Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

В мире скорбни будете...

Валерий  Сдобняков, Русская народная линия

12.01.2018


Из книги «Искры потухающих костров. Разворачивая свиток времени» …

 

2005 год

5 января

После долгого «нерабочего периода» побывал в «Волгагеологии» и в Союзе писателей. Как томит вынужденное безделье! Из Союза звонил Андрею Реброву в Питер. Узнал у него сроки всяких мероприятий в Москве и к кому по возможному участию в них обращаться. Андрей прочитал «Дорогу» и хочет её печатать у себя в журнале «Всерусскiй соборъ». Долго говорили о московской литературной жизни, в которой он неплохо разбирается.

В медицинском колледже открытие Рождественских богословских чтений. Заранее, ещё 30 декабря, меня с «Вертикалью» пригласил на них профессор В.М. Степанов. Поехали с Сергеем Шестаком. Всё довольно формально. Были представлены издания (я рассказал о нашем альманахе), потом четыре не очень интересных доклада, чтение стихов, концерт. Ушёл с ощущением скуки в сердце.

 

9 января

Второй день на улице +4. Всё тает, вода, ручьи. С А.П. Пашковым, чтобы как-то разбить долгую череду праздников, смотрели в ТЮЗе детский дневной спектакль о маленькой бабе Яге. Плохо!

 

10 января

Первый в этом году, пусть и очень сокращённый рабочий день. В Союзе писателей Гена Щеглов от вёрстки «Вертикали» отказался. Слишком загружен своей работой. И я знаю, что это правда. Жаль. Опять нужно что-то придумывать.

По просьбе В.А. Шамшурина (у поэта-сатирика Николая Симонова 50-летие, нужно поздравление от большого Союза писателей России) позвонил домой Н.В. Переяслову. Николай спросил, не икалось ли мне - на Рождество в Переделкино у О.Н. Шестинского (был ещё Олег Пономарёв из Тулы) часто меня вспоминали. Это хорошо, это греет душу.

 

11 января

В областной библиотеке Рождественский вечер поэзии. Вёл Валерий Шамшурин. Очень долго - более двух часов. Хорошо прочитала своё стихотворение Лена Крюкова. Пробыл там до конца.

Из библиотеки с Сергеем Шестаком поехали на улицу Рождественскую в мастерскую к художнице  Елене Березиной в Блиновский пассаж. Отвёз ей текст венка сонетов А.М. Коломийца «Преодоление» для оформления книжки. Она подумает, что можно сделать. Посмотрели её работы. Некоторые понравились - портреты пастелью, живописные полотна. Елена художник и думающий, и чувствующий.

 

12 января

В Музее-квартире А.М. Горького (ул. Семашко) Александр Пашков устроил очередные посиделки. Студенты читали свои стихи. И неплохие, передающие дух, темы сегодняшнего времени. Александр Павлович их опекал, как заботливый папаша, и делал это совершенно искренне, тепло. Поэтическую композицию показали скрипачка, гитарист и чтец. Сорок минут погружения в ощущения и эстетику 60-х годов. Но всё равно приятно. Всё звучало не по-концертному.

После, за чаем, не в первый раз схватились с Женей Эрастовым по поводу издания мною «Вертикали». И снова предрекание альманаху скорой кончины. Это говорилось с раздражением, явным желанием, чтобы всё так и случилось. Я вновь попытался объяснить технику издания, почему на него находятся деньги. Но всё тщетно. Конечно, успокоились. На трамвай шли одной толпой. Женя сетовал мне, что он только на одну четверть еврей и потому не может выехать из России в Германию. У него мать наполовину еврейка. К тому же жена категорично заявила, что никуда не поедет, а без её согласия сына с ним не отпустят. Вот такие заботы у людей. Каждому своё.

 

13 января  Бор

Алексей Маркович дал машину. Ездил на Бор в налоговую инспекцию разбираться с проблемами. Разобрался к своему удовольствию. Проехал, проверил дом. Всё хорошо. Посёлок сильно застроился, обжился. Раньше напоминал стройплощадку, теперь жилые улицы. Мне и свой-то дом показался более жилым, обжитым, и я порадовался, что он у меня есть.

Вечером домой звонил В.И. Занога, посетовал, что я не приехал на Автозавод в Православный центр на открытие его выставки. Сказал Володя об этом корректно, но мне всё равно было неловко. Ведь поленился.

 

14 января

У Алексея Марковича приступ. На работу вызывали скорую помощь, понижали давление. Господи, храни его и помилуй!

В Союзе писателей заседание секции прозы. Обсуждали книгу и рукопись одного рассказа. Авторов не помню. Но сам разговор прошёл эмоционально и интересно, со многими отступлениями на темы исторические и общелитературные. После позвал Сергея Шестака и Валентина Николаева в мастерскую к Заноге. Там за чаем хорошо поговорили. Но главное, я попросил Владимира подобрать иллюстрации к венку сонетов А.М. Коломийца. Мне хочется эту книжку как можно быстрее начать верстать. Сошлись на работах Нины Ждановой.

 

16 января

Позвонила женщина. Умерла Ирина Морозова. Поэт, которую я почти не знал. Она звонила В.А. Шамшурину, но тот сослался на своё нездоровье и что обязанности председателя исполняю я, и направил эту женщину ко мне. Всё складывается так, как и предупреждал А.П. Пашков.

 

19 января

Вчера и сегодня окончательно решилось с книжкой Алексея Марковича - макетирование, типографская оплата. Вечером даже отнёс ему макет (черновой вариант). Завтра должен отдать его в типографию. Книжка «Преодоление» (венок сонетов) получается хорошей. С гравюрами Сергея Шабанова даже текст воспринимается иначе.

 

21 января

В комнате Геннадия Щеглова в Союзе писателей встретились с Липой Грузманом. Познакомились. Как и все евреи, парень себе на уме - знает своё дело. Хочет и в журнале опубликоваться, и книжку продать. Но по-человечески, как и от своих «Еврейских тетрадей», оставляет впечатление приятное, искреннее.

Книжка сонетов А.М. Коломийца в работе. В понедельник тираж будет готов. Трудный, нервный разговор в областном министерстве культуры. Понимаю, что с этими бюрократами нужно вести себя иначе, но ничего не могу с собой поделать. Обсуждали перспективный план печатания книг на будущие годы. А как прожить этот? Да и будет ли что впереди?

Вечер у Александра Пашкова (асеевского) в редакционном кабинете. Пришли его знакомые журналисты отмечать прошедшие праздники. Умные и приятные люди. С ними почему-то язык находится быстро и к обоюдному удовлетворению.

На юбилей Николая Симонова в Сормово не поехал.

 

22 января

В театре «Комедия» с А.П. Пашковым смотрели премьеру «Пущай смеются» по рассказам Михаила Зощенко в постановке Семёна Лермана. Всё это очень старо. Нравоучения со сцены от автора в духе партийных агитаторов, вся эта коммунальная, совершенно непонятная сегодняшнему зрителю психология. И сам дух постановки - далёкое прошлое.

На поклоны вышел Семён Эммануилович Лерман - стар (82 года), но ухожен, палец на руке забинтован, лямки от бинта болтаются...

 

23 января

С Володей Жильцовым едем к Николаю Симонову в Сормово поздравлять с 55-летием. До этого с Ириной оклеили потолок в кухне.

Николай живёт далеко, почти на «Дубравной» в частном доме. Дом неплох. Вокруг деревня деревней. Морозно, снег скрипит. Стол вкусный и обильный. Посмотрели его хозяйство - баню, подвал, погреб. Летом тут, наверное, рай.

 

24 января

Получен тираж книжки А.М. Коломийца. По этому поводу вечером пили хороший коньяк с конфетами и фруктами. Алексей Маркович книжкой доволен. Я этому рад. Будто свою выпустил.

Был в типографии «Вектор ТиС» на улице Бориса Панина. Начинаем готовить книгу прозы Коломийца. Отнёс для вёрстки цикл небольших рассказов «Алька» и рисунки Димы Мезинцева к нему. Думаю, тут тоже нужно форсировать события. Чувствую, в окружении Алексея Марковича эту книжку ждут. Особенно родные. Понял из рассказа дочери, которая приехала вечером и была вместе с нами.

 

26 января

С Алексеем Марковичем вечером у Адрианова. Выпили литр водки. Поужинали. Юрий Андреевич со следующей недели ложится в больницу. К делам журнала интереса никакого. Явно недоволен последним выпуском. Думаю, из-за того, что мало его. Фотографии назвал безобразными, огрызнулся с чего-то на Николая Переяслова. Я даже при расставании чуть было ушёл не попрощавшись, но Андрианов сам меня позвал с каким-то растерянным видом ребёнка, который не понимает, что происходит и отчего я так ухожу. Вроде бы расстались примирёнными. Обнялись.

 

28 января

Позвонил в Санкт-Петербург, спросил у Андрея Реброва - когда они едут в Москву? Договорились во вторник встретиться. Взял трубку Виталий Розе. Журналы он от меня получил, наговорил кучу добрых слов, от которых на душе весело и празднично.

Лена Крюкова позвонила с предложением встретиться у них с Владимиром Фуфачёвым в мастерской по поводу проекта нового издательства. Набрал своих журналов и пошёл. Засиделся у них до половины первого ночи. Так было приятно разговаривать с умными и доброжелательными людьми. Лена читала стихи, надарила своих книг. Владимир несуетлив, рассудителен. И художник он самостоятельный, интересный, со своим взглядом на творчество. Уходил от них с лёгким сердцем.

На улице холодно (- 16), порывистый ледяной ветер. Ладно, до дому идти недалеко, не замёрз.

А в «Волгагеологии» почти весь день готовился к Москве. Просматривал журналы. Очень много брака.

 

31 января - 3 февраля  Москва

Поездка на машине. Жили с Алексеем Марковичем в гостинице «Измайловская». Первый раз ехал вокруг Владимира по новой объездной дороге, с остановками, выпивками. До Москвы добрались к вечеру.

1.02. Созвонился с Ребровым. Андрей с Виталием Розе в офисе «Мотор Сич», зовут приехать. Я в это время в Союзе писателей России, отвозил документы  и книги А.М. Цирульникова в приёмную комиссию и свои журналы «В-11» Николаю Переяслову. Но кроме секретаря никого не застал. Всё оставил ей.

В «Мотор Сич» в кабинете П.И. Кононенко Дергоусов и вся команда из Питера. Оказывается, они думали, что, кроме «Всерусского собора», в Центрольном доме литераторов никого не будет (самарцев, туляков, меня) и организовали в буфете ЦДЛ фуршет.

Наконец получил журнал с публикацией своей повести «Колька» и материалом обо мне (В. Солнцева. Обретение России. Вручение премии Нижнего Новгорода издателю и редактору журнала «Вертикаль. ХХI век» Валерию Сдобнякову». «Всерусскiй соборъ» № 1, 2005, с. 229 - 234.) Жаль, но по нетребовательности (Андрей сказал, что в присланной мною рукописи не доставало последних страничек) Ребров не включил в подборку завершающего рассказа этого цикла «Старый колодец». После обедали в кафе вместе, в микроавтобусе поехали в ЦДЛ. Малый зал оказался почти полным. Николай Переяслов вёл вечер со знанием дела. Хорошие слова о «Вертикали» говорили В.Н. Крупин, О.Н. Шестинский от себя и зачитал мнение А.В. Ларионова. Олег Николаевич на меня в обиде. Как же я устал от всех этих недовольств - Адрианов, Шамшурин, теперь Шестинский (хотя письмо написал ему искреннее, вроде бы всё объясняющее). Я уж не говорю о всяких мелких обидах, зависти, сплетничестве.

Я выступать отказался и передал слово Коломийцу. Алексей Маркович замечательно прочитал стихи (в том числе и своё украинское), чем покорил зал и сблизил нас с командой «Мотор Сича».

В буфете говорили с начальником отдела по связям с общественностью фирмы. Передал ему пачку «В-11», которые он сам попросил. Познакомился с Александром Яковлевым из «Литературной газеты» (по его просьбе). Оказывается, по электронной почте он выслал мне вопросы для ответов и затем публикации короткого интервью в газете. До меня этого ничего не доходит. Хорошо, что узнал. Поздно возвращались в гостиницу на машине по центру Москвы, и всё было так красиво и на душе празднично.

2.02. Весь день впустую. Постеснялся, а надо было настоять и поехать с питерцами в Государственную Думу на презентацию их журнала. Немного обиделся, что не пригласили, и в итоге потерял день. А ведь мог бы, наверное, и там что-то решить.

Побывал дома у Красовского (знакомого Шестинских). Пообедали, забрал кассету с записями концертов Дмитрия Хворостовского - замечательного русского певца. Позвонил Н.В. Переяслову - он в Союзе писателей России (я там тоже побывал утром), но № 6 газеты «Небесный всадник» с материалом обо мне у него нет.

Позвонил Александру Яковлеву (как обещал). Поговорили хорошо о будущем сотрудничестве, но встречаться не стали. Он идёт вечером опять в ЦДЛ. Поехал к Министерству природных ресурсов - машины Коломийца нет. Пошёл к Марине Переясловой на Поварскую - охранник такой не знает. Прошёл на Арбат в книжную лавку журнала «Москва» - она почти пуста и еле дышит. Выбрать совершенно нечего.

Сделав большой круг по старой Москве, впервые в противоположную сторону от Нового Арбата к Бульварному кольцу, вернулся к метро «Арбатская» и поехал в гостиницу. А.М. Коломиец, оказывается, в номере. Они уехали от министерства буквально передо мной. У Алексея Марковича в «Волгагеологии» неприятности.

3.02. Утром выписались из гостиницы. Пока машина стояла у министерства, прогулялся по тем местам, где ходил совсем мальчишкой после школы, когда со своим приятелем «Матросом» приезжали и останавливались у его родственников на несколько дней. Господи, как же давно это было! Сказка какая-то, просто не верится.

Дошёл до квартиры (особняка) А.М. Горького и храма, где венчался А.С. Пушкин. Напротив, через перекрёсток здание ТАСС.

Коломиец заезжал в «Центргеологию». Оттуда направились домой. Ехали долго (таков водитель) с 14-00 до 23-00. Устал неимоверно.

 

4 февраля

За время отсутствия накопилось множество мелких дел. И всё-таки заметку о встрече в ЦДЛ написал и в «Нижегородскую правду» отнёс. Звонил Арсению Васильевичу Ларионову - поблагодарил за отзыв. Звонил Розе - Виталий сказал, что по поездке на Соловки всё решено положительно, а в Думе у них получился «бенефис».

В Союзе писателей от В.А. Шамшурина получил альманах «Земляки». Он даже мою фамилию из редакционного совета убрал. Ну и пакостник. Чего добивается - не пойму. Странно, но меня это почти не задело. Когда Владимир Крупин говорит добрые слова о журнале - до обид ли на всех них.

Светлана, пресс-секретарь министра В.И. Седова, предложила ехать в Арзамас в качестве представителя областного министерства культуры в пику Валерию Шамшурину, который меня в делегацию от Союза писателей, конечно же, не включил. Что ж, поедем от министерства. Светлана обещает более значимый приём. Мне не очень хочется ехать, но поеду ради принципа.

 

7 февраля

Отдал материалы (набор и рисунки) Щеглову для вёрстки книжки прозы Алексея Марковича. Отправил в «Литературную газету» Александру Яковлеву ответы на вопросы.

 

8 февраля

В Союзе писателей собрание. Встреча с Владимиром Седовым. Вопрос - у министерства нет денег на наше содержание. Непонятно, тогда зачем нужно было собираться. Валерий Шамшурин несмело заикнулся о своём уходе, но тут же, испугавшись, заговорил, что ему совесть не позволяет бросить организацию на произвол судьбы.

Позвонил Александру Яковлеву в «Литературную газету». Мои ответы он получил. Всё отлично. Будут печатать в ближайшее время. Мне по электронной почте отправил тексты своих небольших рассказов.

Очень некстати, но чувствую, что простыл.

 

11 февраля  Арзамас

С Сергеем Шестаком и Светланой едем в Арзамас на 85-летие Александра Ивановича Плотникова. В педагогическом институте имени Аркадия Гайдара встретился с В.А. Шамшуриным и В.Ф. Карпенко. Заранее об этой встрече не договаривались, и о том, что я приеду, они не знали. В кабинете ректора оставил газеты «Небесный всадник». Когда входил в приёмную - повстречался с Александром Ивановичем Плотниковым. Обнялись. Там же увиделся с С.И. Шуртаковым. Впервые на моей памяти он был в костюме с двумя лауреатскими медалями и орденом-крестом, вручённым ему недавно патриархом Алексием II.

Шестак с моей подсказки подписывал и раздавал свои книги (сборник рассказов «В богатом краю»), которые только что забрал из типографии.

На сцену поздравлять вышли от Союза писателей Шамшурин, Карпенко, я и директор «Деловой книги» Комаров. Глянул в зал - он битком забит народом. Вот после поздравления мы и уехали в музей Гайдара, посидеть своей компанией. Сам музей - пережиток советской пропагандистской эпохи. Скукотища! А стол накрыли хороший. И всё бы было хорошо, если бы в конце всё не подпортили споры на политические и религиозные темы. Зато назад Сергей довёз как на крыльях.

 

14 февраля

В музее-квартире А.М. Горького встреча с Шуртаковым. У него вышла книга детских рассказов. И по внешнему виду книга неплохая. Оформлена рисунками дочери Юрия Бондарева. Содержание не знаю. Говорил Семён Иванович как всегда много, не утомительно. В заключение один рассказ из книги прочитал, и это было в дело. Во-первых, это всё-таки хорошая, сейчас уже почти позабытая традиция - чтения вслух прозы, а во-вторых, и рассказ недурён - о посёлке Тикси. Читал Шуртаков с интересом, интонационно, с чувством.

Во время чая я хотел уйти, но чтобы это не выглядело бегством, подошёл и попрощался с Смёном Ивановичем. Он попросил прийти попозже в Союз писателей для разговора.

Из музея ушли вместе с А.М. Цирульниковым. Мои сокращения в его очерке «Первопроходцы Бауконура» в одиннадцатом выпуске «Вертикали» ему понравились. «Весь смысл остался. Я сначала даже не заметил их». Вот так много лишнего в наших произведениях.

В Союзе Гена Щеглов подготовил макет прозы Коломийца. С Шуртаковым говорили (вернее, он настаивал) о публикации в «Вертикали. ХХI век» его рассказа «Встретились трое русских» из «Нашего современника».

 

17 февраля

День рождения Александра Пашкова. Собрались в Союзе журналистов на этаже редакции «Нижегородской правды». Заодно мне вручили билет Союза журналистов России. Пили коньяк, закусывали бутербродами. Пришли Анатолий Чепела, А.П. Гладышева, Владимир Жильцов. Читали стихи.

Сегодня же 18-летие у Натульки. Для неё А.М. Коломиец написал стихи. Их распечатали на цветном принтере, я вставил в рамку. Вот это с сентиментальными слезами на глазах и подарил доченьке. Дома мне так хорошо, так я их всех люблю. Опять стол, поздравления, но с совершенно другим душевным расположением.

 

19 февраля

Отмечаем Наташин день рождения - уже с гостями. Вечером заехал Серёжа Шестак. Отправились домой к Валентину Николаеву, чтобы подарить книжку Сергея. У Валентина Арсеньевича в квартире прибрано, новые обои. Стало намного уютнее. Наверное, повзрослевшая дочка приложила руку. Я не был здесь долго - лет пять или шесть. Разговор обычный, литературный.

По дороге домой остановились с Сергеем около Кремля, обошли его. Тихо, снежно и почти безветренно. Полюбовались.

 

20 февраля

Позвонили и передали, что в багажном отделении Московского вокзала посылка из Санкт-Петербурга. Знаю, что это журналы. Нужно ехать получать. А так как по просьбе Валерия Валентиновича Фирсова мы с Сергеем едем в библиотеку Ленинского района на встречу клуба «Светёлка», чтобы там передать книги и журналы в фонд библиотеки, то и на вокзал по пути заскочили. В багаже две пачки №1 «Всерусского собора» за этот год и газеты «Небесный всадник».

Библиотеке кроме своих книг и журналов подарил и присланные издания из Питера - то, что на этот момент было дома. В «Светёлке» задержались минут на двадцать, не больше.

 

24 февраля

В областном министерстве культуры я и Олег Рябов встречались у Н.И. Лещёвой по поводу общей концепции будущего литературно-художественного журнала. Всё это пока «вилами по воде», но даже тут единого подхода по поводу будущего издания между мной и Олегом нет. Что же говорить, если «запахнет» чем-то конкретным. Передерутся все, заинтригуют. Единственное моё конкретное предложение - министерству необходимо определиться с кандидатурой главного редактора. Тогда он будет и концепцию разрабатывать, и формировать редакцию, и писать, готовить всякие бумаги и документы.

Утром встречались с Игорем Преловским. Всё утрясли по типографским вопросам - сроки, расчёты, условия.

 

25 февраля

Позвонила Наташа Адрианова, пригласила на творческий вечер Юрия Андреевича в зал Радиолаборатории. На работе условились с А.М. Коломийцем, что едем вместе. Сидел у себя в кабинете в геологическом музее, правил вёрстку книги «Сопротивление нелюбви», а Алексей Маркович, видно, забыв обо мне, уехал на вечер один. Жаль, хотелось побывать. Нужно было идти самому, пешком.

В Союзе писателей заседание правления. Безобразное выступление по отношению ко мне Валерия Шамшурина. Спуску я не дал, но осадок остался на душе дурной, гадкий. И потом он ещё лез обниматься, говорил какие-то ласково-примирительные слова. Как его корёжит от моей деятельности - публикаций моих произведений и статей в газетах и журналах, издание «Вертикали. ХХI век», издание мною книг, выходящие статьи обо мне.

 

26 февраля

Давно не виделись с Володей Заногой. Позвонил ему, договорились о встрече вечером в его новой мастерской в Щербинках.

Встретились на остановке. Я привёз газеты, журналы, книжки. Поднялись наверх, переходами прошли в мастерскую. Был удивлён, как много он сделал за то время, что меня тут не было. Теперь помещение отремонтировано, в меру обжито. Пили чай, говорили о насущном, смотрели старые и новые картины. Рассказал я и о вчерашнем скандале на правлении. Можно было без этого обойтись, но так получилось. Пришла мне идея написать очерк о Заноге для «Всерусского собора». Думаю, уже пора. Как-то я погрелся душой у Владимира Ивановича.

 

27 февраля

Вечером смотрели с Александром Пашковым в учебном театре Нижегородского театрального училища «Мещан» М. Горького в постановке Л.С. Белова. Я давно не читал и не смотрел Горького, и потому многие моменты пьесы, проецируя их на сегодняшние дни, мне показались любопытными и поучительными. Да и работа ребят почти всех оказалась неплохой. Давно не смотрел спектакля, чтобы до конца было интересно, не скучно. Действие и игра затягивали.

 

1 марта

В театре «Комедия» закрытие II фестиваля им. Евгения Евстигнеева. От представителей власти никого, но само действие на этот раз получилось более «обкатанным», зрелищным.

 

3 марта

Всё закончено с книжкой рассказов Алексея Марковича. Макет готов окончательно, оплата за тираж получена - теперь дело за типографией. Думаю, тут тормоза не будет.

В «Нижегородских новостях» статья Пашкова (Асеевского) на смерть Сергея Пономарёва. Ещё один ушёл. Мы виделись последний раз летом или ранней осенью во дворе музея Добролюбова. Вместе с Анатолием Геннадьевичем Трухмановым. Теперь нет в живых ни того, ни другого. Только их книжки воспоминаний. Хорошо хоть они остались.

Звонил в Питер Виталику Розе, говорили о возможном размещении в Москве на три дня работы Всемирного Русского Народного Собора и пленума Союза писателей России.

 

8 - 11 марта  Москва

Выехали с А.М. Коломийцем на машине. В Москве поселились в гостинице «Измайловская» на 28-м этаже.

9.03. В Союзе писателей России зарегистрировались для участия в Соборе. Правда, Алексей Маркович не дождался, уехал в министерство, а я встретился с питерцами и уехал вместе с ними в гостиницу «Университетская», где тоже прописался и даже решил, что именно здесь буду жить.

К Храму Христа Спасителя приехали за час до начала. У входа в Зал церковных соборов со стороны набережной толпился народ. Там повстречались с Михаилом Ивановичем Кодиным, поговорили о продолжении публикаций материалов, посвящённых деятельности  Московского интеллектуально-делового клуба. Всё решилось положительно.

В зал прошли через металлоискатель. Там красиво, просторно, удобно. С двух сторон мини-сады с металлическими деревьями и птицами среди живых деревьев. Журчит вода фонтанчиков.

Перед началом заседания повстречался с Н.В. Переясловым и С.И. Шуртаковым. Семёна Ивановича посадили рядом с собой. Похвалил венок сонетов Коломийца, предложил хлопотать о приёме его в Союз писателей России.

Открыл заседание патриарх Алексий II. В президиуме из узнаваемых мною В.Г. Распутин, В.Н. Крупин, Рушайло, Слизка, министр иностранных дел Лавров... Митрополит Кирилл (Гундяев) и В.Н. Ганичев. Последние вели заседание. С большими докладами выступили Ганичев и Кирилл, зачитал своё обращение патриарх. Политический бомонд выглядел бесцветно, говорили скучно и неинтересно. После перерыва запомнились выступления митрополита русской православной старообрядческой церкви Адриана, верховного муфтия России, Валентина Распутина и фронтовика, Героя Советского Союза Владимира Карпова. Крупин слова не дождался, хотя я видел, что он перебирает листы с написанным от руки текстом, что-то в них вписывает, дополняет.

После окончания заседания на автобусе поехали в гостиницу. Выпили немного коньяка, поужинали. Стало мне скучно, да и номер достался неудачный. Отправился прогуляться до метро (погода чудная: тепло, ветра нет, снегу навалило много и он чистый, белый). Там добрался до «Измайловской», а Алексей Маркович меня ждал, пиво приготовил, ужин. Хорошо и посидели, и поговорили.

10.03. Из пяти семинаров выбрал тот, что проходил в конференц-зале гостиницы «Даниловская», и не ошибся. Условия для работы отличные. Вели заседание митрополит Кирилл и публицист Александр Ципко, обозреватель «Литературной газеты». Выступали учёные, генералы, священники, иностранцы, бывший редактор «Независимой газеты» Виталий Товиевич Третьяков... До перерыва потерял ручку и потому ничего записать не смог. После чая и ручка нашлась, но писать всё равно не стал. Говорилось много полемичного, острого, но всё это - мысли, впечатления - никак не укладывались быстро в краткую и объясняющую фразу. Хотелось просто слушать умных, много знающих людей.

После обеда при закрытии Собора дали слово Владимиру Крупину. И хотя он торопился, по ходу сокращал доклад (да и Ганичев его прерывал), всё равно слово его получилось и эмоциональным, и глубоким, и весёлым, и образным. («Американская демократия как священная корова - пасётся где хочет и гадит где приспичило»). После закрытия я поднялся на сцену. Поздоровались с Владимиром Николаевичем, расцеловались. Попросил его выступление для публикации в «Вертикали. ХХI век».

11.03. В Союзе писателей России на Комсомольском проспекте, 13, пленум. Перед началом подошёл к С.И. Шуртакову, попросил передать наши журналы В.Г. Распутину. Семён Иванович подвёл Распутина ко мне, мы поздоровались, пожали руки. Распутин взял журналы, убрал их в портфель. В зале заседания подарил «Вертикаль» Николаю Рачкову (поэт, Питер), Михаилу Ножкину (артист, Москва), Виктору Лихоносову (прозаик, Краснодар), Бахревскому (наш автор, чтобы он отвёз их в Крым), Надежде Мирошниченко (поэт, Сыктывкар). Несколько комплектов оставил Николаю Переяслову, чтобы он распространил среди достойных людей.

На пленуме выступил с докладом по своей книге, доказывающей авторство М.А. Шолохова романа «Тихий Дон», Феликс Кузнецов. Сообщение было интересным и убедительным. Китайский посол (так я понял) вручил Распутину диплом премии за книгу «Дочь Ивана, мать Ивана», как лучшей иностранной книге прошлого года в Китае.

В перерыве перед тем, как началось торжественное открытие бюста Расулу Гамзатову, подаренного Союзу писателей  Московской мэрией, опять поговорил с Валентином Распутиным о Юрии Адрианове и его книгах. «Он вообще у вас молодец», - сказал Валентин Григорьевич. Пообщались и с Валерием Степановичем Роговым. Договорились о публикации его рассказа и письма. Мне надо не забыть выслать ему «В-11» со своим отзывом на его роман «Претендент на царство» и книгу прозы и публицистики «Во гласе трубном». Рогов был заинтересован, узнав об этой публикации.

Уже после часа дня распрощался с питерцами и поехал к министерству природных ресурсов, где ждал А.М. Коломиец. Оттуда - домой.

 

21 марта

Дважды звонил в Санкт-Петербург Андрею Реброву, но выступление на Соборе Владимира Крупина так от него и не получил. Хорошо, в конце дня дозвонился в Москву до Владимира Николаевича. Разговор оказался быстрым, коротким. Обещал сегодня же выслать. «У меня есть лишний экземпляр и конверт».

До Феликса Кузнецова дозвониться не удалось. Видимо, изменился телефон - в трубке мёртвая тишина. Вся концепция очередного (сдвоенного) номера «Вертикали. ХХI век» разработана подетально.

 

26 марта

Утром сходил в киоск за «Литературной газетой». Напечатали мои ответы на три вопроса. В обед поехал в гараж. Сбросил снег с крыши, чтобы поменьше воды попало внутрь. Пришлось прилично поработать. Это нужное дело сделал впервые. А вечером повалил снег. Конечно, то, что я сделал - это не зря. И всё-таки обидно.

Пришла по почте статья от Крупина.

Как и обещал, ездил (и опять не без приключений) на открытие выставки акварелей Нины Ивановны Ждановой в Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского - приглашал Володя Занога. Вначале думал, что это произойдёт в зале на Большой Покровской. Пришёл туда из офиса. Понял, что ошибся. Поехал на проспект Гагарина. Нашёл. Всё это происходило в комнате конференций - небольшой, заставленной стульями и столом. На стенах висели работы Ждановой. Народу много - не повернуться. Понял, что посмотреть по настоящему всё равно не удастся, не раздеваясь ушёл с раздражением в сердце, спрашивал себя - зачем сюда тащился?

Транспорт переполнен. Решил немного пройти пешком. По дорогам «пробки». Так и пришёл домой своими ногами.

 

28 марта

Из типографии привезли тираж книжки рассказов Алексея Марковича «Алёшин секрет». Все остались довольны качеством полиграфического исполнения. По этому поводу вечером даже немного отметили.

Ещё два приятных сообщения. Нашёлся человек, который будет оплачивать издание следующей поэтической книжки Коломийца. От М.И. Кодина пришёл факс. Приглашает на заседание Московского интеллектуально-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова) 31 марта. Тут же с Алексеем Марковичем договорились, что в Москву (он по своим надобностям) едем вместе на машине и живём в «Измайловской».

 

 

30 марта - 1 апреля  Москва

На этот раз выехали в обед. С Коломийцем отправилась в Москву и супруга, чтобы посмотреть выступление Алексея Марковича в концертном зале «Россия». На торжестве, посвящённом Дню геолога, Коломиец будет петь свою песню.

Утром следующего дня отправился в редакцию журнала «Политический класс». Купил свежий номер для Александра Пашкова. Прошёл в редакцию «Москвы». Для него же в книжной лавке приобрёл воспоминания Леонида Бородина. С покупками вернулся в «Измайловскую».

Ещё из «Политического класса» созвонился с М.И. Кодиным. Договорились о встрече у него в Российском государственном социальном университете на улице В. Пика. К двум часам отправился. Нашёл его, но пообщаться удалось всё равно «на ходу». Хотя о перспективной работе журнала и Клуба высказаться удалось, и понять, как она может строиться тоже. На служебном «Мерседесе» Михаила Ивановича отправились на заседание Клуба Н.И. Рыжкова. В машине поговорили о возможной моей работе по подготовке книги рода Кодиных. Нужно побывать в Волгоградской области, посетить его родные места.

В клубе доклад министра сельского хозяйства РФ Гордеева Алексея Васильевича. Выступил откровенно. Положение ужасное, вне разума и интересов России. Единой правительственной команды нет. Вступление в ВТО несёт для села новые беды и испытания - и далее всё в этом же духе...

В этот раз из новых для меня людей были: адмирал Касатонов Игорь Владимирович, ректор Литературного института Сергей Есин (с ним я сфотогрфировался, мы вместе сидели за столом во время банкета). Сфотографировался и с лётчиком-космонавтом, депутатом Государственной Думы Виталием Ивановичем Севостьяновым. Был директор «Автоваза» Каданников В.В. Из «Всерусского собора» участвовали Андрей Ребров и Виталий Розе. Мы вместе ехали с этой встречи на машине Кодина. При расставании Михаил Иванович сказал, что окончательно решил готовить книгу о семье.

 

5 апреля

Работа над журналом идёт хорошо. Большая часть чернового  варианта выполнена, и пока тем, как всё складывается в университете, я доволен.

Побывал в резиденции епископа Георгия на улице Пискунова. Секретарями у него совсем молоденькие светские мальчики. Оставил владыке два журнала «Всерусский собор» №1, 2005 г., где мои материалы, газеты «Небесный всадник» №7 и 8 и предложил сделать с ним интервью, для чего оставил свою визитку. Сказали, что недели через две это возможно. Посмотрим.

В Союзе писателей столкнулся с Шамшуриным. Неприятно. Но узнал, что похоронили в Семёнове Володю Миронова, хорошего поэта. Раньше мне говорил Павел Климешов, что это ожидается, у владимира рак, и всё-таки... Ведь вот опять, недавно, перед Новым годом с ним виделись, разговаривали. Сколько смертей вокруг!

Вчера пришло письмо от Виктора Потанина из Кургана. Готов с журналом сотрудничать без всякого гонорара.

 

6 апреля

Вечером собрались в квартире у Саши Высоцкого, отмечали выход книжки Сергея Шестака и возвращение в Нижний Новгород Александра Кравченко. Был Климешов. Но запись не об этом. Юрий Жуков рассказал о похоронах Миронова в Семёнове, о нищенских поминках (вместо водки - в пластиковых полуторалитровых бутылках самогонка), о высокопарных речах В.А. Шамшурина, К.Д. Проймина. Да речи-то ладно. Тут эмоции. Но до какой же нищеты доведён наш народ, что на поминальный стол кроме капусты и самогонки больше ничего поставить не может.

 

7 апреля

Забрал в университете черновик вёрстки «В-12». Ошибок много, но в запланированный объём укладываемся.

В Союзе писателей - правление. Просидел молча с полным безразличием. Когда шли на остановку с Жильцовым и Фигаревым, то от них узнал, что и Борис Васильевич Павлычев не так давно умер в Городце. На похороны они и ездили.

На сегодняшнее заседание идти никак не хотел. Но вчера об этом очень просил Шамшурин, а сегодня посоветовал мне это сделать и Коломиец.

 

8 апреля

С Алексеем Марковичем у Адрианова. Всё произошло по инициативе Коломийца. Он позвонил Юрию Андреевичу.

В комнате расставлены пейзажные работы Юрия Андреевича - яркие, светлые, сочные этюды. Хозяин предложил Коломийцу выбрать столько, сколько захочет и какие нравятся. За столом читали стихи. По большому счёту я там был совершенно лишний - но уж и очень компанию не портил. Разошлись не поздно и в хорошем настроении.

 

13 апреля

Утром ещё позвонил Володя Жильцов. Вчера вышли мои статьи в «Православном слове» и «Нижегородской правде». Вырезки и гонорар он мне приготовил. В обед звонил я сам в Питер, разговаривал с Андреем Ребровым. Виталий Розе улетел в Сербию, а в «Небесном всаднике» вышла моя статья с их переделкой и дополнениями.

Позвонил Михаил Чижов - получил в типографии свою книгу рассказов «волны времени», предлагает зайти. Пришёл ко мне Николаев Валентин Арсеньевич, чтобы вычитать вёрстку своих рассказов. Вот мы с ним и отправились. А так как того ждал в ресторане «У Ганса» глава Воскресенского района Привалов, то и мы отправились туда же, чтобы отметить выход книги. Просидели под хорошую водку и закуску допоздна. Привалов предложил, чтобы в его район поступал мой журнал.

 

18 апреля

Позвонил М.И. Кодину. На все вопросы положительный ответ. Он готов на разговор о Волгограде и пригласил 27-го приехать в Москву на встречу. Опять будет какое-то заседание Клуба Н.И. Рыжкова или что-то ещё с этим проектом связанное на Большой Бронной в ресторане в помещениях, арендованных у Литературного института. Электронной почтой отослал Михаилу Ивановичу свой материал о нём, Клубе, встрече с министром сельского хозяйства.

Пришло письмо от земляка из Сибири, посёлка Нижний Ингаш. Расхваливает мою «Обретение России» (ну это так, от переполненности чувств). Но главное, как человек тронут элементарным вниманием с моей стороны. Написал письмо, отослал стихи и вдруг (а ведь сегодняшние авторы от этого совершенно отвыкли) - получает ответ, где сообщают, что будут печатать. Вот он и разволновался от радости, от праздника. Я так его понимаю, что мне и самому радостно. Хочет подписаться на журнал, просит мою прозу - всё ему в ближайшее время вышлю.

 

19 апреля

Утром у Саши Пашкова умер отец. Зашёл к нему в «Нижегородские новости» перед тем, как занести статью в «Нижегородскую правду», и случайно узнал. Завтра едем с ним на кладбище договариваться о месте захоронения.

У М.И. Кодина спросил про свою статью. Он доволен, ему всё понравилось, ждёт в Москве 27-го числа.

 

22 апреля

В типографии «ТиС» готова распечатка черновика книги стихов Алексея Марковича «Хочу успеть». Сегодня он её вычитал, и я вновь отнёс в производство. Что-то более реально начинает просматриваться и с вёрсткой «Вертикали. ХХI век». Всё подготовлено, вычитана корректура.

Вечером с Александром Пашковым бродили в пределах Большой Покровской, заходили в кафе, пили водку, опять шли и вновь выпивали. Он мается, не находит себе места, мучается вечными вопросами бытия и предстоящей смерти. Вчера хоронили его отца. Солнечно, но ветер холодный, ледяной. Из друзей - я, Жильцов, Юрин. Простились с покойным достойно, без суеты. Народу мало, но всё прошло уважительно. После поминок втроём пошли бродить по центру Сормова, сидели в парке. Я говорил Володе, чтобы он вышел «из-под влияния Шамшурина, обрёл самостоятельность». Но ведь если бы он мог так себя вести, то вёл бы. Значит, не может, и все мои слова, моя болтовня - в пустоту. А может быть, и во вред мне.

 

24 апреля

Ещё одна смерть. Не стало Геннадия Васильевича Бедняева. Позвонил и сообщил В.И. Жильцов. Попросил написать что-то о нём для литературной страницы в «Нижегородскую правду». Да, мы, конечно, были знакомы, но в близких отношениях не состояли. Кульминация - когда летом 1999 года он пригласил меня с Ириной к себе домой на ужин. Поехал я один, о чём Геннадий Васильевич сильно сожалел и даже расстроился. Тогда показывал он мне свою пушкиниану - прижизненные издания произведений Александра Сергеевича, посмертную маску поэта, какие-то живописные работы, скульптуры и так далее. Много книг о творчестве Пушкина, две из которых (двойные экземпляры) Бедняев мне тогда подарил. Было застолье, холодная водка, которую сам хозяин не пил.

Бедняев много рассказывал о своей дружбе с Фёдором Григорьевичем Суховым. В конце встречи подарил свою книжку воспоминаний, только что вышедшую, «Операция «Осколок», и попросил на неё откликнуться рецензией. При этом сказал, что хочет её выдвинуть на премию Нижнего Новгорода.

Вскоре мы с Ириной улетали в Сочи, и до нашего отъезда своё обещание я выполнить не успел, но во время отдыха в блокноте написал о книге газетный отзыв и по приезду позвонил и сказал об этом Бедняеву. Но тот уже был в обиде и со мной разговаривать не стал. Я всё-таки материал напечатал на машинке и отнёс в Союз писателей А.В. Фигареву для премии города и в «Нижегородскую правду», где его и опубликовали. Своё обещание, таким образом, я выполнил - и ко времени.  Но с тех пор отношения наши стали прохладными. Со временем, конечно, всё улеглось, но я никаких шагов не делал, чтобы отношения стали менее формальными. Не поддержал меня Бедняев и на выборах в Союзе писателей на должность председателя. И вот его не стало. Возраст - далеко за восемьдесят лет.

 

27 апреля  Москва

Выехал утром на поезде. В 12 часов уже был в Союзе писателей России, но Николая Переяслова в кабинете не застал. Пошёл на набережную, посидел на лавочке, почитал газету «День литературы» и вновь вернулся в Союз. Результат тот же. Пошёл к храму Христа Спасителя. Погода чудесная - солнечная, тёплая (многие сняли плащи, несут их в руках). У Храма сидел, любовался. Поднялся на мост через Москву-реку и опять любовался - уже Кремлём. Тогда решил осуществить давнее желание. Пройти вдоль Кремлёвской стены, что обращена к набережной. Отправился и так дошёл до Красной площади, которая оказалась перекрыта. Готовятся к праздникам. Обойдя площадь за ГУМом, по Тверской дошёл до Литературного института, но С.Н. Есина в кабинете не застал. Журналы оставил на столе секретаря.

Побывал в книжной лавке и до срока, назначенного для появления в ресторане, отправился на бульвар за кинотеатром «Россия». У памятника Рахманинову сидел, читал. Вот такая пешая прогулка по столице длиною более чем в шесть часов.

Оказывается, это приём Клуба Н.И. Рыжкова в честь шестидесятилетия Дня Победы. Круг приглашённых довольно тесный - всего восемь столов по 6-7 человек. Все люди известные. Из новых - поэт Егор Исаев, философ Александр Александрович Зиновьев с женой и младшей дочкой лет четырнадцати. (Оказывается, во время войны он летал на «Илах» и был сбит уже 11 мая), бывший короткое время после Крючкова председатель КГБ СССР Филипп Денисович Бобков и так далее.

Я оказался за столом с адмиралом И.В. Касатоновым и генерал-полковником морской авиации - оба совершенно милейшие люди - предупредительные, доброжелательные - и каким-то болгарским генерал-лейтенантом. Нашим я отдал свои визитки. Они меня поблагодарили. Вообще о вечере надо обязательно написать подробнее для журнала. Он того заслуживает.

К сожалению, совершенно не получилось переговорить с М.И. Кодиным. Все эти дни он занят сверх меры. Собственно, поэтому я и решил уехать ночным поездом в Нижний Новгород. Оставаться ещё на день в Москве не было никакого смысла.

 

29 - 30 апреля  Остров

До поездки в Москву с Сергеем Шестаком ездили в Киселиху к Вадиму Семерикову, чтобы договориться об охоте. И хотя мы доехали (заезжая к нему домой, потом на участок), до самых карьеров - повидаться так и не удалось. Оставил записку Михаилу - хозяину дома на участке. И вот опять едем - уже экипированные. Нас поджидал старший сын Вадима. С ним на большом ботнике и отправились по карьерам на остров. Я впервые чувствовал себя сосредоточенно и уверенно. Знал, сегодня дичь обязательно подстрелю.

Вадим встретил радостно, на столе плошки с щучьей икрой, сковорода с жареной уткой. Я проверил патроны - не старые ли? Повесили металлическую банку, и издалека уверенно её сшиб. Дробь вошла кучно.

В ближний шалаш (в прошлый раз это была только платформа, на которой я стоял над водой, а она сама была прибита к берёзам) мы отправились с Сергеем. Шалаш тёплый, просторный, в нём постелены спальники. Шестак громко болтал, ему несколько раз звонили на мобильник. Да и я сам позвонил домой и Пашкову.

Всё-таки удивительное это чувство - мы из другого поколения и нам кажется почти нереальным - когда лежишь в шалаше с ружьём, под тобой и вокруг на сотни метров (исключая крохотный островок суши) вода, из бойниц видишь чучелья, крякает подсадная утка, на другой стороне за мёртвым затопленным лесом догорает алый закат, а тебе звонят из другого (городского) мира, задают какие-то производственные и бытовые вопросы, считая, что ты где-то рядом, а ты  в это время почти на другой планете, в другом временном измерении.

Ночью, видимо от воды, холодно. Правда, я залез в меховой спальный мешок, и тело не мёрзло, но лицо ощущало ледяной холод. Небо совершенно чисто и сказочно красиво от звёзд.

Утром, выглянув, увидел селезня  у левых чучелий. И жалко было его, и хотелось выстрелить. Выстрелил и убил птицу. Она ещё немного побилась на воде и перевернулась кверху лапами, а ветер волнами унёс её быстро к дальним камышам.

Вадим приплыл на малом ботнике. Забрал меня. С ним сплавали и забрали утку. После чая и каких-то хлопот вновь с Вадимом ходили проверять сети. Перед этим сфотографировались с попавшей в ловушку ондатрой и отпустили зверька на волю по моей просьбе.

Рыбы в сетях вроде бы и не так много (одна самая большая щука сорвалась и ушла), а набралось в мешок столько, что чуть подняли.

На острове сварили с картошкой уток, пожарили на сковороде карасей и линей. Всё вкусно невероятно. А небо - чистейшая лазурь. Лёгкая голубизна, разбавленная, просвеченная солнечным сиянием.

Уже перед отъездом с лёту над островом сшиб выстрелом чайку. Упала комом. Поднял - тёплая, пух чистейший, мягкий. Жалко немного загубленную птицу, но их так много, что для природы урон незначительный, а мне тренировка и заметка на память. Больше в эту птицу стрелять никогда не буду.

Поплыли назад.

Ещё когда только переправлялись на остров, на кочках видел просто огромные раковины «речных устриц». Размеры - невероятные и ранее мною невиданные - с тарелку. Решил взять несколько на обратном пути. Но тут со стороны берега показался такой дым, что все не на шутку встревожились - не горит ли деревня, а вместе с ней и оставленная у дома машина Сергея. Потому и постеснялся попросить Вадима плыть вдоль бывшего берега (затопленного леса), чтобы собрать раковины. Теперь жалею. Потому что тревога оказалась напрасной. Горели брошенные поля. Мы их видели, когда ехали домой. Вдоль дороги всё было черным-черно, а пожарные машины тушили загоревшиеся столбы и не пускали огонь в деревню. У меня создалось впечатление, что подожгли специально, ради удобрения, а пожарники контролировали огонь. Может, решили вновь землю засеять, огонь и сорняки сухие пожог, и золу для удобрения приготовил.

С Вадимом расстались как родные. Договорились, что он приедет ко мне в Кунавино. Посмотрит, что можно сделать, чтобы заменить окна в доме, крышу на бане, и выберет книги из деревенской библиотеки. Вот она и пригодилась. Не зря выброшенные книги из Союза писателей перевёз в Кунавино. Теперь они вновь попадут к людям, будут читаться.

 

4 мая

Вчера был в мастерской художника Рыбакова Павла Константиновича по протекции Александра Пашкова. Попытался подобрать рисунки для книги стихов Коломийца. Но, к сожалению, ничего подходящего не нашёл. Гравюры и рисунки карандашом либо старого города, либо деревенских пейзажей. То же и акварели. Есть немного цветов, но мне показалось слабо. Отобрал цикл офортов (8 штук) «Житие». Показал их Коломийцу. Как и предполагал, Алексей Маркович их забраковал. Пришлось вновь относить в мастерскую на улицу Бориса Панина, 15. И тут немного поговорил о насущных, сегодняшних проблемах искусства.

Звонил М.И. Кодину. Уточнял фамилии тех, кому он во время праздничной встречи в Клубе вручал ордена какой-то общественной организации.

 

5 мая

Отдал Александру Ивановичу Юрину в работу материалы по сборнику статей. Он обещал показать вёрстку после праздников.

С Пашковым в ТЮЗе смотрели «Вечно живые» Виктора Розова в постановке Симагина. Совершенно бездарный получился спектакль. В зале ученики колледжа им. А.С. Пушкина. Сцены поцелуев отмечают криками, аплодисментами, свистом, смехом. А сцены и без того сыграны бездарно, фальшиво, в жестах, мимике, стилистике 50-х - 60-х годов.

 

6 мая

В Союзе писателей отмечали День Победы. Наши фронтовики - И.К. Кузьмичёв, А.И. Плотников, К.Д. Проймин. У Константина Даниловича вышел роман «Город». После стола сидели на балконе до 23 часов - я, Валентин Николаев, Геннадий Щеглов, Евгений Эрастов... Опять много и громко спорили.

 

7 мая

С Пашковым в Литературном музее М. Горького (ул. Минина) посмотрели выставку писателей-фронтовиков. Рукописи, письма, документы, фотографии, книги. Военная гимнастёрка А.И. Плотникова и пишущая машинка А.И. Люкина.

 

10 мая

В театре «Комедия» «Василий Тёркин». Скучно и бездарно. Хотя приглашённые ветераны устроили овацию. Всё это самодеятельность. Смотрели с Пашковым. Везёт нам с ним на этакие «шедевры».

 

11 мая

Проверил работу над тремя вёрстками. Пока всё идёт по плану. После обеда с Алексеем Марковичем у Адрианова. Юрий Андреевич по моей просьбе написал предисловие к книге стихов Коломийца. Сам его прочитал за столом и вручил Алексею Марковичу. У Адриановых новый щенок борзой.

 

12 мая  Кунавино

Первый раз в этом году поехал в деревню. На УАЗике повёз коробки с книгами, дверь, стеллажи. И как же за городом хорошо, зелено, свежо. Рвал и ел щавель - вкуснотища! Душа потянулась в эти благодатные края. Может быть, хотя бы в этом году немного поживу и поработаю в Кунавине.

 

13 мая

Ещё одна смерть. Утром позвонил В.А. Шамшурин. В Арзамасе умер писатель Пётр Еремеев.  Просит меня завтра съездить на вынос. Придётся ехать. Сам Шамшурин отправляется на какую-то конференцию. В Союзе писателей надо получить деньги на венок. Приехал. Валерий Анатольевич там, и в разговоре от него узнаю, что едет он только в воскресенье в Москву. Значит, хлопотное дело перевалил на меня, вот и всё. Ладно, Сергей Шестак согласился съездить вместе со мной. А то похороны рано. На старом Арзамасском Тихвинском кладбище нужно быть к 10-00.

Подписал Михаилу Чижову рекомендацию в Союз писателей России. Я понял, что он едет вместе с Валерием Анатольевичем и там, в Москве всё решат по его приёму без лишних формальностей.

 

14 мая  Арзамас

Приехав в Арзамас, поблуждав по городу в поисках кладбища, с Сергеем почти опоздали на похороны. В храме отпевание закончилось. Батюшка указал, где примерно искать могилу. Бегом с венком отправились на поиски. Нашли, когда у могилы говорил слово Юрий Александрович Курдин, затем Евгений Павлович Титков и тут же дали слово мне. Мысль моего выступления - не надо жалеть об ушедшем. Он всё сделал, для чего его послал Господь. И теперь с радостью Он его встретит. И нам надо радоваться. Стоявший рядом священник растрогался от моих слов и горячо поблагодарил.

После кладбища заговорили с ректором Титковым о взаимном сотрудничестве, причём по его инициативе. Евгений Павлович должен к нам приехать в «Волгагеологию». С поминок Юрий Курдин повёз нас с Шестаком на место «пятого стана Ивана Грозного» к реке Акша. Показал храм Иоанна Предтечи XVII века, который сейчас восстанавливается. Даже побывали в пристроенном пределе. Потом поехали к Юрию Александровичу в гости. Прекрасная квартира. Хороший и добрый разговор единомышленников. Подарил нам свои книги и опять же условились о дальнейшем сотрудничестве.

Вечером звонил Олег Пономарёв из Тулы. Готовит книгу О.Н. Шестинского в подарочном варианте. Олег Николаевич душевно плохо себя чувствует, унывает, и Олег хочет этим изданием его поддержать. Нужны деньги и от меня, а где их взять? Альманах «Прикосновение» у Пономарёва выходит в конце мая. Обещает сразу выслать.

 

16 мая

Отремонтирована машина - подвеска, тормоза, шаровые. В университете готова вёрстка «В-12-13». Но, похоже, будут проблемы с оплатой.

 

18 мая

Готова вёрстка книги стихов Коломийца «Хочу успеть».

Вчера из Клуба Н.И. Рыжкова по факсу пришло приглашение  на очередное заседание 25-го числа. Отправил М.И. Кодину репортаж о вечере в честь Дня Победы и следом позвонил ему на сотовый. Оказывается, вчера он меня искал. Тоже по электронной почте послал свою статью, где полемизирует с  бывшим членом Политбюро, «перестройщиком» Александром Яковлевым. Знаю, что он её предлагал в «Правду». Печаталась она там или нет?

В университете за вёрстку запросили немыслимую сумму - пять тысяч рублей. На оставшееся рабочее время просто выбили меня из колеи. Я даже ушёл из кабинета, чтобы успокоиться и всё обдумать. Вечером позвонил А.И. Юрину и с ним решил ту же работу - за тысячу рублей к большому для него удовольствию.

Случайно попал, переключая каналы телевизора, на финальный матч Кубка УЕФА. Играли наш ЦСКА и Спарта (Португалия) в Португалии. Наши победили 3:1. Первая победа такого уровня русского футбола. Кубок наш.

 

19 мая

На работе по телефону меня разыскал С.И. Шуртаков. Предложил встретиться в Союзе писателей. Пошёл, хотя и знал, что разговор пойдёт о публикации его произведений в «Вертикали. ХХI век». Семён Иванович подарил свою новую книгу всё с тем же напутствием - бери, что хочешь... и публикуй. Но всё это было в других журналах.

Ещё перед моим уходом из «Волгагеологии» позвонил Пашков. В театре «Вера» комедия «Лгунья». Александр Павлович зовёт с собой. Поехал - и не пожалел. Актёрские работы неплохие, пьеса незамысловатая и смешная. Местами хохотал от души.

 

20 мая

Из Москвы позвонил Алексей Маркович после встречи с Николаем Переясловым. Его приём в Союз писателей России решили провести у нас в Нижнем Новгороде на выездном секретариате. От Шестинского брать рекомендацию ему не посоветовал Николай. Это только повредит. Там Олег Николаевич замешан в каком-то скандале в связи с отстранением А.В. Ларионова. Я тут же попытался дозвониться до Олега Николаевича, как-то его ободрить, может быть, договориться о встрече в Москве, когда поеду на заседание Клуба Н.И. Рыжкова. Но ни московский, ни переделкинский телефоны не ответили.

 

21 - 22 мая  Кунавино

Первый раз в этом году с Ириной жили в деревне. Машина после ремонта идёт чудесно. За зиму воры прошли все бани. Собрали баки на металлолом. Наш из нержавейки немного покорёжили, но отодрать не смогли.

Два дня копали грядки, сажали зелень, обкапывали деревья. Всё в удовольствие, даже в радость. Успел привезённые коробки с книгами разобрать, расставить по стеллажам.

В пятницу у нас сменили номер телефона. Мне никто не звонит - ещё не знают. Девчонкам же, как и прежде - тарабанят.

 

24 - 26 мая  Москва

До отъезда побывал у Чижова (подписал ему рекомендацию на премию Нижнего Новгорода) и подготовил такую же Ю.А. Адрианову (по его просьбе), завёз ему домой.

Выехали на машине с Алексеем Марковичем. Купить билеты на поезд не смог - в кассе не было. Ночевали в ведомственной гостинице, немного не доезжая Балашихи. Гуляли с Коломийцем по лесу.

На следующий день утром удачно купил билет на поезд в кассах Курского вокзала и поехал в социальный университет к М.И. Кодину. Долго пришлось ждать. Хорошо, что была с собой книга. Сидел на лавочке в тени, читал «Записки террориста» Бориса Савинкова.

Михаил Иванович влетел как вихрь. У него на разговор со мной всего несколько минут. Но и их хватило для главного. Кодин готов профинансировать специальный выпуск «Вертикали. ХХI век», посвящённый деятельности Клуба Н.И. Рыжкова, не исключает и издание отдельной книги о Клубе, состоящей из моих репортажей. Но главное - попросил отредактировать для второго издания свою книгу «Трагедия Старой площади», дополнить её некоторыми материалами, исправить ошибки и прочее. Но весь разговор бегом, без конкретики.

У Михаила Ивановича в приёмной услышал об аварии энергосетей в столице - встало часть метро, отключились лифты, светофоры... Слава Богу, что меня это никак не коснулось, хоть и пришлось поволноваться.

Кодин довёз до метро «Проспект Мира». Станция работала, и поезда от центра тоже шли. Так что до «Сокола» я добрался, в гостинице «Мотор Сич» устроился, с Виталием Розе встретился. С ним на машине и до ресторана «Форте-Клуб» на Бронной доехали.

На этот раз из-за аварии народу собралось немного. В Клубе Н.И. Рыжкова выступал Богуслаев Вячеслав Александрович, президент «Мотор Сич». Говорил об обстановке на Украине после выборов президента Ющенко. Экономика полетела вниз, преследование инакомыслия, неуправляемость...

В дискуссии после выступления участвовали Сергей Глазьев, Геннадий Селезнёв и другие. К Глазьеву я потом подошёл, дал свою визитку. Он должен мне выслать письмо, которое послал руководителям Украины по поводу условий вступления их страны в ВТО.

Очень приятное впечатление, располагающее к нему, оставил о себе Богуслаев. Мы с ним сфотографировались и немного пообщались.

М.И. Кодин сказал, что завтра приедет утром ко мне в гостиницу «Мотор Сич», чтобы поговорить насчёт его книги. И приехал. Разговор получился довольно обстоятельный. Но я понял главное - Михаил Иванович и сам не очень представляет, что делать с мемуарами, что убирать, чем дополнять. Мне же это на руку - больше свободы действия. Думаю, что предложу, с тем он и согласится. В таких условиях и мне работа будет в удовольствие.

Много за эти дни разговаривал с Виталием Розе. Вообще-то мы с ним единомышленники. Наши взгляды совпадают.

Домой возвращался на дневном поезде «Золотая Хохлома» в плацкартном вагоне, который наши женщины забили «челночными» сумками. Измученные, они все повалились на полки и заснули. Как же их жалко. За одно только это наше время можно ненавидеть.

 

28 мая

Сорок дней со дня кончины отца А.П. Пашкова. По его настоянию не поехал в деревню, остался в городе, чтобы с ним закупить продукты и помянуть отца в квартире у Анатолия Чепелы, куда должен прийти ещё и Володя Жильцов.

Всё сделали. Александр набрал продуктов, водки. Всё выпили, поели. Но разговоры получились тяжёлыми. В творческом плане все обвиняли друг друга в несостоятельности. Больше всего меня удивил Жильцов, который говорил абсолютно словами Шамшурина, и в этой несамостоятельности очень походил на Бориса Селезнёва. А вообще, всё, что он говорил, было мелко и беспринципно. Слава Богу, не поругались, хотя были и близки к этому, с Пашковым. Жаль потерянных выходных, потому что после такого количества выпитого и на следующий день за руль машины не сядешь.

 

31 мая

Сдал в типографию «В-12-13». С Игорем Преловским всё обговорили. Даже решили печатать и мою книгу. Вёрстку я показал, его обсчитали. С А.М. Коломийцем говорили об оплате за все издания. Он даже немного запутался.

Прислали газету «Победа» из Красноярского края, Нижнего Ингаша, со статьёй обо мне и «Вертикали». Может, и родне там как-то на глаза попадёт.

Утром расплатился за все вёрстки.

 

2 июня

С Игорем Преловским ничего не получилось. В его типографии не смогли раскрыть электронную версию «Вертикали. ХХI век». Тут же всё передал в «Вектор ТиС». Там пошло своим чередом. Я вздохнул с облегчением. Значит, буду журнал печатать у них. Может быть, на этот раз они не подведут с качеством.

Позвонил М.И. Кодину. И вновь не очень понял, что же он хочет, чтобы было во втором издании его книги. Михаил Иванович сообщил, что 30-го числа в Клубе Н.И. Рыжкова выступает Жерес Алфёров.

Продолжаю перечитывать книгу «Трагедия Старой площади». Немного правлю, для себя пишу, чем бы её можно было расширить. Но главная, ударная мысль пока не приходит в голову. А вот над статьёй Кодина о А. Яковлеве я поработал, и мне кажется, она получилась. Буду печатать.

 

4 - 5 июня  Кунавино

С Ириной в деревне. Копали, сажали. Одолели комары, слепни. Я думал о клубном выпуске «Вертикали». И мне кажется, кое-что наметил стоящее.

 

6 июня

Случайно у Александра Пашкова услышал, что у Нины Прибутковской в автокатастрофе погиб муж. Только что похоронили. Позвонил ей. Что в этих случаях можно сказать? Она «заторможена», говорит, что ей колят какие-то лекарства. Речь прерывают рыдания. Господи, как же всё это рядом!

Отдал макет «В-12-13» в типографию «Вектор ТиС», по электронной почте отослал статью Кодина ему на прочтение после моей жёсткой редактуры. Позвонил Николаю Переяслову, вели разговор о выездном (к нам) секретариате Союза писателей России. Повод - пятилетие журнала «Вертикаль. ХХI век».

 

7 июня

Позвонил Кодин и порадовал меня - Михаилу Ивановичу очень понравилось, как я подготовил его статью «Академик вранья». В таком виде он хочет предложить её газете «Правда» и поместить в своей книге.

С Инягиным утвердили цены и согласовали оплату за печатание книг к обоюдному удовлетворению.

Опять звонил Прибутковской. Сегодня Нина получше, поживее. С ней её бывшие коллеги и друзья из музыкальной школы Сормова.

 

8 июня

Пашков (Асеевский) включил меня в делегацию Союза журналистов, которая на катере (на нём же в прошлом году мы отдыхали с руководителями писательских организаций Приволжского федерального округа) «Прибой» встречалась с руководителем «ФГУ Волжское ГБУ водных путей и судоходства» Валерием Петровичем Елисеевым. Кое-что из сказанного им:

Граница управления от Рыбинска до Астрахани.

На Волге сейчас 170 судоходных компаний и 1346 судовладельцев.

Управление занимается содержанием водного пути, гидросооружений. Гарантированная ими глубина на Волге 4 метра. Исключение от Волгограда до Астрахани (3,8 м) и от Городца до Нижнего Новгорода. Это вообще самый сложный участок. И единственный, где на протяжении 65 км река течёт свободно. Подошва Чебоксарской ГЭС подпирает Кстово.

За время строительства Городецкой плотины Волга обмелела на 1 м.

Ожидают приватизацию и этой службы. Тогда на реке начнётся хаос.

Впечатление Валерий Петрович оставил самое благоприятное. Прост в общении, доброжелателен. Говорил мало и коротко, и тут же предложил обедать. Но мы отказались, вышли на палубу посмотреть на город и Волгу, пока шли до Большого Казино, где планируется строить новую подпорную плотину.

Угощение, застолье, водка... Пока я «развлекался», мне звонили: Из типографии от Инягина; Рагим из Дербента; Олег Пономарёв (он плыл на теплоходе по Волге); Ирина Жданова из Москвы; Нужно было помогать в подготовке материалов для журнала «Разведка недр»; Встречаться по вёрстке юбилейной книги по истории «Волгагеологии».

 

10 - 11 июня  Кунавино

В Союзе писателей отметили 25-летие литературного объединения «Воложка». Собирались не без проблем. Я пришёл по просьбе Валентина Николаева. Пришлось выступить с воспоминаниями. Из наших «старых» были Маргарита Сатирская, Юрий Марахтанов, Александр Кравченко. Из прессы А.П. Гладышева. Но на выпивку не остался. С Ириной едем в деревню.

От Михаила Шкуркина узнал, что Юрий Адрианов в реанимации. Два дня назад ему отняли ногу из-за тромбофлебита. Ужасно! Вчера и сегодня я ему звонил домой, хотел предложить опубликовать его работы на обложке «Вертикали», но трубку никто не брал. Теперь понял, почему.

Всё это не выходило у меня из головы в деревне, когда копал грядки, косил траву, топил печку. Обложка, конечно, его. Но всё-таки вокруг что-то происходит непонятное - смерти, смерти... Что причиной всему этому? Мой возраст? Пришло такое время?

Когда отогнал машину в гараж, то домой с «Красной Этны» пришлось идти пешком. Поздно - трамвай уже не ходил.

 

12 июня

Позвонила Наташа Адрианова. Она и в отчаянии, и в обиде на всех за то, что случилось с Юрием Андреевичем. И ведь во многом она совершенно права. Оказывается, когда всё случилось, то перед этим у Адрианова кто-то был в гостях и привёз литр водки. Юрий выпил, и когда она пришла, он валялся на полу скрюченным. Возможно, это послужило толчком к воспалению. Так считают и врачи.

Наташа плачет, в отчаянии. Как ей быть, что делать одной с больным и беспомощным. Она понимает все трудности, свалившиеся на неё. Но ещё страшнее остаться одной без средств к существованию.

«Что вы делаете! Что вы делаете!!!» - вскрикивает она, имея в виду ту водку, что приносили все мы, каждый раз приходя к Адрианову.

 

14 июня

Утром был в Щербинках у Заноги. Показал Владимир последние свои этюды, написанные в Ардатове и Васильсурске. Четыре (букеты цветов) очень хороши, художественны, с чувством. И уж совсем радостный - большой портрет внучки - «Пятая весна». Она пухленькая, босоногая, в сарафане стоит на лужку, на пригорке, а за ней в вольном разливе Волга.

 

16 июня

Александр Пашков позвал к Галине Селивёрстовой, посмотреть книги. Галина Алексеевна хочет их продавать, и надо ей в этом как-то помочь.

Однокомнатная квартира на площади Свободы, бедность, но всё чисто, убрано. Книг, действительно, много. Вроде бы можно было бы и для себя купить что-то, но куда девать. Галя, конечно, постарела, пополнела, но всё такая же доброжелательная, с мягким голосом. А ведь она первая, кто пригласил меня к сотрудничеству и начал печатать мои материалы в «Горьковском рабочем».

Пили на кухне чай, говорили о чём-то незначительном. О «Вертикали» она не слышала, хотя газет, в том числе и «Литературную», читает много. Объяснил ей, в каких магазинах можно посмотреть журнал.

По электронной почте отправил письмо М.И. Кодину по поводу его книги «Трагедия Старой площади».

 

17 - 19 июня  Кунавино

Из Африки вернулся Коломиец. Я с утра был в «Волгагеологии», потом поехал за машиной в гараж, поменял масло и уже из дома позвонил Алексею Марковичу. Сразу выехал к нему, встретились. Николай Переяслов условился с ним, чтобы 8 июля провести выездной секретариат в Нижнем с приёмом в члены Союза писателей России.

Вечером уехали в деревню. На ближнем участке всё сделали. Перешли на дальний. Там под яблонями нашёл целые земляничные поляны с красными, спелыми ягодами. Скосил траву до конца участка. Чистили кусты смородины.

 

22 июня

В Союзе встретился с Валерием Шамшуриным. Договорились об отмечании пятилетия «Вертикали» и о приёме в Союз писателей Алексея Марковича.

Позвонил Переяслову. С Николаем утрясли по составу гостей. Сошлись, что их не должно быть больше восьми человек.

Радостный звонок от Кодина. Михаил Иванович получил моё послание с разбором его книги и искренне благодарен. Хочет продолжить работу. Предлагает мне самому убрать лишнее, дополнить необходимые материалы и приехать в Москву на несколько дней, чтобы заняться книгой плотнее. Думаю, это предложение надо принять.

По электронной почте он послал мне приглашение на встречу 30 числа с Ж. Алфёровым в гостинице «Даниловская».

 

25 - 26 июня  Кунавино

Приходили родители Андрея знакомиться и обсудить условия свадьбы. Ирина приготовила, как всегда, хороший стол. Общением все остались довольны, что же касается свадьбы... Для их совместной жизни (Татьяны и Андрея) никаких хороших перспектив в я не вижу, и считаю, что свадьбу надо отложить. После всего этого с Ириной уехали в деревню. В дороге я всё горячился, доказывал, что их женитьба - ошибка.

Работали мало. Больше отдыхали, собирали викторию, немного наводили порядок на участках.

Читал «В кругу Леонида Леонова» Александра Овчаренко - книгу, подаренную М.И. Кодиным. Чрезвычайно много любопытного в этих дневниковых записях после встреч с писателем.

 

27 июня

Неожиданно в кабинет пришёл протоиерей Николай Агафонов из Самары. Он приехал на какое-то совещание, собираемое представителем президента в Приволжском федеральном округе С.В. Кириенко, и решил зайти в редакцию «Вертикали. ХХI век». Принёс новую свою книжку. Я ему подарил «В-11». Познакомились, хорошо поговорили. Пообещал, что два новых рассказа из книжки я напечатаю. Один - «По щучьему велению» батюшка с любовью прочитал вслух. Сам захотел.

Условились, что завтра я подойду к Самарскому поезду и передам ему новый, только что отпечатанный в типографии выпуск «В-12-13». Ведь там мой отзыв на его книги.

 

28 июня

Утром из областной больницы позвонила Наташа Адрианова и передала трубку Юрию Андреевичу. Голос у того какой-то незнакомый, изменившийся, грубый. Пригласил меня прийти к нему. Я пообещал принести журнал с его публикациями.

До обеда пошёл к Инягину ругаться, понёс свои деньги, чтобы он не сорвал публикацию книги А.М. Коломийца и журнала. Алексей Маркович переживает, а о журнале, привезу ли я его в Москву, спрашивает М.И. Кодин. Я ему позвонил. Оказывается, Ж. Алфёров заболел, и встречи не будет. Но меня он всё равно попросил приехать, чтобы поговорить о работе над его «Трагедией Старой площади».

С Инягиным всё утряс и к вечеру тираж был готов. 30 штук из типографии я забрал.

Весь день обзванивал и приглашал на юбилей журнала тех, кого бы мне хотелось в тот день видеть.

 

29 июня

С Алексеем Марковичем в больнице (областной) у Адрианова. Ногу отняли почти по бедро. Юрий Андреевич рад нашему приходу. Правда, он немного «заговаривается», но я думаю, это из-за обезболивающих уколов. Привёз ему журналы, которые, впрочем, как мне показалось, на него впечатления не произвели. И понятно - в таком состоянии.

Вернулись в «Волгагеологию», выпили за новый номер немного коньяку.

 

30 июня - 1 июля  Москва

У М.И. Кодина в социальном университете. Говорили о его книге, о том, что бы следовало ещё написать. Затем встретились у гостиницы «Мотор Сич» с Виталием Розе и Володей Шемшученко, ужинали в ресторане. Ночевал в гостинице запорожцев.

На следующий день с Виталиком так душевно поговорили за обедом в ресторанчике с аквариумами, что на поезд я запрыгнул уже на ходу в вагон с единственной открытой дверью, и затем через весь состав шёл к своему месту. Ещё бы несколько секунд и было поздно. С Розе полное взаимопонимание, обещает приехать в Нижний Новгород с семьёй.

 

2 - 3 июля  Кунавино

В деревне всё время лил дождь. Но я протопил обе печки и в доме тепло. Ирина с Наташей вымыли и убрали все помещения от сеней и веранды до верхних комнат.

Когда приехал домой, то позвонил А.И. Юрин. Вчерне он полностью подготовил вёрстку книги по истории «Волгагеологии». Я же всё плотнее думаю о выпуске «Вертикали. ХХI век», посвящённом Клубу Н.И. Рыжкова. Тут затягивать никак нельзя.

 

4 июля

Умер В.Ф. Табачков. Сегодня похороны. Книгу «История геологического предприятия «Волгагеология» (1930-2005» доделывать, дочитывать будет кто-то другой. Хоронили Виктора Фёдоровича в Кузнечихе. Я был на кладбище. Умер он внезапно в субботу. Сердце. Остатки (окончание) выведенной вёрстки оставил Алексею Марковичу.

У Александра Пашкова в редакции «Нижегородских новостей» отмечали день рождения Володи Жильцова. Закончилось всё, как и обычно это бывает последнее время, почти скандалом. Ушёл не прощаясь с ними. Сколько раз говорил себе, что с этими посиделками пора заканчивать. Горько от всего этого на душе.

 

5 июля

Утром новость от А.М. Коломийца. В пятницу он был в областной больнице у Адрианова и там столкнулся с В.А. Шамшуриным и А.М. Цирульниковым. Валерий Анатольевич заявил, что в Союзе писателей встреча по журналу проводиться не может, а сам он на ней присутствовать не будет. Я Коломийца успокоил - куда он денется! Но мы (на всякий случай) должны быть готовы провести торжество в большом зале «Волгагеологии». По телефону разговор с Николаем Переясловым. Из Москвы приедут девять человек. В том числе из трёх литературных газет. Рассказал ему о плане мероприятий.

Юрину отвёз вычитанную вёрстку книги. В «Нижегородских новостях» встреча с Глебом Павловским и Фадеевым (главным редактором журнала «Эксперт»). Вёл Пашков. Мало чего нового и оригинального было сказано. Хотя экономическую ситуацию, пусть и бегло, Фадеев охарактеризовал как угрожающую из-за того, что правительство не знает, что сейчас делать.

 

8 - 10 июля  Пятилетие «Вертикали»

Дозвонился до М.И. Кодина. Все мои письма он получил.

Не без переживаний, но забрал в типографии книжку (1 штуку) стихов А.М. Коломийца. Москвичи приехали в восьмом часу вечера (Переяслов, Шуртаков, Парпара, Дорошенко... - всего семь человек). Сразу сели за стол. Продолжили в гостинице.

9.07. Утром устроили гостям экскурсию по Кремлю и немного по городу. В зале «Волгагеологии» выступил хор украинского общества. Всё это затянулось. В итоге опоздали в Союз писателей на полчаса. Михаил Чижов, обиженный тем, что по его приёму в члены Союза писателей России ничего не решено, ушёл раньше.

В Союзе нас уже заждались. Людей немного, но посторонних нет - все ко мне дружески настроенные - Александр Пашков, Анатолий Чепела, Лена Чернова, Нина Прибутковская, директор центральной городской библиотеки, А.И. Юрин, В.В. Половинкин, Евгений Позднин, Е.П. Титков... Пришёл и Шамшурин. Валерий Анатольевич говорил хорошие слова о «Вертикали». Начал встречу я, и передал слово Переяслову. Николай провёл всё хорошо, хотя по делу выступил относительно журнала только Парпара. Вообще, знакомство с ним у меня оставило самые добрые чувства.

На этой встрече Алексею Марковичу вручили билет члена СП, мне Шолоховскую грамоту от Союза писателей России. Такие же получили Шамшурин, Ю.А. Адрианов, И.К. Кузьмичёв. Всё время в зале была моя Таня с Андреем. Накрыли стол, выпили, и мы с делегацией уехали на турбазу в Киселиху. Жалею, что не переговорил и не пригласил с собой Евгения Павловича Титкова. Это всё от моей неопытности в подобных делах.

В Киселихе - уха из стерляди, шашлык, прогулка по лесу и вдоль Линды, баня, бильярд. За весь вечер выпил бутылку сухого вина.

10.07. Утром провожаем москвичей. Вчера утром я всё-таки забрал пачку книг стихов Алексея Марковича. Сегодня все увезли их в Москву. Завтракали в гостинице. Много, как и всегда, говорили с Шуртаковым о журнале. Семён Иванович предложил кое-что дельное, но всё это надо переварить. После отъезда москвичей (я с ними доехал до посёлка Дачного), взял машину из гаража и отправился в деревню. Ещё восьмого Ирину с Наташей туда отвёз Сергей Шестак. Приехал к ним, попил чаю и лёг поспать. Делать ничего не делал, только пожёг в печи хворост.

Из деревни уехали с Ириной. Наташа осталась на несколько дней пожить. Пусть отдохнёт, погуляет на свежем воздухе.

 

 

11 июля

Разговор по телефону Коломийца с Чижовым. В своём неприёме в Союз писателей Михаил обвиняет меня. Что это я, бездельник, ничего не сделал. Удивительная логика. Они поехали с Шамшуриным в Москву всё решать, ничего не сделали, а вина на мне, хотя я ему ничего и не обещал. Зависть из-за приёма А.М. Коломийца в члены СП лишила мужика разума. В раздражении от себя из кабинета позвонил Чижову. Наговорил грубостей.

Вечером собрались у меня в музее - Пашков, Юрин, Шестак, Александр Васильевич Котельников. Пришёл Алексей Маркович. Отметили вновь пятилетие «Вертикали». В это время звонил М.И. Кодин от Сергея Глазьева. Сергею Юрьевичу понравился журнал. Хочет на него подписаться. Кодин предлагает мне подготовить с Глазьевым интервью. Сделать это по электронной почте.

Пашков напомнил о скором моём дне рождения. Надо же, совершенно забыл.

 

13 июля

С Инягиным вроде бы всё решили по книге стихов Коломийца. Сказал, что дал команду готовить весь тираж, хотя деньги (остаток долга) ещё не перечислили. Хочется побыстрее закрыть эту тему.

Вчера у Пашкова встретился с Аанатолием Чепелой. Пошли с ним в «Землю нижегородскую» посмотреть на компьютере фотографии с юбилейной встречи. Там узнал, что газета даёт материал о ней. Сегодня свою заметку опубликовали и «Нижегородские новости».

Ещё в понедельник звонил Александру Яковлеву в «Литературную газету», узнавал, почему он не приехал. От него услышал, что заметку о встрече в Нижнем Новгороде Николай Переяслов в газету уже передал. Сам Саша заболел, потому у него всё и сорвалось.

 

14 июля

День моего рождения. Стукнуло сорок восемь лет. День как день. Только вечером приехала наша Лена, немного посидели, отметили.

 

16 - 17 июля  Кунавино

Из гаража заехал за Леной. Отправились в деревню. Дорога свободная.

На следующий день, пока они собирали ягоды (набрали три ведра чёрной смородины), я писал вопросы для С.Ю. Глазьева и заметку о книге стихов Володи Шемшученко. Только этим и могу оправдать своё деревенское безделье вторые выходные кряду.

 

18 июля

Продолжается отмечание дня рождения: собрал у себя в музее Пашкова, Чепелу, Александра Васильевича. Жаль, но под курицу-гриль опять много выпили.

Звонил в Дербент Рагиму. Сказал, что хочу приехать, написать о Дагестане очерк. Зовёт с семьёй. Уже дома решили ехать втроём - я, Ирина, Наташа.

От родителей Андрея в подарок передали адрес со стихами.

Отдал макет для второго издания книги стихов Коломийца «Хочу успеть» в типографию «Растр».

 

20 июля

Ещё восемнадцатого в «Вектор ТиС» перечислили деньги, но в типографии книгу по-прежнему в производство не запустили. Инягин мне изрядно попортил нервы. Пообещал, что с завтрашнего дня начнут. Пока принёс Алексею Марковичу готовые двадцать книг.

Позвонил А.П. Пашков. В пятницу запишем с ним для телевидения десятиминутное интервью. О чём говорить - пока не знаю. Это для его авторской передачи.

В кассах узнал, сколько стоят авиационные билеты в Дагестан. Тихо ужаснулся. Полёт до Махачкалы одного человека - 5500 рублей. И, как сказали, с сегодняшнего дня повысилась стоимость ж/д билетов. И как быть?

 

 

22 - 24 июля  Кунавино

Вчера разговаривал с М.И. Кодиным. Пообещал Михаилу Ивановичу, что 27-го приеду и останусь в Москве для работы над книгой. Поначалу Михаил Иванович был холоден, но потом потеплел.

С Алексеем Марковичем с душой разговаривали о наших делах, рассказывали друг о друге, немного выпили водки под пироги... Коломиец принёс новое стихотворение, сразу после нашей беседы им написанное и мне посвящённое. Какой он всё-таки искренний и отзывчивый человек.

Позвонил Розе. Виталий тоже едет в Москву. Попросился к ним в Питер на несколько дней погулять по городу. Вроде бы не против. Но в Москве всё обсудим.

В Музее-квартире Горького записали короткое интервью - о журнале, пятилетии, обо мне. Кажется, вышло плохо, скучно. Я говорил без огонька и незаинтересованно. Ладно, эту телевизионную передачу Пашкова почти никто не смотрит.

Вечером купил билет на поезд в Москву и проехал в гараж, взял машину. Уже когда стемнело, с Ириной отправились в деревню.

Забыл отметить, что написал заявление на приём на работу в «Волгагеологию» главным специалистом по связям с общественностью. Алексей Маркович планирует продержать меня на этой должности до конца года. Это в оплату моих трудов  по изданию книги истории «Волгагеологии». Хотя я и предупреждал, что буду заниматься книгой без всякой оплаты.

В деревне - всё началось с пробки у моста. Пришлось вернуться домой, поужинать и в одиннадцать вечера вновь отправиться. И всё равно, дорога оказалась забитой почти до самой Линды.

На следующий день топил баню, писал в своей комнате с открытым окном. Замечательно. В воскресенье всё повторилось - немного работали (убрали чеснок, резали зелень, собирали ягоды), смотрели моё интервью по ННТВ (так и знал - очень неудачное), топили баню. Но уезжали с трудом. Полностью сел аккумулятор. Машину толкали, заводили. Выехали в девятом часу. Но ехали свободно, без пробок. Из гаража пришлось идти пешком.

 

25 июля

Рано утром уехал на работу забирать диски с набором и макетами, чтобы в 8-00 у Гордеевского универмага передать всё А.И. Юрину. Жара стоит изнуряющая.

Позвонил Аршаку Тер-Маркарьяну в «Литературную Россию», хотел узнать, что он там написал о нашем юбилее, и выяснил - маленькую заметку. Надеялся, что из его материала можно будет использовать цитату в статье для «Нижегородской правды» о юбилее «Вертикали. ХХI век» (несколько раз звонил Володя Жильцов, напоминал, торопил), но стало ясно - надеяться не на что. Аршак поделился своим впечатлением от пребывания в Нижнем Новгороде: «Хоть ты и заместитель председателя, но в вашем Союзе писателей к тебе относятся без радости». Значит, даже постороннему взгляду это заметно.

Дурацкий поступок - Пашков захотел выпить, и я его поддержал. К нам присоединился фотограф Анатолий Чепела. Сидели у Каменных палат, близ церковной ограды на Гребешке.

 

26 июля

Юрин принёс вёрстку. Сделано неряшливо, но хорошо хоть в таком виде главы книги М.И. Кодина и репортажи с заседаний Московского интеллектуально-делового клуба (Клуб Н.И. Рыжкова) есть. Особенно оценил это, когда по телефону поговорил с Кодиным. Михаил Иванович спросил - чего везу. Новость о вёрстке журнала его вдохновила.

Позвонил Николаю Переяслову. Завтра в Москве встретимся.

Алексей Маркович разговаривал с Шестинским. Олег Николаевич думал, что мы от него отвернулись из-за его последних скандалов с Союзом писателей России. Просит, чтобы ещё прислали журналов с его повестью  «Вера». Ну, а я опять ходил в типографию, заставил сделать ещё 40 штук книги стихов (наклеить обложки) Алексея Марковича «Хочу успеть». Инягин измотал своей необязательностью, да и просто враньём. Вывез от него остатки тиража журнала. Больше здесь печатать ничего не буду.

По Таниной аспирантуре разговаривали с профессором, доктором юридических наук Скляровым. Долго и обстоятельно. Многое прояснилось. Теперь решать самой Татьяне - будет она готовить диссертацию, или нет.

Вечером Сергей Шестак привёз пачку журналов из «Волгагеологии» (Кодин просил привезти в Москву) и рассказал, что какая-то криминальная жуть стоит в городе. Сегодня же и Иринину коллегу обокрали средь бела дня. Просто беспредел и безнаказанность.

 

27 - 28 июля  Москва

Приехал на утреннем поезде. Устроился в гостиницу «Мотор Сич», позвонил М.И. Кодину.

У него в университетском кабинете говорили о его книге. В итоге приняли моё предложение - самостоятельно, вне зависимости от уже имеющейся книги, писать первую «родословную» главу. А там дальнейшее покажет и всю новую концепцию книги. Ясно, что это будет уже совершенно новая работа и название у неё должно быть новым. Михаил Иванович вроде бы согласился. До 20 августа я пообещал представить первую новую главу.

После 16-00 поехали на Бронную в клуб, где будет проходить встреча с министром культуры РФ Александром Сергеевичем Соколовым. Пришло 46 человек - очень много. Из новых для меня - Евгений Максимович Примаков, Татьяна Васильевна Доронина, Валентина Васильевна Толкунова, Александр Максович Шилов...

Примакову подарил свою книжечку «Обретение России». Соколов говорил взвешенно, подготовлено. Но вся беда - финансы, после реорганизации министерства, остались в агентствах у Швыдкова и других, и ведут они себя довольно самостоятельно. Подробно о встрече буду писать репортаж. Перед обедом разговаривал с В.Н. Ганичевым, Пшеничным, Петром Ивановичем  Кононенко из «Мотор Сич». Со всеми по делу и с толком. В основном это касалось будущего номера «Вертикали», посвящённого Клубу Н.И. Рыжкова.

Следующий день начался со встречи с М.И. Кодиным и беготни. Зачем-то поторопился купить билет на 17-часовой поезд. Вернулся в гостиницу за сумкой, потом в социальный университет. На этот раз о книге почти не говорили. Михаила Ивановича постоянно отвлекали, и времени потратил у него в кабинете много. Правда, познакомился с золотодобытчиком Владимиром Павловичем Полевановым и получил от него для публикации статью и фотографии.

Бегом поехал в Союз писателей России. С Валерием Николаевичем Ганичевым поздоровался только через порог и убежал, опаздывал на поезд. Повторения прошлого раза, когда на ходу запрыгивал в вагон, очень не хотелось. Валерий Николаевич, наверное, обиделся. Немного пообщались с Николаем Переясловым и Борисом Лукиным из «редакции Российского писателя».

Это была моя первая командировка от «Волгагеологии»...

 

29 июля

Приходил в офис Валентин Николаев. Оказывается, он лежал в больнице. Попал туда 9-го числа. Потому и на юбилее не был. Сердце.

А Коломиец ездил к Адрианову. Похоже, что Юрий Андреевич  умирает. Невыносимо жаль. В понедельник обязательно нужно к нему сходить, повидаться в пятую больницу.

Ирина в деревне. С Сергеем Шестаком сегодня вечером поедем к ней. Если там останусь - попробую написать московский репортаж.

 

30 - 31 июля  Кунавино

Вчера в деревню не поехали. Вместо этого сегодня попробовали с Сергеем отремонтировать машину. Неудачно.

Созвонился с Леной и Эдиком. Вместе поехали в Кунавино и замечательно отдохнули - шашлык, поздний ужин, баня.

 

2 августа

В офис приезжал Борис Лукин из «Российского писателя». До 18 лет он, как оказалось, жил в Нижнем Новгороде. После уехал учиться в Москву в Высшее техническое училище им. Баумана, да так там и остался. Сейчас у него шесть детей - пять девочек и один мальчик. По-моему, хороший, добродушный парень. Подарил ему «Обретение России», последние выпуски «Вертикали. ХХI век», передал подборку стихов Юрия Адрианова. Пообещал Борис, что в августе, с моим предисловием, их опубликует.

 

3 - 9 августа  Санкт-Петербург

Утром успели с Пашковым сходить на открывающуюся выставку на Нижегородской ярмарке, посвящённую Серафиму Саровскому. Впрочем, открытий никаких. Правда, взял хорошие каталоги «Софрино» с образцами их ювелирных изделий и церковной утвари.

Стало известно, что губернатором в Нижнем Новгороде будет первый заместитель московского мера Юрия Лужкова - Валерий Павлинович Шанцев. Может, что и изменится к лучшему. Всё-таки этот человек привык к другим масштабам, деятельный.

Вечером на поезде отбыли с Ириной в Санкт-Петербург. Вчера опять созванивался с Андреем Ребровым, должен встретить.

4.08. Андрей Ребров встретил вместе с Александром Беззубцевым-Кондаковым. Пешком от Московского вокзала пошли в офис редакции «Всерусского собора». Там нам с Ириной понравилось - всё удобно для отдыха. Просто жилая квартира. День прошёл в мотании по городу и питье водки. Ира прокатилась на катере по каналам и Неве.

5.08. Дождь. Тяжелейшая ночь из-за меня. Я страшно виноват перед самым родным и любимым моим человеком. В горле ком. Весь день хочется плакать, из-за того, что уже ничего не поправить. Обидеть, оскорбить Ирину, это всё равно, что обидеть ребёнка.

Пошли с ней в Русский музей. Пробыли там весь день. Сидели на лавочке у дворца, смотрели на группу корейских школьников. Ира заснула у меня на плече.

6.08. Едем в Петергоф. Солнце. Фонтаны в радугах. Бродили долго по всему парку. С нами Андрей Ребров. Он продолжает пить - принёс с собой фляжку коньяка. После обеда в городе осматривали храм и пруд. Всё дышит историей. Далёкой и близкой.

7.08. Опять хмурится. Хотели ехать в Павловск, но отложили на завтра. Пошли в Эрмитаж. Бродили по залам, фотографировались. На выход шли почти пустыми галереями. Странное ощущение после людской толчеи, говора и вдруг - эхо твоих шагов в пустынных величественных залах. Сзади нас (в отдалении), осторожно, вежливо подгоняя, шла только охрана. Музей закрывался.

Мимо Мраморного дворца прошли в Летний сад и долго там сидели. Домой отправились мимо Спаса на крови.

8.08. Павловск. До этого гуляли по набережной канала Грибоедова, заходили в Казанский собор, который на этот раз мне показался скучным и неприветливым.

В Павловске сияло солнце. Экскурсовод попался хороший - парень просто влюблён в эти места. Пейзажи, скульптура, памятники. Всё восхитительно! Побывали и в самом дворце. После Зимнего он так не впечатляет, хотя, конечно, всё говорит о мощи, империи.

Назад ехали немного на нервах. Начал беспокоиться, как бы не опоздать на поезд. Но, слава Богу - всё устроилось. Я быстро пошёл в офис за вещами, Ирина отправилась покупать продукты в дорогу. В офисе дожидались Ребров с Кондаковым. Андрюха слегка пьян. Отправились меня провожать на вокзал. Заодно с Сашей, пока Андрюха чудил с останавливаемыми им машинами, договорились о сотрудничестве в «Вертикали». Далее поезд - без происшествий.

 

10 августа

Типографские и редакционно-подготовительные проблемы вчера довели меня до боли в груди. Сам себя уговаривал успокоиться. И действительно - сегодня в «ТиСе» узнал, что тираж книги Коломийца готов. В «Растре» второй тираж (в мягком переплёте, но зато с цветными фотографиями) - выведен макет на плёнки и запускается в работу. А макет «Истории...», подготовленный А.И. Юриным, распечатали для окончательного просмотра.

Завтра плотно буду заниматься главой книги М.И. Кодина. Но уже сейчас понятно, что с ней к сроку я успею.

 

12 августа

В 8-00 утра позвонила Наташа Адрианова. Плачет, просит привезти книгу Юрия Андреевича из университетской типографии к нему в пятую больницу, чтобы смог её увидеть перед смертью. Пообещал ей всё сделать. Но пока одевался, она опять звонила, торопила.

Пачку книг «Провинциальные Гомеры» в 5-ую больницу в палату 819 я принёс. Наташа через слово плачет. Сунула книгу в руку Юрия, но он никак не реагирует. Глаза ещё живы, а дышит тяжело, громко, рот открыт, грудь ходит ходуном.

Я поцеловал его в бороду, потрогал лоб, руки. Они холодные, как лёд. Наташа вышла в коридор, а я сел рядом на стул, осторожно положил свою руку на его ладонь и так молчал. Потом стал рассказывать, что в Питере и в Москве идут публикации его стихов. Он, конечно, не реагировал. Пришла Наташа, с горечью рассказала об отношении к Юрию Андреевичу (между прочим - почётному гражданину Нижегородской области) и к ней санитаров и врачей - хамство и вымогательство. Вспомнила недобрым словом и В.А. Шамшурина. Опять какие-то интриги, обман, лукавство.

Перед уходом я опять поцеловал Юрия Андреевича в щёку. Наташа предложила взять только что принесённую мною книгу. Я взял. Она проводила меня до лифта. Постояли, я её с сочувствием, по-братски обнял и мы расстались.

В вечерних новостях, в 20-20 услышал, что Адрианов умер. И опять говорят об этом с экрана Шамшурин и Цирульников. У себя в офисе днём я успел почитать последнюю книжку поэта. В последнем очерке Юрий Андреевич, оказывается, хорошо обо мне отозвался. А я и не знал.

Пишу об этом в девять часов вечера. О случившемся мне ещё никто не звонил. Позже позвонила Наташа. Рассказала, как умирал Юрий Андреевич при ней, как гримаса боли или ужаса исказила его лицо при последнем вздохе. Произошло это в 12-25, через час с небольшим после моего ухода. Все заботы по похоронам взял на себя город. Они сразу провели совещание по этому вопросу.

Наташа вновь благодарила за принесённые книги, спрашивала о Коломийце, где он и когда будет.

 

13 августа

Поездка в деревню сорвалась. Ирина с Наташей уехали на автобусе. Вечером приезжал Борис Лукин. Интервью со мной идёт в ближайшем номере «российского писателя» вместе со стихами Юрия Адрианова. Ему понравилась моя книжка «Обретение России». Подарил тогда ему ещё и «Искушение». Был Борис Иванович недолго, как и в прошлый раз в офисе, и после звонка на мобильный поехал куда-то дальше. Всё бежит, торопится, какие-то у него в Нижнем Новгороде дела.

 

15 августа

Похороны Юрия Адрианова. В 11-00 о. Владимир Гофман провёл службу (литию) в Доме архитектора, в зале на втором этаже. Мы приехали с Алексеем Марковичем, привезли два венка - от «Вертикали. ХХI век» и от «Волгагеологии». На отпевании людей немного, но потом пришли. С Наташей неотлучно был Сергей Чуянов. Во время гражданской панихиды там же в зале выступающие говорили избитые слова. Только А.М. Цирульников отметил, что издавать книги Адрианову помогали разные люди, бывшие у власти в Нижнем Новгороде. На что внучка поэта Бориса Пильника возразила - это они были при нём, при поэте и должны этим гордиться, а не он их должен благодарить за помощь в издании.

Хоронить повезли на старое Бугровское кладбище. Там сразу понесли к могиле и захоронили рядом с матерью. Никто с Юрием Андреевичем и не простился. Поминки большие в столовой областного УВД на улице Горького. Произносили речи Александр Иванович Плотников, Геннадий Красников, но их уже никто не слушал. Галдели, громко разговаривали. Мы сидели рядом, но расслышать ничего не могли. Даже когда говорила Наташа - и ту слушать не стали. Всё это неприятно, тягостно. Мы с Алексеем Марковичем вернулись в «Волгагеологию», взяли коньяк, апельсины, лимон и так за разговором просидели допоздна.

 

18 августа

Звонила Наташа Адрианова. В субботу девять дней. Напомнила и попросила к этому времени привезти книги Юрия Андреевича из типографии университета.

Книги я получил и привёз. Ольга Фёдоровна сочувственно отнеслась к кончине Юрия Андреевича. Она вообще человек добрый, отзывчивый. Передала для Наташи тридцать штук (из трёхсот) буклетов с живописной выставки Адрианова в радиолаборатории, заказанных университетским музеем.

Когда носил пачки книг в квартиру, Наташа разрыдалась. Я прошёл в комнату Юрия Андреевича. Его запаха - табака, ещё чего-то - уже нет. Сама комната чище и неуютнее, неживая, хотя, как я понял, Наташа спит здесь. Но уже появилось ощущение мемориальности.

 

20 августа

Девять дней, как не стало Юрия Адрианова. Собрались в его комнате. Стол чрезвычайно скромен. Принёс двадцать пять штук газет «Российский писатель» со стихами Юрия Андреевича, которые я передал в газету с собственным предисловием. Их вчера привёз Борис Лукин. Пришли Шамшурин, Чуянов, директора архива, областной библиотеки, Шиян... Старый круг Адрианова. Говорили много, громко, не слушая и перебивая друг друга. Скромнее всех вели себя Цирульников и Галай. Алексей Маркович предложил мне сделать специальный выпуск «Вертикали. ХХI век», где и напечатать неизданные рукописи Адрианова: «Кроме тебя этого никто не сделает». Заговорили и о том, чтобы сорок дней провести как вечер памяти поэта в киноцентре «Рекорд». Там показать какие-то видеозаписи, поговорить о его стихах. Наташа была категорически против.

Вообще, переживания от утраты во время этого обеда не чувствовалось. Все как-то больше говорили о себе, о своём, и Адрианов к этим разным ситуациям был только причастен, а не центральной фигурой. Не знаю, может быть, это и к лучшему. Чего же скорбеть, когда человек уже ушёл. Лучше просто помянуть его добром. Вот и помянули... Ушёл я один. Сергей Чуянов хотел, чтобы я его дождался, о чём-то он со мной хотел поговорить, но он слишком долго собирался, многословно прощался со всеми.

Вечером заезжал Борис Лукин. Как всегда бегом. Сказал ему, что газеты отдал сегодня. Передал ему и последнюю книгу Адрианова, и свою заметку о культуре с очерком «Друг». Борис похвалил «Кольку». Сказал, что эти рассказы заметил ещё во «Всерусском соборе», но не запомнил автора.

Наконец-то вчера отремонтировал (с помощью Сергея Шестака) в автосервисе зарядку аккумулятора на машине. Для этого мне потребовался месяц. Ремонт же занял чуть больше часа. Правда, в этот месяц вошли поездки в Москву и Питер.

 

21 августа  Кунавино

После долгого периода на один день еду в деревню. Погода солнечная и тёплая, но не жарко. Ирина собирает урожай. Я заготавливал дрова - пилил, колол, рубил. И вспомнил, как вчера Наташа рассказывала, что перед смертью Юрий Адрианов водил рукой, словно рисовал, и говорил ей - «вот ещё нужно сделать мазок». А в другой раз - «возьми на тумбочке два стихотворения, я написал». Конечно, ничего он не писал, но, видимо, творчество живёт в поэте и художнике до последних минут его земного существования.

 

23 августа

В телецентре в большом студийном зале отмечали 60-летие Сергея Петровича Чуянова. Поздравляли хорошо, искренне. Были от властей Е.Б. Люлин, Сентюрин, от театров (оперы и балета, кукольного), коллеги. Думаю, несмотря на разное и противоречивое к Сергею отношение, он заслужил тех слов, которые ему говорили.

После всего пешком пошёл в Союз писателей, на заседание правления. Чего мне там делать? Совершенно я там никому не нужен. Деньги В.А. Шамшурину на издание выделяют. Опять какие-то праздники, поездки. Впрочем, я в них никак не фигурирую. Учредили комиссию по литературному наследию Адрианова. Председатель Олег Рябов. Меня тоже туда включили.

 

25 августа

Окончательно для работы сдал в типографию макет по истории «Волгагеологии» и макет сборника статей. Немного вздохнул с облегчением. Надо бы всё это было сделать вчера, но приходил в офис Юра Марахтанов, принёс первую часть своего нового романа, много говорил о предстоящем его приёме в Союз писателей России, чем меня безмерно изводил. Для него это идея фикс. Она его измучивает до какой-то патологии.

 

28 - 30 августа  Москва

Засселились в гостиницу «Измайловская». На следующий день намечал сделать многое, но... В книжную лавку Литературного института приехал рано и пришлось более часа кружить по Тверской и окрестным улицам. Во дворе института видел ректора Сергея Есина, но к нему не подошёл. В магазине нужных мне газет не оказалось. Расстроился и поехал в Союз писателей на Комсомольский проспект. Там никого. Даже свет на втором этаже горит слабенький, дежурный. В кабинетах только Переяслов, зашедший перед поездкой в Приднестровье. Взял у него статью о поэзии Юрия Кузнецова. Николай отдал её и в Самару в «Русское эхо», но там пока не печатают. Рассказал Николай Владимирович о Шестинском и о том, что творится вокруг Арсения Ларионова. Я попытался дозвониться до М.И. Кодина, но телефоны не отвечали. Бориса Лукина в «Российском писателе» на месте тоже не оказалось. Опять итог почти нулевой.

Не с самым хорошим настроением отправился в «Мотор Сич». И тут П.И. Кононенко на месте не застал. Но секретарь связалась с ним по телефону, а затем поговорил и я. Журналы «Всерусский собор» № 3 с моей публикацией я забрал, к тому же Пётр Иванович тут же включил меня в делегацию, отправляющуюся на праздники в Севастополь.

Вечером в номере с Алексеем Марковичем выпили большую бутылку ставропольского коньяка. Утром встали и как ни в чём не бывало поехали в Министерство природных ресурсов РФ. Оттуда, по сотовому позвонил на удачу Кодину (настоял Коломиец). Михаил Иванович ответил, позвал к себе.

На метро доехал до социального университета. С Михаилом Ивановичем встретились тепло. Поговорили о его книге. Сам он, к сожалению, во время отпуска писал лекции и к мемуарам не приступал. Но с моей концепцией по поводу двух первых глав согласился.

В кабинете у Кодина по телефону меня разыскал Коломиец. Он освободился, и нужно было отправляться назад в Нижний. Распрощался с Михаилом Ивановичем. Всё-таки он удивительно радушный, щедрый, располагающий к себе человек. Хочется и для него сделать что-то стоящее, как-то отблагодарить за всё. Кстати, сразу после нас он побывал в Питере и там с Андреем Ребровым «на почве спиртного» вышел неприятный курьёз.

Дорога до Нижнего Новгорода - сплошной, плотный поток машин, особенно дальнобойщиков. И не перестающий дождь.

 

1 сентября

Осень! Хотя погода прежняя, середины лета.

Привёз из типографии тираж второго издания книги Алексея Марковича «Хочу успеть». Звонил в Питер, разговаривал с Володей Шемшученко. С удивлением узнал, что они не в курсе предстоящей поездки в Севастополь.

С Коломийцем навестили Наташу Адрианову. Я высказал предложение по поводу специального выпуска «Вертикали», посвящённого памяти Юрия Андреевича. Алексей маркович поддерживает, но я с сожалением понял, что Наташа ничего не сделает. Просто она слишком далека от этой работы.

Стопка газет «Российский писатель» со стихами Анрианова, которую я принёс для собравшихся на девятый день (предполагая, что каждый возьмёт себе на память об умершем поэте - об этом за столом специально объявил), почти целиком лежит на полке шкафа. Видно, унесли только те газеты, которые я сам раздал. Всех остальных на девяти днях они не заинтересовали. За всей их болтовнёй о памяти Юрия Андреевича видно полное безразличие.

Хорошо, что утром отдал вёрстку с правкой для работы А.И. Юрину. Вот и моя книга тронулась по пути подготовки к печати. Обязательно «Сопротивление нелюбви» нужно издать в этом году, а времени остаётся слишком мало.

 

2 сентября

После обеда погода резко изменилась. Пошёл дождь. Поэтому характеристику от редакции «Вертикали. ХХI век» на Александра Павловича Пашкова для получения им звания заслуженного работника культуры РФ ему не понёс. По предложению Алексея Марковича сели с ним в кабинете и распили, за разговорами и чтением стихов, бутылку водки. При мне Коломиец позвонил Шестинскому. Олег Николаевич чувствует себя плохо и всё сомневается в моём отношении к нему из-за поднявшейся шумихи вокруг Ларионова. Сказал Алексею Марковичу, что у него в «Советском писателе» вышла книга прозы «Яблоко Евы», где есть один рассказ, посвящённый мне (рукопись, наверно, этого рассказа «Молись!.. Мы ещё сможем...» он мне присылал в прошлом году), и интересовался, как я к этому отнесусь. Ещё вроде бы с подачи А.В. Ларионова подготовлена хвалебная статья о последнем выпуске «Вертикали» в журнале «Слово». Видно, так на Арсения Васильевича подействовало моё коротенькое письмо поддержки и присылка ему нашего журнала, где так же коротко упомянута его оценка «Вертикали. ХХI век» во время вечера в ЦДЛ, проводимого в начале этого года.

Звонил в «Литературную газету» Яковлеву, предложил Александру прислать нам свои рассказы для публикации. И Юрину - он уже внёс в вёрстку всю правку.

 

3 - 4 сентября  Кунавино

С Ириной в деревне. Топил обе печки. Как хорошо с ними в доме! На земле почти ничего не делали - не хотелось. Просто отдыхали, в том числе и душой.

Когда вернулись в город, позвонил Александр Пашков. У него скончалась мама. Похороны завтра. Попросил побыть с ним это время.

 

5 сентября

Всё очень непонятно с поездкой в Севастополь. Что-то там с самолётом. Звонила пресс-секретарь П.И. Кононенко. Я подумал... и отказался. Впрочем, без особого огорчения с их стороны. Бегом поехал сдавать билет на вокзал и оттуда на похороны матушки Пашкова. Успел вовремя. Кроме меня вновь были Юрин и Жильцов.

Оттуда позвонил и сообщил Ерёминой, что в среду в её телепрограмме смогу принять участие. Она обрадовалась. Ещё утром звонила домой и спрашивала, но ничего конкретного я ответить тогда не мог. С Володей Жильцовым договорились, что дам ему для газет несколько своих материалов. Ведёт он себя несколько заискивающе, и я не могу понять почему.

Вечером, уже после поминок, опять звонил Пашков. Всё беспокоится - не обидел ли чем?

 

6 сентября

Позвонил в Санкт-Петербург, поговорил с Виталием Розе. Хотел узнать, уехал ли он в Севастополь. Но Виталий ошеломил другой новостью. Он уволил Андрея Реброва и назначил главным редактором «Всерусскуго собора» Владимира Шемшученко. Всё это после разговора с М.И. Кодиным. Я понял, что на этом настоял Михаил Иванович. Конечно, Виталий прав, что поведение и пьянство Андрея вредит делу... но так тяжело на душе от его решения. Настойчиво попросил Розе изменить решение. Есть в нём что-то неправедное. Так я чувствую...

 

7 сентября

Утром записали передачу на ННТВ, посвящённую Юрию Адрианову. Участвовали я, Юрий Григорьевич Галай, о. Владимир Гофман, ведущая Светлана Шатохина. Говорили хорошо - и я в том числе. Во всяком случае, вышел со студии с чувством удовлетворения. Всем участникам подарил последний номер «Вертикали. ХХI век».

От телецентра прошёл пешком в Союз писателей на собрание. Успел как раз к голосованию. Для Марахтанова всё закончилось благополучно - приняли, хотя опять с голосами против. После застолья мы с Юрием ушли и ещё распили бутылку шампанского у кремлёвской стены. Простились, и я пешком отправился домой, всё ещё думая о разговоре в студии. Несколько очень важных моментов о творчестве Адрианова я не сказал во время записи передачи.

На собрании предварительно договорился о встрече с Наташей и А.М. Цирульниковым по поводу подготовки выпуска «Вертикали», посвящённого Адрианову. Правда, Александр Маркович предупредил - сейчас у него выходов на губернатора нет.

 

8 сентября

Позвонил из Питера Андрей Ребров. Долго рассказывал об обстоятельствах их раскола, о причинах и следствиях. Как я и думал, не всё так ясно и однозначно, как об этом говорил Виталий. Хотя и хорошо, что с ним они расстались по-доброму. Сейчас Андрей с Александром Беззубцевым хочет начать издавать свой журнал. Знают о сложившейся ситуации и в «Мотор Сиче». Пётр Иванович взял паузу на размышление. Думаю, газету «Небесный всадник» они загубят. «Мотор Сич», во всяком случае, временно, прекратит финансирование до детального выяснения обстановки. Не уверен, что Володя Шемшученко будет хорошим главным. У него много амбиций, эгоизма и мало жертвенности ради общего дела. Такое у меня сложилось впечатление от недолгого общения.

 

10 - 11 сентября  Кунавино

Борис Лукин завёз газеты с моей статьёй и рукопись своих стихов.

В деревню поехали с Леной и Эдиком. Устроили два дня безделья и обжорства. Правда, прочитал всё, что хотел, но ничего не написал из того, что планировал.

Ночью смотрели небо. Чистое и звёздное. Красоты невероятной - дух захватывало.

 

12 сентября

Звонок из Москвы Ольги Дьяковой. В «Литературной газете» и Николай Переяслов в Союзе писателей России ей сообщили, что её подборка стихов вышла в «Вертикали. ХХI век». Спрашивает - можно ли выслать новые. Конечно, сказал, чтобы высылала. Я и сам сегодня звонил Николаю. Сообщил, что статью его о Юрии Кузнецове печатать буду, но в эпилоге стихотворение нужно снять. Нехотя согласился. А я потом перечитал - вроде бы можно и оставить. Ясно одно - эту работу, пусть где-то и спорную, публиковать нужно.

В «Нижегородских новостях» у А.П. Пашкова помянули его матушку с Анатолием Чепелой и Леной Черновой.

 

13 сентября

Дозвонился М.И. Кодину. Он предложил приехать в Москву. Там какой-то конгресс непризнанных стран (Приднестровье, Абхазия, Карабах...). Поэтому пришлось бегом, время перевалило за 14-00, оформлять командировку, забирать у Юрина свёрстанные материалы, покупать билет (сходила Наташа), готовить другие материалы. Но жизнь научила не суетиться. И всё сделал, успел. Хотя ещё утром позвонил Володя Жильцов и я пообещал ему для «Литературной страницы» в «Нижегородскую правду» сделать материал к завтрашнему дню.

Приехал  Борис Лукин с семьёй. Александр Васильевич провёл для них большую экскурсию по геологическому музею, я подарил книжки с рассказами Алексея Марковича. Кое-что мы обсудили и с Борисом по нашим литературным делам. Он напишет для «Вертикали» очерк о поездках, опубликует стихи нижегородцев с моим предисловием...

Пришёл Анатолий Иванович Пафнутьев. Разговор не из лёгких. Отказал ему в публикации стихов. Впрочем - не окончательно. Пожалел.

Забежал Валентин Николаев. Принёс только что вышедшую в Николо-Погосте у Чугунова свою книгу «Земная жизнь Пресвятой Богородицы для детей» - большую, красочную - и свой новый рассказ. Рассказ я прочитал сразу - не отрываясь. Замечательный. Предложил Валентину Арсеньевичу занять место Юрия Адрианова в редакционном совете «Вертикали. ХХI век». Он был чрезвычайно доволен предложением.

Вот такой выдался суматошный день.

 

14 - 15 сентября  Москва

На поезде (утреннем) отправился. Заехал сначала в Министерство природных ресурсов. Там столкнулся с Коломийцем. Потом в Союз писателей России. Повидался с Николаем Переясловым и В.Н. Ганичевым. Оттуда в гостиницу «Арбатскую» на конгресс. Как раз выступал представитель Нагорного Карабаха. Объявили перерыв на обед. Встретились с Кодиным. После обеда в ресторане (хорошего, устроенного организаторами) отправились в университет. Остаток дня проговорили о книге Михаила Ивановича. Кое-что Кодин дополнительно вспомнил об отце, о своём детстве, дал мне для работы новые материалы по репрессиям. Немного поговорили и о планируемом выпуске «Вертикали. ХХI век». Я подобрал для него фотографии из предложенных Кодиным.

В продолжение темы о разладе в редакции «Всерусского собора». При мне, кока мы ехали, в машину Кодину звонил Володя Шемшученко. Жаловался на Андрея Реброва и просил у Михаила Ивановича заступничества за них перед П.И. Кононенко. Из кабинета Кодин звонил, объяснял обстановку Петру Ивановичу. Но опять как-то очень невнятно объяснил собственные претензии к Андрею. Неуверенно, будто с чужих слов.

Ночевал в гостинице «Мотор Сич». Утро следующего дня - купил билет на Курском вокзале, выступления и завтрак на конференции, в Союзе писателей встреча с Борисом Лукиным. Пешком вернулся на конференцию (погода тёплая, солнце светит) - от Крымского моста, Комсомольского проспекта по Садовому кольцу до МИДа и улочками к гостинице.

За обедом в ресторане большая беседа с представителем из Приднестровья и уже известным мне по Всемирному Русскому Народному Собору батюшкой русином из Ужгорода.

Русин без умолку говорил об истории своего народа, его государственности. Приднестровец более сдержан, рассудителен, оперирует цифрами экономических показателей. Все ждали и ждут помощи от России. И обижаются на неё, и знают - больше никто по доброй воле и бескорыстно не поможет. Об обсуждаемых проблемах православия более подробно напишу в статье для «Православного слова».

 

16 сентября  Большое Болдино

Непонятная поездка в Болдино с Коломийцем туда и обратно. Ехали на концерт оркестра народных инструментов Кузнецова. Но оказалось, что он был вчера. Алексей Маркович что-то перепутал. Получилась просто прогулка на машине (хорошей) неутомительная, с любованием на замечательные осенние пейзажи за окном.

Перед поездкой звонил Реброву. Похоже, Кононенко делает ставку на Андрея и Сашу Беззубцева-Кондакова. Во всяком случае, со слов Реброва, они ежедневно разговаривают по телефону с Беззубцевым. Ясно одно - чем бы всё это ни кончилось, но то мощное дело, которое так удачно начиналось, как проект «Всерусскiй соборъ», вся эта чехарда подорвёт. Думаю, Виталий Розе самостоятельно делать журнал и газету не сможет - не будет денег, да и организационно не вытянет. Володя Шемшученко  в литературе имеет свои интересы, и они перевесят общие. На самопожертвование он не пойдёт. И что же тогда дальше? У Андрея с Сашей в этом смысле шансы предпочтительнее. Но поживём - увидим. Только за Виталика мне не спокойно. Переживаю.

 

17 сентября

По НТР прошла передача «Свете тихий» с моим участием, посвящённая памяти Юрия Адрианова. Вначале кадры из архива, где поэт сам читает своё стихотворение. В этот миг невозможно было смириться, принять, что его уже нет с нами. Потом читала его стихи Наташа Адрианова, ведущая Валентина Романовна Ерёмина - все хороши, даже замечательны. Настоящая, мудрая поэзия. И разговор получился живой, искренний. Смотрел и от волнения невольно накатывали слёзы. Ещё подумал - это Господь специально не пустил меня в Севастополь, чтобы я принял участие в записи этой передачи и без подготовки, из сердца сказал всё то, что Юрий Андреевич, безусловно, заслуживал.

А затем, в какие это годы, поехали с Ириной на проспект Гагарина в зоопарк парка «Швейцария». Хоть и выходные, но в деревню не тянет. Посмотрели зверей до и после кормления. Удивительные изменения - от неспокойной, возбуждённой активности до сытого умиротворения, игривости (волки), сна (медведи, тигры)...

 

20 сентября

Вчера долго сидели у меня в офисе с Александром Ивановичем Юриным. Серьёзно разобрали вёрстку журнала. Думаю, теперь дело пойдёт быстрее. Может быть, этот номер действительно сделать сдвоенным.

Сорок дней с кончины Адрианова. Собрались в квартире на улице Белинского почти всё те же. На этот раз прошло всё как-то камерно. Друг друга слушали, интересно вспоминали Юрия Андреевича, читали его стихи. Говорили люди покойному близкие. Это была хорошая встреча в честь его памяти.

Звонил Ребров. Попросил перезвонить ему домой. Я перезвонил. Андрюха в панике. Тяжело переживает свою отстранённость от дел. Что-то самостоятельно делать, решать он не может. Хочет приехать на неделю ко мне, но денег нет. Намерен где-то занять. Перезвонил ему вечером. Вроде бы немного успокоился. Я думаю - не начал бы пить. Это беда.

Да, вчера звонила пресс-секретарь от П.И. Кононенко. Просят, чтобы я написал и опубликовал материал об их поездке в Севастополь. Значит, во «Всерусскiй соборъ» обращаться всё-таки Пётр Иванович не хочет. Я, конечно, сделаю, но дальше надо думать.

А у Адриановых сегодня хорошо отзывались о прошедшей передаче «Свете тихий». Думаю - заслуженно.

С работы шёл пешком. Золотая осень! Красиво, солнечно и немного прохладно. Жить бы и жить в радости, а тут сплошные искушения. И всё-таки осень замечательная, сухая, радостная, праздничная.

 

22 сентября  Большие Орлы

С Коломийцем и его замами ездил в Борский район в посёлок Большие Орлы за грибами.

Нашли мало, хотя кое-как ведро маслят нарезал. Но лес хорош - выросшие сосновые посадки и разноцветные мхи - как ковёр. Лежал на них и смотрел в небо. Конечно - пили. Обедали в огромном, коттеджного вида, доме Пустошилова - по-моему, совершенно ненужном ему самому. Пустые комнаты, без мебели. Ясно, что здесь никто и никогда жить не будет. Лесной, вымирающий посёлок. Есть в постройке этого дома что-то нелепое. Впрочем, традиционное для советского менталитета.

 

23 сентября

В театре драмы встреча деятелей искусства с губернатором В.П. Шанцевым. Меня пригласили от областного департамента культуры. Все наши выступали с жалобами на малую зарплату, просили денег на ремонты... Один Шамшурин в «комсомольском» (впрочем - фальшивом) порыве призвал деятелей культуры «примкнуть штыки и вперёд в бой». Всё явно рассчитано на то, чтобы понравиться новому хозяину области.

Ответное слово губернатора было и эмоциональным, и расчётливым. Мне понравилось, как он расставил акценты, какой дал анализ экономическому состоянию области, какие первые шаги по управлению территорией и городом предпринял. Всё обнадёживающе и вне сомнения он многое решит, если опять не перетащат в Москву. Валерий Павлинович знает, что делать, как, и абсолютно уверен, что это сделает. Такое отношение к делу дорогого стоит.

 

27 сентября

В субботу у Московского вокзала в 8-00 встретились с Юриным. Забрал у Александра Ивановича черновик вёрстки «В-14». Целый день просидел, разбирая и работая с ним.

В воскресенье на машине ездил в Доскино за родителями. Отмечали Иринин юбилей. В гараж и из гаража пришлось идти пешком.

Сегодня вторник. В редакции газеты «Красный Сормович» за компьютером с Юриным работали над вёрсткой. Вот и всё приходит в норму. Но впереди работы невпроворот. Нужно торопиться.

Разговаривал вчера по телефону с Кодиным. 12 октября в Клубе Н.И. Рыжкова встреча с министром иностранных дел РФ Сергеем Викторовичем Лавровым. Хорошо бы к этому времени привезти журнал. Времени в обрез и даже меньше.

Вечером позвонил В.И. Жильцов. Оказывается, мой материал о встрече с министром культуры А.С. Соколовым в «Нижегородской правде» вышел в субботу (с фотографией), а сегодня рецензия на книги Сергея Щербакова «Рабочая собака. Непридуманные истории» и «Крестный ход. Борисоглебск - 2004» в «Православном слове». Статью о непризнанных государствах хотят печатать в следующем номере.

 

30 сентября

У меня в музее с Юриным окончательно подготовили к печати «В-14». Сидели допоздна. С изданиями же книги по истории «Волгагеологии» никакой ясности. Чувствую - типография (мне незнакомая - её порекомендовали Коломийцу какие-то его знакомые) может подвести.

 

1 - 2 октября  Кунавино

Без особой охоты поехали с Ириной в деревню. Хотя погода чудесная - тепло (двадцать градусов), безветренно, лес в ярких красках. Классическая золотая осень. Но к вечеру похолодало. Протопил печки. Утром встали - ещё холоднее. Но быстро воздух прогрело до летней температуры. И нестерпимо захотелось здесь пожить несколько дней. Но раньше середины октября это невозможно. Предстоящая неделя и вовсе загружена до предела.

Выкопали морковь и свёклу. Урожаем довольны. Рано, ещё до обеда, уехали обратно в город. Ирина торопилась купить кольцо. Вечером сидел и писал интервью - отвечал на вопросы Марины Переясловой для какой-то книги, которую она решила издать.

 

3 октября

Получил в типографии сборник статей «Волгагеологии» (многострадальный). Пришёл факс от М.И. Кодина с приглашением на встречу в Московский интеллектуально-деловой клуб (Клуб Н.И. Ружкова) с Министром иностранных дел Лавровым. С Геннадием Щегловым смотрели макет «В-14». В итоге он взял диск домой. В журнале ему не всё понятно, нужно проверять. У меня от этого плохие предчувствия. Обязательно найдутся какие-нибудь ляпы.

Звонил в Питер. Разговаривал сначала с Андреем, потом с Виталием. Ребров в унынии, собирается искать работу. С новым журналом ничего не ясно. Александр Беззубцев-Кондаков в Запорожье, работает над книгой для «Мотор Сич». Ребров там не участвует. Розе оптимистичен. Выпустили очередной номер газеты «Небесный всадник». Там есть какие-то мои материалы. Говорит, что обобрал по деньгам всех своих родственников в Германии.

Вечером выводил вёрстку книги по истории «Волгагеологии» в типографии на Окском съезде.

 

4 октября

В «Волгагеологии» прошла пресс-конференция, в подготовке которой я принимал некоторое участие. Говорили полтора часа. Показали корреспондентам геологический музей. Фуршет. Из знакомых пришёл только Жильцов. Получилось достойно. После фуршета в кабинете Алексея Марковича (был ещё главный геолог Олег Сергеевич Богатырёв) поговорили на мировоззренческие темы - вера, человек, смысл жизни.

 

5 октября

С печатанием журнала у Игоря Преловского в типографии «Дятловы горы» всё сорвалось. (И это уже во второй раз). Гена Щеглов посмотрел электронный макет и ужаснулся - ошибки, опечатки и множество технических замечаний. Понятно, что к двенадцатому числу не успеваю. Расстроен. Начал переговоры с Инягиным.

Вечером звонила Наташа Адрианова. Поговорили о вышедшей книге Юрия Андреевича - его стихи с посвящениями. Она возмущена, что есть посвящения Евгению Ивановичу Галкину и Володе Жильцову. Я сказал, что нельзя было готовить книгу без привлечения к работе Наташи. Но главное - она рассказала о письмах Юрия из Самарканда. Предложил их опубликовать, как и другие интересные письма, отправленные друзьям в Москву.

 

6 октября

Хождение по типографиям - «Вектор ТиС», «Растр-НН». Пока ничего утешительного. Цена слишком высокая. Вновь вывели макет. Гена поправил главное. Но замечаний я начеркал ещё много. На душе муторно. Слишком тяжело мне даётся журнал - редактирование рукописей, пиар, все хозяйственно-технические вопросы, написание в каждый номер, в общем-то, проходных материалов - когда же писать главное, своё?

В городской библиотеке презентация книги М. Чижова. Народу нагнали целый читальный зал. Меня просил придти А.В. Фигарев. Михаил говорил невероятно скучно. Я ушёл, не дождавшись окончания. И в словах, и в поведении - сплошной административный работник, играющий в «писателя».

 

7 октября

Типография с книгой истории «Волгагеологии» подвела. В театре оперы и балета имени А.С. Пушкина торжество, посвящённое 75-летию предприятия «Волгагеология». Из серьёзных руководителей области - никого. А те, кто были от них, поздравили куце и бедно. Но стол на фуршете хорош. После концерта закусили. Приятно, что на этот раз со мной была Ирина.

Вечером Борис Лукин завёз свежие номера газеты «Российский писатель», немного рассказал о Есенинском празднике на Рязанщине.

 

10 октября

В который уже раз в «Векторе ТиС» правили вёрстку журнала. И по-настоящему - это должна быть не последняя правка. В вёрстке не было истинной корректуры. С Инягиным договорились, что он сделает две контрольных книжки журнала, чтобы я смог показать их в Москве.

Звонил М.И. Кодину. Он разговаривал сухо и недоброжелательно. Хотя и пригласил в Запорожье 15-го числа на открытие памятника киевскому князю Святославу. Я согласился, но не сказал, что меня уже пригласили на это торжество из «Мотор Сич» - пришёл факс, подписанный Богуслаевым. Подумал, что это может Михаила Ивановича обидеть.

Сегодня у Алексея Марковича умерла матушка. Он улетел на Украину, в Ужгород.

 

12 - 16 октября  Москва - Запорожье

12.10. В «Мотор Сич» устроился в гостиницу и встретился с П.И. Кононенко, правда, без особого результата. От Кондакова (он улетал в Запорожье) узнал о продолжении скандала - собравшиеся вместе П.И. Кононенко, М.И. Кодин, Ю.А. Дергаусов дали неделю Виталию Розе, чтобы он подготовил документы по всем финансовым вопросам, связанным с деятельностью редакции. Было много шума и крика. Кононенко - так просто взбешён сложившейся ситуацией. Мне стала понятна его утомлённость во время нашего разговора.

В Министерстве природных ресурсов отметил командировку. Оттуда отправился на метро «Тульская». Там немного поплутал по подземным переходам, пока нашёл правильное направление к монастырю. А около него уже дежурило ГАИ - видимо, в связи с приездом С.В. Лаврова.

Зашёл в почти безлюдный Данилов монастырь, побродил там и направился в гостиницу «Даниловскую». У входа многие из членов Клуба уже собрались. На шикарной машине подъехал митрополит Кирилл, после министр.

Увиделся с Розе, Шемшученко. Наскоро ещё раз переговорил с П.И. Кононенко, передал распечатку журнала М.И. Кодину.

К сожалению, выступление министра было невыразительным и малоинтересным - подстать нашей международной политике. Распечатку текста его я опубликую. Вопросы, ему заданные, были остры, ответы - уклончивы. По Адамову (бывшему главе атомной отрасли страны) - экстрадиция его в Россию равна нулю. В общем-то, несмотря на сопротивление Лаврова, его приняли в члены Московского интеллектуально-делового клуба. Клуб Н.И. Рыжкова. Такое здесь я наблюдал впервые.

После отъезда гостя попросил подписать мне книгу о суде над Слободаном Милошевичем авторов - сначала Е.М. Примакова (он меня узнал с прошлого заседания, когда я ему подарил свою «Обретение России»), затем Н.И. Рыжкова, а после банкета, прощаясь, владыке Кириллу руку не пожал, а поцеловал, взяв благословение. Чем его заметно смутил.

Назад ехали в машине с М.И. Кодиным. И опять спор между Виталием и Михаилом Ивановичем. Розе резок, в суждениях не сдержан, категоричен. Кодин рассудителен и предупреждает о том, что может прекратить общение, если его точку зрения не будут уважать. Впрочем, расстался он с Розе обнявшись. Я доехал до гостиницы, они дальше - на вокзал. Володя Шемшученко скоро вернулся.

13.10. У Кодина в социальном университете. Для книги он много рассказал о своём детстве, об отце и матери. Приехал В.П. Полеванов. Заранее договорившись со мной, Кодин предложил ему выкупить сто штук «В-14» для Клуба Н.И. Рыжкова, войти в редсовет журнала «Вертикаль. ХХI век». Тот согласился сразу и пообещал передать мне фотографии для выставки (свои) и диск со своими публицистическими работами. Обедали вместе при полном взаимопонимании.

Из университета ехали с Кодиным на его «Мерседесе». Михаил Иванович говорил о Розе. Всё-таки слишком много накопилось между ними противоречий. Это их невольно отдаляет друг от друга. К тому же ещё непонятно, как всё прояснится по финансовой деятельности «Всерусского собора».

Вышел из машины во дворе Московской мэрии на Тверской, и дотемна бродил по центру - по давно знакомым местам.

14.10. Утром работал у Кодина в кабинете с книгами, документами для его воспоминаний. В три часа уехал к Переяслову. Николай озабочен сверх всякой меры своим трудным финансовым положением, возникшим из-за переезда на новую квартиру. Даже свою статью о творчестве Юрия Кузнецова в журнале просматривать не стал.

Из Союза писателей пешком к Храму Христа Спасителя, но за Крымским мостом свернул к набережной и пошёл старыми переулками, ранее мною не хожеными - мимо музея А.С. Пушкина... И неожиданно для себя вышел на Арбат. Оказалось, что это совсем близко. В следующий раз надо взять с собой карту и начать изучать старый центр Москвы.

15.10. В 6-00 выехали во Внуково. В аэропорту подошёл Володя Шемшученко. Высказав неудовольствие, что я не смог привезти пачки их газет (офис «Мотор Сич» был закрыт, и никто не позаботился, чтобы заранее положить газеты в автобус), отошёл от меня обиженный. Я на это отреагировал полным безразличием. Вновь Володя подошёл только в Запорожье, когда вышли из самолёта. Всё оставшееся до вечера время всячески ругал (безостановочно) Андрея Реброва и Александра Беззубцева.

В Запорожье программа:

Храм и памятник Андрею Первозванному (всех приехавших встречал Богуслаев).

Прогулка на берег Днепра (где погиб Святослав). Вёл П.И. Кононенко. Музей истории Казачества с подлинными археологическими находками.

Открытие памятника Святославу. Митинг. Смелое слово скульптора Вячеслава Клыкова - автора памятника.

Выступление Казачьего театра и ужин.

Поздно вернулись в Москву, в гостиницу. Оттуда я и проводил Владимира. Шёл дождь.

16.10. Решил уехать домой - надоело. Хотя номер у меня до среды. Удачно купил билет. Побывал в Даниловом монастыре. Под дождём записал для репортажа всё, что необходимо - названия храмов, надпись на памятнике...

В гостинице долго стоял под горячим душем - согревался. А потом и в путь. Дорога меня утомляет.

 

18 октября

Вчера всё-таки порвал с «ТиСом». Такой стиль работы меня выматывает. Зря я вернулся в эту типографию.

И билеты в Москву купил, и исправил последнее в макете с Юриным, и переговорил с Игорем Преловским (он приезжал ко мне) о печатании «В-14» и издании газеты. О последнем разговор получился конкретным и перспективным. Принципиальное согласие получено. Теперь нужно ещё раз собраться творческим коллективом, всё обсудить.

Моросит дождь. Дошёл до площади Минина. Многое сбывается, и на сердце весело.

 

19 - 20 октября  Москва

На поезде. Пришёл в Союз писателей к Переяслову. Тот пригласил пойти на заседание секретариата к Ганичеву. Я попросил согласовать это с Валерием Николаевичем.

Ганичев рассказал о секретариате в Международном сообществе писательских союзов. А.В. Ларионов признался, что все подписи секретарей по продаже зданий он подделал.

Все вместе на метро (Переяслов, Шемшученко, я, Лукин) поехали в Центральный Дом журналистов на вручение премии «Хрустальная роза Виктора Розова». Вечер получился долгим. Пришёл певец Иосиф Кобзон, члены Клуба Н.И. Рыжкова, драматург Михаил Шатров... Фуршет в ресторане. Уже поздно, заполночь приехал в загородный дом Бориса Лукина - большой, современный, просторный. Там ночевали. На следующий день на машине Бориса вернулись в Москву, на Комсомольский проспект.

Перед уходом с Переясловым поговорили по поводу вчерашнего приёма (на секретариате, по моей просьбе) в Союз писателей России М.П. Чижова.

 

21 октября

С Геной Щегловым окончательно довели вёрстку «В-14» для передачи в типографию «Дятловы горы». Наконец-то! Работали долгий вечер.

 

22 - 23 октября  Кунавино

В деревне закрывали дом на зиму. Ирина посадила чеснок. Я набрал тазик калины. В первый вечер топил печь, но ночью всё равно холодно. И только утром, после того, когда протопил ещё раз - потеплело. За вечер прочитал «Приговор» Владимира Солоухина, и подумал - а что у меня на коже за крошечный красный бугорок? Не из той же ли темы? Такие мысли всегда приходят, когда прочитаешь нечто подобное, или услышишь от кого-то.

 

25 октября

В кабинете Коломийца собрал Александра Пашкова (Асеевского), Сергея Шестака (случайно), Игоря Преловского, Алексея Марковича, чтобы поговорить о возможном издании газеты. Разговор разочаровал. Такое дело можно начинать только с полным пониманием жертвенности своих трудов и горением (идейным) в сердце. Ничего этого у них нет. Об издании газеты лучше забыть. Оно сулит неисчислимые хлопоты, а помощники?..

Позвонил Розе. Виталий не теряет бодрости духа и уверенности в правоте своего дела. Но разговор о том, кому дана благодать (ему), а кому нет, меня насторожил. Завтра он встречается с владыкой Константином (Горяновым).

Дозвонился и до Олега Пономарёва в Тулу. В сентябре (с его слов) о нём вышла большая статья в газете «Трибуна». Договорились, что я вышлю ему рассказ «Съёмщик», а он мне свои короткие рассказы.

 

31 октября

Новая неприятная новость по «Вертикали. ХХI век». Игорь Преловский сказал, что в уже отпечатанном тираже увидели, что на 55-ой странице вместо рисунка повторена фотография Кодина с Александром Александровичем Зиновьевым. Я пошёл в Союз писателей к Щеглову, всё проверили по диску. Никаких отклонений. Как получилась такая неприятность - неведомо. Геннадий всё проверил и так ничего и не понял. Игорь у себя в типографии эту страницу переделает.

Пришло большое письмо от О.Н. Шестинского. Примирительное. Я ему рад. Рад, что недоразумение между нами преодолено. Дал прочитать это письмо Алексею Марковичу. Он сразу позвонил Шестинскому в Переделкино, сказал Олегу Николаевичу добрые, ободряющие слова.

Распили бутылку сухого вина, и было на душе хорошо от преодолённого конфликта. Алексей Маркович решил материально поддержать поэта.

Днём в Союзе писателей повстречались с Леной Крюковой. Она пригласила завтра на свой вечер в Белый зал областной библиотеки. Будет презентовать свой новый роман «Юродивая».

 

1 ноября

Елена устроила и выставку картин Владимира Фуфачёва, и деревянных скульптур (автора не помню, но работы видел раньше у них в мастерской). Много и путано говорила о своей книге. Но по-другому о ней говорить и невозможно - о произведении чувств, ощущений, темперамента, а не логики. Прочитала два стихотворения, исполнила две композиции на фортепьяно. В общем-то, всё получилось не очень, но эффект «информационного повода» был достигнут.

 

2 ноября

Игорь Преловский привёз тираж «В-14». Я всё просмотрел, перелистал и остался доволен.

Днём пришла мысль - теснее приобщить Кодина к «Вертикали. ХХI век», введя его (или Московский интеллектуально-деловой клуб в целом) в соучредители журнала, но дозвониться до Михаила Ивановича не смог. Книжку стихов Алексея Марковича «Посвящения друзьям» начал верстать Щеглов.

 

3 ноября

Дозвонился до М.И. Кодина. Условились, что отправлю в Москву 200 штук журнала и две пачки (60 штук) «В-12-13». Разговаривал с Николаем Переясловым. Ему нужно 20 штук журнала. Удостоверение Чижова можно забрать, когда приеду в Москву. Сообщил об этом Михаилу Павловичу, обрадовал. Теперь только бы Борис Лукин (он звонил мне вчера вечером домой из Москвы) не подвёл с машиной, а всё сделал, как обещал, и забрал из «Волгагеологии» приготовленные мною журналы.

 

4 - 5 ноября  Кунавино

Поехали в деревню с Сергеем Шестаком. В общем-то, без всякой определённой цели. День стоял приятный, солнечный. Деревня оказалась совершенно пустой - все разъехались, только жалостливо мяукал на крыльце дома у соседа Елисейкина маленький котёнок.

Уже в сумерках ходили с Сергеем в совхоз, в магазин. Назад возвращались в полной темноте. Только снег белел, когда шли через лес. И небо высокое, звёздное над нами.

Прошли на плотину, обошли дамбу, слушая шум падающей воды, и на сердце было возвышенно. Спали в первой комнате, печку в которой натопили. Перед этим выпили за новый выпуск журнала, который мне без всяких скидок нравится.

Утром набрали воды из родника для дома. Нарвал калины. В 12-00 отправились в город. Лёд на дороге не потревожен. Сегодня мы по ней ехали первыми.

 

7 ноября

По телефону переговорил и с Лукиным, и с Переясловым, и с Кодиным. Ясно, что надо ехать в Москву. Вопросы не терпят отлагательства.

Сходил к Чижову, отнёс последние выпуски «Вертикали. ХХI век» и взял всё, что необходимо передать в Союз писателей России. Михаил с нетерпением ждёт удостоверение члена СП.

 

9 - 10 ноября  Москва

На поезде туда и обратно с условием ночевать в гостинице «Мотор Сич». В Союзе писателей получил членский билет Чижова, да и себе выписал дубликат удостоверения. Теперь у меня их два. Но и неприятная новость - журналов в Союзе писателей нет. Долго не мог найти по телефону Бориса Лукина. Общался с Ганичевым (подарил ему последние номера «Вертикали. ХХI век»), Геннадием Ивановым.

Наконец дозвонился до Бориса. Поехал к М.И. Кодину, чтобы отправить за журналами машину. Скажу сразу - машина привезла только половину отправленного в Москву тиража. Где всё остальное - неизвестно. Опять малоутешительные разговоры по телефону с Борисом («В-12-13» из шестидесяти только двадцать восемь; «В-14» из двухсот двадцати одного только сто четырнадцать штук). Узнал, что он ничего не объяснил тем, кто забрал в Нижнем Новгороде журналы, и они отвезли их на какую-то оптовую мебельную выставку. Там выложили для бесплатной раздачи. Часть номеров Борис так же выложил в Союзе писателей на Комсомольском проспекте во время проведения пленума. Вот так всё бестолково получилось. Лишь сохранившиеся остатки спасли и привезли к Кодину.

С Михаилом Ивановичем переговоры прошли хорошо. Идею шести выпусков журнала в год он поддержал, финансированием обещал помочь. Выпуск газеты приветствовал всячески. Подготовленная мной глава для его книги ему очень понравилась.

С хорошим настроением Кодин нас с Шемшученко повёз ужинать в украинский ресторан около метро «Аэропорт».

Я понял так, что П.И. Кононенко продолжает финансировать питерские издания. Так что там нам толкаться на одном пятачке не стоит - слишком тесно.

Вечером у гостиницы «Мотор Сич» долго сидели с Владимиром, обсуждали наши издательские дела.

На следующий день поехал к Кодину. Занимались его книгой. Михаил Иванович настаивает на форсировании моей работы. Да меня и самого это незавершённое дело тяготит. Нужно заканчивать.

 

11 ноября

Гора с плеч. Позвонил Борису Лукину и узнал, что он нашёл недостающие журналы. Все там или нет - даже не стал спрашивать. Хотя бы часть спасти - уже великая радость. Набрал номер Переяслова («Ты куда пропал?!»), предупредил, что Лукин должен привезти журналы в понедельник. («Я всё к себе в кабинет заберу».)

Отнёс удостоверение Чижову. Радовался, как ребёнок, целовал меня, красную книжечку, подарил бутылку хорошего коньяка, выставил на стол бутылку водки - выпили по нескольку рюмок. Мне и самому от этого было радостно - будто Дед Мороз выполнил мечту (давнюю) ребёнка.

Вечером домой звонок Валерия Шамшурина. Всё произошедшее (с приёмом Чижова в Союз писателей России) он воспринял, как личное оскорбление... Раздражён. Разговор не получился.

 

16 ноября

В театре драмы торжество по поводу 15-летия создания газеты «Нижегородские новости». Ведущий - А.П. Пашков. Всё скучно, тоскливо. В буфете бутерброды без спиртного. С Володей Жильцовым и Евгением Галкиным пошли в буфет «Крестьянки». Оттуда с Павловскими ЛДПРовцами в ресторан «Серая лошадь».

Совершенно чумной, потерянный день. Утомившись от пустых пересудов по поводу местных районных выборов, пешком отправился домой. Самый отрадный момент за эти сутки.

 

17 ноября

Встретился с Игорем Преловским. Вроде бы договорились о типографском сотрудничестве по «Вертикали. ХХI век». Заезжал к Чижову. Михаил собирается увольняться с работы. Но самое неприятное - опять с работы, из кабинета в больницу вчера увезли Алексея Марковича. Давление. Долго дожидались скорую помощь. И ещё - позвонил Валентин Николаев. Он пытался связаться с Вадимом Рыжаковым, хотел с ним поговорить, но жена сказала, что Вадим Степанович лежит на кровати, не встаёт, не разговаривает и уже мало что помнит и кого узнаёт. «Похоже, что умирает».

Ну и год! Сколько смертей. Так хочется побольше успеть сделать, выпустить номеров «Вертикали», книг.

 

24 ноября

Вчера в «Нижегородских новостях» Александр Пашков (Асеевский)  опубликовал большую статью о 14-м выпуске «Вертикали. ХХI век». Особо отметил работу Николая Переяслова «Латентный постмодернизм Юрия Кузнецова», оценил её неординарность, чем меня порадовал.

Дозвонился до Лукина. Борис Иванович подтвердил - журналы в Союзе писателей России лежат. Оказывается, в последнем номере «Российского писателя» опубликовано два моих материала.

Вечером неожиданно позвонил Сергей Антонович Щербаков из Москвы. Он получил и почитал номера журналов, хвалил их, но больше себя и своё творчество. Впрочем - хвалил заслуженно, и это не раздражало. Немного рассказал о своём вечере на Комсомольском проспекте, о том, что говорил там с С.И. Шуртаковым и через него передавал мне привет. А вообще предлагает опубликовать его «Рабочую собаку». Повестушка раньше, кроме книжки малого тиража, нигде не печаталась. Думаю, её действительно стоит напечатать.

Домой с улицы Ванеева отправился пешком. Погода всё балует - около нуля, сухо. Шёл через Кремль. Как всё изменилось, похорошело. Город преображается, становится красочнее, праздничнее.

 

25 ноября

Был дома у Адриановой. Наташа показала пачки писем Юрия Андреевича и написанных ему. Большой, внушительный архив. Фотографии произвели меньшее впечатление. Прошло много времени - помутнели, пожелтели. Хотя, конечно, есть любопытные снимки.

Часть переписки она отдаёт Олегу Рябову для «Записок краеведов». Мне передала письма Юрия матери из разных мест его странствий и письма Всеволода Рождественского ему. Буду читать.

 

27 ноября

Воскресенье. Вечером позвонила бухгалтер Союза писателей Полина Николаевна. Завтра в 10-30 похороны В.С. Рыжакова.

 

 

28 ноября

На кладбище в 7-ой микрорайон поехали я, В.В. Половинкин, А.В. Фигарев, В.А. Шамшурин, Александр Высоцкий, Павел Климешов. Похоронили Вадима Степановича в могилу около сына. Было промозгло. Немного сырого снега под ногами, температура около нуля.

На вынос у подъезда собралось наших побольше, но не все поехали. Ко мне подошёл Борис Селезнёв. Спрашивал про журнал. Что-то в лице Бориса изменилось. Как-то он постарел, черты лица заострились. Не болен ли?

Поминали Рыжакова в столовой  «Крестьянки». Самое его место. Сколько им здесь выпито, просижено. А потом ко мне в кабинет пришёл Валентин Арсеньевич Николаев. Оказывается, о похоронах он ничего не знал. Сам болеет. Принёс рукопись заметок «Тоска по Мастеру». Я обещал печатать её в журнале кусками. И это обещание надо обязательно выполнить.

Звонила из комитета по культуре Н.И. Сизова. Моё письмо губернатору по поводу поддержки журнала «Вертикаль. XXI век» переадресовали ей для исполнения. Значит - отмахнулись.

 

30 ноября

Передал Игорю Преловскому вёрстку книги «Сопротивление нелюбви». Если всё получится, то печатать будем в январе. Сдал документы на оформление загранпаспорта.

 

1 декабря

Зима!

В офисе отправлял письма (в том числе и на конкурс детской книги), позвонил Переяслову (по факсу передал реквизиты), в издательство «Советский писатель» Елене Сапрыкиной, которая прислала рецензию на книгу рассказов Олега Шестинского. Пообещал опубликовать эту работу и предложил прислать саму книгу. В обществе охотников заменил охотничий билет.

Ближе к вечеру пришёл Занога. Надавал Владимиру журналов, книг. Директор геологического музея Александр Васильевич Котельников устроил Владимиру Ивановичу большую, основательную экскурсию по музею. В конце я подарил большой календарь фонда Андрея Первозванного, чем Заногу порадовал. Картинку же свою он так и не принёс. Придётся напомнить, съездить к нему в мастерскую. Кстати, с улицы Новой Володя окончательно съехал в Щербинки.

 

2 декабря

Разговаривал с М.И. Кодиным. Работа над книгой, как я понял, его устраивает. Условились, что когда приеду в Москву, то поработаю с его архивом над главой о членах Политбюро ЦК КПСС. А в «Вертикали. ХХI век» будем готовить его статью о Михаиле Сергеевиче Горбачёве.

Был у Адриановой. По письмам Всеволода Рождественского восстановил недостающие места в текстах.

Вечером сидели в кабинете у Алексея Марковича. Ужинали, вспоминали, решали по публикации новых стихов Коломийца. Цветных фотографий будет 16 штук.

Вчера выпал снег (вечером), но больше не было. Сегодня под ногами слякоть и около нуля градусов. И всё равно, зима, думаю, началась. Синоптики обещают, что этот снег уже не растает.

 

5 декабря

Сдал в печать книгу Коломийца «Моим друзьям», отдал материалы для начальной вёрстки «В-15».

С улицы Ванеева до дома (через Союз писателей) шёл пешком. Шесть градусов мороза, сухо, и целый день густой туман, который нечем разогнать - ветра-то нет. Когда переходил Канавинский мост, то от правого берега на левом не было видно ни одного огонька. От движения машин туман клубился, как пар. Пахнет сыростью. Но прогулка оказалась чудесной. Может быть, ещё из-за того, что завтра еду в Москву и жду от этой поездки чего-то хорошего. Правда, звонил сегодня Лукину и узнал, что на презентации он раздал пачку «Вертикали. ХХI век». Какого номера?

 

6 - 9 декабря  Москва

6.12. В Союзе писателей России удостоверился, что две пачки журналов лежат в редакции «Российского писателя» под столом у Бориса Лукина. На душе полегчало. Следом, после беготни по редакциям, появился Володя Шемшученко, позвал меня в приёмную Ганичева, где был накрыт круглый стол в честь лауреатов премии им. Михаила Алексеева. Среди гостей Валерий Ганичев, Станислав Куняев, его заместитель в «Нашем современнике» Гусев, Анатолий Парпара, Николай Переяслов... Ну и сам Михаил Михайлович Алексеев сидел на стуле - постаревший, уставший. Михаилу Петровичу Лобанову тоже недавно исполнилось восемьдесят лет, но выглядит он бодро, хотя похудел, как-то усох, черты лица заострились.

Выпил я пару рюмок водки, закусил и после позвонил Кодину. Тут первое тревожное сообщение. В «Мотор Сичевской» гостинице мест нет. Кононенко куда-то уехал. Но мне жить можно в общежитии социального университета. Пришлось срочно договариваться, на всякий случай, о ночлеге с Переясловым и Лукиным. Оба согласились. Кодин заехал в Союз писателей, забрал нас с Шемшученко (с нашими журналами). По дороге рассказал ещё одну неприятную новость - вчера у него украли бумажник с деньгами, банковскими карточками, документами.

Заседание Клуба Н.И. Рыжкова. Выступил епископ Егорьевский Марк. Долго - почти два часа читал «лекцию», смахивающую на политинформацию в прежние времена. Межцерковные связи нашей Патриархии в общих чертах мне и так известны. А вот ни на один острый вопрос, ему заданный, по существу не ответил.

Запомнилось выступление депутата Государственной Думы Геннадия Селезнёва (теперь уже просто депутата, хотя раньше был её председателем) о том, что партия «Единая Россия» захватывает все посты в Госдуме, увольняя неугодных. Интересно, а что, коммунисты как-то по-другому поступали? Упрекал нашу Православную Церковь и Н.И. Рыжков за то, что не обозначила чётко свою позицию относительно отмены праздничного дня 7 ноября. Сергей Есин спрашивал об отношении к мафиозным деньгам, которые передаются в храмы. Ответ епископа убийственный - «Уж лучше пусть отдают нам, чем проигрывают в казино».

С банкета я ушёл раньше. Заехал Борис Лукин. Ночевал у него за городом в отдельном доме.

7.12. На машине вернулись в Москву. Пока дочь Бориса ходила в госпиталь ФСБ, прогулялись с Лукиным по пригородному посёлку. В столице, нарушая все правила, Борис пробирался через пробку на перекрёстке. Подошедший инспектор, несмотря на явное хамство водителя, вынужден был его отпустить с миром. Интересно, что же за волшебный документ Лукин ему показывал?

Неприятный разговор с М.И. Кодиным в его кабинете по поводу медленной работы над его книгой. Для меня это было оскорбительно.

Вечером, когда уже ехал на машине Михаила Ивановича в общежитие, позвонил Лукину и договорился, что ночую у него. Вышел у метро ВДНХ, доехал до Союза писателей (очень тепло попрощались с А.А. Парпарой) и с Борисом отправились к нему. Хорошо погрелись в бане.

8.12. В Москву на электричке. Пока ехали - читал письма Татьяны Глушковой Станиславу Куняеву в 12-м номере «Нашего современника» («Чёрные розы Гефсиманского сада»). Там же статья Кодина о Михаиле Горбачёве в моей редакции. На Белорусском вокзале, выходя с платформы, пролезали под турникетом. Сразу зашли в кассы. Билетов на нижегородские поезда на завтра (а о чём я думал раньше - ведь пятница) нет. На этот раз с Борисом распрощались окончательно.

В метро на переходе с «Проспекта Мира» на радиальную линию, остановил милиционер-прапорщик. Проверил документы, сумку. Показал ему книги и писательский билет. «Это от книг сумка такая тяжёлая?» - констатировал он и извинился.

М.И. Кодин в кабинете встретил сумрачно. Забрал у него архивные документы и поднялся на четвёртый этаж в кабинет академика Осипова. Ещё вчера Михаил Иванович мне его показал и предложил здесь работать.

Все материалы касаются репрессий при И.В. Сталине. Справки с грифом «строго секретно», составленные в 1962 году для Н.С. Хрущёва и Политбюро ЦК КПСС. Просидел над ними, тут же что-то выписывая и подготавливая текст статьи, до самого вечера. Позвонил Михаилу Ивановичу на мобильный, договорились о дальнейшей работе на завтра. Ночевать остался в комнате отдыха академика на широком совершенно новом кожаном диване, никому про это не сказав, предварительно, по совету Михаила Ивановича, выпив немного виски и армянского коньяка (всё это хранится в холодильнике академического кабинета), закусив яблоком и чашкой кофе. Выспался хорошо.

9.12. Утром отдал написанное для набора на компьютере.

В кассах у Ярославского вокзала купил билет на 23-30 на проходящий мимо Нижнего Новгорода Иркутский поезд. Вернулся в университет, и опять говорили с Михаилом Ивановичем о его книге. Он просит всячески ускорить работу по написанию и подготовке материалов. Я пообещал, что на следующей неделе опять приеду с готовой главой о репрессиях, подготовленной по тем материалам, что он мне дал.

Пробыл в кабинете до 20-20. На вокзале до поезда прочитал книжку Николая Переяслова «Без любви - не выжить» о их страсти с Мариной. Предельно откровенный текст. Читал в вагонах метро, выходил и сидел на станциях - тянул время до поезда. Дочитал уже на вокзале в зале ожидания. Был там минут двадцать. После ремонта на Ярославском стало светло и пусто - все киоски убрали - свободно ходит по залу охамевшая и матерящаяся охрана, непонятно из кого набранная. Но это не милиция.

И только в поезде понял - а ведь он пройдёт мимо моей родины, мимо станции Решёты. Подошёл к расписанию у купе проводников. Нет, моей родины там не указано - фирменный, скорый, наверно, не останавливается. Спал на боковой верхней полке в плацкартном вагоне. Но выспался хорошо и ночью, как обычно у меня бывает в поездах, не мучился.

10.12. В 5-30 приехали в Нижний. Мороз десять градусов. Под ногами на тротуаре лёд и раскисший, но замёрзший снег. Домой идти радостно.

 

11 декабря

Днём сходил на Московский вокзал, купил билеты в Москву на следующую неделю туда и обратно. Уеду во вторник, вернусь в пятницу. Буду работать над книгой Кодина.

 

13 - 16 декабря  Москва

Не спеша доехал до РГСУ, пришёл к Кодину и застал его готовым выйти из кабинета. Оказывается, Михаил Иванович уезжает за пригласительными билетами на церемонию вручения премии Андрея Первозванного в Кремлёвском Дворце. Договорились, что я пока посижу, поработаю, а потом на метро приеду к Кремлю. Так и поступили. Встретились у метро «Боровицкая», подойдя одновременно. В Кремль шли через три «кордона». В Кутафьей башне прошли (в очереди) через рамку металлоискателя.

Вот я и впервые в Кремлёвском Дворце. В фойе выступает ансамбль какого-то северного народа - в мехах, с бубнами. В зале много узнаваемых лиц, в том числе министр обороны РФ Игорь Иванов. Подошёл к П.И. Кононенко. Журнала с материалами о «Мотор Сич» он, оказывается, не видел (я обещал принести), в гостиницу о моём поселении тут же позвонил.

В партере сидели с Кодиным на семнадцатом ряду, и всё равно очень далеко. Премию получали и выступали директор Эрмитажа Михаил Пиатровский, генерал-полковник (начальник 12-го Главного управления - ядерное оружие) Игорь Валынкин, директор Саровского ядерного центра Радий Илькаев, тренер по футболу Валерий Газаев, оператор Анатолий Заболоцкий... Вручение чередовалось с концертными номерами (все хороши, кроме попсы - Лещенко, Газманов) и потому два часа прошли не утомительно. Затем большой приём - банкет. Закуски и горячие блюда постные, но водки, коньяка, вин, шампанского - хоть залейся. На всём этом фоне наши иерархи выглядели... не очень. Михаил Иванович уехал раньше, оставив меня «догуливать». Я спокойно с бокалом шампанского погулял по большому залу, понаблюдал. Актёр Александр Михайлов привычно (это видно по манере) даёт себя обожать, фотографируется, улыбается. Маленький Михаил Леонтьев (когда он ведёт своё «Однако», этого же не видишь - его крохотного роста) что-то за столом объясняет даме... Ну и дальше, дальше. Стоит ли это всё здесь описывать? Гулянье ещё продолжалось вовсю, когда я ушёл. Шёл по почти ночному Кремлю, а снег хлопьями падал на чёрную брусчатку, и тут же таял. Камни от этого масляно блестели.

14-15. 12. В Российском государственном социальном университете дописал главу о репрессиях. Составил план будущей книги Кодина. Позвонил Сергею Щербакову. (Свой рассказ в электронном виде он мне так и не выслал. Ждёт, когда это сделает Борис Лукин). Сказал ему, что тогда публикация переносится. Посмотрели вместе с Михаилом Ивановичем выставку картин Святослава Гуляева, которая оставила впечатление несобранности, случайности и безыдейности. На этой выставке скучно и душно, нечем дышать.

16.12. С Кодиным распрощались вчера, когда он подвозил меня до станции метро «Сокол». Поэтому время до поезда коротал тем, что гулял по окрестностям вокруг гостиницы. Прошёл мимо новой большой высотки, построенной в «Сталинском стиле», порадовался тому, что посмотрел выставку Гуляева до сегодняшнего вечера и не остался на её официальное открытие. (А ведь были такие мысли, даже билет на поезд хотел поменять на ночной. Вот бы ругал себя).

В офисе «Мотор Сич» удалось повидаться с Петром Ивановичем Кононенко (публикации в журнале ему очень понравились), с его пресс-секретарём и фотографом. Хорошо и не утомительно доехал до дома. Кодин пригласил приехать 24-го на Новогодний вечер, устраеваемый Клубом Н.И. Рыжкова в ресторане на Бронной.

 

18 декабря

В эту неделю, пока был в Москве, дважды звонили из Питера (так сказала Наташа) и просили, чтобы дал им статью о встрече в Клубе с епископом Марком. Я начал писать этот материал, хотя и с сомнениями - ведь Володя Шемшученко сам всё записывал на диктофон. Но сегодня позвонил Виталий Розе. Очень просит срочно выслать эту статью. Оказывается, у Володи с записью ничего не вышло. Но я тоже ничего не конспектировал, только слушал. Они хотят выпустить и привезти «Небесный всадник» на новогоднее заседание Клуба. Что ж, придётся писать на собственном интеллекте - размышлять по поводу темы и её исторической перспективы. «Подвёл» - так сказать Розе обо мне не должен. Писал до двух часов ночи.

 

20 декабря

Купил билеты в Москву туда и обратно - 23 и 25 декабря. Почему-то они подорожали. Наверное, в преддверии праздника. В офисе занимался книгой Кодина, вставлял в основной текст дополнительные заметки. Дома написал вступление к своим статьям о Клубе Н.И. Рыжкова, если Михаил Иванович не передумает их печатать в своей книге.

 

23 - 25 декабря  Москва

На поезде туда и обратно. Ночевал в гостинице «Мотор Сич».

Приехал сразу в университет к Кодину. С секретарём составили в компьютере основной текст книги. Получилось более четырёхсот страниц в четырёх частях. И это далеко не окончательный вариант. Нет четырёх глав из «Трагедии Старой площади» и двух статей (может быть и больше). Условились с Михаилом Ивановичем, что распечатку книги приготовим ему к девятому января. У меня гора с плеч. Теперь всё зависит от автора, от его прочтения.

24.12. Проспал до 11 часов. Сказалось, что почти не спал предыдущую ночь. Из гостиницы вышел половина третьего и ещё час ходил по улице, дожидаясь Кодина у его дома. Сначала просто гулял, затем он опоздал на пятнадцать минут. Под ногами слякотно, холодно и ветер знобит.

В ресторан на Большую Бронную приехали с Михаилом Ивановичем загодя. Какая-то девушка привезла пачку свежих газет от питерцев. Там напечатана и моя статья с большими сокращениями. Чтобы не мешаться, час пошёл погулять по центру. Специально мимо ТАСС направился к Кремлю. Когда-то, ещё в школьные каникулы, когда вместе с «Матросом», приятелем из нашего двора, летом приезжал в Москву, я по этой улице ходил и днём, и поздно вечером. Теперь словно вернулся в то далёкое время начала 70-х годов. Каким-то еле уловимым, щемящим в груди чувством. Пар изо рта, редкий снег, промозглость. И мне почти пятьдесят лет, седой. А ведь совсем мальчишкой несколько дней мотался по этим тротуарам.

В Клубе за столом сидели с композитором Евгением Догой и какой-то молодой певицей, которой он патронирует. Весь вечер пели солисты хора Пятницкого, а Кодин вручал слишком много общественных наград - орденов, медалей. Я поздравил с семидесятилетием Сергея Николаевича Есина, фотографировался с лётчиком-испытателем Анатолием Николаевичем Квочуром. Были академики Леонид Андреевич Ильин, Сергей Юрьевич Глазьев, адмирал Игорь Владимирович Касатонов и другие известные личности. Но к девяти вечера все подустали. И главным образом от официоза (так мне показалось). Нужно было больше музыки, песен, а не орденов и медалей.

25.12. Из гостиницы уехал пораньше. Ещё когда шёл по парку к метро «Сокол», то поразился, как солнечно, снежно, морозно на улице. Решил погулять внутри Садового кольца в районе Курского вокзала. Долго ходил там по переулкам, вышел к Яузе, по бульварам. Даже немного заблудился и вышел вновь на Садовое много дальше, чем предполагал до этого. Но главное - как, оказывается, всё близко от Кремля, от центра. Надо бы летом как следует «проходить» центр по секторам. Вспомнил, как неожиданно от Храма Христа Спасителя попал на Арбат. Пора бы уже всё обследовать.

А дома, только приехал, позвонил профессор-химик В.М. Степанов, приглашает в Дом учёных на открытие Рождественских чтений.

 

27 декабря

Ещё один Новогодний вечер. На этот раз в Союзе писателей на илице Минина. Выступили мальчики из капеллы Льва Сивухина. Застолье, но веселья не получилось. Было даже не скучно, а как-то напряжённо. Словно все пришедшие озабочены чем-то своим. Многие рано ушли, другие, как В.В. Половинкин, К.Д. Проймин и вовсе только показались, заглянув в зал.

Немного поговорили с Эрастовым (подарил ему «Вертикаль. ХХI век» с его публикацией), с теперь уже безбородым Борисом Селезнёвым. Константин Данилович Проймин требует с меня рецензию на свой роман «Город». И.К. Кузьмичёв интересовался, издаётся ли журнал, идёт ли в следующем номере статья его ученика, филолога Евгения Позднина («Он очень рад этому. Ведь печататься ему негде»), не влезу ли я в долги с изданием? Я предложил Ивану Кирилловичу дать в «Вертикаль» что-нибудь своё, и он на это откликнулся с радостью. Сегодня же от Игоря Преловского принесли распечатку (первоначальную) «В-15». Замечаний много, но это всё-таки лучше, чем получалось обычно у других.

Олег Рябов сказал, что в его магазине почти все экземпляры «Вертикали» продались. Какая-то библиотека сразу закупила 15 штук.

 

29 декабря

На новогодний утренник в «Волгагеологии» не пошёл. Сидел в музее, занимался вёрсткой 15-го выпуска «Вертикали. ХХI век». Решил дополнить его стихами (действительно хорошими) Александра Шиненкова и прозой Валерия Черкесова из Белгорода и Владислава Бахревского. Больше в него ничего не надо.

Вечером с Александром Пашковым устроили у меня дома ужин. Ирина с Наташей всё приготовила и убежала отмечать праздник на работу.

Позже звонил Занога. Володя переживает из-за своей новогодней поездки в Москву - успеет ли подготовить обложку для журнала. Успокоил его.

 

30 декабря

Игорь Преловский привёз тираж книжки А.М. Коломийца. Тот волновался по поводу неё, мне домой звонила его секретарь - милейшая Антонина Матвеевна. Володя Жильцов позвонил и пригласил в магазин «Флоренский» на выступление Фигарева, да и отметить заодно праздник. Меня и Пашков вчера за ужином туда звал, но сегодня он позвонил, и идти отказался. Я направился один. Было нас в зале магазина, где и проходила встреча, пять человек. Александр Фигарев говорил ужасно плохо - косноязычно, несвязно, путано. Стихотворение прочитал спеша, «с кашей во рту». Положение спас Владимир, который вместо него прочитал стихи из старого фигаревского сборника. И хороший Жильцов сделал выбор, стоящий. Некоторые стихотворения просто отличные. А закончилось всё застольем, немного сумбурным и шумным.

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме