одна фраза по поводу того, что я сдал номер, не показав ему: «Я рад, что вы становитесь самостоятельнее» (или что-то в этом роде).

Коломиец и правда считает, что, давая ему читать подготовленные материалы журнала (чтобы он чувствовал свою причастность к журналу, свою ответственность перед ним), я тем самым демонстрирую свою неуверенность, творческую несамостоятельность. Как быстро они все из начинающих переходят в разряд классиков. Ну да ладно, лишь бы это не вредило делу. Конечно, говорили и о деньгах для «Вертикали. ХХI век».

 

13 января

По предложению Алексея Марковича собрались (не договариваясь заранее) отметить Старый Новый год. В это время пришёл ко мне Валентин Арсеньевич Николаев, к нему бывший первый секретарь Горьковского горкома КПСС Юрий Александрович Марченков (хочет, чтобы мы повторили издание сборника статей местного отделения Российской академии естественных наук (РАЕН) и Академии горных наук «Проблемы развития минерально-сырьевого комплекса и ресурсосберегающих технологий в Приволжье», вышедшего в издательстве «Вертикаль. ХХI век», но я не уверен, что макет этой книги сохранился в электронном виде).

 

16 января

Ударил мороз минус двадцать пять градусов. «Пазик» сломался на Почаинском съезде у Кремля. Пришлось до работы идти пешком. Лицо обжигает. Хорошо, что впервые в этот сезон надел дублёнку. Шапку как-то однажды уже одевал.

Только сегодня принесли корректуру. Потеряна уйма времени. Коломиец бы давно всё вычитал. Сходил и забрал макет у Геннадия Щеглова в Союзе писателей. Вновь пешком. Показал его Алексею Марковичу, и тот сразу нашёл кучу ошибок. Правда, пришлось немного поспорить по поводу стихов Александра Шиненкова. Коломийцу они не понравились.

 

17 января

Уже больше минус тридцати. Всё равно пешком пошёл в типографию на Сормовский поворот. Просидели до вечера. Окончательно выправили макет, подписал его в печать. В целом я этой книжкой доволен. Сразу передал Михаилу материалы для следующего номера.

 

18 января

Мороз на прежнем уровне, но с Чёрного пруда до «Волгагеологии» всё равно шёл пешком. Правда, сегодня надел песцовую шапку и хорошо утеплился. Мёрзло только лицо. Совершенно исчезли автомобильные пробки, дороги заметно опустели. Это уже непривычно.

Звонил Борису Лукину. Поблагодарил за книги  «Самое-Самое. Пять поэтов», где большая подборка стихов самого Лукина, и «Сочинения» Николая Рубцова. Книги вышли в издательстве «Российский писатель». Вторая при финансировании правительства Вологодской области - так отметили юбилейную дату поэта. Книги вчера без меня привезли и оставили на вахте в «Волгагеологии».

Звонил и М.И. Кодину (нашёл его по-сотовому), сообщил ему, что журнал готов, на следующей неделе его привезу в Москву. Хотя теперь уже знаю, что это вряд ли получится.

Владимир Занога в типографии подготовил обложку для журнала. А вечером с ним произошёл нервный разговор по телефону. Эгоистическая заинтересованность Владимира Ивановича в воспроизведении собственных картин меня выводит из равновесия, и я, к сожалению, становлюсь эмоционально-несдержанным.

 

19 января

Пришло письмо от Олега Николаевича Шестинского. Очень и очень тёплое. Весь сегодняшний день ходил с этим ощущением в душе.

Михаил Чижов принёс свой новый рассказ, но без меня (я ушёл в редакцию «Нижегородских новостей» к Пашкову). Прочитал рукопись и решил в следующем номере опубликовать подборку «Современный русский рассказ», где будут одни нижегородские авторы.

Позвонил Чижову, предложил встретиться, поговорить о дальнейшей судьбе журнала. Он знает о приватизации «Волгагеологии».

- Я беспокоюсь за тебя, - сказал Михаил Павлович.

Если ничего не изменится - в ближайшее время посидим и обсудим ситуацию на будущее. У меня есть по этому поводу некоторые соображения.

 

20 января

Мороз прежний, но добавился ледяной ветер. Ко мне домой приходил Жильцов. Принёс «Православное слово» с моей статьёй. Отдал ему заказанную им рецензию, книжку Коломийца и дал прочитать стихи Шиненкова (помня наш разговор с Алексеем Марковичем), которые Владимир одобрил.

В офис пришло письмо из Москвы, из Синодальной библиотеки, с перечнем номеров «Вертикали» в их фондах и поздравлениями.

В типографии работа с журналом идёт. Вывели на кальки. Значит, всё будут делать в офсете. Звонил и напомнил Щеглову о вёрстке «Сопротивления нелюбви». К работе он пока не приступал.

 

21 января

Александр Пашков пригласил в «Веру» посмотреть сказку «Иван седьмой». Хорошие костюмы, декорации. И впечатление от спектакля доброе. Потом долгое общение с актёрами - пустое и неинтересное. Столы накрыли в фойе. Сидели и в гримёрке за кулисами.

Несмотря на тридцатиградусный мороз, домой из театра шёл пешком, накинув на песцовую шапку капюшон дублёнки, и потому было не холодно, даже приятно.

 

22 января

Наконец-то температура поднялась до минус двадцати. В квартире у нас третий день холодно. Ковры на полу ледяные.

Дочитываю старый, 50-х годов роман Виктора Астафьева «Тают снега». В литературном плане книга слабая, коммунистически-политизированная. Но и в ней (категоричностью, раздражительностью) уже виден будущий Виктор Петрович.

 

24 января

Макет в типографии без движения, и я думаю, что со следующим номером к сроку не управлюсь. Хотя материалы собраны и даже набраны на компьютере.

Звонил в Питер. У Владимира Шемшученко в феврале юбилейный вечер в Союзе писателей России на Комсомольском проспекте, 13. В голосе Виталия Розе озабоченность теперешним положением их редакции. Но он настроен на работу, готовит следующий номер газеты «Небесный всадник». Значит, всё преодолеют, найдут выход из положения, найдут новых благодетелей.

Попросил Алексея Марковича в начале следующей недели поехать в Москву. И Шестинского поздравить с днём рождения, и на поэтическом вечере Шемшученко с компанией побывать, и журналы всем отвезти. Обещал подумать.

 

25 января

Никуда из дома не выходил. Писал о Юрие Адрианове - не ленясь и не отвлекаясь. Итог - семнадцать страниц. Но это только половина из задуманного.

 

27 января

Зашёл в редакцию к Александру Пашкову. Говорили о возможности проведения в театре драмы вечера журнала «Вертикаль. ХХI век» и Клуба Н.И. Рыжкова. Перспектива очень интересная. «Нижегородские новости» готовы взять на себя информационное обеспечение, проведение пресс-конференции, приглашение гостей. Если удастся организовать выступление Героя России, лётчика-испытателя Анатолия Николаевича Квочура, то можно пригласить представителей завода «Сокол».

Из «Волгагеологии» позвонил М.И. Кодину. Опять какой-то непонятный, натянутый разговор. На прошлой неделе состоялось заседание Московского интеллектуально-делового клуба. Попенял мне, что обещал я на этой неделе приехать, а не приехал, потому и на Клуб не попал. Условились встретиться во вторник в Москве.

После такого разговора на душе тягостно.

Зато первые три главы из моих воспоминаний об Адрианове, уже набранные на компьютере, я прочитал и остался доволен. Хотя бы здесь мучавшие меня сомнения развеялись.

Заезжал Игорь Преловский. Оказывается, во вторник он едет в Москву на машине и готов меня взять с собой. Если получится, то это удачно.

Уже вечером из типографии привезли сто штук журналов. Сразу распределил часть из них по конвертам и отнёс в ящик для почты. Позвонил Володе Заноге. Сообщил о выходе журнала, да и недоразумение, случившееся между нами, развеял. Оно мне было неприятным.

 

28 января

Утром заехал Борис Лукин. Главная новость - они с поэтом Алексеем Шороховым начинают издавать ежемесячный литературный журнал. Средства Борис нашёл.

Пригласил его вместе поехать в мастерскую к Заноге. Я обещал Владимиру привезти журналы, ну и всё это как-то можно совместить. В пятом часу вечера за мной заехала машина, Борис с другом ждал нас в Щербинках у Малиновой гряды. У Владимира смотрели его работы, он рассказывал о них, комментировал - пейзажи, натюрморты и даже «Несение креста». Распили бутылку виски, обменялись впечатлениями и распрощались.

Передал я Заноге десять штук «В-15» и рамку для работы, которую он мне хотел подарить.

Ещё днём звонил Валентин Арсеньевич Николаев. И он обеспокоен, что в «Волгагеологии» грядут перемены, которые могут закончиться отставкой Коломийца, а «Вертикаль. ХХI век» потеряет свой офис. По этому поводу я встречался у себя с Чижовым два дня назад. Говорили обстоятельно о финансировании. Михаил Павлович надеется, что его хорошие знакомые в городах области (главы администраций) помогут. Я к этому отнёсся скептически. Но может быть, всё-таки что-то и получится. Человек он ответственный. К тому же Коломиец, как мне кажется, от нужд журнала в связи с грядущей приватизацией полностью отстранился.

Посмотрим, какие результаты будут от моей поездки в Москву.

 

29 января

Звонок Владимира Ивановича Заноги. Он нашёл три работы под мою рамку. Я сказал, чтобы он сам выбрал любую, но Владимир отказался и настоял, чтобы я приехал и всё решил самостоятельно. Неожиданно напомнил о той работе, что написал на острове. Тогда он хотел мне её подарить, но... не случилось. Он всё ещё её не «дотянул». Как закончит - подарит.

Любопытно в этой ситуации то, что подарить пейзаж затопленного леса возле «острова» Владимир мне предложил сам ещё тогда, когда мы жили на озере, а он его только написал, стоя в ботнике. Затем я лишь однажды в доме у хозяина перед нашей последней ночёвкой обмолвился об обещанном. После этого прошло столько времени... Я, конечно, помнил о том обещании, но не специально и без всякого умысла. Помнил, но ничего не ждал и не считал, что мне его должны отдать...

А Владимир говорил хорошо, от души.

Опять писал об Адрианове. Эта тема меня захватила. Давно так не работалось. Есть ещё порох.

У Преловского с машиной не получилось. В Москву еду на поезде. Сходил на вокзал, купил билеты. Опять морозит, но пока не больше минус двадцати.

 

30 января

Позвонил О.Н. Шестинскому. Поговорили с ним как родные души. Голос у Олега Николаевича бодрый, артистичный. Поздравил его с днём рождения и сказал, что завтра приеду в Переделкино. Он ждёт. Моё письмо ему Олег Николаевич показал Арсению Васильевичу Ларионову и Юрию Васильевичу Бондареву, а они его опубликовали в газете «Патриоте». Не очень бы я этого хотел, но теперь уж чего говорить. Много всего накопилось поделиться друг с другом. Решили не комкать разговор и всё обсудить воочию.

Приехал в офис Чижов. Тут свои планы и впечатления. Михаил Павлович уже переговорил с возможными спонсорами из районов. Есть надежда. За дело он взялся рьяно. Поехали вместе к нему домой за диктофоном, и загостились под водку с грибами и огурчиками. Очень душевно.

 

31 января - 1 февраля  Москва

Притащил сумку с журналами к Кодину в университет. От секретаря узнал - Михаил Иванович с понедельника в отпуске. Да что же это такое! Ведь по телефону твёрдо договорились на вторник, причём именно по его предложению «конкретно определить», когда мне приехать.

Попросил у Яны кофе, пряников, и начал всех обзванивать по телефону.

М.И. Кодин сидит дома. У него ремонт, меняют окна. Есть у него какие-то вопросы ко мне по поводу книги. Попросил с шофёром прислать журнал.

Пётр Иванович Кононенко в командировке, и в ближайшие дни его в Москве не будет.

Николай Переяслов болен, хрипит, простужен. Говорит, что только что вернулся с Украины. Я предложил оставить журналы в Союзе писателей России у секретаря В.Н. Ганичева.

Борис Лукин у себя на работе. Освободится после трёх часов и приедет на Комсомольский проспект в «Российский писатель».

Шестинский тоже оказался в Москве. Нина Николаевна дала мне телефоны Ларионова. Олег Николаевич её предупредил, что если я смогу, то пусть подъеду на Поварскую в «Советский писатель». Оттуда вместе уедем в Переделкино.

На метро, с изрядно полегчавшей сумкой, поехал на «Арбатскую». Ларионов и Олег Николаевич встретили душевно, накормили обедом. Вячеслав  Иванович Орлов и Арсений Васильевич подарили свои книги, журналы «Слово», газеты «Патриот».

«Волга» Ларионова отвезла нас в Переделкино. По дороге  в магазине купил еды, вина. Нина Николаевна встретила радушно. Конечно, во время ужина много говорили о делах по захвату здания Международного сообщества писательских союзов. Меня поразил, если это было в действительности, тот факт, что Марина Переяслова обыскивала женщин, выходящих из «Дома Ростовых». Впрочем, может, она этого и не делала. Может быть, это не правда, это только слухи. Уж очень не хочется в это верить.

Но вообще, вся эта ситуация с дележом здания... Вот истинное лицо нашей творческой интеллигенции. Понятие чести в их душах ещё и не ночевало, если только дело начинает касаться денег.

1.02. Утром отдал Олегу Николаевичу книгу Чижова. Много до завтрака говорили о наших делах. Свою новую поэму Шестинский готов опубликовать в «Вертикали. ХХI век» и без гонорара, лишь бы она вышла в марте. Записали с Олегом Николаевичем беседу для журнала на диктофон.

Я поражаюсь, как много и плодотворно он работает. Пишет прозу, стихи, публицистику. Близкие Олегу Николаевичу журналы просто не успевают всё это печатать. А ещё столько откликов он делает на прочитанные книги, читает рукописи.

В Москву вернулся на электричке. Как быстро столица привыкла к сбоям в работе метрополитена. Немедленно образуется под землёй людская давка. Я хотел с Кольцевой пересесть до Сокола и не смог. Пришлось вернуться и сначала побывать в Союзе писателей России, где оставил журналы для Переяслова и один отдал Геннадию Иванову, а затем уже съездить в «Мотор Сич» и через секретаря оставить журналы для Кононенко.

В поезде читал новую книгу прозы Шестинского.

Барство и, в общем-то, хамство Кодина (ведь не улицу перейти - приехать мне в Москву), тяготило.

 

2 февраля

У Володи Заноги в Городце открытие выставки. От выставочного зала с площади Минина и Пожарского поехали на автобусе. Компания подобралась хорошая, не случайная: С.П. Чуянов, В.Н. Величко, В.К. Тырданов, А.В. Фигарев, К.И. Шихов, В.И. Соболев, В.И. Пурихов...

Организовано всё с душой. И картины разместили удачно. Все выступающие говорили искренно. Пришлось немного сказать и мне.

Здесь подробно об этой встрече писать не буду. Нужно подготовить репортаж для журнала, там всё и расскажу. Но атмосфера на вечере была тёплая, без казёнщины. Просто праздник. Очень я порадовался за Владимира. Какой-то его знакомый снял об этом видеофильм.

 

3 февраля

Как вчера и договорились, в «Волгагеологию» посмотреть музей пришли Виктор Иванович Пурихов и Вячеслав Иванович Соболев. Последний потеряв место министра культуры в областном правительстве, после так никуда и не прибился. Теперь участник всех проходящих творческих тусовок - и правильно делает. Это его стихия - здесь его знают и ценят.

Директор музея Александр Васильевич Котельников устроил им долгую и обстоятельную экскурсию. После немного посидели за столом. Вечером поехал к Заноге. Этюды для меня он подобрал чудесные. Один вставили в раму - он тут же приобрёл классическую глубину русской реалистической школы.

Владимир говорил об иконе, об иконописи, о работе над образом. Хорошо бы ему заказать на эту тему статью. Весь этот разговор возник, отталкиваясь от высказываний Виктора Константиновича Тырданова на прошедшем открытии выставки.

Приехал оператор. Показал отснятый материал из Городца. Сделано профессионально и удачно. Хороши и его фотоработы, привезённые из Якутии, с Лены. В них поиск, какое-то душевное метание. Я заговорил о том, что мне нужна работа на обложку книги. И Владимир, и он откликнулись, но сразу к решению задачи не пришли. Надо думать.

На улице опять к тридцати. Снег визжит под ногой. В воздухе дымка. Уехал из Щербинок не на последнем ли автобусе? Пока стоял на остановке, высоко над крышей девятиэтажного дома, в мастерской одиноко горело только окно Владимира. Потом и оно погасло. И стало грустно. Как же я всё-таки бывал неправ в своей нетерпеливости, раздражительности.

 

6 февраля

Больше месяца стоят сильные морозы. Все яблоньки наши в деревне, наверное, погибнут. Жалко. Росли на глазах.

Делал звонки в Москву. Говорил с Кодиным. Свою статью о М.С. Горбачёве в моей редакции (опубликована в «Вертикали. ХХI век») он считает лучшей. До этого её напечатали журналы «Всерусский собор» и «Наш современник». Однако на мой вопрос о книге опять ушёл от ответа. Ясно, что вопрос не в том, что ему в ней что-то не нравится. Видимо, Михаилу Ивановичу пришла мысль её подготовить как-то иначе. Уж не хочет ли он её издать, как историко-научный труд? Сейчас у него дома ремонт, и разговор отложили на потом, когда выйдет из отпуска.

П.И. Кононенко на моё предложение частично профинансировать издание книги «Сопротивление нелюбви» ответил согласием. Я включу в книгу раздел своих статей о событиях, в которых принимал участие «Мотор Сич».

Звонил и в Санкт-Петербург Андрею Реброву. Он устроился в охрану. Говорит, что в местном Союзе писателей «пробивает» издание журнала. Трудное это дело, сможет ли?

Встретились в издательстве у Преловского на улице Минина с Михаилом Селиверстовым. Начали подготовку очередного номера «Вертикали. ХХI век». Оставил ему «Содержание» и почти все материалы в электронном наборе. В субботу должна быть готова вёрстка.

 

7 февраля

В Союзе писателей заседание правления. Идти никак не хотел, но так сложилось, что Владимир Жильцов туда принесёт гонорар за мои статьи, опубликованные в последнее время в «Православном слове», да и мне ему надо передать письмо Петра Родина, журнал, В.А. Шамшурину тоже журнал, присланный Вячеславом Бахревским. А ещё отдать Щеглову недостающие материалы для вёрстки книги и Селиверстову для вёрстки журнала. Словом, всё равно надо идти. Заодно занёс наши последние издания в областную библиотеку.

К Шамшурину в кабинет зашёл с большим опозданием. Решали судьбу местного отделения Литературного фонда и «терзали» возглавляющего его Селезнёва. Борис держался, хотя всё пахло какой-то афёрой. В итоге сошлись на том, что необходимо провести общее собрание и навести в этом вопросе порядок.

 

8 - 11 февраля  Москва

В этот раз поехали с Алексеем Марковичем на машине. Жили в гостинице «Измайловской». Утром 9-го встретился с Кононенко  в его офисе на «Соколе» и всё решили по финансированию издания моей книги. Пётр Иванович подарил мне большое деревянное пасхальное яйцо на подставке с написанной на нём иконой апостола Петра. Вместе посмотрели передачу о Новоиерусалимском монастыре. Любопытно, но я не понял, что он в этом случае хотел от меня. Чтобы я это как-то осветил в журнале? Хотя всё, о чём мы говорили, выстраивается в сюжет, мысль статьи. Надо бы её написать, коль она у меня в голове сложилась.

10-го, после неудачной поездки в «Мотор Сич» (фотограф Андрей Артамонов должен был оставить диск с фотографиями, но этого не сделал) отправился в Союз писателей России. Случайно встретился с Геннадием Ивановым, первым заместителем В.Н. Ганичева. Он прочитал пятнадцатый выпуск журнала и наговорил мне много хороших слов о нём. Что внутреннее содержание журнала полностью соответствует той цитате из послания апостола Павла, которая помещена у нас на титуле.

В Союзе узнал о предстоящем вечере памяти Юрия Поликарповича Кузнецова в ЦДЛ. Поехал. Перед началом с час погулял по Москве. Немного морозно (минус шестнадцать), но подсвеченные здания по Садовому кольцу делают город не только красивее, праздничнее, но и уютнее.

Большой зал ЦДЛ. Три с половиной часа шёл вечер. Я ушёл в завершении, но не досидев до конца, а когда вышли на сцену ученики Кузнецова из Литературного института. Вечер удался. Мне кажется, я только-то и узнал по-настоящему этого поэта. Хорошо говорили Владимир Бондаренко, Сергей Куняев (он немного с артистическими наклонностями), Владимир Личутин. Выступающих было много. Тепло вспоминал о Кузнецове Ерёменко, бывший главный редактор «Литературной России». Но самое ценное - много показано видеозаписей, где свои стихи читает сам Юрий Поликарпович. Лицо у него во время этого чтения с удивительно чувствительной мимикой. Читая, поэт вновь переживает написанное.

И уж совсем замечательно исполнены музыкальные произведения, песни на его стихи. Особенно отрывок («Колыбельная») из поэмы о Христе. Какой голос, какое проникновенное пение у солистки! Конечно, фамилию её не запомнил, да это и не важно.

 

14 февраля

Забрал в типографии первый вариант вёрстки 16-го выпуска. В чистом виде примерно пятьдесят страниц. Но это только начало работы.

