Русская народная линия
информационно-аналитическая служба
Православие  Самодержавие  Народность

«Каяться, бояться творить и малейший грех, делать хоть малое добро...»

Станислав  Рыжов, Русская народная линия

07.09.2017


Жизнь, чудеса и пророчества прп. Аристоклия, великого старца Московского и Афонского …

 

 

 

  ЖИВОЙ  КРЕСТ

 

 «... А вот еще, какой случай был с одной моей знакомой, жившей у Хитрова рынка. Не ладилась у нее жизнь, а однажды так припекло, что решила она утопиться. Побежала она на мост и уже хотела броситься в Москва-реку, как вдруг какая-то сила отбросила ее назад. Рядом никого не было, но на нее напал неизъяснимый страх, и ей захотелось поскорее уйти от того места, да и решимость свести счеты с жизнью куда-то пропала. Долго ей не давал покоя охвативший ее на мосту в ту ночь страх. Ей посоветовали пойти к старцу Аристоклию - уж он-то все знает. И она пришла к батюшке, рассказала ему все, как было. А старец выслушал и говорит: «Божия Сила тебя оттолкнула. Ты хоть женщина и распутная, да за твою доброту, что и есть ты одна не сядешь и кружки воды одна не выпьешь, - вот за это тебя Господь и помиловал». Эти слова старца перевернули в ней душу. И знаете, ведь исправилась она, стала к старцу ходить за советом. Здесь мы с нею и познакомились. Вот как бывает. Всяк по-своему к Богу-то приходит».

 ***

       «Даже о том, что он будет похоронен на Даниловском кладбище, батюшка знал заранее. Это видно из рассказа духовной дочери отца Аристоклия, А. П. Солнцевой, которая очень хотела, чтобы старец навестил ее дома. Когда она отважилась, наконец, его об этом попросить, батюшка ей ласково ответил: «Чадо мое возлюбленное, скоро, скоро я к тебе приду. Приду навсегда». Когда вскоре батюшка умер, так и не побывав у нее в гостях, она отказывалась в это поверить, так как старец никогда никого не обманывал. А жила она в Духовском переулке, рядом с Даниловским кладбищем, и всегда спрашивала, завидя похоронную процессию, кого хоронят. И однажды услышала: «Великого старца, иеросхимонаха Аристоклия». Потрясенная, выронив ведра, она шла, плача, за батюшкиным гробом и все повторяла: «Прости! Прости, батюшка, что я тебе, глупая, не поверила...»

  Голуби, которых старец при жизни любил кормить и о чем-то с ними ласково разговаривать, слетелись со всех сторон огромной стаей и, кружась, образовали в небе живой крест, осеняя им старца Аристоклия до самой могилы, рассказывал старец Даниил».

ЧУДО ИСЦЕЛЕНИЯ СЛЕПОРОЖДЕННОГО ПРОИЗОШЛО ОТ МОЩЕЙ МОСКОВСКОГО СТАРЦА АРИСТОКЛИЯ

Москва, 7 июня 2005 г.

В наше время, как и в первые века   христианства происходят явные чудеса по молитвам к святым, передает ИТАР-ТАСС. О подобном случае рассказал настоятель Афонского подворья в Москве игумен Никон: "В монастырь в ноябре прошлого года перенесли с Даниловского кладбища мощи почитаемого московского святого старца Аристоклия, последнего в период гонений на Церковь настоятеля Афонского подворья, скончавшегося в 1918 году. Тогда же на торжестве были священники из Владимирской епархии, которые увезли с собой освященное масло из лампады, горевшей у мощей".

      Как сообщил потом в письме владимирский иерей Владимир Ведерников, он передал флакончик прихожанам местного храма супругам Александру и Марине, у которых родился младенец с нераскрытыми глазками. "Они очень скорбели, и батюшка, утешая молодых родителей, вручил святыню и рассказал, как при жизни старец Аристоклий своими молитвами исцелил 10-летнего мальчика, который от рождения не открывал глаза". "В тот же день вечером ко мне прибежала мать Марины с радостным известием, что глазки у Коленьки открылись после того, как ему их помазали священным маслом", - написано в письме священника.

Отец Никон, прочитав прихожанам на службе это современное свидетельство, напомнил, что первое чудо исцеления слепорожденного совершил сам Иисус Христос.

 

 

 

                

                      ЦАРЬ  МОСОХ  И  ШВИВАЯ  ГОРКА

 

 

      В начале 90-х узнал от знакомых, что в Москве открылось подворье Афонского монастыря. Где? На Швивой горке...Там, объяснили, храм ВЕЛИКОМУЧЕНИКА НИКИТЫ. Поехал в первый раз, помнится, на трамвае, от «Чистых прудов». А когда вышел на Котельническую набережную, конечно, первым делом глаза «затмила» сталинская высотка. Одна из семи - так называемый «Дом творческой интеллигенции».

     Строительство его начиналось еще до войны (1938-1940 гг.), а закончилось в 1952 году. Архитекторы - А.К. Ростковский и Д.Н. Чечулин. Здание имело 32 этажа, а высота его достигала 176 метров. Оно было украшено башенками и скульптурными группами. Располагается в очень красивом месте - у слияния Москвы-реки и Яузы. Не новость, что сталинские высотки в Москве частично строились заключенными... Возможно, по задумке правительства  здание должно было иметь другое предназначение. По этому поводу тоже ходят различные легенды. Однако после возведения дом отдали творческой интеллигенции. В разное время там жили Евгений Евтушенко, Галина Уланова, Андрей Вознесенский, Фаина Раневская, Людмила Зыкина, Нона Мордюкова и многие другие известные личности. Так что дом был элитным. На первом этаже располагались почта, булочная, кинотеатр.

    Вот за этой-то высоткой, как за крепостью, и находится тихая Швивая горка...

      Существует старинная экзотическая легенда, что здесь, в устье Яузы внук самого Ноя царь Мосох Иафетович (т.е. сын Иафета, прародителя народов Европы и Малой Азии) будто бы еще в те библейские времена основал Москву. И что получила она название от его имени, плюс имени жены - Ква. А сына звали Я, дочь - Вуза, так, мол, возникла Москва на Яузе. И первый «городец», т.е. крепость на месте Москвы, был не на Боровицком холме, где появился Кремль, а здесь - на Швивой горке, юго-западном склоне Таганского холма (тоже одного из семи).

      В летописи, где излагается эта легенда, говорится, что царь Мосох основал «градец себе малый на предвысоцей горе той, над устии Яузы реки, на месте оном первоприбытном своем, идеже и днесь стоит на горе оной церковь каменная святаго и великого мученика Никиты, бесов мучителя и от верных человеков тех прогонителя, иже котории от оных зло страждут и имя мученика святое призывают с верою».

     Много легенд и вокруг загадочного имени «Швивая горка». Тут и «вши», и мошкара, и Хива - Шива и «швецы»... Но современная наука выводит слово «швивая» из древнерусского «ушь», означающего колючую, тернистую, сорную траву. И горка «ушивая» - это поросшая терновником, колючей травой.

      Что же касается имени Москвы, то оно является гидронимом, т.е. произошло от названия реки. Нынешние ученые считают, что оно проистекает от старославянского корня «моск», что означает «быть вязким» или «топким». (От него же происходят слова «мокнуть», «промозглый»). В древности оно означало большую, разливающуюся реку...

      Повернув направо за «высотку», сразу попадаешь в тихое, приятное место, отсеченное от шума набережной, здесь только по соседней, верхней улице по-домашнему «прошлепывают» троллейбусы. 

      В тишине поднимаешься по этой самой Швивой горке, слева - обычные панельные дома, и вот вверху открывается вход в монастырь, арка, колокольня...

      Храм св. великомученика Никиты на этом месте упоминается в летописи с 1476 г. Нынешний каменный храм построен в 1595 г., в ХVII столетии была выстроена изящная шатровая колокольня и освящен Благовещенский придел, в следующем веке появился придел святых преподобных Онуфрия Великого и Петра Афонского, а в XIX-м - редкий для московских храмов придел равноапостольной великой княгини Ольги (1878 г.).

      Никитский храм был закрыт сразу после революции, его собирались снести, на территорию в центре столицы претендовал даже Литературный институт им. Горького, однако сноса не последовало из-за вмешательства общественности (один из редких случаев, когда оно имело результат). В середине 1950-х годов архитектор Л. Давид отреставрировал древний храм, тогда шутили, что его обихаживают по причине тезоименитства Хрущева.

      В церковном здании вплоть до 1990 г. располагался склад студии «Диафильм», и только в 1991 г. храм вернули верующим, и в нем было открыто подворье Афонского Русского Свято-Пателеимонова монастыря.

 

 

                                   *** 

  Мне полюбилось и это место в столице, во время приездов в Москву я всегда стараюсь хоть однажды побывать здесь. Тогда, в начале 90-х, на подворье, внутри Никитского храма была интересная книжная лавка, где наряду с литературой, продавались редкие газеты, всяческие любопытные листки... Ну и конечно, привлекало то, что можно было подавать записки на Афон. Простой деревянный пол, тишина, продолжительные монастырские молитвы... На подворье богослужение совершается по Афонскому уставу, по воскресеньям - ночная служба, которая начинается в 22.30 (великая вечерня, утреня, часы, ранняя литургия).

У выхода с подворья - часовня во имя великомученика Пантелеимона, который благословляет тебя на дорожку, и напоминает добродушно: не болей!.. То-есть, не греши. Чуть позже появилась вторая круглая часовня, с другой стороны - во имя преподобного Силуана Афонского.

 

                                              АФОН  ПОСРЕДИ  МОСКВЫ

 

    Портрет старца Аристоклия, принесенный на Афонское подворье в год его прославления

А с 2004 г. почивают под сенью в Ольгинском приделе храма великомученика Никиты мощи афонского и московского святого преподобного АРИСТОКЛИЯ. Теперь в родной обители он помогает всем, кто обращается к нему с верою и любовью...

      Рассказ о земном пути св. Аристоклия начнем  с необычной истории портрета старца, принесенного на Афонское подворье в год его прославления. «...Однажды художнику Михаилу приснилась святая блаженная Матрона, которая задала ему «странный» вопрос: «Почему ты ко мне на могилку ходишь, а другого святого старца, который здесь похоронен, не почитаешь?» Стал Михаил расспрашивать народ - кто из почитаемых подвижников еще похоронен на Даниловском кладбище. И узнал! Им оказался преподобный Аристоклий Афонский (он же Московский). С тех пор Михаил стал посещать его могилу, расположенную недалеко от Никольской часовни, что рядом с храмом Сошествия Святого Духа. Историю эту рассказал мне,- повествует Галина Дигтяренко («Православный Паломник»), - настоятель Афонского подворья в Москве, игумен Никон (Смирнов). Он же показал портрет преподобного Аристоклия, приобретенный у того самого Михаила. Этот портрет, вернее две его половинки, художник обнаружил на Измайловском вернисаже. Узнав в изображенном старца Аристоклия, он решил купить два куска полотнища и отреставрировать картину. На портрете и сейчас можно увидеть место склейки двух частей. До поры до времени полотно находилось у художника. А в 2004 году (в год прославления отца Аристоклия и в день Ангела старца) Михаил принес портрет на Афонское подворье.

       ...Святыми не рождаются, святыми становятся. Вот и преподобный Аристоклий поначалу был простым отроком Лешей Амвросиевым. Родился он в Оренбурге в 1846 году в семье мещан. В раннем детстве остался без отца. А в восьмилетнем возрасте так заболел, что у него отнялись ноги - два года был прикован к постели. Врачи старались изо всех сил, но помочь не смогли. Его мать Матрона уже почти отчаялась. Молясь со слезами перед образом святителя Николая, она дала обет посвятить сына Богу, а самой уйти в монастырь, когда Леша подрастет. И произошло чудо - на второй день мальчик встал на ноги, на третий начал ходить, сначала опираясь на костыли...»

Чудо исцеления десятилетнего Алеши по молитвам матери к святителю Николаю. Художник Прибытков,1894.

     В воспоминаниях о начале духовного пути старца, записанных со слов самого святого, схимонахиня Миропия писала:

      - Батюшка, скажите, как вы пришли ко Господу и давно ли?
      - Еще, когда в школу ходил. Бывало, приду из школы, возьму хлебца и в горы. И там наслаждался я молитвой к Богу. О, эти детские молитвы! До сих пор я не могу забыть их. Потом разлучились мы с моею родительницею. Она пошла в Успенский женский монастырь, а я - в мужской. Мы никогда с нею больше не виделись, ибо дали обещание пред Богом друг другу: не видеться и служить только Богу.

     В другом месте м. Миропия передавала такие слова старца: "Мы с матушкой, как ушли в монастырь, так и не виделись".

    Пройдя этапы духовного становления и послушания в одном из российских монастырей, в 1879 году Алексей отправился на Святую Гору Афон, где поступил в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь под духовное руководство игумена схиархимандрита Макария (Сушкина) и старца-духовника иеросхимонаха Иеронима (Соломенцева). И уже через год, 11 марта 1880, он был пострижен в мантию с именем Аристоклий, в честь кипрского священномученика Аристоклия Саламинского.2 декабря 1884 года монах Аристоклий был рукоположен во иеродиакона, а 12 декабря того же года - во иеромонаха. 12 февраля 1886 года иеромонах Аристоклий пострижен в схиму без перемены имени. (Аристоклий в переводе с греческого - прекрасный, доброславный).                                       

       В 1887 году он привозил  в Москву  ветвь с места казни великомученика  Пантелеимона, а с 1891 по 1994 был настоятелем подворья Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря.

***

     Основание московской часовни, рассказывает известный историк и москвовед Елена Лебедева, было связано с тем, что в 1866 году в Москву из русского Пантелеимонского монастыря на Афоне была привезена икона Богоматери «Скоропослушница» и с ней другие святыни: частицы святых мощей целителя Пантелеимона, святой крест с частицей Животворящего Древа, часть от камня Гроба Господня. Иеромонах Арсений, доставивший их в Москву, остановился по прибытии в мужском Богоявленском монастыре, и в его соборном храме святыни были выставлены для поклонения. Желающих приложиться к ним собралось великое множество, так, что храм с утра до вечера был переполнен молящимися: совершались и совершались исцеления, благая весть о них облетала город, и народу все прибывало.

     В связи с огромным количеством паломников в 1873 году при Богоявленском монастыре по благословению афонских старцев выстроили Афонскую часовню для этих святынь, на той же Никольской улице. (Теперь на ее месте - угловой сквер на пересечении Никольской и Богоявленского проезда, поскольку здание было сломано в 1929 году.) Однако маленькая часовня стала со временем тесной для всех желающих приложиться к святыням. Уже в 1879 году стали думать о построении новой.

      И в 1880 году брат настоятеля афонского Пантелеимоновского монастыря, потомственный почетный гражданин Иван Сушкин подарил для нее монастырю участок своей земли на Никольской улице ближе к Владимирским воротам. Спустя год началось строительство новой часовни во имя святого Пантелеимона, на многочисленные пожертвования москвичей. Возводил ее знаменитый архитектор А. Каминский, зять братьев Третьяковых, автор соседней арки Третьяковского проезда. В ознаменование продолжения традиции он оригинально воспроизвел на фасаде своего здания облик фасада старой Афонской часовни.

      Сооружение оказалось очень необычным для Москвы, поскольку часовня снаружи имела вид огромного, величественного храма, большой высоты и внушительных размеров. Теперь она могла принять в себя множество молящихся, притекавших к ней и целый день толпящихся в очереди у часовни. Было и другое, сугубо архитектурное решение зодчего создать на Никольской улице новую высотную доминанту, образованную церковным зданием: в продолжение исторической традиции застройки этой местности, где возвышались колокольни и церкви Богоявленского, Заиконоспасского и Никольского монастырей. Теперь и новая грандиозная часовня довлела не только над одной Никольской, но и над всем Китай-городом, крупнейшим деловым центром Москвы, в котором уже строились высокие «светские» здания коммерческих банков, страховых компаний,  акционерных обществ.  

     Пантелеймонова часовня и часть Китайгородской стены. Пантелеимонова часовня, одна из красивейших и самая крупная в Москве, была снесена вместе с Китайгородской стеной в 1934 году. Сейчас на месте часовни располагается торговый центр «Наутилус».

В июне 1883 года состоялось освящение новой московской часовни, приписанной к Богоявленскому монастырю, и афонские святыни были с благоговением перенесены в нее. Она считалась одной из самой богатых реликвиями в Москве: здесь были чудотворный образ Спасителя, иконы Богоматери «Скоропослушница» и Иверская, святого великомученика Пантелеимона, ковчег со святыми мощами.

      Праздник святого Пантелеимона был московским торжеством. Каждый год 27 июля (9 августа) крестный ход отправлялся из часовни к Богоявленскому монастырю. Богомольцами была запружена Никольская, и чтобы все молящиеся могли поклониться и приложиться к чудотворным иконам, образы выносили в этот день на улицу и ставили под особый шатер.

      В обычные же дни православные москвичи ходили в Пантелеимоновскую часовню за освященным, целебным лампадным маслом.

«На каторжные клейма,

На всякую болесть

Младенец Пантелеймон

У нас целитель есть», -

писала о часовне Марина Цветаева.

     Ходили сюда и за благодатной духовной помощью к знаменитому пастырю, настоятелю часовни, иеросхимонаху Аристоклию Афонскому. Он не только духовно окормлял свою паству, но и помогал неимущим материально, доставал средства на обучение детей из бедных семей, выдавал невест замуж, принимая пожертвования, тут же передавал их беднякам...

      Со всей России собирались паломники в Пантелеимоновскую часовню. Больные слепотой, эпилепсией, одержимостью, психическими расстройствами, телесными немощами и увечьями чаяли найти себе здесь исцеления и находили его. И после революции икона святого Пантелеимона источала особенную благодатную силу, словно утверждая веру истинную в безбожные времена.

      В 1927 году незадолго до закрытия часовни здесь совершилось чудесное исцеление от рака больного иудея Григория Кальмановича, и это чудо привело его к уверованию во Христа и принятию Святого Крещения. Болезнь находилась уже в той стадии, что врачи сочли лечение бесполезным, и определили срок оставшейся ему жизни в две недели. По пути из клиники Кальманович ехал мимо часовни и вдруг испытал неимоверное желание зайти в нее. Жена отговаривала, что это христианский храм, но он все же зашел в часовню. Там шел молебен. Больной опустился на колени перед образом целителя и в слезах простоял всю службу, а потом с трепетом приложился к иконе и испытал неимоверное облегчение - его отпустила боль, и он почувствовал себя здоровым. Когда его вновь осмотрели врачи, то не нашли никаких следов заболевания. Не сказав ни слова о своей молитве, исцелившийся вернулся домой и немедленно отправился в местный храм, где поведал эту историю священнику - и с радостью принял христианскую веру.

 
 

      После революции власти запретили выносить чудотворный образ святого Пантелеимона на улицу в праздники. Часовня была закрыта в 1932 году и спустя два года сломана вместе с крепостной стеной Китай-города, но Милость Божия сохранила для Москвы почти все ее святыни. Чудотворный образ Спасителя находится в храме святых Флора и Лавра на Зацепе, икону Богоматери «Скоропослушница» передали в храм святителя Николая Чудотворца в Кленниках на Маросейке, Иверскую - в Знаменскую церковь в Переяславской слободе (около м. «Рижская»). Чудотворный образ самого святого великомученика Пантелеимона и ковчег со святыми мощами из его часовни находится ныне в знаменитом Воскресенском храме в Сокольниках. Так бесценная московская святыня, к великому счастью, не оказалась утраченной, подытоживает Е.Лебедева.

 

***

 Фрагмент восстановленного здания Афонского подворья на Б. Полянке

В 1888 году на подворье начал издаваться журнал «Душеполезный Собеседник», рассказывающий о жизни русских монахов и афонских подвижников на Святой Горе, о чудотворных иконах в монастырях. Благодаря усердию настоятеля подворья Афон становился для России идеалом духовной жизни. Увеличивался поток паломников на Святую Гору, многие оставались там навсегда. Число русских святогорцев быстро росло, на стыке XIX и XX столетий их насчитывалось до 6000 человек на всем Афоне. В одном только Пантелеимоновом монастыре их было около 2000. На Афон потекли щедрые пожертвования из России. Обители и другие строения, принадлежащие русским, стали благоустраиваться.

                                     «ГОСПОДЬ  ЗНАЕТ, КОМУ  ЧТО  НУЖНО»

      Отец Аристоклий имел большую паству и много духовных чад, благодаря которым до нас дошли сведения о его чудотворениях. Вот один из случаев. Тяжело заболела духовная дочь старца - парализовало ноги. Отец Аристоклий пришел утешить ее и, когда уходил, сказал: «Чадушко мое любимое, не унывай, а молись и благодари Господа. Я вот пойду, и, когда буду выходить, ты подойди к окошку и помаши мне ручкой, а я помашу тебе». Больная смутилась: «Батюшка, я же не могу встать...» Старец улыбнулся: «Ничего-ничего. Помаши». Когда отец Аристоклий вышел за дверь, женщина почувствовала силу в ногах и встала. Подошла к окну и увидела батюшку, который помахал ей рукой, а она в ответ ему.

            Еще одно удивительное чудо произошло со слепорожденным мальчиком. По совету местных врачей молодая мама привезла его в Москву. Когда сделали снимок глаз и назначили день операции, она очень волновалась, не решаясь на такой важный шаг. Проходя мимо Пантелеимоновой часовни, она увидела множество различного люда и узнала о старце Аристоклии. На следующий день привезла сюда сына. Старец крестообразно помазал мальчику глаза маслом из лампадки от иконы «Скоропослушница». А потом спросил у женщины: «У тебя муж-то кто?». Не получив ответа, произнес: «Сам сатана!» И тут женщина со слезами рассказала, как муж накануне великих праздников делается как зверь, бьет ее, и она убегает с сыном к матери. А на другой день супруг становится тихим, добрым, и она возвращается.   

      Выслушав женщину, батюшка посоветовал операцию не делать, а все дни, пока она в Москве, приходить в часовню с мальчиком на молебен. «А на будущий год опять приезжай с сыном ко мне... А потом приедешь с мужем», - сказал он.

      На следующий год она приехала к батюшке одна с сыном, как он ей и велел. Прожила она в Москве несколько месяцев и ежедневно приходила в часовню на молебен, а батюшка каждый раз делал крестообразно помазание глаз мальчику. Перед ее отъездом домой батюшка помазал глаза мальчику и, благословив его, сказал: «Господь знает, кому что нужно».

      И вот эта женщина приехала к нему с мужем и мальчиком, не слепым, но уже с открытыми голубыми глазами. А когда ее одержимого мужа подводили к батюшке несколько мужчин, он подпрыгивал так высоко и с криком падал на пол, так что было страшно на него смотреть. Если бы не молитва батюшки, то он, наверное, не остался бы в живых. Последний раз подпрыгнув, он упал и лежал как мертвый. Долго не приходил он в чувство, но потом вскочил, бросился к батюшке в ноги и зарыдал. Старец Аристоклий исцелил и его.

      Примечательно, что когда мальчику в больнице сделали вторичный снимок здоровых глаз, на нем проявились кресты от помазания маслом.

     Женщина рассказывала о чудном прозрении сына так. «Рано утром я, как всегда, читала акафист иконе Божией Матери «Скоропослушница», а затем стала читать акафист великомученику Пантелеимону и вдруг слышу: «Мама, мама, подойди ко мне скорее!». Бегу к сыну, и что же! Мальчик-то мой сидит на кроватке, а глазки-то открыты, и смотрит на меня и говорит: «Мама, я тебя вижу, мам, я вижу тебя!» И вот мы все вместе приехали к вам».

***

 

      В 1894 году на старца Аристоклия поступил ложный донос, касающийся финансов. И это на человека, который помогал неимущим, доставал средства на обучение детей из бедных семей, отдавал пожертвования беднякам. Пришлось покинуть Москву и вернуться на Афон.     

      И в обители его назначили не кем-нибудь, а казначеем и духовником Пантелеимонова монастыря. Трижды, в феврале 1896-го, мае 1905-го и мае 1909 г. Аристоклий выдвигался Собором Старцев кандидатом при выборах наместника игуменам Андрею, Нифонту и Мисаилу, но жребий трижды миновал его. По воле Божией Матери ему был уготован иной жребий.

      Пятнадцать лет духовные чада старца посылали письма в Синод и на Афон, в которых умоляли вернуть им любимого пастыря. Наконец собор старцев Свято-Пантелеимонова монастыря вновь назначил о. Аристоклия настоятелем подворья Афонского Свято-Пантелеимонова монастыря в Москве.

       В семидесятилетнем возрасте о.Аристоклию предстояло вернуться обратно в Россию, и с 29 ноября 1909 года он пребывает в Москве. По возвращению старца тысячи людей вновь стали приходить на подворье.

     К тому времени он страдал от многочисленных болезней и нуждался в преданном ему помощнике. В последние годы своего пребывания в обители старец сблизился с послушником Ипатием Ставровым. По просьбе старца Аристоклия послушника Ипатия постригли в монахи с именем Исаия, рукоположили и благословили помогать ему в Москве. Отец Исаия (будущий знаменитый старец Исаия) стал не только келейником старца, но и секретарем, незаменимым помощником во всех делах подворья.

    Неся послушание на посту настоятеля Афонского подворья в Москве, о. Аристоклий имел постоянную переписку со старцами Свято-Пантелеимоновой обители на Афоне. Эти письма и по сей день хранятся в архиве монастыря. Поразительно, как скрупулезно и тщательно отчитывался он о происходящем на подворье. Он даже придумал специальный бланк, который был разделен на семь частей соответственно каждому дню недели, и вписывал в них все происшедшие в этот день события. В конце недели бланк отсылался на Афон. Таким образом, все его отчеты составляют более двух тысяч страниц.    

        Преподобный Аристоклий внес большой вклад в строительство Афонского подворья на Большой Полянке. Оно размещалось в небольшой городской усадьбе на Большой Полянке - ее в сентябре 1879 года подарила монастырю известная благотворительница Акилина Алексеевна Смирнова.

      При его участии здесь были построены два трехэтажных здания. В одном разместилась библиотека, в другом - богоугодные заведения. На верхнем этаже была устроена домовая церковь в честь иконы Божией Матери «Скоропослушница», которую старец очень почитал и много перед ней молился. Церковь была освящена Святейшим Патриархом Тихоном (Белавиным) 30 сентября 1918 года, уже после смерти старца. На том же этаже находилась и келия иеросхимонаха Аристоклия, где он принимал посетителей - в день не одну сотню человек. Он был опытным старцем, обладавшим дарами прозорливости, исцеления и чудотворения. Никогда его не видели гневающимся. Он излучал тихую радость.

 

***

    Как только старец вернулся, тысячи людей опять стали приходить к нему. Из воспоминаний монахини Евфимии:

     - У мамаши моей очень болела рука уже несколько лет. И каких только лекарств мы ни испробовали, и к каким докторам ни обращались, но боль не унималась. Я говорю раз: "Поедем к старцу, он поможет".

      Поехали утром. Старец был не совсем здоров и находился в келье. Он с такой любовью принял нас! А сам как-то все улыбался, сидел он не на своем месте, а как бы кого дожидаясь. Благословил нас и стал разговаривать. Взял руку, стал ее тереть. Я сняла с нее кофту, он все продолжал тереть руку, а сам улыбался, точно для нас у него было нечто утешительное, и он не мог от удовольствия не улыбаться. Потом оставил матушкину руку, дал просфорочку, помазал маслом и так, радуясь, отпустил. С тех пор болей не было. Думаю, мой старец и радовался, зная, что за его молитвы Господь исцелил мою мамашу.

      А как батюшка утешал меня своими беседами! Бывало, скажет: "Ах, чадо мое возлюбленное, если бы ты знала, как хочется мне спасти вас! Все бы претерпел ради вас, пусть Господь вас спасет! Только бы вас к Нему привести! Только бы вы спаслись, нет у меня большей заботы, как только привести вас ко Господу, и нет серьезнее дела на земле, как спасение души..." Батюшка всегда радовался, когда видел усердие наше, детей духовных, друг ко другу или к другим. У него была необычайная благодарность за малейшее участие со стороны другого. Удивительно он любил детей. И всегда - всегда его окружали дети, были такие приверженные к нему, что никак не хотели уходить от своего батюшки...

      Бывало, старец идет из кельи двором, а уж народ его ожидает, он всех благословит, затем ему подадут ящик небольшой с кормом для голубей, и батюшка с молитвой им насыплет и благословит. И так каждое утро, а голуби - где только не усядутся, дожидаясь его. Потом старец входил черным ходом, и дети его уже ждали вместе со старшими, с парадного же впускались только взрослые. Сперва он принимал всех с детьми, а потом шел в большую комнату, всю заставленную иконами, наподобие часовни, для общего благословения. Батюшка изнемогал от народа, бывали дни, когда он принимал не одну тысячу человек.

***

      Старец Исаия был очевидцем воскрешения по молитвам старца Аристоклия мертвой девочки, об этом он сам рассказал после смерти Аристоклия старцу Даниилу из Донского монастыря. Однажды к старцу Аристоклию пришла женщина, неся на руках мертвую девочку. Она рассказала, что приехали они из Рязани, так как были наслышаны о чудесах старца. Она везла ему свою больную доченьку в надежде, что батюшка исцелит ее. Но в дороге девочка скончалась. И теперь мать умоляла старца оживить дитя. Она не сомневалась в силе молитвенного предстательства старца пред Господом и с верою ждала от батюшки чуда. И чудо свершилось: по молитвам старца Аристоклия девочка ожила и исцелилась от болезни. Мать прижимала к себе ожившую дочку и не могла найти слов благодарности, а лишь повторяла: "Дай Бог вам здоровья, батюшка, дай Бог вам здоровья!"

***

      Одна из духовных чад батюшки работала в гостинице и здесь обратила внимание на печальную красивую молодую барышню, которая всегда была в черном. Однажды горничная спросила, что томит женщину. Красавица поведала ей о своей прежней счастливой жизни с любимым мужем, генералом царской армии, который погиб на фронте. В двадцать лет она овдовела и никак не может забыть мужа. Горничная предложила Софье Николаевне обратиться за советом к старцу Аристоклию. Барышня отнеслась к этому скептически, но неожиданно согласилась, заявив: «Хорошо! Если он такой волшебник, то пусть узнает, что я вдова».                                                  

На встречу Софья вырядилась как на бал - шикарное платье, бриллианты, шляпа. В храме батюшка помазывал верующих елеем, очередь была большая, и барышне это наскучило, она собралась уходить. И тут старец воскликнул: «Кто ко мне пришел-то! Софиюшка! Вдовица!» Барышня вздрогнула, упала на  колени и, рыдая, ползком  направилась к старцу, ничего не замечая вокруг.

Старец Аристоклий в своей келье на Б.Полянке

 

Батюшка поднял ее, благословил и помазал елеем. Софья Николаевна рассказала ему все о своей жизни. Старец пристально посмотрел ей в глаза и сказал: «Софиюшка, вот что я тебе скажу: все, что имеешь, раздай нищим и убогим. Оставь себе пару верхней и нижней одежды и иди в храм мученика Никиты. Убирай его даром, денег не бери... А вот когда будешь в тюрьме, помолись за меня, а я за тебя помолюсь».

      Эта встреча так преобразила Софью Николаевну, что она в точности исполнила наказ старца. Все раздала, пошла мыть полы, денег не брала, жила на подаяние, ходила в рваных валенках. После революции кто-то донес на бывшую барыню, и ее посадили в тюрьму. Несколько раз ее выпускали и сажали вновь. Так в тюрьме она и скончалась.

***

      В последние годы жизни у отца Аристоклия обострились хронические заболевания, он страдал водянкой и болезнью ног, но несмотря на это, продолжал принимать людей. Как и  его небесный покровитель Аристоклий Саламинский, которого облистал Божественный свет, и Господь велел нести свой крест до конца. Вокруг кипела новая, растревоженная революцией жизнь, нарастали нападки на Церковь и священнослужителей, недавно была расстреляна царская семья... В тяжелое смутное время по молитвам старца люди спасались от голодной смерти, выходили из тюрьмы, избегали расстрела. Благодаря ему, многие неверующие обратились к Богу.

      Преподобный Аристоклий блаженно скончался 24 августа (6 сентября) 1918 года в своей келье на Полянке, в двенадцатом часу ночи. Последний раз обратив свой молитвенный взор на горячо чтимую им икону «Скоропослушницы», он трижды истово перекрестился большим крестом и тихо предал свою душу в руце Божии.  

      Утром к келии стали стекаться массы людей, почитавших старца, хотя официально о смерти объявлено не было из-за большевиков. Все московские монастыри предлагали похоронить отца Аристоклия у себя на кладбище. Однако монахи подворья решили, что он должен остаться на Полянке.

     «Пока хлопотали о разрешении, - писал в письме архимандриту Кирику монах Иларион (преемник отца Аристоклия), - тело старца находилось в храме четыре дня, и в это время что творилось возле гроба, даже и трудно описать: море слез было вылито его духовными чадами и почитателями; тут были люди всяких званий и рангов, и каждый изливал пред его прахом свою скорбь. Да, все имели к нему... большую любовь и веру».

      Отпевали старца Аристоклия три московских владыки: епископ Арсений (Жадановский), епископ Трифон (Туркестанов) и архиепископ Можайский Иоасаф (Каллистов), настоятель Богоявленского монастыря, исполнявший в то время обязанности митрополита Московского.

    Первоначально старец Аристоклий был похоронен в мраморном склепе усыпальницы подворья. Однако после революции все монастырские владения подлежали большевистской национализации, а домовые церкви - ликвидации. На подворье начались обыски, аресты, конфискации. В январе 1919 года большевиками был арестован настоятель Пантелеимоновой часовни иеромонах Макарий, а в 1921 году - иеромонах Феофан... Поэтому духовные чада старца в 1922 году приняли решение о его перезахоронении. Хоронили тихо, чтобы не привлекать внимания советских властей. Монахи вынесли гроб с нетленным телом иеросхимонаха Аристоклия из усыпальницы, погрузили на телегу и повезли на Даниловское кладбище (о чем святой предсказывал еще до своей кончины). Очевидцы рассказывали, что голуби, которых старец при жизни любил кормить, слетелись со всех сторон и, кружась, образовали в небе живой крест. До самой могилы живой голубиный крест сопровождал старца...

       Но и на кладбищах было неспокойно, особо рьяные комсомольцы разоряли могилы священников. Поэтому отца Аристоклия похоронили в стороне от места, где был установлен крест. Это выяснилось не так давно, в 2004 году, когда монахи Афонского подворья приступили к обретению его святых мощей.

                                                        ЖИЗНЬ  ПОСЛЕ  СМЕРТИ

         

     После смерти старца чудеса продолжались. По молитвам к нему люди спасались от голода и даже от самой смерти. Есть совершенно уникальный случай, который произошел во время Великой Отечественной войны, о нем рассказала раба Божия Мария. В 1941 году ее послали копать траншеи недалеко от Даниловского кладбища. Во время перерыва одна работница предложила сходить на кладбище к отцу Аристоклию: «Пойдем поклонимся его могилке, он помолится за нас». Мария и некоторые другие согласились и позвали еще женщин, но те были неверующими, они начали ругаться и непристойно отзываться о старце. Православные ушли, помолились на могилке у батюшки, приложились к ней и вернулись обратно. И что же они увидели? Во время авиационного налета немцы сбросили бомбу - взрывной волной и осколками убило тех, кто хулил старца...

***

       И еще одна  история... Умерла одна из духовных дочерей старца Аристоклия - Евдокия. Ее сестра очень желала похоронить родственницу на Даниловском кладбище, поближе к старцу. В то время хоронили только по месту жительства, а жили они в Новогирееве, которое не было еще Москвой. Однако гроб привезли на Даниловское кладбище. Естественно, администрация отказала наотрез - нет прописки. Что делать? Уже вечер, машина уехала, гроб стоит на земле. Пошли на могилку к старцу и начали молиться: «Батюшка, приехало твое духовное чадо, Евдокия. Определи ей место, где ее положить». Не прошло и получаса, как подошли работники кладбища и спросили: «Ну, показывайте, где вам вырыть могилу?». И оказалась Евдокия рядом со своим духовным отцом, около Никольской часовни.

                                              ЖИВОЙ  ОБРАЗ  СВЯТОСТИ

   5 февраля 2001 года Синодальная комиссия по канонизации святых опубликовала постановление, согласно которому ее члены, «учитывая праведное житие подвижника, чудеса, явленные по его молитвам при жизни и после смерти, сложившееся почитание в Московской епархии, не нашли препятствий для прославления иеросхимонаха Аристоклия в лике преподобных, как местночтимого святого Московской епархии».  Это постановление послужило импульсом к обретению мощей старца, которое произошло в 2004 году.

     Святейший Патриарх Алексий II 6 сентября во время Богослужения в Успенском соборе Кремля объявил о канонизации московского старца Аристоклия (Амвросиева), последнего до периода гонений на Церковь настоятеля Афонского подворья. "Мы прославили в лике московских святых еще одного подвижника, который поддерживал и укреплял людей в трудные предреволюционные годы", - сказал Святейший Патриарх. Говоря о старце, Его Святейшество отметил, что он был одним из тех, кто "возлюбил страдающий мир как своего ближнего и как самого себя", и "тысячи людей устремлялись к нему, видя в нем живой образ святости".

    Образ Божией Матери «Скоропослушница», келейная икона старца Аристоклия, прибыла на Афонское подворье с Маросейки одновременно с мощами прославленного батюшки.

Настоятель Афонского подворья, которое находится ныне на Гончарной улице, игумен Никон (Смирнов) рассказал, что канонизация была назначена на другой день, но была перенесена именно на 6 сентября - день блаженной смерти старца. И это не случайно, как и то, что в тот же год на подворье пришла женщина и предложила купить (она очень нуждалась в средствах) икону святого великомученика Пантелеимона с автографом отца Аристоклия на обороте. Ныне этот образ находится в храме великомученика Никиты на Афонском подворье напротив раки с мощами святого Аристоклия. Рядом с ней икона Божией Матери «Скоропослушница», келейный образ старца, перед которым он в последний раз перекрестился и испустил дух.   

      Игумен Никон рассказал, что эта икона долгое время находилась в Никольском храме на Маросейке, там, где почивают мощи московского старца Алексия Мечева. Отец Никон просил у настоятеля храма отдать эту икону на подворье, на что тот отвечал: «Вот когда понесут мощи святого Аристоклия на подворье, тогда и отдадим».

      И вот в 2004 году по Москве идет огромный крестный ход, переносят мощи святого Аристоклия на Афонское подворье. У ворот крестный ход сливается с другим крестным ходом - из храма на Маросейке несут икону «Скоропослушница»! Удивлению игумена не было конца, он уже успел забыть о бывшем разговоре.

      Сейчас «Скоропослушница» вновь рядом со старцем в Ольгинском приделе Никитского храма. Любой человек может прийти сюда и помолиться перед образом, к которому обращал свои прошения о других людях святой московский старец Аристоклий.

    В 2016-м году Архиерейский Собор РПЦ благословил общецерковное почитание преподобного Аристоклия Московского, включив его имя в молитвослов Русской Православной Церкви. День памяти 6 сентября (24 августа ст.ст.).

Рака с мощами преподобного Аристоклия пребывает в Ольгинском приделе храма святого великомученика Никиты на Швивой горке.

 

Келейная икона иеросхимонаха Аристоклия «Скоропослушница» и образ св. Пантелеймона с автографом старца. Фото Олега Серебрянского («Православный Паломник»).

 

ПО МОЛИТВАМ СТАРЦА АРИСТОКЛИЯ

 

       Одним  из духовных чад старца стал будущий священномученик ИОНА (Санков),(1879-1938), память 21 июня, в Соборе новомучеников и исповедников Российских, в Соборе новомучеников, в Бутове пострадавших, и в Соборе Московских святых.  Постриженник Пантелеимонова монастыря на Афоне. Послушание отец Иона проходил в канцелярии монастыря, а 1 марта 1914 года был направлен на афонское подворье в Константинополе, где прослужил до начала Первой мировой войны, исполняя также череду священнослужения в церкви при Российском консульстве...14 октября 1914 года он приехал в Россию. Зарегистрировавшись 25 октября на Одесском подворье Свято-Пантелеимонова монастыря, поехал в Ново-Афонский Симоно-Кананитский монастырь, затем перебрался в Москву.Старец Аристоклий не благословил отца Иону возвращаться на Афон; велел ехать в Одессу и вообще служить на Родине, где определят. И еще советовал никогда не вмешиваться в смуту политики. На афонском Пантелеимоновом подворье в Одессе отец Иона прослужил до самого его закрытия в 1923 году...24 февраля 1938 года иеромонах Иона (Санков) был арестован по обвинению в «контрреволюционной агитации», а 4 июля 1938 года  был расстрелян на Бутовском стрелковом полигоне НКВД, где и  погребен в общей могиле.

Моли Бога о нас, священномученик Иона...

 

                       КАК  ПРЯТАЛИ  ИКОНЫ, ДАРОВАННЫЕ   АРИСТОКЛИЕМ


О малоизвестных страницах истории Троице-Сергиевой Лавры рассказал несколько лет назад протоиерей Павел Недосекин

    «...В послереволюционные годы братия Троице-Сергиевой Лавры понимала, что в эпоху грядущих на Церковь гонений монастырь не избежит закрытия и, подобно многим обителям Русской Православной Церкви, подвергнется разграблению и опустошению. Чтобы как-то сохранить лаврские святыни, в Сергиевом Посаде на преданных Церкви прихожан было приобретено несколько частных домов, которые становились, по сути, подворьями Лавры и предназначались для хранения лаврских святынь и пребывания изгнанной из обители братии...

Одной из таких близких к Лавре прихожанок была тетка моей мамы, постриженица Переславльского Феодоровского женского монастыря монахиня Евфросиния (Баранова) (1892-1974)...  Когда Фросе, будущей монахине Евфросинии, исполнилось 17 лет, с ней случилось несчастье. Она ходила за лошадью и боронила поле. На ногах были лапти, которые прорвались и сильно натерли ногу. Вскоре выяснилось, что в открытую рану в ногу вошел волосатик. Он стал разрушать кости. К сельской работе хромая Фрося оказалась не пригодна. Ей посоветовали переселиться в Сергиев Посад и устроиться работать на одну из городских фабрик.

      Здесь Фрося стала часто ходить в Лавру. Однажды - по ее словам, это было в 1910 году, - придя в Троицкий собор, она, приложившись к мощам Преподобного, стояла в уголке и молилась. Вдруг к ней подошел тогда еще не знакомый ей архимандрит Аристоклий, ныне прославленный в лике святых московский старец, наклонился и тихо на ухо сказал: «Чадушка, хочешь, я тебя исцелю?» На это Фрося ответила: «Пусть будет надо мной воля Божия. Главное - хочу спасения». Архимандрит Аристоклий все последние годы своей жизни был ее духовником.

    За два-три года до смерти он благословил Фросю на монашеский постриг и предложил вступить в сестричество Переславльского Феодоровского женского монастыря. При постриге менять ей имя не стали, но сохранили прежнее, назвав в честь преподобной Евфросинии, великой княгини Московской, супруги благоверного князя Димитрия Донского...» После скитаний, вызванных революционными событиями, монахиня Евфросиния опять вернулась в Сергиев Посад, называемый теперь Загорском. К этому времени ее духовник архимандрит Аристоклий уже умер, и она стала окормляться у духовника Московской академии игумена Ипполита (Яковлева). Последний посоветовал ей прописаться в Загорске и купить дом. Лавра формально считалась уже закрытой, но богослужения еще шли и сохранялись лаврские скиты Черниговский и Гефсиманский. От Лавры для покупки дома ей даже добавили определенную сумму денег. Обитель, таким образом, приобрела себе надежного и преданного владельца недвижимости по адресу: улица Кирова (бывшая Дмитровская), дом 76. Поселились в нем две бывшие насельницы закрытого в Переславле Феодоровского монастыря: монахиня Евфросиния и инокиня Пелагия. Дом был пятистенком, жили они в двух кельях; в доме был еще зал и терраса...Как только нависла угроза окончательного закрытия Лавры, братия перевезла в дом к монахиням выносимый на Воздвижение деревянный крест с изображением Распятого Христа (сейчас он находится в лаврской надвратной Предтеченской церкви), а также большой образ Божией Матери «Достойно есть», который привез со святой Афонской Горы архимандрит Аристоклий...Другую икону отца Аристоклия - «Скоропослушница», - также привезенную с Афона, братия передала в дом преданной Лавре христианке Марии Михайловне Желудковой, жившей около вокзала, на Вознесенской улице. Сейчас этот образ находится в Никольском храме города Пушкина, куда передал его ее внук Константин Желудков...После закрытия Лавры знающие люди приходили на улицу Кирова, 76, где тайно совершались Божественные Литургии. Для этого был освобожден зал дома...Потом наступили годы хрущевских гонений на Церковь...» Но прищло время, когда «отец принял решение вернуть иконы в Лавру. Братия, пришедшая в обитель после ее открытия, ничего не знала о хранившихся по посадским домам святынях. Отец рассказал о находящихся в его доме иконах своему другу, лаврскому иконописцу отцу Николаю, будущему архимандриту. Тот передал всё наместнику. Был подготовлен транспорт, который и перевез иконы в монастырь. В частности, была возвращена привезенная архимандритом Аристоклием с Афона икона Божией Матери «Достойно есть». Ее сейчас можно видеть стоящей в кивоте у правой стены в Трапезном храме между иконостасом и хором, рядом с иконой святителя Николая. К другой иконе отца Аристоклия - «Скоропослушнице», - находящейся в доме на улице Вознесенской, знавшая лаврская братия ходила, чтобы прочитать акафист или отслужить молебен, вплоть до начала 1990-х годов. Потом эта икона была передана в храм города Пушкин». (См. «Обретенная святыня»)

 

                                БЛАГОСЛОВИЛА  МАТУШКА   ВАРВАРА

Елеонская игумения Моисея (Бубнова) делится воспоминаниями о людях высокой жизни, которых знала, в том числе о духовной дочери старца Аристоклия Варваре (Цветковой)

 

 

 «...Детство мое прошло в Бельгии, в Брюсселе. Я десять лет жила при владыке Иоанне владыке Иоанне Шанхайском. Когда приехал в Брюссель, мы были дети еще: нам было по 10-12 лет.

На Святую Землю я попала как будто бы случайно. Но ведь не бывает ничего случайного. В 1974 году я хотела поехать в Россию, но мне отказали в визе. А наш батюшка, отец Димитрий Хвостов, как раз организовывал паломничество в Святую Землю, и его дочка предложила поехать и мне, чтобы помогать батюшке. Я согласилась. Я вернулась на Святую Землю в следующем году, на Пасху... Матушка Варвара (Цветкова) тогда лежала в больнице... Она уже старенькая была. Это был такой интересный человек! Она знала отца Иоанна Кронштадтского - она, маленькая, сиживала у него на коленках, когда он приходил к ним домой; она знала Елисавету Феодоровну; она знала царскую семью... Ее духовником был старец Аристоклий, которого сейчас прославили, и он ей предсказал - ей было 17 лет тогда, - что она будет игуменией на таком месте! Ее духовниками были и владыка Арсений (Жадановский), и владыка Серафим (Звездинский). Она так много рассказывала о них... Так вот, матушка Варвара тогда болела, и с ней в больнице была ее старшая келейница. А за 20 дней до моего приезда умерла письмоводительница. Все дела были оставлены на вторую келейницу матушки Варвары, а тут еще надо и на письма отвечать. Вот она меня и спрашивает: «Ты умеешь писать письма по-русски?» «Да, умею», - отвечаю. «Помоги мне», - просит. И мы начали писать письма. Когда она увидела, что я могу 40 писем в один день написать - ответить людям, то и говорит: «Что ты теряешь время в миру? Что ты там делаешь?» «Как что, - отвечаю, - я работаю, в церковь хожу...» Она опять: «Что ты там теряешь время? Ты же наша! Приходи к нам...» И вдруг меня стукнуло: «Действительно, а что там, в миру? Работать, чтобы кушать и спать?» И на третий день я уже решила: «А почему нет? Поступаю в монастырь. Мне здесь нравится - все нравится». Пошла я в больницу к матушке Варваре, она обрадовалась, говорит: «Наконец молодая русская!» Тогда в основном арабки поступали, из эмиграции уже никто не приходил...

 
 

Матушка Варвара благословила, но мне хотелось еще какой-то знак получить, что монастырь - это для меня. Я ведь не думала до этого о монастыре, хотя с малых лет всегда была при Церкви. Читала, пела с 9 лет на клиросе. Мне даже владыка Антоний Женевский говорил: «Ты монашка, ты даже будешь игуменией»... А мы смеялись всегда, когда он такое говорил. Но это не доходило ни до моего ума, ни до сердца.

   И вот я решила тогда пойти на Благодатный огонь. Я думала: «Помолюсь у Гроба Господня и буду ждать какого-нибудь знака от Бога». Пришла. И не знаю, куда смотреть. Сосредоточилась на Кувуклии. И вдруг, когда замирание, тишина, патриарх вошел уже туда, - и вдруг я вижу: на моих глазах сама зажигается лампадка на Кувуклии! Я как закричу: «Смотри, смотри: лампадка зажглась!» И подумала: «Все! Я получила знак от Бога! Благословение есть. Поступаю в монастырь».

     Я поступила в монастырь 29 декабря 1975 года. И тогда же дала себе обет: никогда не уходить из монастыря, разве что будет какая-то ересь или что-то страшное произойдет. И это мне очень помогло в моей жизни, потому что это первая мысль, которая приходит, когда какое-то искушение: «Уйду!» А я каждый раз вспоминала свой обет, и это мне помогало» (записал А.Поспелов).

                                 У  БОГА  ВЕСЫ  ТОЧНЫЕ

 

Именно матушка Варвара (Цветкова) донесла до нас и пророчества великого старца Аристоклия 

Она родилась 2 января 1889 г. в семье товарища Московского купеческого банка, церковно-общественного деятеля и благотворителя Николая Алексеевича Цветкова и Лидии Александровны (урожденной Трубниковой). До революции проживала в Москве. Будучи маленькой девочкой сидела на коленях святого Иоанна Кронштадтского. В юности у нее были известные духовные руководители: будущие  Серафим (Звездинский), настоятель Афонского подворья Свято-Пантелеимонова монастыря в Москве старец иеросхимонах Аристоклий (Амвросиев). В 1922 году семья Цветковых была  Ниццу. В 1929 году В.Н. Цветкова прибыла в Иерусалим, где поступила в монастырь св. Марии Магдалины в Гефсимании (Гефсиманская обитель) в юрисдикции Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) (по другим сведениям, сначала подвизалась в Елеонской обители). Исполняла послушание заведующей Гефсиманским садом. В 1934 году пострижена в мантию. По пострижении в мантию долгое время являлась хранительницей усыпальницы великой княгини Елисаветы Федоровны и ее келейницы Варвары. Помощница настоятельницы Гефсиманской женской обители в Иерусалиме игумении Марии (Робинсон) (+1969). С 1968 по 1983 гг. игумения, настоятельница Гефсиманской женской обители и Вифанской общины Воскресения Христова в Иерусалиме. Скончалась в 1983 г. 

(На снимке: матушка Варвара,1948 год, Гефсимания).

***

   

     Из воспоминаний Матушки Варвары (Цветковой): "По молитвам афонского старца Божия Аристоклия в Пантелеймоновой часовне на Никольской совершалось много чудес, исцелений больных и несчастных одержимых. Батюшка принимал на Большой Полянке в Афонском подворье, бесконечных посетителей, жаждавших его духовных советов и руководства. Батюшка всегда утешал нас, молился и говорил, что будет. Однажды, когда и брат, и отец находились на Лубянке, и не было никакой надежды на то, что выйдут они оттуда живыми, и мне было невыносимо тяжело, батюшка вдруг весело сказал:

- А вы уедете в другие страны, и открыто.

Я просто оторопела:

- Да ведь нет никакой возможности!

- А вам будет.

    Говорил он об этом в 1918 году, незадолго до своей смерти, а случилось все по его слову в 1922 году: брат неожиданно и необъяснимо вышел из тюрьмы с предписанием высылки за границу, через несколько дней отца отпустили без всякой видимой причины, и нас отправили в Германию. Воистину это было для нас чудом. Дорогого батюшки с нами уже не было. Я часто с болью вспоминала, как за 10 дней до его кончины я была у него, и он как-то особенно тепло меня благословил: "Прощай, чадушко, прощай..."

     Помню, как-то в разговоре о судьбе России после революции, я ему сказала, что надеюсь на Белую Армию, которая тогда образовалась. "Нет, не надейся, - сказал батюшка, - потому что дух не тот". Спрашивала я его о войне, которая тогда еще не закончилась, а он ответил: "А еще и другая будет... И ты узнаешь о ней в той стране, где будешь тогда... Что оружие немецкое бряцает на границе России". Так и случилось, в Иерусалиме мы именно эти слова и прочитали. Конечно, по-английски.

      Батюшка дальше сказал так: "Только ты не радуйся еще. Многие русские подумают, что немцы избавят Россию от большевистской власти, но это не так. Немцы, правда, войдут в Россию и много что сделают, но они уйдут, так как еще не время будет спасения. Это будет потом, потом..."

    Помню, еще раньше он говорил, что я не доживу до этого времени. А Россия еще будет спасена. Много страданий, много мучений предстоит. Вся Россия сделается тюрьмой, говорил он, и надо будет умолять Господа о прощении. Каяться в грехах, и бояться творить и малейший грех. Надо всеми силами стараться творить добро, хотя бы самое малое: "Ведь и крыло мухи имеет вес, - говорил батюшка, - а у Бога весы точные. И когда малейшее на чаше добра перевесит, тогда и явит Бог милость Свою над Россией".

     Еще старец говорил: «Надо много и много перестрадать и глубоко каяться всем. Только покаяние через страдание спасет Россию. Вся Россия сделается тюрьмой, и надо много умолять Господа о прощении... Какой-то необычный взрыв будет, и явится Чудо Божие. И будет жизнь совсем другая на земле, но не очень долго».

***

   Есть еще несколько пророчеств старца Аристоклия, которые публикуются отдельно или в несколько измененном виде, приведем и эти тексты.

«...Сперва Бог отнимет всех вождей, чтобы только на Него взирали русские люди. Все бросят Россию, откажутся от нее другие державы, предоставив ее себе самой. Это чтобы на помощь Господню уповали русские люди. Услышите, что в других странах начнутся безпорядки и подобное тому, что и в России, и о войнах услышите и будут войны - вот, уже время близко. Но не бойтесь ничего. Господь будет являть Свою чудесную милость».

Преподобный Аристоклий Афонский.

  

«Батюшка тогда сказал, между прочим, что теперь начался суд Божий над живыми и не останется ни одной страны на земле, ни одного человека, которого это не коснется. Началось в России, а потом дальше. Ничего утешительного он не сказал, только все время мне говорил: Только не бойся ничего, не бойся. Господь будет являть Свою чудесную милость». Из воспоминаний игумении Гефсиманского Иерусалимского монастыря Варвары (Цветковой) от 19.03.1917 (Журнал «Православная Русь», 1969 № 1 (1991 №13 стр. 10)).

 

«Помню, еще раньше он говорил, что я не доживу до этого времени. А Россия еще будет спасена. Много страданий, много мучений предстоит. Вся Россия сделается тюрьмой, говорил он, и надо будет умолять Господа о прощении. Каяться в грехах, и бояться творить и малейший грех. Надо всеми силами стараться творить добро, хотя бы самое малое: «Ведь и крыло мухи имеет вес, - говорил батюшка, - а у Бога весы точные. И когда малейшее на чаше добра перевесит, тогда и явит Бог милость Свою над Россией». Из воспоминаний игумении Варвары (Цветковой) от 16.08.1918.

 

«Престарелая игуменья Варвара (Цветкова) в разговоре с нами паломниками в Гефсимании в 1973 году вспоминала еще предсказания Старца о том, что «возрождение в России начнется после большого взрыва около реки». После событий в связи с Чернобыльской катастрофой я вспомнил это предсказание Старца Аристоклия.
Епископ Александр (Милеант) (Светлана Девятова, «Православные старцы ХХ века»).

 

«Сейчас мы переживаем предантихристово время. Начался суд Божий над живыми и не останется ни одной страны на земле, ни одного человека, которого это не коснется. Началось с России, а потом дальше.

А Россия будет спасена. Много страдания, много мучения. Надо много и много перестрадать и глубоко каяться всем. Только покаяние через страдание спасет Россию. Вся Россия сделается тюрьмой, и надо много умолять Господа о прощении. Каяться в грехах и бояться творить и малейшие грехи, а стараться творить добро, хотя бы самое малое. Ведь и крыло мухи имеет вес, а у Бога весы точные. И когда малейшее на чаше добра перевесит, тогда явит Бог милость Свою над Россией...

Конец будет через Китай. Какой-то необычный взрыв будет, и явится чудо Божие. И будет жизнь совсем другая на земле, но не на очень долго. Крест Христов засияет над всем миром, потому что возвеличится наша Родина и будет, как маяк во тьме для всех». 

     (Фраза о том, что конец будет через Китай, считают дотошные исследователи, появилась позднее - в публикациях пророчеств старца Аристоклия, обнародованных  до 1994 года, о Китае нет ничего (хотя сегодня, с Северной Кореей и ее водородной бомбой - чего не подумаешь).

***

     Мне посчастливилось быть в середине 90-х на Святой Земле, в том числе и в нашем храме св. Марии Магдалины, где почивают мощи преподобномучениц великой княгини Елизаветы и инокини Варвары, и где еще недавно пребывала игумения Варвара (Цветкова), перенесшая столько русского горя, но сохранившая тихий Божий  свет в душе... Будто видя, как она поднимается по ступеням лестницы, ведущей в храм, ощущаешь живую связь и с ней, и со старцем Аристоклием через неё, эту непрерывную цепочку, которой все мы объединены, и особенно ясно понимаешь, что все святые Христовы, и небесные, и земные, знаемые и незнаемые, все они рядом... И все они молятся Богу за нас, и нас побуждают к тому же.

     И то, что обозначено в пророчествах святого старца Аристоклия, наверное, особенно относится к нам, живущим сегодня: воистину от каждого из нас зависит, куда наклонится мир и куда повлечет время. От каждого зависит, перевесит ли наше малейшее на чаше добра. Вот об этом бы помнить всегда.

 

  В публикации использованы материалы сайтов «Русский Афон», «Православный Паломник» и др.

 


РНЛ работает благодаря вашим пожертвованиям.


Форма для пожертвования QIWI:

Вам выставят счет на ваш номер телефона, оплатить его можно будет в ближайшем терминале QIWI, деньги с телефона автоматически сниматься не будут, читайте инструкцию!

Мобильный телефон (пример: 9057772233)
Сумма руб. коп.

Инструкция об оплате (откроется в новом окне)

Форма для пожертвования Яндекс.Деньги:

Другие способы помощи

Комментариев 0

Комментарии

Сортировать комментарии по дате / по голосам / по порядку

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи. Необходимо быть зарегистрированным и войти на сайт.

Введите здесь логин, полученный при регистрации
Введите пароль

Напомнить пароль
Зарегистрироваться

 

Другие статьи этого автора

все статьи автора

Другие статьи этого дня

Другие статьи по этой теме