Отвёз на улицу Рождественскую в магазин «Флоренский» журналы.

 

15 февраля

Приехал Чижов. Подготовили и отослали по факсу договор на издание журнала в администрацию Вадского района. Решили ехать в Москву. Я позвонил Володе Шемшученко ( Он ответил: «Все родные и близкие должны быть на юбилее») и Шестинскому (по поводу встречи и ночёвки). Потом поехали к Михаилу Павловичу домой. Уже оттуда отправился на вокзал за билетами. Перед этим Чижов звонил в Вад, глава договор подписал.

 

17 - 19 февраля  Москва

На поезде с М.П. Чижовым.

Кодина в университете опять не оказалось. Уехал на похороны Валерия Ивановича Болдина - бывшего члена ЦК КПСС, руководителя аппарата М.С. Горбачёва, когда тот недолго был Президентом СССР. Я бы попытался его дождаться, но в метро остался Чижов. Пришлось вернуться к нему и вместе уехать в Союз писателей России к Николаю Переяслову. Володя Шемшученко был уже там. Приехал и Виталий Розе. Вечер в большом зале прошёл быстро, людей на него пришло немного, хотя Михаил Иванович Кодин был.

Чижов суетился, раздавал свои книги.

Стол накрыли в приёмной у В.Н. Ганичева. Ночевать уехал вместе с питерцами в «Мотор Сич». Михаил отправился к родственникам.

18.02. С Чижовым у Шестинского. Олег Николаевич был в ударе. За столом много рассказывал о прошлой литературной жизни - как его отстраняли от должности руководителя писательской организации в Питере, об Иосифе Бродском, о приходе на председательство в «большой» Союз писателей СССР Владимира Карпова. Конечно, немного захмелел от выпитого, но всё было в рамках приличия. Чижов этот разговор записывал на диктофон. В итоге и ночевать остались в Переделкино.

На следующее утро уехали в Москву и домой. За всё это время от общения с Михаилом осталось тягостное чувство. Я пожалел, что позвал его с собой. Он нуден, чопорен и катастрофически мало образован. Вот и вспомнились наши поездки с Коломийцем. Разительное отличие.

 

21 февраля

В областной администрации расширенное заседание коллегии Министерства культуры. Выступил губернатор В.П. Шанцев. Коротко, конкретно, оптимистично. Обещает повышение зарплаты, отремонтировать музеи (краеведческий и художественный) на Верхне-Волжской набережной, в 1-ом квартале 2007 года открыть реконструированный цирк. И его словам веришь. Нужна планомерная работа и упорство, нужны чётко определённые цели.

От себя сделал звонки в Москву. (Билеты на поезд купил ещё в администрации).

Позвонил и приехал Борис Селезнёв. Рассказал о Литературном фонде. Лихо они там закрутили, но желание друг друга обхитрить подвело. Всё закончилось крахом, ссорами, обидой и предательством Юрия Хромова. Впрочем, мне это неинтересно. Подарил Борису последние номера «Вертикали. ХХI век», «Всерусский собор», газеты «Небесный всадник»...

 

22 - 23 февраля  Москва

На самом деле вся поездка состоялась за один день и была нервной, суетливой. Только вчера вечером понял, что 23-е праздник, и на этот день в практическом смысле оставаться в Москве нет никакого резона. Приехав на Курский вокзал, сразу попытался переоформить билет. Мест нет. Поехал на Ярославский вокзал. Там немного обнадёжили, но ответ после 17-00. Отправился в «Мотор Сич». Гостиница на праздники закрыта. Пришлось договариваться с Борисом Лукиным о ночёвке в его квартире на «Речном вокзале». Билет мне на нижегородский ночной поезд поменяли, поэтому из «Форте-клуба» вновь звонил Борису, отказывался от гостепреимства. Вот в таком сумбуре всё происходило.

Успел до начала вечера «на бегу» переговорить с Кодиным о журнале. Понял, что радужным обещаниям (и моим ожиданиям) не суждено сбыться. Отношение Клуба к «Вертикали. ХХI век» остаётся на прежнем уровне. Зато хороший, обнадёживающий разговор произошёл с Петром Ивановичем Кононенко. Здесь, я думаю, есть перспектива сотрудничества на взаимном расположении друг к другу.

На этот раз народу пришло мало. Все столы оказались наполовину пусты. Были главный санитарный врач Российской Федерации Геннадий Григорьевич Онищенко, министр культуры А.С. Соколов, бывший глава ВАЗа Владимир Васильевич Каданников, композитор Евгений Дмитриевич Дога, посол Молдавии в РФ, Владимир Константинович Трошин - который и был главным гостем. Он пел свои хиты прошлых лет, немного рассказывал о своей жизни. Бодр, энергичен, а ведь в мае 80 лет.

Хорошо выступил Соколов, рассказав о впечатлении после поездки в Словакию. «Почувствовав себя задворками Европы, они опять тянутся к нам, вспоминая о славянском единстве».

Когда закончился вечер (Кодин попросил меня задержаться), я пошёл пешком по горящей огнями Тверской вниз к Красной площади. Шёл редкий, но мокрый снег. На душе хорошо после сытного обеда и выпитого хорошего вина. Обошёл Красную площадь, почти пустынную, и через Александровский парк ушёл в метро.

Вечерняя Москва настораживает (в центре города) агрессивностью и хамством молодёжи - пьяные, орущие, и никакая милиция их не одёргивает, не призывает к порядку.

 

26 февраля

Звонок от М.И. Кодина. Опять по его книге - упрёки, почти оскорбления. Но я совершенно не могу понять, чего же он сам-то хочет. Попробую отредактировать по своему усмотрению. Нет - пусть решает сам. Что мог - я сделал.

 

27 февраля

Был у Владимира Заноги в мастерской. Решили по обложке для 16-го выпуска. Слава Богу, концептуально получается сильно и цельно.

Порадовала меня и распечатка статьи-отклика на письмо народного художника России, скульптора Вячеслава Михайловича Клыкова в «Русском вестнике». Энергично, эмоционально и по фактам убедительно получилось. Тот редкий случай, когда самому нравится. Отослал её по электронной почте Кононенко.

Вчера пришло письмо от Виктора Фёдоровича Потанина из Кургана. Хвалит записки Валентина Николаева в выпуске 15 - «Тоска по мастеру».

 

28 февраля

В Нижегородской филармонии концерт национальной самодеятельности. Поехал на него с Алексеем Марковичем. Конечно, преобладание русского исполнения - дорогие костюмы, хорошо подготовленные хоровые и хореографические номера. А вообще было приятно видеть сохранение национальных культур молодёжью. Только украинский коллектив на общем фоне выглядел перестарками. Уж очень возрастной.

 

6 марта

В пятницу 3-го числа был в типографии, правили макет. Несколько дней уже побаливало горло, и вот тут из носа потекло, расчихался. Пришёл и лёг в постель. За выходные отлежался, выздоровел. И сегодня весь день с Заногой работаем над его небольшой статьёй. Вроде бы довели до ума.

Пришли письма от А.В. Ларионова и О.Н. Шестинского - газета «Патриот» со статьёй Олега Николаевича. Позвонил я П.И. Кононенко. Статью мою по электронной почте он получил, очень понравилась, и Пётр Иванович передал её в «Русский вестник». В следующем номере должна выйти.

Домой пошёл через магазин «Планета». Зашёл во «Флоренский» на улице Рождественской. Журнал никто не покупал, но в «Православном слове» напечатана моя статья о вечере памяти Юрия Кузнецова и заметка о «В-15».

 

10 марта  Бор

День трудотерапии. Утром на машине отвёз диван и кресла в дом. Снег по пояс. Пришлось по нему таскать мебель наверх в дом. Ладно, он рыхлый, рассыпчатый. Пробка у моста в обе стороны невероятная. Как же мы летом будем ездить в деревню?

После обеда, в три часа поехал в гараж. Скидывал снег с крыши (самый первый, ещё ни у кого снег не сброшен - может, поторопился) до заката солнца. Снега много. Я вспомнил, что в прошлом году убирал его намного позже. Последние лопаты сбросил тогда, когда солнце уже скрылось. Шёл из гаража в сумерках. Пока ждал трамвай на остановке - и вовсе стемнело.

 

13 марта

Звонил Кодин. Вернулся из Швейцарии, где выступал на каком-то форуме со своим докладом. Сам доклад отослал мне по электронной почте. Настроение у Михаила Ивановича хорошее - сама радушность. Предупредил, что 3-4 апреля собор, на который он меня приглашает. И вообще, апрель будет горячим. Я, в свою очередь, подтвердил, что работаю над текстом его книги. На этом и расстались. Только потом подумал, что мы, возможно, говорили о разных соборах - я о Всемирном Русском Народном, а Кодин о Соборе славянских народов. Необходимо это выяснить.

 

14 марта

Пришло письмо из Дербента от Рагима. Оказывается, он не может до меня дозвониться из-за изменившихся телефонов. Просит сообщить новые номера. Позвонил и всё передал его дочери.

Разговор с Чижовым. Выяснение отношений. Михаил пришёл ко мне в музей, чтобы упрекать меня в снобизме, невнимательности к нему, эгоизме. Пришлось и ему в ответ кое-что неприятное сказать. Но этого он уже не воспринимает, считая себя вне подозрений.

После просмотра и правки отнёс вёрстку своей книги Щеглову. Что-то невероятное с ней творится. Теперь у Гены полетел компьютер. Подготовленный материал пропал, всё придётся делать заново. Жалко пропавший труд. Поэтому печать книги в типографии у Игоря Преловского откладывается. А он готов был всё сделать до первого апреля.

 

15 марта

В Союзе писателей собрание по Литфонду. Долго и подробно Ю.И. Хромов обличает Бориса Селезнёва. Выборы правления Литфонда. Меня среди заранее подготовленных кандидатур нет. Но Валентин Николаев, несмотря на возражения Шамшурина, настоял. В итоге голосовали по всем кандидатурам отдельно, и я прошёл. В свою очередь, я настоял, а затем и предложил в председатели ревизионной комиссии Евгения Эрастова. Откровенно сказал, что за предательство предыдущего председателя Хромов не должен быть исполнительным директором: «Предавший один раз - предаст и второй».

По окончании собрания все разошлись, а потом встретились в буфете «Крестьянки». Оттуда уже втроём с Чижовым и Николаевым пошли к Михаилу на улицу Горького. Пили, говорили о литературе, и главное - решили «продвигать» журнал в районы области. Чижов заверил, что у него уже есть хорошие «наработки».

 

16 марта

Звонок Кодина. Михаилу Ивановичу понравилась моя редактура статьи. Общение - доброжелательное и с полной расположенностью. 23-го числа должно состояться заседание Клуба Н.И. Рыжкова. Встреча с губернатором Саратовской области.

Вечером с Александром Пашковым смотрели спектакль в учебном театре Нижегородского театрального училища в постановке Л.С. Белова - «Дон Жуан». По-моему, скучно и неинтересно.

 

22 марта

По электронной почте пришло приглашение на Собор славянских народов в Минск. Позвонил и сообщил об этом в Питер Володе Шемшученко, чтобы они у себя проконтролировали.

К сожалению, опять ничего не получилось с гостиницей в «Мотор Сич». Сам П.И. Кононенко в Запорожье. Дозвонился и до М.И. Кодина. Завтра встретимся у него в университете.

Разговор с главой Вачи не состоялся. Чижов зря прождал его больше двух часов. Вторую половину дня это ожидание мне поломало, но зато кое-что поделал у себя в офисе.

Вечером в библиотеке презентация двухтомника «Еврейских тетрадей» Липы Грузмана. Полный зал. Диаспора выступила сплочённо. Пригласили руководителей от культуры, созвали прессу. Хотя, думаю, здесь много зависело и от самого Липы. Он использовал свои связи. Почему у нас так не получается? Почему ругань, зависть и раздробленность преобладают и, в конце концов, решают всё? Всё портят, губят?

 

23 - 24 марта  Москва

Ездил на поезде. Только у Кодина в университете узнал, что заседание Клуба переносится из-за болезни саратовского губернатора. Поэтому до пяти часов вечера все разговоры велись вокруг работы над книгой Михаила Ивановича. На этот раз спокойно и с пониманием. Хотя через какое-то время Кодин опять увлёкся, и вся концепция книги вновь начала рассыпаться. Я не знаю, как совмещать отдельные отрывки из биографий родни и широкие размышления с документами вообще о репрессиях. Значимость и количество материала второй части в разы перевешивает первую.

На машине заехали за Володей Шемшученко к метро «Проспект Мира», затем у метро «Аэропорт» Михаил Иванович привёз нас в украинский ресторан, где просидели остаток вечера. Ночевал в гостинице «Мотор Сич».

На следующий день с Кононенко встретиться так и не удалось. Полчаса покружив по окрестностям впустую, отправился к метро «Сокол». И после раздумий и сомнений пешком пошёл к Курскому вокзалу - Ленинградский проспект (метро «Динамо», «Белорусская»), улица Тверская («Маяковская», «Пушкинская»), по бульварам («Тургеневская») до Чистых прудов. А там по Покровке на Садовое кольцо и до вокзала. Погода хорошая, шёл не торопясь около двух часов.

Несмотря на отсутствие конкретного результата от этой поездки, я не расстроен. Разговор с Михаилом Ивановичем был нужным и для дальнейшего сотрудничества перспективным. Но слишком много работы впереди. Хорошо, что на прошлой неделе закончил воспоминания об Адрианове. Теперь писать статью о Заноге и для Кодина. Всё это требует сосредоточенности и напряжения. Материалы большие, без дополнительной подготовки не одолеть. Времени же совсем не осталось.

 

27 марта

Михаил Чижов принёс свой очерк о Ваче. Жутко слабо! Пршлось мне много над ним поработать, сократить почти на треть, почистить язык. Приготовили и по его договорённости отправили письма на спонсорскую помощь для журнала.

В последнем номере «Всерусского собора» прочитал статьи Виталия Розе и так в душе возрадовался, так порадовался этим произведения, что обязательно решил позвонить Виталию. Сделал это, и, кажется, своим мнением порадовал Виталика. Он мне в свою очередь хорошие слова сказал о «Дороге», которую я ему раньше посылал по электронной почте. Думаю, сказал искренне, потому что и его не миновал сей путь.

Вечером домой позвонил Валерий Васильевич Никитин. Я часто его вспоминал, а он мне и звонил, да ведь номер-то изменился. Немного рассказал о новостях театральной жизни, о том, что начинает репетировать в новой постановке и выступает со своими моноспектаклями. 30-го такой спектакль покажет в учебном театре училища. Я пообещал обязательно прийти. Кстати, они с супругой купили трёхкомнатную квартиру.

Позвонил Борис Селезнёв. Поблагодарил за то, что заступился за него на собрании Литфонда. Это, наверное, наш местный поэт Эльвира Леонидовна Бочкова ему рассказала. Предложил Борис поехать в Княгинино на Люкинский вечер в предстоящую среду. Я согласился. Можно и Коломийца с собой позвать. Вот только когда буду писать для Кодина?

 

29 марта

Вчера в типографии почти подготовил макет. А затем совсем бездарно загубил день в бессмысленных хождениях по городу. Сегодня утром домой позвонил Кодин. Ждёт мой материал по книге. Что мне ответить? Вместо работы еду, как и обещал, с Селезнёвым в Княгинино на Люкинские чтения.

Хорошая и добрая встреча в районной библиотеке. Стихи местных авторов,  застолье в Морской библиотеке. Хозяин её, два года назад мы с ним встречались, недавно умер. Писатель и моряк Гузанов. Какие же они молодцы, что всячески стараются заниматься просвещением. Это те искорки (по всей стране), что не дают угаснуть разуму, опуститься людям. Пообщаешься с ними, и на душе теплеет.

Много говорили с Селезнёвым о «Православном слове», о Братстве святого Александра Невского, о делах в епархии. Всё неутешительно, много меркантильного, слишком велика финансовая заинтересованность во всём. Будто это и есть главное служение Церкви. В подтверждение этих сомнений - вчерашний звонок Заноги. В епархию из Москвы пришёл факс с приглашением его с картинами на выставку. Там «отфутболили» к наместнику Вознесенского Печерского монастыря архимандриту Тихону (Затёкину), чтобы он решил с машиной. А когда Владимир позвонил, игумен ему нахамил и, в общем-то, отказал в помощи. Занога звонил мне совершенно подавленным. Одна надежда - когда я поеду в Москву на Собор, то отвезу холсты, снятые с подрамников и скрученные в рулон (с ними и разобранные подрамники), передам их на месте его дочери. Теперь нужно разговаривать с Коломийцем, договариваться о поездке.

 

30 марта

Подписал в типографии в работу «В-16». Игорь Преловский сам звонил мне, торопил. Уже завтра начнут печатать тираж.

 

31 марта

Сходил в братство Александра Невского за газетами «Православное слово». Взял для Москвы много - в этом номере напечатана моя статья о скульпторе Вячеславе Клыкове.

В 15-00 отмечаем юбилей В.В. Половинкина в Литературном музее. Всё достойно - поздравления от областного руководства, от городского, от Вачского района (родина Владимира Васильевича). Сельчане приехали с гармошкой, пели. Но я обратил внимание, что Половинкин сдал, постарел. Хотя, конечно, возраст, восемьдесят лет. Обида на Союз писателей у него осталась, и хоть вечер вёл Валерий Шамшурин, всё-таки Владимир Васильевич и в своём слове на торжестве, и в тосте за столом её высказал.

После застолья долго гуляли с Валентином Арсеньевичем Николаевым. О многом переговорили, правда, не на трезвую голову. Поэтому результаты от этих разговоров предвидеть сложно.

Теперь о моих воспоминаниях об Адрианове. Ещё днём домой позвонил Палыч (Пашков). Я давал ему распечатку этого очерка для прочтения: «Это топор войны до последних дней, на всю жизнь. Подумай, тебе это нужно? Там Шамшурин на фоне, но на фоне ярком. В общем, тут надо думать...»

Наташе Адриановой для книги отдал воспоминания без тех страниц, что посвящены Валерию Шамшурину. Позвонил ей - она уже передала рукопись А.М. Цирульникову. На юбилее Половинкина встретился с Александром Марковичем и спросил о рукописи. Он предложил некоторые места сократить, и я с ним согласился, сказав, что полностью ему доверяю. Думаю, он уберёт всё, что касается Шамшурина и Бориса Селезнёва. Тогда текст станет «плоским», безобидным и привычным. Зато у меня останется в арсенале моё «тайное оружие», которое при необходимости я всегда смогу опубликовать в «Вертикали. ХХI век». Ведь кусок текста окажется по объёму значительным.

 

1 апреля

Вечер в мастерской у Владимира Заноги в Щербинках. Попросил его сделать для Тани свадебные пригласительные билеты.

Впервые расспросил Владимира Ивановича о его детстве, молодости, учёбе в училище.

Звонил Николай Переяслов. Наши с Коломийцем пригласительные билеты на Всемирный Русский Народный Собор он оставит на вахте в Союзе писателей России.

Утром всё слишком «сжато» получается в Москве.

 

3 - 5 апреля  Москва

Поездка на машине с Алексеем Марковичем. Жили в гостинице «Измайловская».

4.04. Храм Христа Спасителя. Открытие Х Всемирного Русского Народного Собора. Перед этим с Коломийцем прошли вокруг храма. Солнечно и тепло. Постояли на Патриаршем мосту.

Уже знакомый мне зал церковных соборов. К началу народу собралось много. Патриарх вышел с митрополитом Кириллом (Гундяевым) и сам вёл собрание до перерыва. Представительство от госвласти солидно - Генеральный Прокурор Владимир Васильевич Устинов, председатель Счётной палаты Сергей Вадимович Степашин, Министр иностранных дел РФ Сергей Викторович Лавров, Министр культуры РФ Александр Сергеевич Соколов...

Но главным событием оказался доклад митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева). Никому из политиков слово не дали, хотя в зале были Г.А. Зюганов, В.В. Жириновский. По-моему, это было сделано сознательно. Но от этого Собор потерял свою остроту, и серьёзной дискуссии по докладу владыки не последовало.

После обеда и вовсе публика заскучала. Валентина Распутина ещё послушали, а затем разошлись.

Мы вышли в 16-30. В зале к этому времени в партере народу оставалось совсем мало. Боковые же ряды вовсе опустели.

Удалось отдать Кодину то немногое, что написал к главе о репрессиях (Михаил Иванович был в каком-то генеральском мундире, вся грудь в орденах, и непрерывно давал телеинтервью). Пообщался с П.И. Кононенко и совсем накоротке с Владимиром Крупиным. С общим впечатлением от всего увиденного и услышанного ещё надо разобраться.

5.04. Утром у Кононенко. Отдал газеты с публикацией статьи о Клыкове. Как и обещал, Пётр Иванович помог журналу и передал материалы, которые я просил для следующей статьи. Пригласил он меня в Прагу на 15-е мая. Не знаю, что из этого получится.

С Алексеем Марковичем встретились в ЦДЛ - на Пленуме Союза писателей России. Попали к столу. Много там произошло разных встреч. Познакомился с Олегом Чупровым из Питера, договорились о сотрудничестве.

Уехали, так и не побывав как следует в зале заседания Пленума. В этот же вечер, приехав в Нижний Новгород, на вокзале взял билет на 7-ое число опять в Москву.

 

6 апреля

Делаю много звонков - Лукину, Шестинскому (от него пришло интересное письмо), в типографию...

И Олег Николаевич, и Борис завтра меня будут ждать, так что до отъезда в Минск скучать не придётся.

Забрал из типографии 50 штук журнала. Опять проблема - обложка с браком. Сказал, чтобы пока всё остановили и больше не обрезали журналы. Эти 50 штук отвезу в Москву, раздам.

Очень ждёт 16-й выпуск Шестинский для передачи Патриарху. Подойдёт ли он ему в таком виде? Олег Николаевич сказал, что Ларионов мои воспоминания «Друг» о писателе Михаиле Жаравине хочет опубликовать в № 2 журнала «Слово», который выйдет в апреле. Хорошо бы.

 

7 - 11 апреля  Москва - Минск - Москва

Впечатлений от поездки много, но подробно их записать не получится. Отмечу здесь лишь главное.

В Москве дождь. Борис Лукин меня встретил, но поехать с ним в Союз писателей России я не смог. На метро отправился в «Мотор Сич». Повёз «В-16» и свой загранпаспорт. В офисе суматоха, готовятся к участию в своей профильной выставке. Но с Кононенко я пообщался. Отдал загранпаспорт девушке, которая оформляет документы для поездки в Прагу, и тут выяснилось, что нужна фотография. Вернулся к метро, сфотографировался и опять пришёл в офис. Тут новая проблема - для визы нужна справка с места работы. Задача кажется неразрешимой. Но еду на Комсомольский проспект, пишу образец справки, и Геннадий Иванов всё оперативно подготовил на бланке и с печатью СП России. Володя Шемшученко отвёз справку в офис Кононенко. А мы с Борисом поехали к нему в дом.

Вечером я ему предложил совместное сотрудничество по журналу. Похоже, что зря.

8.04. Едем с Лукиным к Шестинскому в Переделкино. Обедаем часа два. Разговор не очень получился. Но журналы Олегу Николаевичу я передал. Лукин нас с ним фотографировал. Много говорили о больном - разгроме в МСПС и Ларионове. Шестинский передал, что Арсений Васильевич хотел мне написать о готовящейся публикации «Друга», но узнав о приезде, попросил это сделать Олега Николаевича устно. Расстались тепло. Оставил Шестинским рукопись своих воспоминаний об Адрианове. Когда Олег Николаевич нас провожал, то шепнул мне, кивая на Бориса: «Ты кого ко мне привёл!», имея в виду, что тот работает у противников, в «Литературной газете». Успокоил старика: «Это нормальный человек».

По дороге (оказавшейся долгой - крутились по Москве и по делу, и плутали) опять говорили о журнале. Нет, суть этого предприятия до Бориса не доходит.

Гостиница «Мотор Сич» оказалась пустой. Остался в ней с Володей Шемшученко.

9.04.  Приехал Виталий Розе. Вечером он и Володя отправились на вокзал. Они в Минск едут на поезде. Я лечу с делегацией на самолёте «Мотор Сич».

Весь день на ТВ обсуждение выступления митрополита Кирилла на прошедшем Соборе.

10.04. В аэропорту на меня переписывают билет Е.Д. Доги. Впрочем, всё это оперативно и безболезненно. Но проблема возникла и в гостинице. Разрешилась не без переживаний с моей стороны. Но это урок на будущее. Все детали впредь нужно подробно выяснять и условия обговаривать.

Собор славянских народов Белоруссии, России, Украины проходил во Дворце профсоюзов. Хозяева подготовились хорошо. С их стороны и выступления оказались чётче и продуманнее. Но подробнее об этом в статье. Закончился день концертом - от России М.И. Ножкин, Е.Д. Дога с певицей, хор социального университета; от Белоруси - «Сябры», Игорь Лученок, Ядвига Поплавская, девочка - победительница детского Евровидения. Вечером - приём в ресторане гостиницы.

11.04. Работа по секциям. Я оказался в той, что вёл М.И. Кодин. Много было сказано дельного, но явно не хватает организационного начала в деятельности Собора. Всё, что делается - это делается энтузиастами. Были и эмоциональные выступления от Украины.

Пленарное заседание закончилось немного базарно. Но, видимо, обойтись без этого в принципе невозможно.

Кодина выбрали сопредседателем Собора от России.

Похолодало. Идёт дождь. Жаль, что почти ничего не посмотрел в Минске.

В ресторане обедали за одним столом в постоянных разговорах с адмиралом Игорем Владимировичем Касатоновым, актёром Николаем Петровичем Бурляевым, советником министра культуры РФ Михаилом Юрьевичем Лермонтовым (потомком поэта) и каким-то депутатом украинского парламента. С Бурляевым немного поспорили по поводу выступления митрополита Кирилла на Всемирном Русском Соборе. Зато с Касатоновым полная приязнь и взаимопонимание.

В Москве из аэропорта едем с Кодиным. Хороший и перспективный разговор о нуждах журнала. Предложил мне Михаил Иванович написать о Соборе для газеты «Россия». Условились, что я задержусь ещё на два дня в Москве, чтобы поработать над главой о репрессиях в его книге. Но с гостиницей в «Мотор Сич» не получилось, а с билетом на вокзале повезло, и я уехал в Нижний Новгород. Надо торопиться, слишком много дел накопилось.

 

13 апреля

Приходил Игорь Слепченков - сосед по этажу в доме. Он сотрудничает с каким-то радиоканалом, и потому попросил несколько номеров журнала, чтобы подобрать православных авторов.

Позвонила Наташа Адрианова. Сказала, что по областному радио слышала передачу о «Люкинских посиделках» и о том, что в них приняли участие я и Селезнёв. Возмущённо рассказала, что книгу воспоминаний о Юрии для публикации хотят передать Олегу Рябову. Цирульников её успокаивает, но она, резонно ссылаясь на прошлый опыт издания двухтомника и последней книги стихов с посвящениями, убеждена, что эти ребята рукопись сделают «под себя». Кого надо, поставят, что не подходит для них, из книги уберут. Деньги даёт губернатор В.П. Шанцев. Потому эти ребята и ринулись в бой, почувствовав запах добычи. Надо бы мне свою рукопись у Цирульникова забрать.

День у Заноги в мастерской. Я рассказывал о Соборах, Володя готовил Танин свадебный пригласительный билет.

 

14 апреля

Сразу утром пошёл в типографию. Оказывается, а я это предчувствовал, они обрезали весь тираж. Попытался поговорить нормально, но довели до крика, до боли в груди. Бросил журнал на стол и уехал. Но разрядил обстановку Занога. Володя приехал после меня, обстоятельно во всём разобрался (опровергая, что ошибка произошла из-за нас) и подготовил обложку вновь. Мне уже в офис Игорь позвонил и сказал, что типография всё перепечатает и переделает.

Был у Щеглова. Геннадий обещает со следующей недели заняться вёрсткой моей книги. Передал мне от Липы Грузмана двухтомник его «Еврейских тетрадей». Всё внимательно перелистал. На этот раз книга сделана основательнее, иллюстрации подобраны продуманнее. Буду читать.

 

20 апреля

За прошедшие дни подготовил три статьи и раздал их тем, кому обещал - Жильцову, Кодину, Кононенко. И вздохнул с некоторым облегчением. А сегодня две приятных новости. Из Нижнего Ингаша пришла бандероль от Сергея Тимофеевича Прохорова с его альманахами и позвонили из «Мотор Сич», что виза в Чехию получена. Паспорт и остальные документы у секретаря.

Последнего выпуска «Вертикали. ХХI век» у меня пока так и нет. Всё ещё не перепечатали обложку.

 

22 апреля

Утром с Жильцовым, в «Православном слове» (теперь редакция в помещении магазина «Флоренский» на улице Рождественской) сверстали две моих статьи в ближайший номер - о Х Всемирном Русском Народном Соборе и о дне памяти в церковном календаре Андрея Первозванного. Статью о Минске вчера отдал Александру Пашкову (Асеевскому). «Нижегородские новости» как раз готовят номер, который повезут в Белоруссию по какому-то поводу. Там же в редакции нашлось несколько подшивок центральных газет за 1937 год. Оставил их для своего архива.

Смотрел по НТВ репортаж из Иерусалима о схождении Благодатного огня. Чудо свершилось, но комментарии дьякона Андрея Кураева с актрисой Аллой Демидовой были неприятны. Они больше играли, думали о себе, чем о Чуде. Я даже выключил звук, чтобы их голосами не раздражаться. Смотрел только картинку происходящего.

На Крестный ход ходил к Спасскому Староярмарочному собору. Как великолепно устроили часовню над могилой митрополита Николая (Кутепова), и само надгробье в ней - мощное, из белого мрамора!

Людское море и, к сожалению, ощущение небрежности в службе. Или тут дело во мне? Но всё свершилось.

Христос воскресе!

 

24 апреля

Делал звонки в Москву, поздравлял с Пасхой. Борис Лукин был дома, читал. На службе с сыном ударяли на колокольне в колокол. Просил привезти журналы.

Кононенко летал в Иерусалим за Благодатным Огнём с делегацией Фонда Андрея Первозванного. Статью мою получил, опять её хочет дать в «Русский вестник». О поездке в Прагу промямлил что-то неконкретное. Опять чехарда и непонятность.

Шестинский упрекнул (с улыбкой), что поздно ему звоню. Сразу заговорил о моих воспоминаниях об Адрианове «Я был в душе осенним человеком». Назвал их «блестящей статьёй»... Прочитали с Ниной Николаевной и рассказали об очерке Ларионову. Олег Николаевич попросил дать воспоминания для прочтения Арсению Васильевичу. Я согласился. Чувствую, они произвели на Шестинского сильное впечатление.

Опять говорили об их приезде в Нижний Новгород. Алексей Маркович подтвердил своё приглашение. И сегодня же я забрал тираж «В-16» с перепечатанной обложкой. Хлопоты завершены.

 

26 апреля

Позвонили на сотовый из Москвы. Вылет в Прагу 2 мая. Начал срочно всё уточнять, позвонил Кононенко. Пока ситуация как обычно - много непонятного. Но думаю, всё утрясётся.

В выставочном зале на площади Минина и Пожарского открытие областной выставки наших художников. Что тут сказать - всё как всегда. В другой половине комплекса, в залах справа выставлены абстрактные работы Н.Ю. Панковой. Ну, это же... Причём в одном стиле, с одним подходом (короткими жирными, широкими мазками - некие разноцветные круги) и почти в одном цвете.

Закончили вечер с В.И. Пуриховым и Заногой в мастерской у Нины Ивановны Ждановой в Блиновском пассаже.

 

27 апреля

Рассылал журналы, отнёс обязательные экземпляры в областную библиотеку. Делаю это, после получения тиража из типографии, всегда спешно и в первую очередь. Ведь только тогда книжки начинают жить, когда у читателя есть возможность её где-то взять, с ней ознакомиться. И ещё - всегда боюсь, что не успею этого сделать, и тираж останется не розданным, нераспространённым.

У Щеглова посмотрел состояние вёрстки книги. Кажется, дело двинулось. Много у него замечаний по корректуре дельных. Устранять погрешности Геннадий будет сам.

Вечером с Пашковым в театре драмы смотрели прогон спектакля «Фальшивая монета» М. Горького. Заняты все основные силы труппы - народные артисты РФ Г.С. Демуров, В.В. Никитин... Без всяких особых открытий спектакль получился удобосмотримым, для публики не скучным, не раздражающим.

 

28 апреля

Свадьба Татьяны.

Но утренних хлопот по журналу это не отменило. Купил на вокзале билет на 1 мая в Москву. В офисе - оказывается, вчера звонил С.Т. Прохоров из посёлка Нижнего Ингаша Красноярского края. Интересовался, получил ли я его журналы. Но ничего определённого директор геологического музея Александр Васильевич Котельников ему ответить не мог.

Пришло письмо и журнал «Слово» от А.В. Ларионова. Пишет о предстоящей публикации моего очерка, который именует рассказом.

Звонки в «Мотор Сич» безрезультатны. Кононенко нет на месте. Пришлось подстраховаться и позвонить Борису Лукину и Шестинскому. Борис первого числа должен быть в Москве, и я передам ему журналы. У Шестинских взял трубку Павел Константинович Поздняев. Он у них гостил эти дни. Олег Николаевич рассказал, что он, Поздняев, прочитал мой очерк «Друг» в «Слове» (у Шестинского есть уже контрольный экземпляр второго номера) и сказал о нём какие-то хорошие слова. Условились, что в понедельник я приеду к Шестинским в Переделкино.

К Пашкову в редакцию завёз папку с рабочим макетом книги «Сопротивление нелюбви», чтобы он к ней написал послесловие. Обещал сделать за праздники. Забрал газету с отрывком из моего очерка о Минском соборе.

Свадьба - эмоциональная усталость. Но всё, слава Богу, прошло достойно и без проблем.

 

1-6 мая  Москва - Прага - Москва

Уехал из Нижнего Новгорода на утреннем поезде. В Москве Лукин встретил и повёз к себе в район Речного вокзала, в квартиру, которую они сдают. Немного с ним погуляли у канала Москва-реки, и я отправился к Шестинским в Переделкино. Олег Николаевич показал «Слово» с моей публикацией, опять уточнял и расспрашивал о предстоящей их поездке в Нижний. Общались по-домашнему, как очень близкие люди. Больше получаса я бродил около их дачи, думал о предстоящей поездке, о журнале. Тепло, поют птицы.

2.05. Утром проснулся рано, но вовремя, от пения птиц за окном. Форточка над головой была открыта. В Москве от метро «Таганская» не спеша добрёл до Котельнической набережной. Время до отхода автобуса оставалось. Обошёл небольшой квартал старых московских особняков, зашёл во двор Афонского подворья, оттуда подошёл с тыла к «Дому на набережной». Сооружение монументальное.

В аэропорту Чехии нашу делегацию встретили торжественно - разносили на подносах рюмки с местной водкой.

В Праге всё цветёт - от тюльпанов до одуванчиков, от сирени и акации до яблонь и каштанов. Разместился в отеле «Ренессанс». Пять звёзд, дорогущий номер. Для меня совершенно излишняя роскошь. Сразу отправился гулять по незнакомому старому городу. Хорошо, что отель стоит прямо у границы древней Праги, у Пороховой башни. Но это была короткая, предварительная прогулка.

Вскоре на автобусе поехали окружным путём (на самом деле он оказался совсем рядом) во дворец Жофин, располагающийся на острове посреди Влтавы, на торжественное открытие Пражского международного экономического конгресса. Столы, закуски, выпивка, жареное на углях мясо и колбаски. Огромный и красивый зал приёма. Терраса, выходящая в парк... Главное действующее лицо торжеств - наш глава Российских железных дорог В.И. Якунин.

Продолжился вечер в ресторане «У Швейка». Литровые кружки пива, опять жареная утка, мясо, тушёная капуста.

Назад в отель шли по ночному городу, через Вацлавскую площадь. Поразило обилие негров, что-то продающих или просто тусующихся на этой площади. С горечью подумал, что и нам этого не избежать.

3.05. Пленарное заседание в конференц-зале отеля «Мариотт». Перед началом коротко переговорил с Кодиным. Отдал ему журналы и газеты с моими последними публикациями. О проблемах, поднятых в выступлениях, напишу отдельно в статье.

После обеда ушёл в Старый город, через Карлов Мост над Влтавой. Как же там красиво! Узкие улочки, брусчатка под ногой, старинные дома с проходными двориками и арками, площади перед костёлами, памятники. После этой прогулки столько мыслей и ощущений родилось, что надо их как-то переварить, «уложить» в своём сознании. Но уже сейчас знаю, что теперь Прага станет меня «тревожить», когда я буду думать, рассуждать о каких-то наших русских вопросах.

Ужин в ресторане «Костёл».  Он, действительно, открыт в здании бывшего католического костёла. Обильно еды и выпивки, живая музыка. Но уехал рано, на первом же автобусе. Слишком далеко от гостиницы. Вдруг у них опять что-то сорвётся с транспортом. Вместо ресторана сидели в номере «Мариотта» у Фалилеева Олега Михайловича, бывшего заместителя министра какого-то нашего союзного министерства, пили виски и говорили о нашем времени. Мужик он интересный, неглупый, начитанный и очень располагающий к себе. Сейчас занимается, как я понял, элитными охотничьими угодьями.

4.05. Прощаемся с Прагой. Напоследок я с О.М. Фалилеевым, А.А. Сениным, главным редактором газеты «Русский вестник», с которым я жил в одном номере, зашли в ювелирный магазин (чешские гранаты), попили пиво за столиком у Костёла на улице, зашли в лавку старьёвщика, побродили по незнакомым улицам.

Прощальный обед в ресторане «У Марчану» под пиво перед тем, как отправиться в аэропорт.

В Москве Кононенко отвёз меня в их гостиницу, и я впервые за последнее время выспался.

5.05 Как и обещал, поехал к М.И. Кодину в университет. Перед этим купил билеты на поезд на Курском вокзале. Договорились с Михаилом Ивановичем о спецвыпуске «Вертикали. ХХI век», посвящённом премии «Хрустальная роза Виктора Розова». Спонсорскую поддержку он обещает найти. Буду надеяться, что всё так и случится. Конечно, опять говорили о его книге. Здесь свою часть работы мне нужно уже заканчивать.

Пробыл в университете почти до 16-и часов. К Кононенко опоздал.

6.05. Созвонился с Кодиным. Условились, что подойду к машине, которая будет стоять у его дома. Распрощался с гостиницей и отправился. Михаила Ивановича пришлось ещё ждать. Он запоздал, возвращаясь с рынка.

По дороге заехали за М.И. Ножкиным, который выступит на праздничном митинге в РГСУ. На площади перед главным корпусом университета народу немного. Поздоровался с космонавтом, дважды Героем Советского Союза В.В. Коваленком, познакомился с первым командиром «Альфы» генералом Г.Н. Зайцевым, тоже Героем Советского Союза. С ним условились, что по приезде в Москву я позвоню, и мы встретимся.

Обедали в столовой университета за праздничным столом. Я спешил, времени до отправления поезда оставалось совсем мало. Но машина Кодина отвезла на вокзал. Обошлось без опоздания.

 

8 - 9 мая  Кунавино

Открытие деревенского сезона. Весна всё-таки холодная. Настоящая тёплая погода так и не наступила. С Ириной открыли дом, сняли щиты с окон, протопили одну печь. Я до темноты пожёг прошлогодние ветки, траву на дальнем участке. Ирина немного позанималась с грядками у дома.

Ночью шёл дождь.

Утром позавтракав, рано уехали обратно, и хорошо сделали - миновали пробку у Волжского моста.

Натуля за рулём впервые съездила со мной в гараж.

 

10 мая

Таня с Андреем вернулись из Сочи.

Отправил заметку по электронной почте Кононенко. Опять с Пашковым (Асеевским) и опять в театре "Вера" смотрели «Будь здоров, школяр» по Булату Окуджаве. Мне показалось всё действие неубедительным. Крикливо-сексуальная война с натянутым, искусственным трагизмом в конце. Хотя находка, когда сложенные ящики из-под мин накрываются материей, обозначающей во время всего спектакля землю, и тем самым они превращаются в могильные холмики, заслуживает похвалы и должна признаваться, как удача художника.

Звонил В.М. Степанов, предлагает выступить на Славянских днях о Х Всемирном Русском Народном Соборе. Наверное, откажусь. А вчера звонил Владимир Васильевич Половинкин. Благодарил за публикацию его рассказа и поздравление с юбилеем в «Вертикали. ХХI век».

 

11 мая

Из «Советского писателя» прислали журнал «Слово» с моей публикацией.

Позвонил Шестинским и с удивлением понял, что они на меня обижены. Потом выяснилось, что всё дело в моём запоздалом звонке. Они ждали его раньше.

Хорошо, что в приёмную вышел Алексей Маркович. Опять заговорили об их приезде в Нижний Новгород, я передал трубку хозяину кабинета, и Алексей Маркович подтвердил своё приглашение. Недоразумение с моим запоздалым звонком было разъяснено.

Александр Пашков передал послесловие к книге «Сопротивление нелюбви». Пока не могу определиться со своим впечатлением от него. Но печатать буду в таком виде, как оно написано.

 

16 мая

По электронной почте пришёл материал о Михаиле Булгакове от Бориса Лукина. Второй раз я читаю его рукопись и нахожусь просто в недоумении - как мне быть?.. Кто же раньше хозяйничал в его текстах для «Российского писателя»? Николай Дорошенко?

Звонил П.И. Кононенко в Москву, сообщил о выходе газеты «Православное слово» с моей статьёй о Праге.

Передал Михаилу Селиверстову первые материалы для 17-го выпуска «Вертикали. ХХI век». Геннадий Щеглов продолжает править вёрстку книги. И ещё - кажется, окончательно закрывают две газеты: «Православное слово» и «Нижегородские новости». Жильцов и Пашков в страшном унынии.

 

17 мая

Писал о репрессиях 30-х годов прошлого века. Кажется, закончил. Успел отнести текст для набора на компьютере. Позвонил Кодину, сообщил, что завтра всё отошлю по электронной почте. Оказывается, от Михаила Ивановича мне направили приглашение на заседание Клуба Н.И. Рыжкова. Будет выступать Сергей Владимирович Степашин, Председатель Счётной палаты РФ 23 мая в гостинице Даниловская. В «Волгагеологии» мне, конечно, ничего не передали.

Вечером звонок Валерия Шамшурина. Он знает, что Щеглов готовит мою книгу. Сообщил - свою книгу он выдвинул на премию Нижнего Новгорода, так как других заявок от наших писателей не было. Что ж, и правда, не пропадать же деньгам. Я сказал, что поддерживаю это решение.

 

19 - 21 мая  Кунавино

С Ириной в деревне. Дождик мелкий и нудный весь день. Топил обе печки. В доме стало тепло, хотя первая ночь далась нелегко. Спали в первой комнате.

Всё-таки посадил две сосенки на дальнем участке. Конечно, промок. Маленький росток пересадил с землёй, а тот, что побольше, выдернулся с корнем. Прикопал его наспех. Наверное, не выживет.

За эти дни в деревне продумал содержание следующего номера. Решил, что надо как-то организовать дальнейшее сотрудничество с местными авторами.

В пятницу звонил Чижов с претензиями, что я его в журнале не представил, не дал к его крохотному материалу биографическую справку об авторе. Хотел сказать ещё что-то, но я раскричался в ответ и бросил трубку. Как же они мне все надоели со своим мелким тщеславием. А творческих удач, интересных мыслей в их работах на копейку. Провинция и её классики районного масштаба с убогим мировоззрением и неудовлетворёнными амбициями - какая это гадость. С Чижовым всё. Эта капризная барышня мне надоела. Из авторов «Вертикали. ХХI век» его вычёркиваю.

 

22 мая

Алексей Маркович посчитал главу о репрессиях готовой к публикации и даже дописал в ней окончание на половину странички. Я тоже утвердился в мысли, что эту работу надо печатать.

За сегодняшний день сделал несколько звонков.

В.Ф. Потанину в Курган. Виктор Фёдорович очень хвалил журнал. Сказал, что показывал его слушателям в литературной студии местного университета. По поводу возможных сокращений текста его статьи, сразу же ответил, что знает мой уровень письма и полностью мне доверяет. Сегодня же сразу отослал ему три «пухлых» пакета с журналами для его студийцев.

О.Н. Шестинскому в Переделкино. Сообщил о смещении сроков приезда к нам в Нижний Новгород из-за занятости Алексея Марковича. Олег Николаевич интересовался Захаром Прилепиным и моим отношением к его прозе. Сказал, как думаю - это, конечно, писатель, но роман его жесток, хотя и правдив, груб и эмоционален.

Прохорову в Красноярский край. Говорил я коротко. Звонил на сотовый, а Сергей Тимофеевич в это время был где-то на улице. Попросил его прислать фотографии к Астафьевскому материалу. А он меня всё благодарил за поддержку.

Зашёл в редакцию к Пашкову (Асеевскому). Сказал, что еду в Москву.

- Я точно знаю, - начал Александр Павлович, - что Шанцев недоволен начальником областного Комитета по культуре и ищет на эту должность новую кандидатуру. Нельзя ли, чтобы твои «благотворители» позвонили в администрацию области и порекомендовали тебя, тем самым поддержав группу, пусть она и небольшая, которая продвигает твою кандидатуру.

Мне это было сказано впервые. И как прикажете к этому относиться?

 

23 - 25 мая  Москва

Странная получилась поездка. И всё-таки неудачная.

В первый день с Кодиным до заседания Клуба Н.И. Рыжкова встретиться не удалось. Поездка к Кононенко тоже оказалась безрезультатной. В Союзе писателей России немного поговорили с Николаем Переясловым. Он переводит роман в стихах какой-то адыгской поэтессы, живущей в Англии. Похвалил её книгу. Тогда я предложил дать отрывки из этого романа мне для журнала.

И вот с Комсомольского проспекта, через Крымский мост (продолжение пеших путешествий по Москве), площадь, по улице Мытной дошёл до метро «Тульская», а там уж и до гостиницы «Даниловской». Почти час сидел в монастыре, читал газету. До начала заседания ещё долго.

Впервые посмотрел летом сквер перед гостиницей (в закрытой зоне) - цветники, лужайки, искусственный дикий, заросший осокой пруд с фонтаном и скульптурами. Впечатляет.

Удалось поговорить подольше с адмиралом Касатоновым о Севастопольских делах. Игорь Владимирович считает, что в той ситуации после провозглашения им Черноморского флота Российским его вполне могли убить: «Нет Касатонова, и нет проблемы». И офицеры наши, в общем-то, струсили. Непреклонными остались их жёны. Они, по сути, и спасли для России Черноморский флот.

С.В. Степашин выступил в меру откровенности. Как и всегда, главное впечатление - все и всё они знают и понимают. Тогда почему грабят и унижают страну? И от кого это зависит, чтобы всё безобразие пресечь? От Президента? А насколько он свободен в своём выборе, самостоятелен в своих решениях? Об этом во время перерыва говорили с депутатом Государственной Думы Виктором Михайловичем Видьмановым.

Но один раз Сергея Вадимовича прорвало, когда заговорили о нашей милиции: «Я как бывший минист МВД говорю - не дай Бог попасть в руки нашей милиции. И мы все это знаем». Если даже министр не может урезонить эту силовую структуру, то кто же тогда может? Как эту вакханалию беззакония остановить?

С П.И. Кононенко за ужином немного обмолвились по поводу очередного номера «Вертикали. ХХI век». Основной разговор перенесли на завтра.

Ночевал в студенческом общежитии Российского государственного социального университета в отдельном номере на 12-м этаже на Лосиноостровской. Утром проснулся - лес, зелёный остров, который по контуру окружают высотки Москвы.

24.05. Вчера вечером, когда с Михаилами Ивановичами Кодиным и другим Михаилом Ивановичем - народным артистом Ножкиным ехал в машине, то договорились с первым, что с утра я поеду к Кононенко решать свои дела, а уж потом приеду в университет на заседание Совета Славянского Собора. В итоге в «Мотор Сич» угробил день. Разговор с Петром Ивановичем не принёс никаких результатов. Правда, записал на диск фотографии с Соборов, и из офиса он дал мне машину, чтобы доехать к Кодину.

Но и там радости было мало. Кодин в последнее время странен, груб. Заседание было коротким и в основном свелось к вручению ордена Ирине Родниной - маленькой, худенькой женщине, бывшей нашей прославленной фигуристке.

На ужине я пробыл недолго и ушёл. Меня ждал Борис Лукин. Он ещё вчера предлагал баню и рыбалку. Пока на метро добирался до места встречи, пока ехали к нему - уже стемнело. В баню сходили, а вот рыбалку оставили на завтра. Настроение - дрянь!

25.05. Рано утром едем на озеро. Бесплатно под Москвой уже нигде не порыбачишь. Хотя озёра как и прежде - загажены, мусор по берегам. Почему за это нужно кому-то платить 100 рублей, непонятно. Карасики клевали хорошо. Несколько штук я потом съел зажаренных в сметане. Когда ехал обратно в Москву, то оказалось, что одну электричку отменили, а другая, отправившаяся через сорок минут, опоздала почти на сорок минут. До Курского вокзала ехал «на взводе», в метро по эскалаторам бежал. На свой поезд успел за пять минут до отправления.

 

26 - 28 мая  Кунавино

Конечно - пробки. Но в доме хорошо. Как громоотвод он вытягивал из меня тягость московской поездки.

Невероятно много вскопал грядок за субботу - весь ближний участок, семь штук. Усталости не чувствовал. Ирина всё, что привезла, посадила. И ещё на следующий раз подготовленной земли для посадки хватит.

Вечером читал статью Валентина Курбатова «Бодрствующий во мраке» об Андрее Платонове и Вячеслава Огрызко «На краях идеологии» о Солженицыне, В.Г. Распутине, А.А. Проханове, Эдуарде Лимонове, Леониде Бородине.

Когда вернулся в город и поставил машину в гараж, было 22-37. Домой шёл пешком. Только что прошёл сильный дождь. На асфальте сломанные ветки. Темно. Час быстрой ходьбы ушёл на «прогулку» по городу, большая часть из которой выпала на закоулки у завода «Красная Этна» и дорогу от Комсомольского шоссе ко Дворцу культуры им. В.И. Ленина.

 

29 мая

Книга «Сопротивление нелюбви» свёрстана. Но оказывается, деньги из Сергача за отпечатанный тираж «Вертикали. ХХI век» так и не пришли. Неприятная новость, сразу останавливающая всю работу.

 

30 мая

Начиная с Пасхи и по сегодняшний день, несколько раз звонил в Санкт-Петербург, и только сегодня «поймал» Виталия Розе. На заседании Клуба Н.И. Рыжкова они не были, потому что их не приглашали. Газету продолжают выпускать, на выходе очередной номер. На днях едут выступать в Белгород.

В середине дня ездил к Владимиру Заноге в мастерскую. Окончательно для себя решил убрать из вёрстки книги гравюры Сергея Шабанова. Они исполнены рукой неправославного художника. Я это чувствую (умозрительность и холод от них) и это меня тяготит. Я и изначально их не хотел, а только временно согласился их поместить в макет (чтобы не останавливать работу над ним) под давлением Щеглова. Взял несколько фотографий у Владимира с его работами. Попробую разместить их и посмотрю, что из этого получится.

Звонил Кодин. Считает, что о репрессиях материал сырой и публиковать его пока не следует. Вновь заговорил о таблицах. Какие таблицы? В моём варианте главы их нет, я всё убрал. В общем, завтра придётся посмотреть его вариант, присланный по электронной почте.

 

2 июня

Что было интересного за прошедшие дни.

Как и ожидал, Михаил Иванович прислал старый вариант главы. Новый, совершенно переработанный, он не получил. Что-то с электронной почтой. Звонил ему, объяснил. Но он и сам уже там многое переделал.

Рассказал Кодин, что ему звонил Владимир Шемшученко, и вроде бы с ревностью - почему меня позвали, а их не пригласили на встречу в Клубе. Это неприятно. Борьба за место под солнцем? Подобное для меня всегда было противно.

Михаил Иванович, как и обещал, разговаривал о журнале с Кононенко. Сказал Петру Ивановичу, что только мне он доверяет писать о Клубе, и им важно, чтобы прошедшие события (клубные) были запечатлены. Предложил и мне ещё раз позвонить Кононенко.

А вчера звонил Шемшученко. Просил дать им материал для «Небесного всадника» о выступлении на Клубе Н.И. Рыжкова Степашина. Отказать не смог и вечером дома начал писать. Шло туго. Пришлось оставить дописывание на сегодня. И вот с утра, придя к себе, засел за работу. Всё дописал, и даже успели набрать (относил на компьютер по четыре рукописных странички), но с электронной почтой вновь проблема. Похоже, она у «Волгагеологии» отключена за долги. Так что зря торопился. Но ведь писать-то всё равно было нужно. Пусть будет как черновик. Для публикации в «Вертикали. ХХI век» дополнительно поработаю над текстом.

Дозвонился по мобильному телефону до Кононенко. И Пётр Иванович меня ошарашил новостью - сегодня умер Вячеслав Михайлович Клыков. Для патриотического движения огромная потеря. Поговорить не пришлось, мобильная связь постоянно прерывалась. Понял только, что на следующей неделе Кононенко будет в Запорожье.

Опять навалилась проблема с деньгами!

Вечером позвонил Пашков. Александру Павловичу присвоили звание «Заслуженного работника культуры РФ». Я от журнала писали ходатайство о присвоении. Теперь рад, что всё получилось.

 

3 июня

Выходные дни, но в деревню не поехали. Срок техосмотра у машины закончился, а продлить его пока не получается.

Написал статейку о заседании «русского совета» Славянского Собора Белоруссии, России, Украины у М.И. Кодина в Российском государственном социальном университете.

Вечером пешком пошёл по большому кругу. Заглянул к Адриановой. Наталья в подробностях рассказала о своей глубокой обиде на А.М. Цирульникова, который, не церемонясь с вдовой, отстранил её от контроля за выпуском книги воспоминаний о Юрии Андреевиче. И это после того, как Наталья несколько месяцев (с её слов) сидела за компьютером, набирала переданные ей тексты и какие-то документы из архива для этой книги. Как только начинает пахнуть деньгами, у этих ребят напрочь сносит «крышу», и уже ничто их не может остановить - тем более такие «мелочи», как честь, совесть, справедливость, память о человеке, уважение к вдове...

Назад шёл пешком уже в двенадцатом часу ночи. Город в это время молод, развязан, пьян и агрессивен. И совершенно нет весёлости, музыки, смеха.

 

5 июня

В 10-30 утра в читальном зале городской библиотеки презентация нового сборника стихов Александра Фигарева «Затяжной прыжок». В это время у библиотекарей проходят какие-то совещания, вот под них и подгадали. Автор молодец, со своей стороны тоже кое-кого пригласил. Его стихи читали А.В. Мюрисеп (актёр), В.В. Половинкин, В.И. Жильцов и другие. Был скульптор В.И. Пурихов. Виктор Иванович и предложил мне съездить к нему в мастерскую, забрать давно для меня приготовленную статуэтку св. Нины, просветительницы Грузии.

После презентации поехали. Заодно посмотрели его макет памятника князю Георгию, основателю Нижнего Новгорода. Мне кажется, очень интересная задумка. Князь в доспехах, но со снятым шлемом. Рядом монах - епископ. Стоят на невысоком каменном (скальном) постаменте.

Рассказал Виктор историю с его проектом (макетом) памятника патриарху Сергию для Арзамаса. Макеты какое-то время были выставлены, и жители города давали оценку работам, выражая тем самым желание, какой памятник они хотели бы иметь на площади. Подавляющее количество голосов - много более шестидесяти процентов - было отдано за памятник Пурихова. А епископ Георгий выбрал тот, за который почти не голосовали. Я видел фотографию макета. Патриарх в праздничном облачении с паперти двумя руками благословляет народ. Очень величественно и трогательно. В этом, наверное, проблема. Выбрали скромный и невыразительный проект. Всё-таки Сергию многого не могут простить. А он был умён и фактически спас Русскую Церковь во времена большевистских гонений.

 

8 июня

За этот срок удалось по электронной почте отослать Кодину и мою редакцию 3-ей главы, и заметку о заседании секретариата Собора. Позвонил Михаилу Ивановичу. Вчера пришёл ответ, но есть ли в главе изменения, не знаю. Пока не просматривал.

Дважды пришлось разговаривать с Шестинскими о предстоящей поездке в Нижний Новгород. Как сложно всё согласовать.

Написал прощание с В.М. Клыковым. Володя Жильцов будет печатать в «Православном слове».

Сегодня были на даче Алексея Марковича. Немного ему помогли с шофёром Владимиром Ивановичем в посадке гладиолусов. Иначе луковицы пропадут. Вернулись в город в шестом часу вечера.

 

10 июня

Вновь позвонил Юрий Николаевич Покровский. На Славянские дни я так и не пришёл, не выступил. Пришлось извиняться. Но он звонил по другому поводу. Выделили деньги на издание публицистического сборника (и от области, и от города), и он предлагает мне для него что-либо дать. Пообещал и на этот раз. Обязательно надо выполнить обещанние до пятницы. Иначе вновь затянет суета и новые обязательства.

 

13 июня

С приездом к нам Олега Николаевича Шестинского ничего не получается. Алексей Маркович машину посылать отказался, а Олег Николаевич (я позвонил ему в Переделкино) отказался ехать на поезде, и, по-моему, без всякого сожаления. Поговорили мы с ним об этом недолго, и Шестинский меня успокоил, чтобы я по этому поводу не переживал - мол, «ведь это не от тебя зависит». Но всё равно жаль. Возникшая ситуация осложняет и возврат из Москвы картин Заноги. Звонил ему. Но Володя успокоил, что ничего с холстами не произойдёт, хоть они и скручены.

 

15 - 16 июня  Москва

В этой поездке до последнего момента было много неопределённого. Лишь накануне удалось созвониться с Кодиным и Кононенко, подготовить ряд материалов для вёрстки и буквально в последние часы определиться, на чём ехать - билетов на поезда не было и пришлось отправляться на автобусе ночным рейсом (23-00 от Московского вокзала). Конечно, не спал, комфорта минимум. В Москве у Курского вокзала оказался в 5-30. Назад в Нижний Новгород тоже билетов нет ни на один поезд с трёх вокзалов - Курского, Ярославского, Казанского. Хорошо, спросил в автобусе, откуда они отправляются назад.

Решил пройтись пешком по совсем утренней Москве.

Жарко даже от раннего солнца. Маршрут известный - ул. Покровская, бульвары до метро «Пушкинская».

Шёл медленно, устало, голова тяжёлая от бессонной ночи. На бульварах следы ночных бдений гуляющей молодёжи. Грязь, мусор, бутылки и упаковки. Чистые пруды тонут в мусоре. Его убирает бригада дворников, собирая в мешки и загружая в Камаз. То же и на других бульварах. На лавках (сдвинутых) спят парами парни. Промышляют сбором алюминиевых банок бомжи. Причём набивают ими сумки, которые затем увязывают на тележки. Представляю, если бы ещё и эти банки были разбросаны по траве и дорожкам.

Земля у лавочек в окурках, сиденья лавочек грязные. Но светит солнце, почти безлюдно, безветренно, и парит над бульварами белоснежный тополиный пух, вселяя в душу успокоение и даже радость.

Бреду, а впереди полная неизвестность наступающего дня. Только надежда на возможный благополучный исход.

И что-то сразу начало сбываться.

В гостиницу «Мотор Сич» вселился без проблем. С Кононенко встретился и обо всём договорился. В университете Кодин оказался на месте. Многое обсудили. Пообедали. На сытый желудок Михаил Иванович меня конструктивно покритиковал за то, что не завожу в Клубе деловых связей, способствующих финансированию журнала.

К вечеру вернулся в гостиницу и опять в офисе повстречался с Петром Ивановичем. Их самолёт месяц будет перевозить мощи Иоанна Крестителя по России, Украине, Белоруссии. Оказывается, он мог и меня включить в делегацию. Но целый месяц не заниматься своими делами? Невозможно! Может быть, получится слетать к мощам в Запорожье. Завтра их отправляют в Нижний Новгород. Условились встретиться в Храме Христа Спасителя.

16.06. Каким же длинным был вчерашний день!

Дождь! Иду от метро «Библиотека им. Ленина» к Храму Христа Спасителя. Называя фамилию Кононенко, прохожу служебным входом в Храм. Службу ведёт Патриарх Алексий II. Такое впечатление, что внутри, духовно, храм преобразился. Во-первых, нет праздно шатающихся туристов. Во-вторых, в храме святыня.

После литургии Патриарх вынул из ковчега кисть Крестителя и всех нас ею благословил, осторожно перекрестив, а сам её с трепетом поцеловал.

На выходе, когда ковчег с мощами передавали для отправки в Нижний, я засуетился, вышел опять в левые (служебные) двери и тем самым оказался отсечённым от основной массы провожающих. Потому и поспешил на Курский. И вовремя. Купил последнее место в автобусе.

Ехать пришлось долго, больше восьми часов. С трудом выбирались из Московских пробок. Но я от поездки не утомился. Читал почти всю дорогу роман Арсения Ларионова «Раскаяние». В нём много размышлений о религии, вере. Но мне кажется, что он написан атеистом, пытающимся освоить веру разумом, объяснить её, разложить по полочкам. Но ведь это невозможно.

 

17 - 18 июня  Кунавино

Пробка на мосту выматывает.

Немного косил. Топил баню. Читал и написал вступительную заметку к 17-му выпуску «Вертикали. ХХI век».

 

23 - 26 июня  Кунавино

Днём в музее «Волгагеологии», по предложению Ю.Н. Покровского втретились по поводу организации некоего содружества публицистов. Кроме нас, был ещё В.Г. Цветков - по-моему, достаточно закомплексованный на патриотической теме автор.

Я настоял, чтобы первым делом, ещё до официального оформления содружества, было формирование и издание публицистического сборника. Только вокруг него может произойти становление «организации» и приток в неё новых членов - авторов. Более серьёзные, мировоззренческие вопросы в этот раз даже не обсуждались. Решили вновь собраться, подготовив по две-три статьи для прочтения, через неделю опять у меня.

В деревню уезжали почти в полночь. У моста пробка. Но на этот раз её проехать получилось без особого нервного напряжения.

В деревне обычные заботы. Жарко и слепни одолели. Страшно подумать, что эти дни мог быть в городе. На земле-то жара перемогалась с трудом. Вечерами выручала баня.

Сегодня проснулись в три часа. На городецкую трассу выехали в четыре и без хлопот за тридцать минут домчались до города.

С Коломийцем на короткое время заехали к Наташе Адриановой. Всё так же много слов, эмоций, но совершенно никаких дел по поводу отстаивания собственных интересов. Конечно, она сдастся, и эти ребята, всё, что им нужно, у неё возьмут.

 

27 - 28 июня  Москва

На этот раз поездка оказалась спокойной. В гостиницу устроился без проблем. В Союзе писателей России встретился с Виталием Розе и Владимиром Шемшученко. (У Лукина в газете «Российский писатель» увидел некролог - умер Александр Дорин. Ехали в поезде из Сарова, с празднования юбилея города. Остановилось сердце. Борис возмущён действиями и равнодушием Союза и В.Н. Ганичева в этой ситуации - оставили умершего на промежуточной станции, с похоронами не помогли.)

Заседание Клуба Н.И. Рыжкова в гостинице «Даниловская». Выступал губернатор Саратовской области Павел Леонидович Ипатов. Он не политик, технарь, кандидат технических наук. Скучно рассказывал об инвестиционных проектах в области. Когда же Кодин задал вопрос по атомной проблематике (в этой области Ипатов специалист), то он заговорил живо и интересно, открыв для присутствующих кое-что новое.

Ужин прошёл душевно, без напряжения, расслабленно. Расставаясь с Михаилом Ивановичем, даже троекратно расцеловались.

Следующий день у Кононенко. Все мои дела решились положительно.

Юрий Александрович Голубицкий вчера передал мне, чтобы я готовил документы на премию «Хрустальной розы Виктора Розова». Об этом ему сказал Кодин.

Перед отъездом сидели с Виталием Розе в ресторанчике. Пили холодную водку под холодную селёдочку с картошкой. И я совершенно забыл, что к поезду должны привезти картины Заноги. Вспомнил у вагона, когда увидел с ними мужа его дочери Маши. В общем, всё благополучно довёз до Нижнего Новгорода и передал Владимиру.

 

29 июня

За мной заехал Ю.И. Хромов. Поехали к нему на работу. Говорили о Литфонде. Деятельность он развернул большую, жмёт чиновников. Думаю, у него может что-то и получится с офисом, с зарабатыванием денег. Но для чего всё это? Видимо, ради собственного интереса.

Поговорил с Александром Пашковым, чтобы местный Союз журналистов выдвинул мою кандидатуру на премию «Хрустальная роза Виктора Розова». С Союзом писателей дело иметь не хочу.

 

30 июня

Шестидесятилетие Володи Жильцова. Сначала в областной библиотеке, затем в Союзе писателей.

В белом зале библиотеки торжественная часть с заслуженными добрыми словами и подарками (скромными). Всё по-товарищески. Видел поблекшего и какого-то потрёпанного Михаила Чижова. Борис Селезнёв подошёл за столом, просится воссоединиться с «Вертикалью». Напомнил ему, что уйти с «Ариной» он решил сам. Библиотекарь из Кстова сказала, что с удовольствием читает мои статьи в «Православном слове». Это уже не первый отклик. Вот что значит печататься постоянно в одном издании. К сожалению, эта газета с июля выходить больше не будет. Мне опять негде публиковать свои статьи. Нужно всё-таки что-то пробовать с изданием своей газеты.

 

1      -2 июля  Кунавино

Снова ехали ночью, пробираясь через гигантскую пробку. Назад в воскресенье днём. Наполовину написал материал о выступлении на заседании «Московского интеллектуально-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова)» губернатора Л.П. Ипатова.

Резко похолодало.

 

6 - 7 июля  Москва

Поехал, чтобы встретиться с Кононенко. Заодно отнёс документы на премию Юрию Голубицкому. Самого его на месте не оказалось, оставил у охраны. Зато с Петровского бульвара пошёл пешком в Союз писателей на Комсомольский проспект по новому маршруту, через ул. Петровку, затем мимо МХАТа и так далее.

Борис Лукин надавал мне новых книг и предложил сходить в галерею Зураба Церители на открытие выставки живописи из собрания Вологодской областной картинной галереи.

На мой взгляд, выставка традиционная - ХIХ-ХХ век. Открывал сам Зураб Константинович. Дворец под его галерею отдан шикарный. В нём же отличный ресторан под стеклянной крышей. Подавали шашлыки (горячие) и хорошую закуску, вино, водку (холодную).

Хорошо, что пока всё удалось решить с Петром Ивановичем. Тут же (утром) он включил меня в состав паломнической делегации на Соловки. Договорились, что «Вертикаль. ХХI век» во время запорожского заседания «Московского интеллектуально-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова)» раздадим (последний выпуск) всем гостям.

Ещё в Союзе, из газеты «Российский писатель» узнал, что умер Сергей Викулов. На похоронах были и В.Н. Ганичев, В.Н. Крупин и Ю.В. Бондарев, О.Н. Шестинский.

Утром позвонил Олегу Николаевичу в Переделкино. Обменялись новостями. Он знает о письме Ларионова ко мне и советует очерк  «Я был в душе осенним человеком» публиковать в журнале «Слово». Я пока в раздумьях. Если из него всё связанное с Юрием Адриановым убрать и оставить только «конфликт», как советует Арсений Васильевич, то мне кажется, это будет выглядеть слишком мелко. Похоже на сведение каких-то личных счетов. Подобного хотелось бы избежать и не дать повода недоброжелателям упрекнуть меня в зависти к Шамшурину.

 

8 - 9 июля  Кунавино

Ненадолго ходили в лес за ягодами - черника, земляника. Пережили почти бурю с сильным ветром, молниями и дождём. В это время мылись в бане.

Свет отключился. В доме темно. Может быть, это и подтолкнуло меня уехать из деревни. Конечно, хоть и было уже поздно, попали в пробку от Борской развилки и до моста.

 

13 июля

Второй раз за эту неделю встречались в «Дятловых горах» по вёрстке очередного выпуска «Вертикали. ХХI век». Вроде бы уже всё сделали. Но начал сегодня смотреть последний вариант и опять нашёл множество мелких, но очень неприятных ошибок и недочётов. Нужно исправлять.

Отдал Игорю часть долга за прошлый номер.

На днях звонила Наташа Адрианова, всё с более и более шокирующими новостями относительно её взаимоотношений с Александром Марковичем Цирульниковым и Олегом Рябовым. Всё-таки по духу, как я давно уже догадался, они близкие люди. В отношении с Наташей наглы и напористы. Валерий Шамшурин, напротив, труслив. Рябов ей заявил: «Ты что, ещё не поняла, кто теперь в городе главный? Я теперь главный». Правда, где именно и в чём главный - не уточнил. Я думаю, он имел в виду наш Союз писателей, вообще литературную жизнь. Вот уж где безмерная самонадеятельность.

 

15 - 16 июля  Кунавино

Когда ехали к понтонному мосту через Волгу, не обошлось без инцидента с ГИБДД - за проезд по обочине. Догнал меня сотрудник на мотоцикле. Но обошлось.

В деревне отдохновение от невыносимой жары. Вечером ходил полураздетый около дома (после бани), а ветерок прохладный нежно так ласкал кожу. И вокруг всё было покойно - небо, дальний лес, проулок, тишина.

 

17 июля

Из деревни выехали в четыре утра - день получился длинным и «сонливым».

Выправил статью о встрече с Саратовским губернатором.

Сделал все намеченные звонки.

В Питер Розе - Виталик записал время нашего с Ириной приезда и пообещал всё приготовить. Я попросил лишнего не хлопотать и нас не встречать - дорогу знаю, сам дойду до офиса.

В Васильсурск Заноге - Владимир рыбачит и занимается хозяйством. У него там полно гостей, но это и хорошо - лишние руки в помощь что-то сделать в строительных хлопотах. Рассказал ему об обложке «В-17» с фотографиями скульптур В.М. Клыкова. Одобрил искренне. Оказывается, Владимир теперь профессор Славянской академии.

В Нижний Ингаш Прохорову - Сергей Тимофеевич, похоже, отдыхал. Вчера отмечал день рождения. Он подготовил третий номер своих «Истоков», где и мой рассказ «Последний день». Напомнил ему об обещании прислать мне диск с песнями своими, да сообщил, что его публикация в этом выпуске «Вертикали. ХХI век» уже идёт.

Из нижегородских новостей - окончательная правка вёрстки «В-17» откладывается на несколько дней. Михаил очень занят. Был и звонок Александра Пашкова, оставивший в моей душе тягостное впечатление.

 

18 июля

В очередной раз встречались у меня с Юрием Покровским и Владимиром Цветковым по поводу обсуждения наших рукописей для публицистического сборника. На этот раз разговор получился довольно острым, но продуктивным. По моему убеждению, сборник вполне может состояться, если в это дело не вмешается ещё кто-то.

Побывал в храме на улице Полтавской на заседании Георгиевского общества. Разочарование. Долгая, нудная и пустая говорильня.

 

19 июля

Подписал окончательно вёрстку и обложку «В-17». Всё сдано в типографию. Облегчение!

 

21 июля

Утром домой заезжал Борис Лукин. Скоро он будет участвовать в каком-то литературном форуме в Польше. Взял для представления там «Вертикаль. ХХI век».

Позвонил (по просьбе Бориса Селезнёва) М.И. Донскову. Старику скоро восемьдесят лет. Хочет выпустить итоговую книжку. Просит меня в неё о нём что-нибудь написать. Пообещал, что сделаю, и, может быть, через какое-то время к нему заеду. Давненько мы не виделись.

В «Волгагеологии» собирались своей публицистической группой. Я предложил перейти от обсуждения рукописей к составлению самой книги. Написал примерное её содержание. Сегодня же впервые заговорили - где будем искать деньги на издание. Пока никакой определённости. Но пошли с Покровским пешком прогуляться, и дошли аж до Окского моста. Многое обсудили. Думаю, финансовая проблема разрешима. Через мост я пошёл уже один. Встречный ветер (хотя тепло, солнечно), песок в лицо.

 

23 июля

После звонка Покровского встретились с ним на площади Ленина. В.М. Степанов, как я и предвидел (но всё-таки надеялся), финансирование публицистического сборника (за счёт средств выделяемых для публикации «Учёных записок Славянской академии») осуществлять не будет. К тому же сказал, что статьи Покровского многие критикуют за старомодность и непрофессионализм.

Я предложил план действий - в сентябре всё решить по финансированию, в октябре подготовить вёрстку и отдать её в работу типографии «Дятловы горы», в ноябре получить книгу и начать её презентовать по всем нижегородским тусовкам, в прессе... Выпускающее издательство - «Вертикаль. XXI век». Почему-то мне кажется, что всё должно получиться.

 

24 - 29 июля  Санкт-Петербург

Днём сходил на улицу Минина в «Дятловы горы», встретился с Игорем Преловским. Отдал ему деньги, договорились о печатании «В-17» к 5 августа и моей книги «Сопротивление нелюбви» к 15 августа (стоимость 15 тысяч рублей).

На поезде отправились с Ириной в Санкт-Петербург.

Пешком дошли до офиса «Всерусского собора» на 10-й Советской улице, который оказался закрытым. Оказывается, нас ушли встречать на вокзал. Это недоразумение быстро разрешилось. Устроившись, немедля отправились в город по Невскому проспекту. Жарко. К тому же Мраморный дворец оказался закрытым. Сидели на лавочке на Марсовом поле, гуляли по городу в окрестностях Невского проспекта. Вечером Виталий Розе у себя дома устроил ужин. Просидели двумя парами аж до трёх часов ночи. Но как много интересного и личного узнали мы с Ириной об этих людях.

26.07. Мраморный дворец разочаровал. Отреставрированных залов мало и убранство их не впечатляет. Хороша выставка картин Поленова. Но главное - для меня он всё-таки художник весны. И жанровые картины, и пейзажи этого времени года эмоциональны, вдохновенны, чувственны.

В этом же дворце посмотрели ещё две выставки. Одна - антикварное собрание вещей, мебели, картин одной семьи. Выставка и воспринимается, как салон антикварного магазина. Другая (художественная) - тоже семейная какой-то пары с Запада. Пружины, железки, мазня по холсту, шкаф, заполненный глиняными кирпичами...

Другое дело Михайловский (Инженерный) замок. Впервые побывал в нём, войдя через ворота во внутренний двор. Выставка скульптурных портретов императоров. Узкие и маленькие залы, крутые внутридворцовые винтовые лестницы. Но та часть залов, по которой мы прошли во втором этаже - малая часть всего комплекса - замечательна убранством и выставленной живописью русских художников, работавших в XIX веке в «античном» стиле. Вид же из окна большой залы - на балкон и далее Летний сад, Марсово поле, Мраморный дворец, шпиль Петропавловской крепости - великолепен.

После небольшого отдыха направились с Ириной пешком через весь Невский проспект в Александро-Невскую Лавру. Зашли в Некрополь. Покоробило, что за вход туда (обозвали это место музеем городской скульптуры) берут деньги. Знал бы Ф.М. Достоевский, что с тех, кто придёт поклониться его праху, потомки большевиков будут брать деньги. Там же, среди могил русских гениев - художников, музыкантов - циничное надгробие над могилой замечательного театрального режиссёра Георгия Товстоногова. Уродливое изображение как бы распятья, креста. Модернизм, который в этой теме оскорбителен. Думаю, что всё сделано нарочито, осознанно.

Гуляли по внутреннему двору Лавры. Могилы молодых комсомольцев. Я зашёл в почти пустой храм и приложился к раке с мощами Александра Невского.

Лавра оставляет впечатление бедности, малоухоженности и неопрятности.

Домой по новому маршруту шли опять пешком. Приметили кафе, куда обязательно зайдём завтра.

27.07. Пошли в кафе, но забрели и в магазин фарфора Ломоносовского завода. Выставленными в специальных витринах экспонатами магазин музею ничем не уступает. Ходили и восхищались. Видели там и «наших» птичек. Купили сувениры себе и девчонкам - чашечки с блюдцами, стопочки, декоративные тарелки с видами Питера, скульптуру оленёнка.

Зашли ещё и в магазин «Русский лён». Тут покупки делала одна Ирина.

Обедали в кафе. Чтобы не таскать пакеты, вернулись к себе и уже из дома по ул. Некрасова пришли на площадь Искусств. Осматривали экспозицию этнографического музея с большим интересом. Костюмы, утварь, детские игрушки, наряды и украшения.

28.07. Пошли в музей Пушкина на Мойке. Он закрыт. Выходной. Само здание реставрируют - всё в лесах. Отправились в Строгановский дворец. Как и в Инженерном замке, часть залов отреставрировали и открыли к юбилею города. Богато и красиво. Великолепная выставка древних икон, шитья золотом и серебром.

На первом этаже выставлены этюды, пейзажи и портреты тюменского художника. Мило, светло и не более. Приятная выставка. Была там одна маленькая работа - деревянная, старая, начинающая разрушаться часовенка под высокими, позолоченными осенью берёзами. Ветер рвёт ветви. И этот островок посередине (на вершине) невысокого холма. Буквально слышится шум берёз. И что-то тоскливо-одинокое откликается в душе.

Обедали в новом кафе. Гуляли вдоль каналов, у Исакиевского собора, памятника Петру, Адмиралтейства. Сидели в дворике у фонтана в Зимнем дворце.

Домой первый (и единственный) раз поехали на автобусе. Ещё днём позвонил Виталий, предупредил, что вечером привезут номер «Всерусского собора» (где и мои очерки цикла «Дорога») и по этому поводу намечено немного посидеть, выпить. Мы вышли из автобуса на проспекте Суворова. Немного поплутали по Конной, прежде чем оказались на знакомом Перекупном переулке.

Номер журнала получился удачным.

29.07. Гуляли по набережной Фонтанки, у Инженерного замка, по улице Некрасова. Звонил Виталий, напоминал, что они нас ждут на прощальный обед  (Галя готовит казахский бешбармак) и просил не задерживаться. С сумками пришли к Розе. На славу поговорили, выпили две бутылки вина, и они проводили нас на вокзал.

 

31 июля

Звонил М.И. Кодину. Сказал, что «В-17» готов. Пообещал на следующей неделе привезти.

У меня собирались по поводу книги публицистики. Покровский подготовил письмо на имя губернатора за своей и моей подписью. Подписали и отнесли его вдвоём в экспедицию областной администрации.

Эти встречи вскрывают всё больше и больше различия в наших мировоззренческих взглядах. Но странно - от этого они (наши споры) только интереснее и уважительнее друг к другу.

 

1 - 4 августа  Кунавино

Сломало ближнюю (из молодых) к веранде яблоню. Пришлось её разрубить и распилить. Порвало толь на крыше бани. Всю крышу надо переделывать. Это уже превратилось в проблему.

Собирали ягоды, я рубил жерди. Дописал заметку к книге Михаила Ивановича Донского и написал письмо Шестинскому.

На обратном пути очередной штраф от ДПС.

 

7 августа

Был в типографии  «Дятловы горы». Журнал готов, завтра можно забрать.

В три часа дня пришёл Цветков. Принёс в подарок вторую свою книгу. Проговорили почти три с половиной часа. Владимир Гергиевич интересный, хорошо знающий историю православия собеседник. В общении доброжелателен и ненавязчив.

Пришло письмо от О.Н. Шестинского. В нём и статья «Прощание с названным братом» о болгарском поэте Павле Матеве. Олег Николаевич просит побыстрее сообщить результат - буду ли печатать. Завтра позвоню.

 

9 - 11 августа  Москва

Ехать пришлось в плацкартном вагоне на проходящем в 3-30 ночи через Нижний Новгород каком-то сибирском поезде. Конечно, не спал, а только пытался уснуть.

Накануне полученные «В-17» в первую очередь отвёз Кононенко (2 пачки), а затем Кодину (тоже 2 пачки). В «Мотор Сич» ещё и в гостиницу устроился. У Кодина в кабинете провёл остаток дня до нашего отъезда в ресторан на Бронную. Михаил Иванович уезжал, а я читал книгу Н.Н. Яковлева «Сталин: путь наверх». Любопытное историческое исследование, начиная с детских лет вождя.

В Клубе Н.И. Рыжкова на этот раз отмечали день рождения Ю.Я. Таратухи - президента компании «Белый дом». За нашим столом собралась хорошая компания: доктор технических наук и доктор экономических наук Геннадий Петрович Воронин, ректор Литературного института им. М. Горького, доктор филологических наук Сергей Николаевич Есин, академик Российской академии сельскохозяйственных наук, доктор технических наук Вячеслав Иванович Черноиванов, адмирал Игорь Владимирович Касатонов, кандидат экономических наук, бывший зам. министра транспорта СССР Эдуард Сергеевич Поддавашкин и я. Спиртное не пил никто - немного сухого красного вина попробовал только я. Кодин передал Касатонову номер «В-17». Адмирал остался доволен публикацией его статьи. Поддавашкин прочитал кусочек репортажа о заседании Клуба, где он поздравлял Трошина.

10.08. Утром на вокзале. Билетов до Нижнего Новгорода нет. Вернулся к Петру Ивановичу в «Мотор Сич». Он помог запустить мою книгу в производство - профинансировал. Созвонился с Шестинскими и поехал к ним в Переделкино. Дорогу, начиная от дачи Бориса Пастернака (музей) и до их дома, разворотили строители. Пришлось пробираться по обочинам.

Несколько часов просидели за чаем. Олег Николаевич рассказал о звонках ему Михаила Чижова. И ему, и мне за них стыдно. Тот предлагал Шестинскому деньги, хотел опубликоваться в «Слове» и сказал мелкие пакости обо мне. Мои воспоминания об Адрианове Ларионов, без моего согласия, запустил в производство, и они вот-вот должны выйти в журнале «Слово». Я этой публикации не хочу, но теперь уже ничего не поделаешь. У меня создалось впечатление, что Арсений Васильевич спешит рассорить меня со всеми, чтобы побыстрее привязать к себе, окончательно перевести в свой лагерь. Перед отъездом из Нижнего я получил от него письмо с книгой «Записки из андеграунда» и газетами «Патриот», где перепечатана из журнала моя статья в защиту Вячеслава Михайловича Клыкова. В книге же (это мне сегодня показал Шестинский) он назвал меня среди тех, «кто словом и делом поддержал меня в этой неравной борьбе Добра и зла». Для меня такая оценка - полная неожиданность.

11.08. Утром на Курском вокзале в надежде купить билет. Тщетно. Пешком прошёл до Ярославского. Там есть, но меня не устроило время. Вновь вернулся на Курский и купил билет на автобус - дополнительный рейс в 15-30.

Поехал в гостиницу за вещами, оттуда в Союз писателей России. Уже в коридоре встретил уходящего Переяслова. Николай вернулся в кабинет, чтобы подарить мне книгу Марины «О самом главном. Беседы с пассионариями России» («Общество дружбы и развития сотрудничества с зарубежными странами», 2006 г.), где есть большое интервью со мной «Надо идти своей дорогой». Мы и с Мариной Вячеславовной затем поговорили по телефону. Для меня эта публикация - полная неожиданность. Вот то, что в «Российском писателе» вышла моя статейка о Нижнеингашском альманахе «Истоки» - это я предполагал, потому и взял несколько газет для себя в редакции.

Оставил Николаю «В-17». Он пообещал, что откликнется на выпуск в «Дне литературы», на странице хроники.

Перед тем, как вместе уйти, зашли к Геннадию Иванову. Тот подарил книгу своих стихов и предложил съездить в десятидневную поездку в Сибирь. Я согласился и пообещал позвонить окончательно о своём решении в понедельник.

В метро пошли с Николаем. Конечно, говорили о Шестинском. Посоветовал Николаю позвонить Олегу Николаевичу. Он этого делать не будет. Они с Мариной зависимы по работе от противоположного лагеря. Мне в эти склоки никак не хочется влезать.

На Комсомольском проспекте у метро «Парк культуры»  снимают фильм. В сцене занят Валерий Золотухин - низенький, щупленький.

Длиннющая, утомительная дорога домой. Больше восьми часов. Читал, смотрел фильм. Вспоминал, как сегодня у вокзала меня остановили милиционеры, проверяли документы. Если бы от меня хотя бы чуть-чуть пахло спиртным - явно, что стал бы их жертвой.

 

12 августа

Во-первых, пришло письмо из Вологды - большой отклик на мою публикацию о Михаиле Жаравине в журнале «Слово» («Недописанное письмо») - от Дмитрия Ермакова.

Во-вторых, звонила Наташа Адрианова, спрашивала у Ирины, пойду ли я на день памяти Юрия Андреевича. Утром позвонил ей и узнал, что все собираются в 10-00 в областной библиотеке. Поехал. Получил от Цирульникова книгу воспоминаний (там и мой очерк) и диск с песнями на слова Адрианова.

В зале особого разговора не получилось. Хорошо, достойно выступила Наташа, дав оценку прошедшему после похорон году - потеряны старые друзья, обретены новые. Впрочем, всё это без имён.

Небольшой стол в кабинете директора библиотеки. Большущая коллекция сувенирных туфелек. А потом на заказанном автобусе (без Наташи) на кладбище. У могилы витийствовал Сергей Чуянов. Я недолго постоял и не торопясь вернулся к автобусу.

В квартиру к Наташе поднялся, но только чтобы с ней попрощаться. Договорились в ближайшее время созвониться. Она успела мне предложить стать председателем комиссии по литературному наследию Адрианова.

 

13 августа  Кунавино

Поехали рано. У старой антоновки обломилась одна из основных ветвей. Распиливал её, уносил с огорода соседей. Пока Ира собирала смородину, я топил печь в доме, укреплял крышу во дворе. Поставил четыре столба. Теперь весной не буду бояться снега на крыше. Вообще, это одно из необходимых, основных дел.

Вечером топил баню. Мылись. Вышел, а деревню окружает со всех сторон туман, постепенно наползающий к дому нашему. Небо чистое, звёздное.

 

14 августа

В деревне поднялись в три утра. Темно. На посту у моста остановили, проверяли с прибором на алкоголь. Последнее время милиция ко мне внимательна необычайно. В десятом часу отогнал машину в гараж.

Вывез тираж журнала в «Волгагеологию». Забрал электронный макет книги «Сопротивление нелюбви» у Геннадия Щеглова. Завтра его начнём готовить в производство.

Позвонил Юрию Голубицкому. Он подготовил мои документы на премию «Хрустальная роза Виктора Розова».

Геннадий Иванов меня огорошил - места в Хантымансийск на меня не хватает. Зачем тогда уговаривал ехать?

Когда шёл из Союза писателей через Кремль, повстречал Галину Алексеевну Селивёрстову - бывшую журналистку отдела культуры в «Горьковском рабочем». Стояли у здания городской администрации и разговаривали. Вспоминали Адрианова. Подарил Галине Алексеевне «В-17». Хорошо, что один журнал оказался с собой.

 

15 августа

За два дня отослал журнал почти по всем обязательным адресам. Прочитал рукопись, которую Шестинский передал мне в Переделкино. Понравилась. Позвонил Олегу Николаевичу, сказал о своём впечатлении, чем доставил старику несколько приятных минут.

Приходил Владимир Цветков. Принёс газету «Русь православная». Опять проговорили полтора часа.

Вечером позвонила Наташа Адрианова. Похвалил её выступление в библиотеке. Она поделилась впечатлениями от прочитанных в книге воспоминаний. Многое в них ей не понравилось. Договорились завтра повидаться.

 

16 августа

Щеглов начал верстать книгу публицистики «Русское» - ту, что я собрал от нашего «общества публицистов».

Был у Наташи Адриановой. Отдал рукопись своих воспоминаний о Юрии Андреевиче (окончательный и полный вариант). Она рассказала удивительные случаи, связанные с незримым присутствием Юрия Андреевича в квартире (падение листка с эпитафией к ногам скульптора, падение необходимой книги с полки) и сон - Юрий был в нём здоров, весел, в блистающем костюме и предупредил, что сейчас он исчезнет, но вода - это привет от него. Когда Наташу в шесть утра разбудила собака, прихожая и кухня были залиты водой из прорвавшегося шланга.

 

19 - 20 августа  Кунавино

Ночью небо полыхало от дальних молний. Стоял невнятный гул громовой, а затем всю ночь и утро шёл дождь. Под ним и яблоки с земли собирали от летней яблоньки на дальнем участке. Уехали в полдень. Опять изматывающая нервы пробка.

 

21 августа

По телефону М.И. Кодин подтвердил, что в Запорожье летим 11 сентября вечером. Журнал представлять тоже буду.

Андрей Ребров, которого наконец-то поймал в Питере по телефону, рассказал, что продолжает работать в охране. На контакт с Виталием Розе идти никак не хочет. Видимо, во время разрыва посторонним людям много друг о друге наговорили дурного. Теперь обида не допускает прощения и примирения. Предложил ему прислать что-нибудь для «Вертикали. ХХI век» и сказал, что помню его добром.

 

22 августа  Заволжье

Поездку организовал Союз журналистов. Руководил всем Сергей Петрович Чуянов.

В администрации за чаем встретились с главой города. Пешком прошлись по центральной площади и проспекту. Побывали в музее города, в детской школе ремёсел, в детском саду, где проходят реабилитацию дети с параличом, в школьном музее Молодогвардейцев. Съездили на завод гусеничных тягачей, Заволжский моторный завод, мебельную фабрику, ГЭС. Всё было интересно. Журналисты много чего для себя наработали. Я же ничего писать не буду - некуда.

 

23 августа

Побывал у Донскова. Михаил Иванович не то чтобы постарел, одряхлел - нет. Но как он сам говорит - организм износился. В его облике глубокая утомлённость. Совсем плохо видит. Читает в очках и с лупой. Просил меня читать вслух его стихи. Я читал. Назвал Михаил Иванович мне теперешнюю свою пенсию - 52 тысячи рублей.

 

24 августа

В областном комитете культуры встречался с Натальей Ивановной Лещёвой. Сказал о предстоящем своём пятидесятилетии и предложил профинансировать издание книги избранной прозы. Она меня обнадёжила, почти пообещала. Нужно принести письмо с ходатайством. Я сразу сказал, что принесу не из Союза писателей - чтобы не быть обязанным.

 

25 августа

Не сразу, к концу дня дозвонился до Переделкина. Трубку взял Олег Николаевич. Они с Ниной Николаевной только что приехали из поликлиники. В понедельник Шестинский ложится в больницу. При ходьбе не может дышать, задыхается. Это его угнетает. В больнице обещают хорошие условия, и Олег Николаевич будет продолжать работать. Оказывается, как я узнал из разговора, номер «Слова» с моим очерком в типографию подписали только несколько дней назад. Выходит, Ларионов слукавил и просто меня обманул, чтобы я не забрал рукопись «Я был в душе осенним человеком...».

 

31 августа  Кунавино

На этой неделе забрал у Щеглова первоначальный вариант книги «Русское».

По телефону разговаривал с Заногой. Владимир приехал из Крыма. В первый же день у моря упал, сломал руку и ушиб позвоночник. Но теперь дело идёт на поправку.

С Сергеем Шестаком ездили ко мне в деревню за грибами. Набрали по ведру лисичек, подосиновиков и подберёзовиков. Сергей провёл в доме целую фотосессию. Снимки запишет на диск. Останется память.

 

1 - 3 сентября  Кунавино

Позвонил М.И. Кодин, спрашивал паспортные данные для полёта в Запорожье. Из Питера будет только Виталий Розе. Володя Шемшученко едет в Сибирь: «С Ганичевым» - так сказал Михаил Иванович. Вчера питерцы были в Москве. Как я понял, привозили новый номер газеты «Небесный всадник», где напечатан мой материал о выступлении губернатора Ипатова в Клубе Н.И. Рыжкова.

В деревню поехали поздно вечером. Почти в ночь. Обошлось без пробки. Сделал там ещё одно значительное хозяйственное дело - очистил от ржавчины крышу над верандой. Теперь надо красить.

Вечером в воскресенье собрались у Александра Павловича Пашкова в квартире его родителей на улице Бурнаковской (я, Жильцов, Юрин). Година смерти его матушки.

 

5 сентября

Состоялся разговор у Юрия Покровского в пресс-службе губернатора. Никаких надежд на финансирование сборника. Но вёрстку книги взяли почитать. Любопытствуют. Ещё новость оттуда же. Создаётся издательский совет при областной администрации. Опять там будет Шамшурин. Не зарубил бы он помощь мне на издание книги к юбилею. Впрочем, может и лучше от всех них держаться подальше.

 

6 сентября

Вечер в мастерской у Владимира Заноги. Не виделись целое лето. И у него, и у меня много поездок. За это время я выпустил номер «Вертикали. ХХI век», он написал много этюдов. Так что поговорить было о чём. А за стенами выл ветер, пробиваясь сквозь невидимые щели шевелил занавески на больших окнах. Мы же ели горячую картошку, солёного леща, пили крепкую настойку. Подобные встречи так дороги, так спасительны...

 

7 сентября

В саду у Юрия Покровского, который в овраге за улицей Бекетова, провели нашу очередную встречу публицистов (хозяин, я, Цветков). Понятно, что никакого конкретного плана  по поиску денег для издания книги  ни у кого нет.

Немного прошлись по дачному массиву - до родника, вода в котором (я под его струёй мыл яблоки) ледяная.

Из-под яблонь пошли пешком с Юрием Николаевичем до площади Минина и Пожарского. Покровский всё уговаривал меня пойти на заседание Георгиевского общества, но я категорически отказался. Не смог себя «переломить», помня ту скуку, что испытал ранее однажды, побывав у них.

В строительном институте, благодаря Хромову, удалось решить проблему с Наташиным экзаменом.

 

8 сентября

Разговаривал по телефону с Ниной Николаевной Шестинской. Олег Николаевич на следующей неделе выписывается из больницы. С сердцем у него неважно, но подлечили. Сигнал «Слова» с моим очерком она уже видела. Я пообещал заехать к ним в Переделкино после Запорожья.

С Сергеем Шестаком в Доме архитектора посмотрели выставку проектов памятника Нижегородскому князю Юрию Всеволодовичу. Мне понравилась работа В.И. Пурихова и ещё одна, состоящая из трёх фигур. Хотя место для памятника (перед Законодательным собранием) выбрали не совсем удачно. Эти памятники просятся на Откос, на волю.

Пришли альманахи «Истоки» от С.Т. Прохорова из Нижнего Ингаша. Я порадовался - всё начинает приобретать вид настоящего издания.

 

9 сентября

Получил в типографии первые двадцать книг из общего тиража «Сопротивления нелюбви». Это моя лучшая книга!!!

 

11 - 14 сентября  Москва - Запорожье - Москва

Набрал журналов, взял книги и на утреннем поезде поехал в Москву. В гостинице «Мотор Сич» на Соколе встретился с Виталием Розе, а уже оттуда в четыре часа на машине отбыли во Внуково. От Московского интеллектуально-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова) в Запорожье полетело 26 человек. Состав представительный. В Запорожье встречал П.И. Кононенко. Всех повезли на Хортицу в ресторан (отличный), затем в гостиницу «Украина», расселили в просторные одноместные номера с холодильником, набитым закусками и напитками на любой вкус.

12.09. Утром поехали на завод. Богуслаев провёл подробную экскурсию по музею и по сборочному цеху. Много фотографов, операторов. Сборочный цех произвёл особое впечатление тишиной, сосредоточенностью. Там же выставили товары народного потребления от сепараторов и мясорубок до бензопил и лодочного мотора.

В большом актовом зале открытое заседание Клуба. В.А. Богуслаев вновь коротко рассказывает о стратегии развития завода. Н.И. Рыжков вручает ему премию им. Косыгина. Кодин, Новожилов, Касатонов, Карпов вручают награды Академии безопасности и правопорядка. Здесь всё как всегда и без особых новшеств. Правда, хорошо, что вручили медали (с деньгами в конвертах) нескольким ветеранам войны. Это воспринималось особенно трогательно.

Сумку с журналами мы с Виталием протаскали зря. Правда, у нас её забрал кто-то из устроителей завтрашних круглых столов. Да один экземпляр моей книги взял себе Кодин.

Обедали на заводе. Потом долгая и обстоятельная экскурсия по Днепрогэсу, поездка на водочный завод «Хортица». (Новенькие линии блестят нержавеющей сталью, все работают не останавливаясь, корпуса, только что построенные на пустыре около города). Молодой директор бандюганского вида, может быть, только что перестал ездить на «разборки». Его джип во дворе - вместо автомобильного номера табличка: «Хортица». Устроили дегустацию. Вручили нам подарки.

На теплоходе плывём по Днепру. Закат. Стоял у борта и смотрел на воду - медно-красную от заката, перекатывающуюся за кормой волнами.

Ужинали в каком-то пансионате завода за городом - с тостами, обильно.

13.09. Наш круглый стол - встреча творческой интеллигенции. Вёл Сергей Николаевич Есин. Небольшой зал (видимо, для расширенных заседаний) был полон. Пришли от местного Союза писателей, из газет, от театра. Разговор получился хотя и не очень содержательным, но любопытным - о переводах, о том, что разъединившись, наши культуры многое теряют... Всем присутствующим заранее розданы наши журналы. Елена Всеволодовна Богородицкая привезла книги от Клуба Н.И. Рыжкова, в том числе и сборники интервью Марины Переясловой «О самом главном. Беседы с пассионариями России», где есть и беседа со мной («Надо идти своей дорогой»).

Обедали в Конном театре (я там уже третий раз) на Хортице. Богуслаев одарил нас на память серебряными гривнами. После обеда я отдал «Сопротивление нелюбви» П.И. Кононенко и В.А. Богуслаеву. Так и отправились в аэропорт (оказывается, у «Мотор Сич» он свой). Там нас, кроме всех остальных, провожал и архиепископ Василий. Мы с Виталием взяли у него благословение. А владыка, оказывается, отдельно встречался с И.В. Касатоновым, с которым они дружны ещё с Севастополя. (Кто-то, кажется, сам Игорь Владимирович передал слова владыки: «Я четырёх адмиралов похоронил».) Кстати, мы договорились с Касатоновым, что он входит в редсовет «Вертикали. ХХI век» и передаст к  концу года для журнала новую свою статью.

В самолёте опять пили водку. А на выходе всем был явлен сюрприз от Богуслаева - пакеты с куском сала, банками с мёдом, бутылкой перцовки «Немирова».

Ночевать остался в гостинице «Мотор Сич», Виталий Розе проехал на машине дальше, до вокзала. На душе от этой поездки и хорошо, и смятение. В некоторых вещах, во взаимоотношениях ещё предстоит разобраться.

14.09. Этот день специально запланировал для Москвы. Погода оказалась замечательной - сухой, тёплой, солнечной, с холодящим ветерком.

Ещё из номера позвонил Нине Николаевне. Она (похоже, её разбудил) днём собирается в больницу забирать Олега Николаевича. Договорились, что лучше мне сегодня его не беспокоить. Да это и мне удобнее, успею побегать по Москве по своим делам.

В первую очередь поехал к А.В. Ларионову в издательство «Советский писатель» на Поварскую. От метро «Красная Пресня» дошёл пешком. Но Арсения Васильевича ещё не было на месте. За ним только что ушла машина. Передав охране, что я ещё зайду, пошёл пешком в Союз писателей России на Комсомольский проспект. (Перешёл через Новый Арбат и по Большому Афанасьевскому переулку практически дошёл до Храма Христа Спасителя, а там уже дорога известная, много раз пройденная). В доме пустынно, все кабинеты заперты. Но повезло - пришёл один человек из редакции «Российского писателя». Выдал мне и «День литературы» и свои газеты. В «Дне» прочитал заметку Николая Переяслова о «В-17». В других газетах ничего стоящего.

В «Советском писателе» А.В. Ларионов дал команду охране, чтобы сразу пропустили меня к нему, он ждёт. Секретарь выдала гонорар за очерк и номера «Слова». Арсений Васильевич, как всегда, подвижен, бегает по кабинету, приёмной. Разговариваем на ходу. Дарю ему «Сопротивление нелюбви» и ещё один экземпляр оставляю для Шестинского. Оказывается, Олег Николаевич стал почётным профессором Московского государственного открытого педагогического университета им. М.А.Шолохова.

От Ларионова не спеша вернулся в гостиницу, оттуда с перегруженными сумками - на вокзал. Выехал заранее, чтобы не спешить, не бегать в метро по эскалаторам с тяжёлой поклажей.

 

15 сентября

Сразу два письма дожидалось на работе - от Марины Переясловой и О.Н.  Шестинского. Марина прислала газеты со своими публикациями. Олег Николаевич тоже газету с отрывком из повести и горькое письмо, написанное в больнице. Я сразу позвонил ему в Переделкино.

Говорили о том, что соскучились друг по другу. Десять рассказов Олег Николаевич написал в больничной палате. Читал там В.В. Розанова. Я пообещал, что на следующей неделе постараюсь приехать в Москву и побывать у него. Шестинский перечитал мой очерк в «Слове» (и не один раз), и считает его очень сильно написанным. Мои отношения с Московским Союзом оценивает трезво. Считает, что их он по-настоящему не задевает и потому с той стороны «удара» последовать не должно.

 

18 сентября

Рассчитывал завтра с Алексеем Марковичем на машине уехать в Москву. Но поездка сорвалась - он едет поездом. К тому же Кодин в Китае, Кононенко в Запорожье. Дозвонился до Заноги, но и Володя на яхте где-то далеко на Волге пишет этюды. Хотел его позвать с собой в деревню. Теперь придётся ехать одному.

Мысль отправиться в Кунавино пришла после неудачных звонков. Погоду обещают хорошую. Надо заняться крышами, попробовать пописать, да и просто успокоиться, морально отдохнуть.

Завтра в Союзе писателей заседание правления, но я на него не пойду. Неужели из-за этого тратить день.

Разговаривал по телефону с Борисом Лукиным. Два раза он проезжал мимо меня по железной дороге (ездил с делегацией Союза писателей России в Сибирь). Теперь зовёт к себе на рыбалку. Да разве у меня в деревне хуже?

После долгих затяжных дождей погода налаживается. А то в выходные и носа на улицу высовывать не хотелось. Писал письма Ларионову и Шестинскому (сегодня отправил) да и «вехи из биографии» для юбилейной библиографии.

Тянет к Шестинскому в Переделкино. Так хочется с ним повидаться, поговорить.

 

19 - 22 сентября  Кунавино

Осуществил давно задуманное - пожить одному в деревне, позаниматься хозяйственными делами, пописать.

За эти дни внутренне удивительно успокоился. Почти не хотелось есть. Проснувшись, утром садился за стол и писал. Днём занимался крышами - ремонтировал на бане, красил на веранде. Вечером и ночью опять писал. За три дня закончил большой очерк о Шестинском.

В четверг позвонил Юрий Покровский. По поводу сборника в областной администрации говорят расплывчато. Но вот с депутатом городской думы у него произошёл очень хороший разговор с обещающим интересным предложением. Отдал ему Юрий Николаевич номер «Вертикали. ХХI век», чем несказанно удивил, что такой журнал существует. Депутат взял для чтения вёрстку сборника «Русское». А нам надо думать уже о следующем сборнике.

Вернулся домой в пятницу днём.

 

23 сентября

Утром позвонил Покровский. Встретились в 11-00 на ярмарке. Обсудили наши дальнейшие действия по «продвижению» сборника. Я настоял, что составителями должны оставаться только мы. Остальные могут быть только соавторами. Иначе очень быстро все переругаемся (при обсуждении материалов и отстаивании собственных позиций) и разбежимся, чем погубим дело. Вдвоём компромисс всегда найти легче, понять друг друга проще. Обсудили обложку (есть несколько вариантов, но остановились вроде бы на самом простом - чёрный фон, белый старославянский шрифт, или стилизация под него - «Русское») и возможное содержание следующего, второго сборника. Я предложил посвятить его вопросам культуры.

Оказывается, уже вышел сборник В.М. Степанова «Учёные записки Волго-Вятского отделения Международной Славянской академии наук, образования, искусств и культуры. Выпуск 19», где есть и моя статья «Социальный бунт: возможен ли он в современной России?».

И ещё - сегодня утром, когда Наташа спала, к ней в комнату в открытую форточку влетела синичка. Наташа проснулась от того, что птичка стала биться в стекло. Она её поймала и выпустила на волю.

 

27 - 29 сентября года  Москва

С тяжёлым сердцем ехал я в этот раз. И поначалу в столице так всё и складывалось, как сердцем предсказывалось. С гостиницей вышла проблема, Кононенко должен быть только завтра. Не откладывая, позвонил Шестинским и поехал в Переделкино. Погода чудесная - тёплая и солнечная осень. Плащ надел зря. Пришёл, а они ждут меня, не обедают. Так и пообедали, и поговорили. Олег Николаевич точно понял задачу моей книги и для чего, почему, с каким чувством статьи, помещённые в ней, писались. Таким точным пониманием «Сопротивления нелюбви» я был поражён!

Тут же Олег Николаевич и листок со стихотворением мне вручил, которое написал по прочтении книги (перед этим вслух его прочитал - громко и сценически театрально).

В.В. Сдобнякову

Мне публициста Сдобнякова

молитвенно отверзлось СЛОВО

о Боге, Родине, святых...

Горюю, что на этом свете,

грешмя грешил я... И в ответе

предстать мне перед ликом их.

Я сам себя сужу сурово.

И среди множества людского

я беспощадно одинок...

И, погружаясь в Сдобнякова,

барахтаюсь я бестолково

под истинами его строк.

 

Нина Николаевна тоже «Сопротивление нелюбви» прочитала и похвалила - узнала много нового и познавательного (это ещё ранее, когда звонил им из Нижнего Новгорода и Олег Николаевич был тогда очень расстроен, даже духовно угнетён после звонка Олега Пономарёва - тот советовал перестать печататься в газете и журнале у Ларионова, как-то нехорошо говорил о нём). Ближе к концу разговора Шестинский предложил выдвинуть книгу на Международную премию имени М.А. Шолохова. Ну, это он погорячился.

Назад в гостиницу «Мотор Сич» вернулся затемно.

28.09. Состоялась встреча с Кононенко. Не очень обнадёживающая, но всё-таки. Слишком много кто ходит сюда за дармовыми деньгами. Вот и Кодин должен приехать (оказывается, он уже в Москве) за деньгами - оплата за вручённые в Запорожье ордена общественной академии). Петра Ивановича это обижает.

После встречи поехал в «Советский писатель». С Ларионовым не виделся, но через секретаря передал «Сопротивление нелюбви» для Юрия Васильевича Бондарева. Прогулялся по Москве. Погода уж очень располагала. Вечером встретились с Борисом Лукиным. В литературном музее на проспекте Мира вечер литераторов - довольно сумбурный и, как мне показалось, бесцельный. Какой-то азербайджанский поэт, ученик Юрия Кузнецова по ВЛК, еле-еле говорящий по-русски, читал свои переводы Высоцкого. Пожилая актриса читала свои стихи и рассказывала театральные истории. Художник представлял книгу иллюстраций тех, кто рисовал на сюжеты сказок Андерсена. И далее всё в том же духе.

29.09. В гостинице читаю книгу Арсения Ларионова «Заповеди блаженства», взятую у Шестинских. Захватила так, что потом и в поезде дочитывал.

Состоялась встреча с Кононенко. Хоть и частично, но вопрос финансирования Петром Ивановичем решён. Боялся, что и вовсе придётся возвращаться ни с чем.

 

3 октября

Вчера и сегодня звонил Ларионов. Арсений Васильевич приглашает на встречу со студентами для обсуждения 17-го выпуска «Вертикали. ХХI век». Это в Московский государственный педагогический университет им. М.А.Шолохова. Пока возможную встречу я перенёс на следующую неделю.

Звонила утром Наташа Адрианова. Работа над книгой стихов (вернее, двухтомником) Юрия Андреевича «Обретённые тетради» - более ста пятидесяти не публиковавшихся стихотворений - идёт своим чередом. Прочитала некоторые (совершенно замечательные) стихотворения по телефону. Понятно, что в архиве ещё много чего осталось. Вот как важно, что жена любила и любит, ценит труд своего мужа.

В издательстве у Игоря Преловского тираж моей книги готов. Потихоньку начал верстать следующий выпуск «Вертикали. ХХI век».

 

4 октября

Случайно узнал, что по электронной почте пришли письма. Кроме всего прочего, фотографии Владимира Павловича Полеванова с озера Байкал для его статьи «К истокам! (Великих рек)» был и пресс-релиз фонда «Хрустальной розы Виктора Розова», из которого узнал, что получил премию по литературе за издание журнала «Вертикал. ХХI век». Это очень кстати, если брать во внимание возможные последствия моей публикации воспоминаний оЮрие Адрианове в журнале «Слово».

 

6 октября

Половина вёрстки «В-18» сделана. Уже есть что показать в Москве. Распечатал очерк о Шестинском (условное название «Переделкинские встречи»). Его читал А.М. Коломиец, дал восторженную оценку. Сам я такого взгляда не разделяю, но видимо, что-то всё-таки удалось. Надо посылать рукопись Олегу Николаевичу для прочтения. Только хочу добавить в неё нашу беседу, ранее мною записанной на диктофон у него на дачи.

 

8 октября

Вчера позвонила Марина Переяслова, поздравляла с премией. Затем, то же самое Владимир Жильцов. Сегодня встречался с Юрием Марахтановым. Юра передал рассказы для журнала, и завёл разговор о перевыборах в Союзе писателей. Опять старая волынка. Противно всё это слышать в третий раз.

Сделал расшифровку беседы с Шестинским. Слушал кассету и словно вновь с Олегом Николаевичем разговаривал. Теперь очерк о нём завершён.

 

9 октября

Синоптики начинают обещать заморозки. А у меня в деревне ещё всё брошено. Надо завтра ехать, несмотря ни на что.

Звонил М.И. Кодину, А.В. Ларионову, О.Н. Шестинскому. В четверг надо бы быть в Москве. Но денег совсем нет.

Собирались у меня в кабинете секцией публицистов. Пустопорожняя болтовня начинает угнетать. Если не будет дела в  виде постоянного публицистического сборника - затея с секцией умрёт. Встречаться только для того, чтобы обсуждать огромные работы (многословные) Покровского?

Только шестого числа, вечером звонил Юрий Александрович Изумрудов. Говорил, что Вера Дмитриевна Смирнова, несмотря на свои девяносто два года, бодра и деятельна, готовит к публикации книгу своих воспоминаний. Сегодня же вечером мне позвонили домой - Смирнова скончалась. Похороны в среду.

 

10 октября  Кунавино

Сергей Шестак утром отвёз меня к гаражу. Оттуда сразу поехал в деревню. Осень в  полной красе - сухо, солнечно, тепло, из-под колёс впереди идущих по трассе машин пуржит жёлтая листва, вдоль трассы все краски осени горят на фоне голубого неба.

В деревне, не расслабляясь, приступил к делам. Выкопал морковь, свёклу, собрал яблоки (не все). Яблок очень много. Три ванны собрал руками с веток, много поднял с земли. И всё-таки достаточно яблок осталось и на ветках, и на земле. На солнце плоды кажутся медовыми, светятся изнутри. А сорвёшь - становятся матовыми, немного шершавыми, приобретая истинную красоту. Созерцать их - наслаждение.

Закрыл все окна. Подготовил к зиме баню. С крышей просто катастрофа. Нужен срочный ремонт!

Управился со всем на удивление быстро. В 18-00 уже можно было ехать. И хотя планировал остаться ночевать (даже печь натопил) - но не удержался, сорвался с места. Дома (доехал без пробок) уже в темноте разгрузился и даже машину отогнал в гараж.

 

12 - 14 октября  Москва

Вчера созвонился с Кодиным, Ларионовым, Лукиным. Взял две пачки «В-17» с работы. Удачно купил билет на утренний поезд. И вот в Москве.

С вокзала еду в университет к Михаилу Ивановичу. Он, как всегда, куда-то убегает. Успеваем пообедать. Забираю у него диск с фотографиями из Запорожья. Уже без Кодина отбираю на свой диск то, что пригодится для журнала.

Перед отъездом на домашний адрес пришло приглашение (от Ю.А. Голубицкого) на награждение «Розой». Кодин выписал мне ещё одно приглашение - вместе с Ириной.

Из РГСУ поехал на встречу с Борисом Лукиным в ЦДЛ. У высотки на Краснопресненской случайно встретились с Шемшученко. Володя окликнул - я его не видел. Оказывается, едет в Азов на какое-то казачье действо. Поздравил меня с премией, просит прислать материал о поездке делегации Клуба Н.И. Рыжкова в Запорожье для «Небесного всадника». Газета должна быть выпущена ко 2 ноября.

Под навесом Центрального Дома литераторов (мелкий дождь) дождался Бориса. Зашли в рюмочную.

Вечер Александра Яковлева в малом зале ЦДЛ. Хвалят много, да всё как-то обще. Такое впечатление, что выступающие не читали (почти) его прозу. «Поюродствовал», как обычно, Владимир Личутин, а больше заметных слов произнесено и не было.

В буфете продолжили чествовать Александра. Мы с Борисом оказались за отдельным столом. Потом к нам народ постепенно присоединился. Неприятное впечатление осталось от выступления Алексея Шорохова (артистическое и самовлюблённое). Личутин за столом был по-свойски прост и весел. Удивил я С.Ю. Сибирцева тем, что и есть тот Сдобняков, которому присуждена «Хрустальная роза Виктора Розова». Он был членом комиссии. Оказывается, пришлось (как я понял, в мою пользу) отказать в премии Тимуру Зульфикарову - он тоже был претендентом.

Ночевали в квартире родственников Бориса у метро «Речной вокзал» - одни. Перед сном ещё выпили коньяку - лишнего.

13.10. В «Советском писателе» у А.В. Ларионова. В кабинете громко играет музыка. Разговаривать не совсем удобно - но говорим. Арсений Васильевич одаривает книгами. Хочется мне спросить о судьбе моего рассказа - но не спрашиваю. Договариваемся, что они начнут продажу «Сопротивления нелюбви» через свои точки.

В Шолоховском зале встреча со студентами Открытого педагогического университета. Они прочитали мои публикации в «Слове», книгу, «В-15, 17», статью о Вячеславе Клыкове в «Патриоте». Дают оценки, даже пытаются рецензировать. Но ни им нет большого интереса в этой встрече, ни мне. Главная тут причина в том, что они (девушки-студентки) далеки от моих взглядов, от моих тем, а я не смог их увлечь своим разговором. Правда, за обедом Ларионов сказал, что всё было достойно, хорошо. Ну - может быть, со стороны и виднее.

Выпили мы с Арсением Васильевичем по бутылке водки. Сидели более четырёх часов. В благополучный исход своего дела по защите Международного сообщества писательских союзов во главе с Ю.В. Бондаревым Ларионов не верит - это точно. Вроде бы он даже у кого-то был в администрации Президента. Но поддержки не получил. И даже наоборот...

Ночевать отправился в гостиницу «Мотор Сич». В столовой повстречался с Беззубцевым-Кондаковым. Александр уже руководит у Кононенко местной пресс-службой.

14.10. Выехал заранее, чтобы немного прогуляться. Пешком дошёл до метро «Аэропорт», а от «Тверской» бульварами, по известному маршруту, добрёл до Курского вокзала. Было пасмурно, серо, но не холодно. Правда, пакет с книгами таскать надоело. Но ведь не бросишь.

Дома от Иры узнал - звонил Шамшурин (без меня), официально представился, поздравил с премией и передал, что они (кто?) за меня рады. Может быть, он не знает о публикации в «Слове».

 

16 октября

Собрались публицистической (я, Юрий Покровский, Владимир Цветков) группой в геологическом музее. Мне окончательно стало понятно - если не будет конкретного дела (выпуска сборника), в очень скором времени мы разбежимся. Вот прочитаем все опусы, что ещё остались у Покровского, и на этом всё закончится. К тому же в принципиальных вопросах всё явственнее образуется раскол, непонимание.

Позвонил А.В. Ларионов. Олег Николаевич очень обижен, что я к нему не заехал. Нужно позвонить, объясниться. Звоню. Шестинский старается говорить сухо, на «вы». Но то и дело сбивается на «ты». Возраст, обстоятельства жизни - всё заставляет его быть подозрительным, ожидать предательства. К концу разговора вроде бы «оттаял», принял мои объяснения. Опять высокую оценку дал «Сопротивлению...». Сказал, что опубликовал в газете «Щелковчанка» очерк о Георгие Мокеевиче Маркове, с которым был хорошо знаком по работе в секретариате Союза писателей СССР.

Поговорил я по телефону и с Розе. Виталий поздравил с премией и наговорил кучу комплиментов о книге. От него их слышать радостно. Утверждает - прочитал от корки до корки, хоть кое-что раньше уже читал в периодике.

 

19 октября

Вчера должен был пойти, по «наводке» Александра Пашкова на открытый просмотр - прогон спектакля «Смерть Тарелкина» в тетре драмы. Но не пошёл принципиально - была причина. Сегодня, уже на премьеру, позвала Лена Чернова - пресс-секретарь театра.

У неё в театре оказался довольно уютный кабинет со старинным письменным столом. Рассказал ей свои последние новости (московские), кроме премии. В зале оказалось, что сидим рядом с Пашковым. Спектакль поставлен «весело», с социальным уклоном. Но как-то уж очень несосредоточенно, будто и режиссёр сам не знал, что хотел сказать своей работой, для чего ставил спектакль. В постановке нет внутренней энергии, внутренней (непроизнесённой) идеи.

Когда ехали домой, Пашков сказал, что Володя Жильцов опубликовал стихотворение, посвящённое мне (в «Нижегородской правде»). Любопытно и непонятно, с чего бы. «Палыч» тоже несколько удивлён этим фактом.

 

20 октября

Приходил ко мне в музей Рассадин - немного странный человек из общества имени изобретателя радио Попова. Это по рекомендации Юрия Покровского. Предлагает сотрудничество - через общество с отделениями в сорока городах России. Принёс две статьи конструкторов из «Лазурита» о подводных лодках. Если поправить, то вполне можно опубликовать. Расстались в хорошем настроении, с чувством, что оба нашли то, что искали.

Звонила секретарь-бухгалтер Полина Николаевна, во вторник правление в Союзе писателей. Нужно идти, узнать, что там стряслось. К тому же сегодня и Любовь Ковшова из Сарова дозвонилась - говорит, что «Валерий Анатольевич Шамшурин действительно собирается уходить». Вечером нечто подобное подтвердил Жильцов, позвонив уже поздно и в не совсем трезвом состоянии.

 

21 - 22 октября  Кунавино

Наверное, это уже последняя поездка в деревню с Ириной. Она всё убрала в доме на зиму. Я поставил последнее бревно под крышу во дворе, кое-что убрал. Собрали несколько вёдер яблок с земли и с деревьев. Яблоки прихвачены холодом, но в доме начали оттаивать. Дважды топили печь, и всё-таки устойчивого тепла не было. Поздно вечером выходили посмотреть звёзды, но их не видно. Дул холодный ветер и что-то мелкое, невидимое ударяло в лицо - дождь или снежная взвесь. Пробыли на улице недолго. Замёрзли и вернулись в дом. А утром, проснувшись, увидели, что всё бело. На машине, траве, дорожках толстый слой снега. Вот и зима! Конечно, этот покров растает, уже к обеду заметно потеплело и с крыши закапало. И всё-таки первый снег в этом году.

До города добрались без хлопот. Отвезли яблоки родителям в Доскино. Вместе с Ириной поставили машину в гараж. Как всё-таки приятно возвращаться из гаража не одному.

 

24 октября

Правление в Союзе писателей. Перед этим немного постоял на Откосе, подставляя лицо тёплому ветру и любуясь заволжскими далями. Думалось о грустном, о смерти Марченкова и о том, сколько же мне отмерено ещё быть на этих берегах, любоваться земными красотами. Элементарные математические действия доказывали, что очень немного относительно уже прожитого.

На правлении утверждался вопрос почётной капитуляции. Три комнаты в особняке остаются за писателями, остальные переходят в ведение города. Конечно, это начало конца. Но есть ли другой выход?

Сразу после заседания - тут же в зале презентация «Записок краеведов». Стол скромен, почти до неприличия. Стояли с К.Д. Пройминым, Борисом Селезнёвым, С.П. Чуяновым. Константин Данилович подарил только что вышедший свой роман о старателях.

 

27 октября  Большое Мурашкино

Поехали я, Лена Крюкова, Александр Фигарев и его друг-певец - отмечать семидесятипятилетие Виктора Степановича Кильдюшкина.

Отправлялись из Союза писателей на улице Минина.

По дороге туда купил свежий номер «Литературной газеты». На первой странице имена лауреатов «розовской» премии. Неожиданно! Придя в Союз, сказал о публикации собравшимся ехать к Кильдюшкину. Гробовая тишина. Думал, что не поняли и повторил ещё раз, показав газету. Результат тот же. И только после этого до меня дошло - никто со мной эту радость разделять не собирается. Ну и я скромно замолчал - будто и не говорил ничего.

Прибыли в центральную районную библиотеку. Попили чаю. Оттуда поехали в гости к поэту. Сам он только что перенёс инсульт, лежит не вставая на диване. Когда мы пришли - расплакался. Лену и Александра он знает хорошо. Мне для журнала приготовил новые стихи. Видимо, о моём намерении их напечатать ему написал Владислав Бахревский. В доме тяжёлый воздух, неприбрано - во всём ощущение старости, брошенности. А ведь раньше этот дом был так приветлив, сюда так много приезжало пишущего народа.

Лена играла на пианино, певец пел, гости выпили по рюмке. Я первым вышел на воздух, отдышался.

Местное кладбище, разрушенный храм, могила неизвестного мне поэта Бориса Харлампиевича Шумилова. (Фигарев рассказывал - комбайнёр, замечен нашими литераторами, жил в Горьком в квартире у Нила Бирюкова, который, получив новую квартиру, старую так ему и оставил, в итоге спился).

Вечер в музыкальной школе. В маленьком зальчике старинного купеческого дома преподаватели старательно пели и играли на инструментах (и это было так трогательно, так, видимо, они обделены вниманием), наши ответно читали стихи. Я тоже сказал несколько слов. Певец был в ударе и цыганскими песнями покорил публику. Я его слышал второй раз - впервые на презентации книги Фигарева в городской библиотеке. В дороге вроде бы решили с Леной Крюковой дать её стихи в «Вертикали. ХХI век».

 

28 октября - 2 ноября  Москва

Первый день - сплошные переезды. На поезде до Москвы, на электричке до Дорохова. Там встретил Лукин и повёз к себе домой. Баня, разговор, устройство в доме для гостей, где я оказался не один - приглашённые на венчание съезжаются.

29.10. В храм приехали с опозданием - священник уже вносил чашу в Царские врата. Во время венчания я «шафер» (так назвал батюшка), держал венец над головой жениха. Он оказался тяжёлым, из толстого металла, и рука затекала. Но церемония прошла торжественно. Борис был в светлом костюме, Галя в белом подвенечном платье и фате. Хоть и возраст далеко не девичий, но это не выглядело «пародийно». Может быть, оттого, что все мы, гости, значительно старше новобрачных.

Гостей, надо сказать, съехалось много, и я из них был далеко не самый желанный. Застолье быстро (как это и всегда происходит в последнее время) утомило, и я пожалел, что приехал. Но уехать в Москву ни с кем не удалось.

30.10. Холодно. Едем в местную школу. Галина запланировала встречу с учениками. Я категорически отказываюсь проводить встречу со старшеклассниками. Чувствую себя утомлённым, раздражённым после вчерашнего суетливого дня. Просидел сорок минут на выступлении Полины Ражновой (она, как и я, попала сюда после свадьбы и так же рвалась домой) перед второклашками. Заставили и меня что-то пробубнить. Впрочем, Полина провела здорово.

В Москву отправились на автобусе. Долго ехали по Кольцевой дороге, пробираясь  через пробки. В гостинице «Мотор Сич» Владимир Шемшученко оставил записку - просит захватить на вечер «Нашего современника» его газеты. Лукин приехал со мной.

У МХАТа подошёл к М.И. Кодину, взял билет.

Своё пятидесятилетие журнал встречает при аншлаге зрительного зала. Но вечер проходит до обидного скучно. Выступили: Татьяна Васильевна Доронина, Михаил Иванович Ножкин, Геннадий Андреевич Зюганов, Сергей Бабурин, Сергей Юрьевич Глазьев, Ивашов (генерал), Владимир Андреевич Костров, Юрий Михайлович Поляков, Александр Андреевич Проханов...

Владимир в фойе разложил газеты - их разобрали. Окончания вечера дожидаться не стали, ушли в 23-30. Перекусили уже в гостинице.

Забыл отметить выступление Владимира Николаевича Крупина, как всегда светлое, чистое, проникнутое верой, с которой ничего не страшно.

31.10. Утром еду в университет к Кодину. Хорошего разговора не получилось. Финансирование журнала по-прежнему остаётся неопределённым. П.И. Кононенко с В.А. Богуслаевым в Китае.

После обеда в буфете ЦДЛ встретились с Шемшученко. Он был в «Литературной газете». В завтрашнем номере идёт рецензия на мою книгу «Сопротивление нелюбви». Нежданная радость от Александра Яковлева. Чрезвычайно быстро откликнулся.

1.11. С Володей бродили по Москве. Холодно, но сухо. Посидели в скверике Литературного института. Дошли до «Советского писателя». А.В. Ларионов принял нас с радостью, усадил за стол. За разговорами просидели почти до восьми вечера. Арсений Васильевич любопытно рассуждал о пути и его завершении «деревенской прозы». Трудно с ним не согласиться. Нужно было выходить на философское осмысление темы в художественной литературе. Шемшученко только не понравилось, что уж очень он категоричен в негативных оценках других. Ну и вызвало у Володи удивление, сколько мы за вечер с Арсением Васильевичем выпили водки - три бутылки анисовой.

2.11. На Курском вокзале встретил Ирину. Дождливо, но потеплело. Неудачно с ней искали магазин для покупки духов, бродя недалеко от Красной площади. Она утомилась. Пришлось ещё и меня ждать в метро на Соколе, пока я бегал в гостиницу за сумкой. Но уж отсюда прямиком поехали в Театральный центр на Страстной бульвар. Пришли рано, зато успели отдохнуть и успокоиться, себя привести в порядок. Фотографировались с актёрами Владимиром Константиновичем Трошиным и Василием Семёновичем Лановым, знакомил Иру с Кодиным и остальными.

Торжество награждения прошло неутомительно. Все сидели за накрытыми столами перед сценой, где награждали, выступали лауреаты, артисты и приглашённые. Я сказал своё слово длинно и плохо. Мысль - столица не должна вести себя высокомерно по отношению к глубинке (не провинции).

Домой в Нижний Новгород ехали в автобусе с нашим замечательным коллективом «Любава», который в конце вечера устроил маленький концерт песни и танца.

 

3 ноября

Ночь в автобусе далась сравнительно легко. Ирина спала. Я тоже дремал. Дома, немного отоспавшись, поехал на работу. Отвёз привезённые газеты, сделал несколько звонков и встретился, как тому и обещал, с Анатолием Ивановичем Пафнутьевым.

Не сговариваясь, зашёл Валентин Арсеньевич Николаев, попросил адрес Виктора Фёдоровича Потанина. Передал ему и журнал «Слово» № 4, 2006 г. с публикацией своих воспоминаний об Адрианове. В журнальном варианте они называются «Хорошие люди в плохие времена». Валентин позвонил вечером, сразу после прочтения. Очерк ему понравился. И ещё долго говорили о тех вопросах, что я затронул в воспоминаниях касательно литературной жизни Нижнего. Во многом наши взгляды и оценки совпадают.

Вчера до награждения поговорил с Юрием Михайловичем Строевым. Он провёл в течение часа прямой эфир с Кодиным на радиостанции «Говорит Москва» (вещание на сорок регионов). «Во время передачи Кодин очень тепло говорил о вас». И тут же предложил мне в конце ноября поучаствовать в его программе.

 

8 ноября

В зале музея Радиолаборатории на Верхне-Волжской набережной научно-технические чтения, организованные обществом имени Александра Степановича Попова. Довольно любопытные доклады. На темы разведки, вооружения, демографии и так далее. Правда, я был только до перерыва, много дел у себя. Угнетает в этих докладах и прениях научное высокомерие, не допускающее рассмотрение проблем в духовном аспекте.

Позвонил Шестинским. Они прочитали мой очерк об Олеге Николаевиче. Тот наговорил мне много тёплых и восторженных слов. Дал точную профессиональную оценку написанного и предложил своё название - «Яблоки русского сада». Отметил «тонкие переходы» духовного состояния героя в моих записках.

Разговаривал с Кононенко. Пётр Иванович вроде бы готов профинансировать этот выпуск «Вертикали. ХХI век».

 

9 ноября

В новом здании политехнического института в Печёрах второй день чтений начался с представления журнала «Вертикаль». Вступительное слово сказал я (хорошо, складно). В заключении представил Коломийца. В этой аудитории его стихи были встречены сдержанно. Потом прослушали доклад московского гостя на тему - что сейчас происходит со страной и что её ожидает в ближайшем будущем. Говорил энергично, доказательно, но в заключение зал оказался ввергнут в полный пессимизм и растерянность - кто же будет руководить подготовкой новых кадров, новой элиты для страны, которые обеспечат ей достойное будущее?

Вечером в галерее у Юркова скромно отметили мою премию. Володя Жильцов (и как-то, как мне показалось, очень провокационно) заговорил о предстоящих выборах и о моей кандидатуре на пост председателя Союза писателей. Я отказывался, но меня, похоже, и не собирались слушать, думая в этот момент о чём-то своём. Как же раздражают все эти разговоры! Да и Шамшурин никуда уходить не собирается. Сколько же можно всё это мусолить.

 

14 ноября

Погода ужасная. В последние дни навалило снега, но температура около нуля. Вчера гололёд, сегодня дождь и месиво под ногами. Ира сильно ушиблась, упав на ступеньках на спину. Теперь мучается, а мы все переживаем. В такую погоду ей бегать по городу целый день - это невыносимо.

У меня поездка к Кононенко отложилась до следующей недели.

Шестинский по телефону рассказал (вчера), что Ларионов мою статью «Смена идёт?», опубликованную в газете «Патриот», читал студентам. (В статье впечатления от общения с молодыми студентами-журналистами, что состоялось у меня ранее.) Интересно, что за реакция была с их стороны? А может, и не было никакой, равнодушие. Олег Николаевич предложил, не откладывая, послать очерк «Яблоки русского сада» в журнал «Слово». Я пообещал и уже это выполнил. Хотя это может помешать публикации рассказа («Искушение»).

Отнёс в типографию второй вариант вёрстки с правкой. Лена Крюкова звонила по поводу своих стихов. Поэзия у неё своеобразная, страстная, и мне бы хотелось её опубликовать. Но слишком велик объём. К тому же эта страстность, когда она имеет протяжённость на многие страницы, утомляет читателя. Его внимание теряется, рассредотачивается.

Дозвонился до Виталия Розе. Своё шествие по Невскому проспекту с иконами и хоругвями 4-го ноября они провели. Разрешение получили от властей, как сказал Виталий, за три часа до начала.

В моей жизни случилась заторможенность. Состояние противное - жду вёрстку, жду денег, жду чего-то ещё...

 

20 ноября

Всё! С вёрсткой 18-го выпуска закончили. Позвонил в Санкт-Петербург, выяснил у Володи Шемшученко, что Клуб Н.И. Рыжкова в четверг 23-го, но приглашения на него М.И. Кодин не рассылал. Ну, мне главное - повидаться с П.И. Кононенко.

Был приятный звонок из библиотеки Большого Мурашкина. Журналы и книги, мной отосланные, они получили. Говорят, что им в работе они очень пригодятся. Мне же кажется, что их взволновало внимание, отклик на их вечер.

В Литературном музее им. М. Горького на улице Минина должен был пройти Круглый стол писателей Приволжского федерального округа (ПФО). На сам форум творческой интеллигенции в областной библиотеке я не пошёл, а в музей явился. И узнал, что Круглый стол отменили. Зато посмотрел «бархатный» зал с экспонатами, посвящёнными А. Мельникову-Печерскому. Особенно потрясла икона (видимо, ей благословляли) с венчальными свечами за стеклом. Ведь вот уже давно нет в живых этих людей, а мы видим материальные свидетельства их праздника. В такие минуты иначе ощущаешь и ценишь время.

Вечером в театре драмы спектакль «Мастер и Маргарита» театра из Вильнюса. Идёт на литовском языке, перевод в наушниках. Много шума, визга, модерновости, проекции на экран. Есть любопытные актёрские находки. В целом же впечатление некоей пустоты, того, что режиссёру нечего по большому счёту сказать, нет глубокой идеи. Хотя,  в общем, впечатление осталось, как от нечто любопытного.

 

22 ноября

Перед завтрашней поездкой подстраховался - позвонил Лукину, Шестинскому, Кононенко, Кодину. Всё вроде бы идёт по плану.

Обнадёживающий разговор с дамой из городского департамента культуры (Татьяной Константиновной Барановой). Тоже по телефону. От моего письма не отмахнулись, поставили в план сумму на мою книгу. Теперь осталось ждать распределения бюджета на следующий год и надеяться.

 

23 - 25 ноября  Москва

Выехали утром на машине с Алексеем Марковичем. Устроились в гостинице «Измайловская». Почти сразу уехал в Союз писателей России, но там никого не застал. Пешком, по старому маршруту (Крымский мост, Мытная улица) отправился к Свято-Даниловскому монастырю. Время было - прошёлся внутри монастыря, хотя уже стемнело. На территории гостиницы столпотворение от машин. Поздравляет митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (главу внешнецерковных связей РПЦ) высшее чиновничество государства, политики. Делегация Клуба Н.И. Рыжкова прямо с поздравлений пришла на заседание - в соседний подъезд гостиницы. Выступал директор Института Дальнего Востока РАН Михаил Леонтьевич Титаренко. (Раньше я слушал его выступления на секции 9-го Всемирного Русского Народного Собора). Подробнее об этом в статье для «Вертикали. ХХI век». По окончании встречи долго сплетничали с Володей Шемшученко.

24.11. В «Мотор Сич» приехал к полудню. С Петром Ивановичем поговорили доброжелательно и результативно. Правда, всё это заняло много времени. Дважды звонил Шестинскому - пообещал к нему приехать, потом отказался из-за занятости.

С Борисом Лукиным и Николаем Дорошенко в Московском Доме Национальностей на творческом вечере писателя из Якутии Николая Алексеевича Лугинова, представлявшего свой роман «По велению Чингисхана». Из писателей первого ряда никого не было. Хотя любопытно выступили девушки из этно-национального ансамбля. Подражание голосам птиц, исполнение музыки горлом впечатлило.

За столиком на фуршете говорили с Сашей Яковлевым. У него, оказывается, родилась дочка. Познакомился ещё с двумя новыми писателями, но думаю, продолжения это знакомство иметь не будет.

В зале, где проходил вечер, развешаны рисунки художника Д.А. Бойтунова, иллюстрировавшего роман. Посмотрел их перед началом вечера. Замечательные работы. К сожалению, воспроизведённые в книге, они многое потеряли.

25.11. Из Москвы выехали позже, чем хотели. Коломиец на один день летал в Дагестан и в гостиницу вернулся поздно. К тому же, отъехав на 50 километров от столицы, вдруг узнали, что забыли заехать за одним попутчиком. Пришлось вернуться. И всё равно дорога оказалась неутомительной, даже приятной, в хорошей компании.

 

28 ноября

Вчера встречались у меня с Юрием Покровским. Конечно, несколько натянуто - в последний раз я всё-таки его обидел своими резкими суждениями. Дело с финансированием сборника «Русское» всё на том же «мёртвом» месте, хотя Юрий Николаевич макет размножил уже в пяти экземплярах и даёт его читать людям во власти.

Приходил Владимир Цветков. Только что приехал из Москвы. Был на съезде Союза Русского Народа. Привёз мне газеты, диски. На съезде полный раздрай, склока между Олегом Анатольевичем Платоновым, Алексеем Алексеевичем Сениным и Михаилом Викторовичем Назаровым, Константином Юрьевичем Душеновым. Всё это губит русское дело. Нет духовного единства, сплочённости. Мы не готовы к решительным действиям, чтобы взять власть, к чему опять же с трибуны съезда призывал Борис Сергеевич Миронов.

Договорились с Владимиром Георгиевичем, что со следующего номера начинаем печатать в журнале его статьи. По подавляющему большинству вопросов у нас полное единодушие. К тому же, мне нравится, как он пишет.

 

29 ноября

Опять не мой день. «Гортоптрест» отказал в помощи изданию. Денежный вопрос давит.

В Союзе писателей «столкнулся» с Шамшуриным. Валерий Анатольевич предлагает опубликоваться в «Земляках». Наверное, пора соглашаться. Подарил ему «Сопротивление нелюбви».

Немного странная презентация книги А.И. Пафнутьева в литературно-мемориальном музее Н.А. Добролюбова. Много всего в куче далёкого от книги - дата смерти Добролюбова, отчёт Профессионального союза литераторов, чтение своих стихов В.М. Тереховым... Но встретился с В.В. Половинкиным, К.Д. Пройминым, В.И. Соболевым... Да и Анатолий Иванович прочитал свои стихи хорошо! Застолье...

 

2 декабря

В педагогическом институте на площади Минина и Пожарского встреча с небольшой группой студентов. Её организовали Дмитрий Угрюмов и Юрий Покровский, который читал свой доклад. Текст многословный, поверхностный, неглубокий, изобилующий множеством исторических неточностей, да и просто придумок, ошибок. Тема - провинциализм российской культуры послеоктябрьского периода. После первой части доклада В.Г. Цветков вышел и повёл беседу о русском православии. Пришлось ввязаться в разговор и мне (хотя никак не планировал этого). Оплёвывание советского периода нашей истории неизменно вызывает во мне чувство протеста. Но более всего порадовали ребята - думающие и переживающие за Россию.

Внутренние помещения, коридоры в институте обшарпанностью и убогостью угнетают. Нищета!

 

11 декабря

День заседаний. Союз журналистов в театре кукол провёл свою отчётно-выборную конференцию. Было любопытно за всем этим наблюдать. Власти это «мероприятие» полностью проигнорировали. Не было и главных редакторов изданий (кроме некоторых районных газет - очень немногих), телевидения, радио. А казалось бы - третья власть, журналистская солидарность. И разговора-то ни по одному серьёзному вопросу не возникло. Будто в стране покой и порядок. Какое интеллектуальное и гражданское убожество и обнищание! Только Александр Пашков в своём выступлении обозначил некоторые болевые точки организации, но далее развития эта тема не получила.

В Союзе писателей вечером правление. Опять обсуждение - отказываться от первого этажа здания или нет. Валерий Шамшурин настойчиво давит на отказ, Олег Рябов убеждает (и не без основания) этого не делать. Вот две заинтересованные стороны в этом деле. Остальные хранили безразличное молчание. И действительно, от них мало что зависело, и при любом раскладе они ничего не теряли и не приобретали.

 

14 декабря

Вечером домой позвонил М.И. Кодин. Спрашивал, приеду ли на новогодний вечер клуба? Между прочим, в разговоре подсказал хорошую мысль - начать публикацию материалов о людях «Московского интеллектуально-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова)» (а ведь там сплошь известные личности с интереснейшими судьбами). С другой стороны, это подтолкнёт их к финансированию издания. Тогда это и меня более сблизит с ними.

Володе Цветкову вчера предложил проводить литературные вечера журнала «Вертикаль. ХХI век». Он воспринял это с готовностью. Встречи должны бы поспособствовать реализации нашей литературы. Так, во всяком случае, я планирую.

 

16 декабря

Очерк о Шестинском «Яблоки русского сада» и статью о выступлении в Клубе председателя Общества российско-китайской дружбы, академика РАН М.Л. Титаренко дал прочитать Пашкову (Асеевскому). Вечером он позвонил. Беседу с Олегом Николаевичем и что-то из Титаренко он сдаст в редакцию «Нижегородских новостей». Замечания по очерку: когда пишу о книгах Шестинского, то скован, надо свободнее их разбирать, оценивать; конфликт, участником которого в Москве оказался Шестинский, непрописан. Его надо либо убрать, либо более широко осветить. С замечаниями я согласиться не могу.

 

17 - 19 декабря  Москва

Приехал в воскресенье, заранее, чтобы побыть у Шестинских в Переделкино. Главное же - встречи с Кононенко.

С вокзала поехал к Олегу Николаевичу. Он всё унывает. А ведь это идёт от прошлой, советской избалованности литературного начальника. Его ведь и сейчас печатают (а могли бы ещё больше, если бы он приложил немного усилий). Я попытался убедить Шестинских, чтобы подготовили рукописи книги рассказов и воспоминаний, отнесли их в издательства. Но вряд ли они это сделают.

18.12. Утром уехал в Москву. В «Мотор Сич» довольно быстро состоялся разговор с Кононенко. Пётр Иванович пообещал оплатить типографские расходы № 18 журнала. Деньги принесёт завтра на Клубный новогодний вечер. Побывал у М.И. Кодина, отправился к Е.В. Богородицкой, но их на месте не застал. В книжном магазине Литературного института посмотрел книги для Пашкова, но, кроме записных книжек Андрея Платонова, ничего не нашёл. Вечер опять у Шестинских.

19.12. О встрече с Ларионовым договаривались заранее. Приехал к нему в «Советский писатель», а там застолье после освящения кабинета. Поп с дьяконом (довольно молодые) уже порядком захмелели, говорят непрерывно - назойливо, громко. Я пообедал, хотя и не пил. А разговор у гостей всё громче.

Пришла Елена Львовна - супруга Ларионова (она занимается журналом «Слово»). Настойчиво просит публицистику. Мой рассказ «Искушение» идёт в шестом (последнем за этот год) номере журнала. Как я и думал, Арсений Васильевич человек совершенно невоцерковлённый, да и не верующий - ни исповеди, ни причастия не признаёт. Никогда их не совершал и сказал, что не совершит. Мой очерк о Шестинском он прочитал. Есть претензии. Хочет, чтобы я что-то дописал в последнем абзаце. Но подробно поговорить не удалось.

Из издательства отправился в Клуб на Новогодний вечер. Настроение хуже некуда. Позвонила Ирина. Таню срочно положили в больницу. Лечение, проведённое до этого, не помогло.

На вечере подарил журналы А.Н. Квочуру, В.К. Трошину, А.А. Бессмертных. Александр Александрович порадовал отзывом: «Я ваш журнал от корки до корки читаю». Поговорили (и я наговорил ему хороших слов) с генералом Шамановым - чеченским героем. Кононенко не пришёл! Но на завтра я не останусь - решил срочно (наша «Любава» выступила на вечере) вместе с ансамблем на «Газели» ехать домой. На сердце тоска, неспокойно - что там с Танюшей. А тут в дороге ещё поломались. Пошёл лёгкий снежок, запорошил землю, похолодало. Кстати, снег так ещё на землю и не лёг. И это в декабре!

Домой добрался только в 11-00 уже двадцатого декабря. Чумной и вымотанный.

 

21 декабря

В отчаянье позвонил Владимиру Павловичу Полеванову. Поговорили очень доброжелательно. Я не ожидал такой реакции на мой звонок. Договорились, что завтра я к нему приеду, и он попытается чем-то помочь. Надо возвращаться в Москву. Дозвонился и до Кононенко. Он улетает в Киев, в Москве будет в понедельник. Тоже вроде бы договорились о встрече. Билет купил на шестичасовой «Буревестник».

 

22 - 26 декабря  Москва

Из гостиницы позвонил, а потом и поехал в офис к Полеванову. Там меня уже ждали. Встреча прошла в полной приязни. Хозяин показал и подарил замечательные панорамные фотографии видов Байкала. Договорились, что запишем с ним интервью. Как собеседник Владимир Павлович чрезвычайно интересен нестандартным мышлением.

Проехал в «Советский писатель» к Ларионову. Но с Арсением Васильевичем разговора опять не получилось.

Вечером в Вологодском представительстве презентация журнала «Лад». Выступление бардовского коллектива. Фуршет. Привёл меня туда Борис Лукин.

За столом стояли с Александром Яковлевым. А назад до метро «Тверская» (мимо памятников Гоголю) шли с Борисом Лукиным. Настроение у меня приподнятое после встречи с Полевановым. Пили с Борей водку прямо из горлышка, не закусывая, отхлёбывая маленькими глотками.

Следующий день провёл в гостинице, никуда не выходя. Читал книгу Владимира Губарева о создании атомной бомбы «Секретный атом».

Воскресенье в загородном доме Бориса. А вот вернувшись в понедельник в Москву, в офисе «Мотор Сич» получил «удар» - Кононенко в командировке. Приходя в себя и собираясь с мыслями, ходил по парку. Расстроился жутко. Вернувшись в гостиницу, позвонил Петру на сотовый. Он обещает быть в четверг. Надо уезжать - оставаться нет смысла. Смятение, как поступить правильно? На Курском вокзале есть билеты. Но только ночные. На сотовый позвонил Лукин - можно заночевать в Москве в знакомой уже квартире. Поэтому билет покупаю на дневной «Буревестник» и еду в Союз писателей России. В редакции «Российского писателя» застолье. Не остаюсь и ухожу гулять по Фрунзенской набережной. На душе тягостно. Хотя половину дела, намеченного на эту поездку, сделал. Может быть, самую важную и перспективную.

Придя в Союз, сидел у Переяслова. Николай жаловался на безденежье, рассказывал, как ездил в Туркмению на конференцию по «Рухнали», о тотальной слежке за приезжими. Говоря о Шестинском, только заметил - он остался совсем один. Я же повторил, что Олег Николаевич жалеет о произошедшем разрыве между ними. Но видимо, поправить что-то уже трудно.

В квартире читал венок сонетов Бориса Лукина (рукопись), и почти ничего не понял. Свои впечатления вынужденно выразил какими-то общими фразами.

На следующее утро заехали в гостиницу за моими вещами и опять отправились на Комсомольский проспект. Лукин записал на диск макет книжки «венка», который я забрал с собой в Нижний Новгород. Будем издавать в «Вертикали. ХХI век».

 

27 декабря

В Союзе писателей новогодний вечер. Едем вместе с Алексеем Марковичем. Рад был повидать многих наших. Пела какая-то певица (хорошо), которая и раньше у нас выступала на вечере. Не получилось устраниться от примирения с Михаилом Чижовым. Подошёл неожиданно, сзади (хотя в коридоре я с ним встретился, но здороваться не стал), будто ничего и не произошло. Начал говорить, чтобы я не обижался. Книжку свою подписал и сунул мне в руки. В общем, умеют они это как-то всё обстроить, да так, что и сообразить не успеваешь.

Закончили вечер своим малым кругом за сдвинутыми столами в кулинарии на улице Минина. Говорили хорошо, многое вспоминали. Юра Марахтанов похудел, высох. Признался мне - врачи считают, что его младшая долго не проживёт. И жалко его до боли в сердце.

Традиционно всё испортил Павел Климешов. Начал всех обвинять в бездарности (ну, это как всегда), и что его-то вознесут после смерти (тут что-то новенькое, до такой самооценки он раньше не доходил). Но это уже было в самом конце. Простительно. Долго у Кремля прощались с Виктором Карпенко. Он всё рассказывал о «технологии» своего издательства. А снег шёл и шёл.

 

28 декабря

Позвонил Олегу Николаевичу. Решил загодя поздравить с праздником. Настроение у Шестинского приподнятое. Сообщил, что Ларионов огорчён тем, что мы не смогли с ним пообщаться. А потом предложил прочитать по телефону новые, недавно написанные стихи (предчувствие которых он мне объяснял ещё в Переделкино) - и прочитал. Мне показались они сильными. В них успокоенность, раздумчивость, желание выйти из состояния «войны», в котором Олег Николаевич находился в последние годы. Решили, что этот цикл и будем печатать в первую очередь в «Вертикали. ХХI век». А уж прозу потом.

Вечером звонок Бориса Селезнёва. Опять о выборах и о моём участии в них. Но ведь положение в Союзе (особенно с помещением) чрезвычайно непривлекательно. Попытался это ему объяснить. Своё участие в выборах не обещал.

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме